Рецензия на мультфильм Тайна Коко от Евгений Нефёдов

Coco
Оценка мультфильма
7 из 10

В День мёртвых не рассказывают сказок

Не сказать, чтобы прежде мастера «фабрики грёз» не обращали никакого внимания на традиции мексиканского народа, уходящие своими корнями в седую древность – во времена задолго до экспедиции Эрнана Кортеса, положившей начало колониальному периоду. И, уж конечно, на празднование Дня мёртвых… В частности, его специфический колорит, от которого некоторым иностранцам становится не по себе, позволил Джону Хьюстону подчеркнуть (в драме «У подножия вулкана» /1984/) душевное состояние английского консула Джеффри Фирмина и заодно – передать тревогу за будущее цивилизации в целом. А, допустим, Гримм, Филлис и Лумис, горе-грабители из комедии «Быстрые перемены» /1990/, не могли воспринять иначе, как знаком предостережения свыше слова продавщицы цветов: «Flores para los muertos». Наконец, совсем мрачной, действующей на психику удручающе и гнетуще атмосфера праздника представала у создателей боевиков – от Роберта Родригеса (1) до Сэма Мендеса, заставившего самого Джеймса Бонда замаскироваться под участника торжественного шествия, приняв соответствующее обличие. Как здесь не заметить тенденции?!

Естественно, всё это не являлось секретом ни для кого – особенно для тех, кто продолжает чтить родные обычаи даже на чужбине. Меня как раз не удивила реакция представителей мексиканской общины в США, возмутившихся самой идеей обращения голливудских мультипликаторов к Дню мёртвых, а прежде всего – маркетинговой кампанией в поддержку будущего мультфильма, проводившейся Walt Disney Pictures. Апогеем стала карикатура Лало Алькараса под названием «Muerto Mouse» (прозрачный намёк на Микки Мауса) с подписью-предупреждением «Оно идёт, чтобы превратить твою культуру в товарный знак». Как результат, около двадцати одной тысячи человек выразили протест, подписав в Интернете (на сайте Change.org) петицию против агрессивной рекламной политики кинокомпании… К счастью, опасения оказались напрасными. И наследники дела легендарного Уолта, и творцы Pixar Animation Studios не только подтвердили в очередной раз свой высокий профессионализм, но и продемонстрировали похвальную деликатность в изображении чужих устоев. Знаменательно, что фильм, официальная премьера которого состоялась в рамках международного кинофестиваля в Морелии, был с редкостным воодушевлением встречен зрителями Мексики, и сеньора Норма Пенсадо Морено, посол этой страны в России, не без гордости представила картину нашим соотечественникам, посетившим первый показ «Тайны Коко» в Москве.

Присвоение мультфильму Американской киноассоциацией рейтинга PG (рекомендуется присутствие родителей), конечно, можно понять. Однако художники проделали (надо отдать им должное!) филигранную работу, постаравшись добиться того, чтобы внешний вид обитателей загробного мира не навевал пугающих ассоциаций. В небезызвестном киноцикле про пиратов Карибского моря встречались гораздо более жуткие образы… Двенадцатилетний Мигель Ривера лишь поначалу теряется, обнаружив, что оказался среди покойников, с которыми получил способность общаться, – и что здравствующие его отныне не видят. Однако постепенно мальчик выясняет, что самое страшное – не покинуть земную юдоль, а исчезнуть из памяти тех (родственников, друзей, знакомых, хотя бы врагов), с кем имел дело при жизни. Выставленная в праздник фотография позволяет душам мёртвых ненадолго вырваться из привычного обиталища, в случае же забвения – происходит полное исчезновение. Путешествие туда, откуда никто не возвращался, – в великое Ничто. Собственно, потому имя Коко и вынесено в заголовок, что от старенькой-престаренькой прабабушки зависит, успеет ли её отец, давным-давно покинувший жену с маленькой дочкой и горько жалеющий об этом, исполнить заветное желание.

Лейтмотивом многих пиксаровских (да и чисто диснеевских) кинопроизведений является жажда осуществить сокровенную мечту – тяготение персонажа стать тем, к чему лежит душа и в чём есть прирождённый талант, невзирая ни на какие препятствия, включая противодействие социальной среды или даже близких людей. При отсутствии чувства меры и вкуса такой подход может далеко завести – в оголтелую пропаганду индивидуализма, например. Но как раз Ли Анкричу и сорежиссёру Эдриану Молине удалось выдержать замечательный баланс. Конфликт между устремлениями юного Мигеля, грезящего о карьере гитариста и певца, и моральными ценностями прочих членов семьи, истово ненавидящих музыку и вполне довольных небольшим фамильным предприятием – сапожной мастерской, не кажется примитивным или надуманным, становясь залогом головокружительных приключений. Ребёнок, можно сказать, на личном опыте – благодаря тем ситуациям, с какими сталкивается – постигает, что является на этом (и на том!) свете главным. Вместе с тем настойчивость и искренность не могут не произвести сильного впечатления на родных. Шанс на то, что противоречие будет устранено безболезненно (наоборот, с пользой для всех), остаётся.

О высоком качестве компьютерной генерации изображения, о скрупулёзности в прорисовке черт действующих лиц (от самого Мигеля до, скажем, верного пса, явно не случайно носящего кличку Данте), о яркой цветовой гамме и т.д. излишне и упоминать. Другого от «пиксаровцев» никто и не ожидал! Но мастера студии уже в который раз удивляют не просто обращением к неожиданной теме, но и на редкость продуманной драматургией. Сюжетные повороты, таящие для персонажей и, соответственно, для зрителей сюрпризы (приятные и не очень), не являются для сценаристов самоцелью – призваны помочь донести представления о сложности жизни, где возможно многое. Возможно даже путешествие раньше отведённого судьбой срока в Страну мёртвых, подозрительно напоминающую мексиканский город Гуанахуато.

__________
1 – По-моему, он перегнул палку по этой части в картине «Однажды в Мексике» /2003/, где, скажем, Сэндсу пришлось участвовать в перестрелке, лишившись… обоих глаз.
1

Все комментарии

Оформить подписку