Рецензия на фильм Резня от Юлия Попова

Carnage
Оценка фильма
9 из 10

Все цвета радуги

Что случится, если один одиннадцатилетний мальчик ненароком выбьет пару зубов другому? Физическая травма на всю жизнь? Надлом психического состояния? Отнюдь, нет. Казалось бы, вполне обыденная в школьном кругу ситуация. С кем не бывает. Однако, если в роли зачинщика драки сын легендарного Романа Полански, а все это лишь сцена из его недавнего фильма «Резня», поставленного по пьесе Ясмины Реза «Бог резни», то обстоятельства приобретают совсем непредсказуемый характер. Начинается интереснейшая игра слов, плавно перетекающая в игру на выживание. А главными действующими лицами выступают уже взрослые дяди и тети, родители беснующихся мальчишек, которые при столкновении характеров выдают что-то покруче, этакие большущие ребятишки с пылкими сердцами и бешеными глазами.

Будучи камерной трагикомедией картина сильно напоминает театральную постановку, в которой действие разворачивается в замкнутом пространстве с минимум действующих лиц и приспособлений, коим является квартира потерпевших. Тем яснее становятся образы персонажей, раскрытие которых полностью лежит на плечах актеров. Так что схалтурить и облажаться в данном случае нельзя не при каких обстоятельствах. Там, где в центре картины лежит изящество слова, а на каждый провоцирующий вопрос найдется колкий ответ, завязывается борьба не на жизнь, а на смерть. И совсем неважно, что слово «смерть» в данном случае носит всего лишь переносное значение. Слова, порой, бьют посильнее физического рукоприкладства. Именно так происходит и в фильме. А ведь все начиналось иначе — вежливое, дружелюбное общение вполне себе милых парочек. Но переломный момент был не за горами. В один миг вкусный пирог превратился в элемент борьбы. Или накануне выброшенный хомяк. Или… ах, да, выбитые зубы. Впрочем, неважно, с чего все началось.

Задействованные актеры прекрасны. Они справляются «на ура», и пусть женская половина местами переигрывает и заигрывается с эмоциями, а мужская, наоборот, чуточку не доигрывает, тем самым, не дотягивая до утонченного совершенства. Пусть и так. Да какое это имеет значение, когда на экране уже вовсю бушует ураган из прыткости и ловкости при увиливании от ответов и однокоренной «ответственности». Тогда, как словесные разбирательства плавно перетекают в ощутимые убытки от естественных процессов, а единственный в кадре мобильник уже не замолкает ни на секунду, лишь только обыкновенный фен становится спасительным элементом в данной ситуации, этакая палочка-выручалочка на все времена. А тем временем словесная вакханалия все еще продолжается и по степени напряженности набирает обороты… Несварение желудка Уинслет постепенно переходит на второй план. Что же в этом смешного? На первом же теперь — неказистая вещица, средство связи и главный раздражитель, мобильник. Ох, и достанется же ему в финале, огребет постоянно звонящая штуковина по полной.

А тем временем повздорившие детишки уже снова беспрепятственно возобновляют общение, в то время как их взбалмошные предки все еще пытаются отстоять свое собственное «я» в замкнутом пространстве безумного разума.. Вот такая она, жизнь, цепкая и изматывающая.
0

Все комментарии

Оформить подписку