Фильм Конвой

Режиссер
Алексей Мизгирёв
Актеры
Олег Васильков, Азамат Нигманов, Дмитрий Куличков, Руслана Доронина, Федор Леонов, еще
У армейского капитана Игната недавно погибла маленькая дочь, после чего у него начались проблемы с психикой. Он винит себя в ее смерти, из-за чего у него периодически начинается страшная мигрень, вызывающая обмороки, а также он начинает испытывать странные видения. Вскоре Игнату поручают задание – вернуть двух дезертиров, похитивших казенные деньги. В ходе дела Игнат понимает, что за кражей стоял лишь один солдат, а второй пытался вернуть его. Игнату предстоит сделать непростое решение.

Съемочная группа

Продюсеры
Павел Лунгин, Евгений Панфилов, Павел Попов
Монтаж
Наталья Кучеренко
Сценарист
Алексей Мизгирёв
Оператор
Янис Эглитис
Художники
Кирилл Шувалов, Татьяна Князева
Композитор
Александр Маноцков

Знаете ли вы, что

  • Актеры Олег Васильков и Дмитрий Куличков уже снимались у Мизгирева в фильмах «Кремень» и «Бубен, барабан». Для Азамата Нигманова же это дебют на большом экране.
  • Съемки фильма заняли два месяца.

Сюжет

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

Поздний вечер. Зима. Вокруг спортивной площадки, огороженной забором, наматывает круги мужчина в ушанке и трусах. К нему цепляются трое хулиганов: ты куда, дядя? Мужчина получает сзади удар бутылкой по голове. Он оборачивается, требует подобрать битое стекло, потом начинает жестоко избивать ударившего его парня. Другой кричит своему приятелю: зови ментовку – убивает. Внезапно мужчина замирает, прислушивается, озирается по сторонам: Таня, Таня… Он идет по направлению к сугробу, вязнет в снегу, падает.

Мужчину осматривает военврач. Больно? Где? Доктор показывает на голову: здесь. Не, здесь не больно. Обмороки будут продолжаться, Игнат. Мигренозные приступы не лечатся, но купировать боль необходимо. Врач выписывает лекарство. Принимай в воде, прижмет если – тогда ванна. Горячая вода снимет приступ на время. Брось терпеть боль, Игнат, галлюцинации начнутся, миражи пойдут. Будешь игнорировать профилактику, подам рапорт в полк. Не, не буду. Игнат забирает таблетки, уходит.

Командир части говорит Игнату: шпанцы «телегу» в ментовку накатали и справку медицинскую представили. Сейчас сверху смотрят строго, сам знаешь, разгильдяйство всем надоело. Пьяный ты что ли был? Игнат отвечает: я извиняться не стану. Командир вздыхает: командировка тебе – самоходы. Два духа ушли на Сочи, плюс кража денег из кассы. Солдаты без оружия. Шум поднимать не будем, но деньги казенные нужно вернуть. Прикомандирован к тебе сержант-контрактник, ждет тебя. Нырни в командировку, Игнат. Пересиди «телегу» без приключений. Про деньги приказ ясен? Так точно. Поедешь по месту жительства самохода, транзит – через Москву. Просрете командировку, товарищ капитан, без вопросов пойдете по статье. Гарантирую неполное служебное соответствие, может и круче будет – уголовное дело. Командир части встает из парикмахерского кресла. Следующий на очереди – Игнат. Парикмахер начинает разговор с клиентом. Тут пацаны интересуются: почему товарищ капитан сам не бреется? Базарят, зарезать себя товарищ капитан может. Боли не чувствует. Не верю пацанам. Думаю, когда кровь будет – рука сама тормознет. Когда нож – всем больно. Игнат хватает рукой опасную бритву, сжимает лезвие. На его лице не дрогнул ни один мускул. Парикмахер в шоке.

В столовой сержант-контрактник сообщает Игнату, что первого духа, Тимофеева, нашли. На него местные менты уже устроили облаву. Командированные отправляются туда. Место происшествия – старый заводской цех. Убит сотрудник милиции. Тимофеев нанес ему удар шилом и теперь прячется на «козлах». Игнат в одиночку поднимается на производственные леса. Шило сдай, Тимофеев. ОМОН узнает – враз завалит. А меня убивать ты не станешь. Кто тебя с измены перед ментами снимет? Тимофеев разоружаться не спешит: на киче ментов нет, что ли? Капитан говорит: до СИЗО ты не доживешь. Тимофеев сбрасывает шило вниз, говорит, что мент хотел его унизить, оскорблял, он был говно человек, такие долго не живут. Игнат требует вернуть казенные деньги. Тимофеев достает пачку купюр: девятнадцать тысяч, половину прожрали. Друг твой где? Не друг он мне – клоун. Почему клоун? Кукарекает. Я мента порезал, на зоне мне по-любому вилы. Слышь, капитан, деньги мамке отдай, пусть грех мой отмолит. После этого Тимофеев кончает жизнь самоубийством, бросившись вниз с лесов.

Милиционер говорит Игнату: нормальный оказался пацан – всех от проблем избавил. Ты его последний видел. Чего он спрашивал? Просил может чего, братан? Игнат огрызается: где ты мне, мусор, братан? Мент лезет в драку. Сержант его успокаивает: Тимофеева мы опознали. Надо бумагу – подпишу. Милиционер угрожает: узнаю, что солдат не сам спрыгнул – прощать не стану.

В УАЗике сержант рассказывает Игнату: пацаны в казарме месят друг друга – на дембель зарабатывают. По сотке за раунд – кто выдержит. Тимофеев – главный отморозок был. Парня нашего ногами забил. В больничку отправил, плечо сломал, селезенку порвал. Поделом Тимохе. Не берите в голову, товарищ капитан, по справедливости там все. Игнат говорит: взыскание хочешь? Че, взыскание? Взыскание мне весь контракт поломает. Ротный с деньгами обижать станет. Нет, ты не понял. Да понял я.

Конвойные прибывают по месту жительства Артема Тугаева. Игнат говорит его матери: дезертира отдайте. Мать причитает: мы уже раз отдали. Самовольное оставление части – до четырех лет дизбат. Игнат пытается убедить женщину: щас договоримся – командир закроет глаза. Дослужит Тугаев свой призыв и вернется. Мать не унимается: говорила Артему – не ходи в армию. Она обращается к мужу: это ты, гнида, его подбивал? Пел дураку: мужиком вернешься. Говорила, не ходи. В петлю полезешь. Нет – пошел. Предлагала же – больничкой прикройся. Нет Артема здесь! Игнат замечает, что из-под кровати выкатывается красный клоунский нос. Они вместе с сержантом ставят кровать вертикально. К панцирной сетке привязан Артем, он улыбается: мать только не трогайте.

На Казанском вокзале Игнат покупает чебуреки: хорошо, что мы только до вечера здесь, а то весь подотчет сожрете. Сержант ноет: не надо чебуреков, товарищ капитан, деньги же есть, они ничьи. Начальства, не бойтесь, оно деньги пропавшими считает, значит, списали уже. На хавку московскую деньги потратим – уже ништяк. Сутки в Москве – нам будет, что пацанам рассказать. Западло в Москве без денег. Может, Москву посмотрим, товарищ капитан, оглядимся. Я б к вечеру взял этот город. Игнат бурчит: контракт дослужишь – все твое.

В вокзальном туалете Игнат подставляет голову под струю горячей воды, кладет в рот две таблетки, потом выплевывает их. Сержант в кабинке раскуривает косяк, предлагает затянуться Артему. Тот отказывается: не берет меня дурь. Он просит его отпустить: сам посуди, братан, в казарме после самохода мне жизни не будет. Артем утверждает, что знает секрет, как уговорить капитана. Сержант не верит: капитан злой – не простит. Криминал на нем. Убийство вроде, но не доказано все. Пацаны сказали, дочь замесил. И тебя, дух, мочканет. Артем продолжает упрашивать сержанта. Тот набрасывается на него, избивает: на жалость думал меня взять? Таких как ты, диза не исправит, таких давить нужно. Он надевает на конвоируемого наручники. Капитан заставляет сержанта отжиматься прямо на мокром полу вокзального туалета, а сам снимает с Артема наручники.

На эскалаторе Артему становится плохо. Ударился? Да не, товарищ капитан. Нельзя мне чебуреки – желудок. Про чебуреки знал? Знал. Зачем жрал? В зале ожидания Артема рвет кровью, но он утверждает, что это кетчуп. Игнату становится ясно, что сержант избил конвоируемого, но Артем упорно в этом не сознается. Внезапно у Игната снова начинаются галлюцинации: Таня, Таня… Он мечется, потом падает в обморок. Сержант вытаскивает из его кармана деньги, угрожает Артему: смотри у меня, сука. Сержант сбегает, Артем остается.

Игнат и Артем бредут по улице. Что не сбежал? Испугался? Не успел, хотел сбежать, но момент просрал. Мать учила: смешной анекдот расскажи – жрать охота пройдет. Как думаете, товарищ капитан, пройдет? Сам как думаешь? Есть анекдот про чебуреки.

Игнат заходит магазин. В винно-водочном отделе продавщица расставляет товар по полкам, она замечает Игната: драться пришел? Тот спрашивает: своих принимаете? Всегда. Игнат просит у продавщицы девятнадцать тысяч, для Москвы – пустяк. Продавщица говорит: по городу вон черные работают – там деньги есть. Я по лоткам не торгую, я на окладе. Не поможешь, да? Нет денег, нет. В разговор вмешивается Артем: есть анекдот про дружбу.

На улице Артем спрашивает: жена ваша, да? Знаете, как муж жене телеграмму посылал? Десятирублируй.

Игнат сидит на автобусной остановке. Рядом тормозит Мерседес, из него выходит кавказец. Я Иса. Ты кто? Какой автобус ждешь? Че молчишь? Не знаешь куда ехать? Ты приезжий? Деньги нужны? Денег где срубить, могу показать.

Иса привозит Игната и Артема на строящийся объект, усаживает за стол. Кушай, друг, еду можно тут. Чего, брезгуешь? А че, надо? Прости, друг, злишься на меня, знаю. Разговора не понимаешь – надо объяснить. Голова не варит. Сушит блядь одна мозг. В руки не могу себя взять. Квартиру ей подарил – мало. Бизнес свой хочет. Я тут прорабом работаю. Бабки неплохие, но не те. Жена болеет, плюс два брата на подъеме. По барабану ей все. Красивая сучка. Бросить не могу, а денег на такую бабу нет. Помоги мне, капитан. Повариха сообщает Исе: менты пришли. Впускай. Ты Иса? Сколько здесь голов? Семьдесят? Пятьдесят семь. Регистрация, рабочая квота – все есть. По штуке за таджика заплатишь. Может, скидку сделаете? Не будет денег – поедешь с нами. Повариха уводит ментов в другое помещение, усаживает за стол, наливает им суп. Как зовут? Тамара. Чеченка что ли? Русская. Муж тебя как зовет? Тамара. Паспорт твой дай. Что заткнулась, Тамара?

Иса говорит Артему: суп ты кушал, да? Повару иди, помоги. Крикни громко: в рот вас, менты, имел. Менты солдата не тронут, а бабу отпустят. Тамару принуждают идти в патрульную машину. Заходит Артем, наливает себе суп, садится за стол к ментам: добавки охота. Веселишься, да? Артем начинает без конца извиняться. Вот дурак, слейся отсюда. Появляется Игнат, выпроваживает Тамару. Его спрашивают: ты кто такой? Повар. Игнат лезет рукой в кастрюлю с горячим супом, достает рыбу: где тарелка? Давай положу. Сержант милиции в шоке: не больно, что ль? Где? Здесь. Не, не больно. Ну ты зря так, братан. Живи, если мужик, не ищи суицида. Где ты, мусор, мне братан? Иса заявляет ментам: я здесь платить не стану. Смотри, Иса, завтра чеченцы наедут – в два раза дороже будет. Менты уходят. Иса уговаривает Игната: помоги мне, капитан. Лицо бабе порежь, она понты свои оставит. Игнат спрашивает: за суп – в расчете? Без базара – в расчете. Ты приезжий, в Москве чужой, дело сделал и пропал. Людям помог, денег заработал. Сколько, капитан, денег хочешь? Игнат и Артем молча уходят.

На улице Артем говорит: зря, товарищ капитан, вмешались. Мусора злые. Глаза налитые, красные – бычьи глаза. Мамка учила – улыбаться, когда наехали, надо. Зря, товарищ капитан, бодаться начали. Лажа могла выйти. Их догоняет Тамара: понравился суп? Мочей пахнет. Правда, капитан, люди здесь грубые. Они тут и нам могут сказать, и ударить зря. Одному здесь тяжело, плохо одному. Не они нас – мы их должны наказывать. Рядом держаться, чтобы свое взять. Что здесь твоего? Покажу.

Они приезжают на окраину Москвы. В лифте Тамара предлагает Игнату: хочешь твоей женщиной буду? Ну, давай. Все равно тебе, что ли? Да нет. Они подходят к квартире, оттуда появляется Иса: сука. Он уходит. Братьев приведет, – говорит Тамара. Муж твой? Хозяин квартиры. Сука ты. А я жилплощадь эту отработала. Ты прикинь сам. Час проститутки стоит двести баксов. Иса приходит на два часа через день. В год выходит на семьдесят тысяч. За три года я, сто пудов, эту квартиру окупила. Помоги, а? Скажи Исе, что ты мой муж. Иса – чурка. Бросится на тебя. Ису посадят. Потом уголовное дело на квартиру обменяем. Игнат называет цену: девятнадцать тысяч. Долларов? Рублей.

Возле подъезда Артем говорит Игнату: драться станете? Товарищ капитан, договориться смогу. Гарантирую, друзьями с Исой станем.

На беспредел толкаете, товарищ капитан. Дочь убили – хорош уже. Смеешься? Не, товарищ капитан, хочу, чтоб вы смеялись. Если человек посмеялся – значит, он уже твой. И сделает все, как хочешь. Без кулаков. Жалко вам себя, товарищ капитан, а признаться стремно. Всегда так бывает, когда виноват. Поэтому пугаете всех вокруг. Грызете. Настоящий бычий глаз. Игнат злится: нет моей вины, понял, нету? Таня маленькая была. Она животом заболела. Жена в командировке, а мне в часть надо. На больничку, спрашиваю, хочешь? Молчит. Ну, думаю, отравилась – марганцовки ей дал. Опять никакой реакции. Говорю, не молчи, мне на службу надо, у меня режим. Если отравилась, иди блюй, садись на унитаз. Опять смотрит и молчит. Сорвался тогда, да. Ударил ладонью – не сильно. Опять нет реакции. Плюнул, ушел. Ну и умирай, говорю. Таня. Сидя на корточках, Артем начинает подпрыгивать и размахивать руками. Ты чего? Вы скажите – кар. Петух ты. Не петух, товарищ капитан. Ворон. Петух драку ищет. Ворон – наоборот. Петуха человек ест. Ворон – человека. Ворон всегда живет, петух – раз и нет. Ворон человека охраняет. Когда человеку больно, ворон на себя горе берет. Игнат достает упаковку таблеток. Нет моей вины. Чего я врач, что ль? Понос от гнойного аппендицита отличать... Артем подбирает камень, протягивает Игнату: выбросьте вот – забудете все. Бросьте камень, товарищ капитан. Боль пройдет.

На вокзале Игнат и Артем встречают сержанта. Посмеяться я хотел, товарищ капитан. Ответить вам думал, как пацаны на беспредел отвечают. Не прокатило – себя наказал. Шлюху я купил на пятачке. С мамкой расплатился, колеса поймал. Менты тачку останавливают. Плати, говорят, за телку, она без регистрации. А я чего не знаю, что им так и так с каждой бляди капает. Ну, предложил мусорам отсосать у меня. Они меня месить стали. В КПЗ закрыли. Пришлось все деньги отдать. Хулиганку мастырить мне начали. Игнат спрашивает: сколько денег менты забрали? Да все 19 тысяч.

Игнат приходит в отделение милиции. Он требует вернуть деньги, устраивает скандал, размахивает табуретом, но снова падает в обморок. Дежурный спрашивает старшего по званию: закрываем его, да? Да не, патруль армейский отзвони. Пусть свои ему хвост крутят.

В комендатуре Игнат говорит офицеру: я извиняться не стану. Тот спрашивает: самохода везете? Я читаю: сопровождение офицером двух солдат. Командировка по документу. Поздно, братан, вернуть в тихую самохода не получится. У вас по билетам Тимофеев, Тугаев указаны. Тимофеев проходит по убийству. Тугаев объявлен в розыск, как дезертир и соучастник. Знаете, где Тугаев? Понимаете, какую статью везете? Продолжайте командировку, товарищ капитан, но думайте. Не решите вопрос – клянусь погонами, жопа вам.

Игнат возвращается на вокзал, его встречает Артем: кинули вас менты, товарищ капитан, да? В зале ожидания появляется жена Игната: ты на могилку ходишь? Нет. Как ты живешь там? Я извиняться не стану. Жена протягивает ему кошелек: возьми сколько нужно. Не надо этого. Ты не виноват. Я знаю. Вижу ее, когда боли сильные. Знаю – галлюцинации, мираж. Таблетки не пью. Не увольняюсь. Боюсь менять только. Боюсь что-то менять, понимаешь? Жена уговаривает Игната переехать в Москву: Таня умерла, ты живи. Ты не поняла. Жена уходит. Игнат говорит Артему: хотел «ноги сделать» – вперед! Тот благодарит Игната и уходит. Сержант считает, что духа капитан зря отпустил, говно он пацан. А ты что, лучше? Хотел город глянуть – вперед шагом марш.

Артем заявляется к Тамаре. Он утверждает, что сумеет договориться с Исой. Приходят его братья: ты кто? Муж. Чей муж? Появляется Иса: ты знаешь, сука, на кого тянешь? Тамара говорит: знай, Иса, квартиру я отработала. Теперь сама жить стану. Шлюха ты. Артем начинает рассказывать анекдот про проститутку. Кавказцы не смеются. Они отбирают у Артема документы. Чурка он, гаси смело. Братья хватают Тамару. Иса требует, чтобы они разрезали ей рот. Братья отказываются: твоя шлюха – ты и режь. Тамара умоляет о пощаде. Артем начинает изображать ворона. Петух, да? Кар! Тут минетчик, брат. «Вата» сегодня дежурит. «Вату» звать надо.

К отправлению поезда Артем возвращается на вокзал: билет пропадет, жалко билет, надо ехать. Сержант доволен: правильная математика, дух, второй побег не складывает, он срок умножает. Сержант вручает Игнату бутылку водки, клянется, что она не паленая.

Все трое сидят в тамбуре. Игнат протягивает Артему бутылку водки: пить будешь? Буду. Он делает несколько глотков, его рвет. Не берет меня дурь. Он просил, пожалуйста говорил, очень хочу. Ну, давай, че, мне насрать, че. Игнат не может понять, о чем речь: чего давай? Кто? Иса? Артем продолжает свой сбивчивый рассказ. Думал денег заработать – девятнадцать тыщ. Не получается у меня смешно, товарищ капитан, ваша правда. Лажа, товарищ капитан, получается. Сержант тут же отказывается пить с Артемом из одной бутылки. Игнат спрашивает: водку где взял? Сибиряки на вокзале подарили. Взыскание за самоход не жди – рапорт подам. Ты контрактник, на снисхождение не рассчитывай. Пойдешь по уголовной статье. Простите, товарищ капитан. Немного отгрыз, думал на отпуск оставить. Слово дайте, товарищ капитан, что не заявите. Деньги ничьи, поэтому взял. Че на кичу-то сразу? Ну если б не водка, ну никогда бы не догадались. Ну, сам же признался. Ведь добровольно же деньги отдал. Игнат непреклонен: ты не понял.

Игнат сдает деньги. А чего так мало? Себе взял что ль? Надо – могу добавить. Сколько они украли? Деньги себе можешь забрать. Деньги мы списали уже. Тут другое – сначала самоход, кража, убийство милиционера, суицид. Рядового Тугаева оформите, товарищ капитан, официально через гарнизон. Будем вызывать следователя, заводить дело и сажать. Игнат просит отпустить духа: вилы пацану на дизе. Почему вилы? Кукарекает. Поздно, братан, не получится. Почему нет? Разгильдяйство всем надоело.

Игнат просит разрешения пять минут поговорить с рядовым Тугаевым. Не забирайте сразу, товарищ капитан. Дайте чуть здесь, а. Знаешь где больно, пацан? Где? Нигде. Артем плачет: что я наделал, товарищ капитан?! Встать! Смирно! Вперед – шагом марш.

Игнат подставляет голову под струю горячей воды. Достает из кармана носовой платок, оттуда выкатывается камешек. Игнат сначала кладет его на бортик умывальника, но потом снова прячет в карман.

На улице Игната догоняет сержант: назад в часть, да? Деньги казенные под роспись вернуть, да? Хотите наказать – пожалуйста, только не дизель, а? Сержант опускается перед Игнатом на колени: товарищ капитан, не надо. Простите, товарищ капитан... Игнат оборачивается. Он нацепил красный клоунский нос. Сержант плачет и смеется одновременно: спасибо, товарищ капитан. Не надо дизеля. Слово, товарищ капитан. Слово ваше – да?

Отзывы о фильме «Конвой»

Рецензии на фильм «Конвой»

  1. Рецензия на фильм «Конвой»
  2. B I Правила размещения рецензии
Оформить подписку