Фильм Хармс

ivi
6,7
КиноПоиск
6,2
IMDb
6,5
Ваша оценка:
Купить
Скидка 50% на этой неделе
Смотреть трейлер Смотреть позже
Скидка 50% на этой неделе
 
Режиссер
Иван Болотников
Актеры
Войтек Урбаньски, Айсте Диржюте, Дариус Гумаускас, Артем Семакин, Андрей Феськов, еще
История о писателе Дании Ювачеве, который называется себя Хармсом. Издательства отказываются публиковать его работы, однако это только придает Хармсу уверенности в том, что он не кто иной, как непризнанный гений. Хармс живет в каком-то своем мире и не может найти себе места в окружающем обществе. Он постоянно посещает различные литературные мероприятия, лишь там он чувствует себя комфортно. Фильм описывает трудную жизнь писателя, которая проходит в постоянной борьбе с самим собой.

Съемочная группа

Продюсеры
Андрей Сигле, Саша Павловски, Леонид Чуб, еще
Композитор
Сони Петровский
Оператор
Шандор Беркеши
Сценаристы
Иван Болотников, Сергей Соловьев
Художники
Марина Николаева, Владимир Светозаров, Лариса Конникова

Знаете ли вы, что

  • Дебютный игровой полнометражный фильм режиссера Ивана Болотникова.
  • Съемки фильма проходили в Санкт-Петербурге и Кронштадте.
  • По словам режиссера Ивана Боотникова, он вынашивал идею этого фильма около десяти лет.
  • Фильм был снят за 22 дня.
  • Декорации квартиры Хармса, редакции журналов для детей, где он работал, и квартиры его возлюбленной были построены в старинном доме Петроградской стороны (Санкт-Петербург). Съемочной группе удалось арендовать часть здания для проведения съемок.
  • Съемки сцен с пивной проходили на территории завода Красный Треугольник в Санкт-Петербурге.

Сюжет

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

Набережная Невы. Закутанная женщина ждет своей очереди у проруби. Звучит сигнал воздушной тревоги.

Яков Друскин заходит в пустую квартиру, он зовет Марину. Никто не откликается. Друскин заглядывает в комнату. Там стоят пустые птичьи клетки, на стене висит икона.

Человек в военной форме идет по набережной. Его останавливает мужчина в фуфайке. Он заводит разговор о том, что наступила зима, а потому нужно топить печи. Мужчина в форме награждает собеседника пощечиной и говорит: спустите сходни, пойду искать пути господни.

Офицер НКВД спрашивает тюремного надзирателя: кто в этой камере? Писатель какой-то больной.

Женщина в белом халате задает мужчине вопросы: как зовут? Даниил Иванович Ювачев, Хармс. Где живете? Хармс называет адрес в Ленинграде. Когда родились? 1905 год. Семейное положение? Я женат. Кем работаете? Пишу стихи. Я поэт.

Друскин поднимает с пола листок. Это протокол обыска. Тут же опись вещей: записные книжки, Новый завет, шарик для пинг-понга.

Хармс лежит в тюремной камере на койке. Звучит его голос: это будет рассказа о чудотворце, который живет сегодня и не творит чудес. Он знает, что в любой момент может сделать чудо, но не делает этого.

Друскин топит печку. Перед его глазами воспоминания о спорах обэриутов: трагедия эпохи возрождения; что такое знание; что такое наука; что такое озарение; что можно считать сверхъестественным. Друзья читают свои стихи.

Хармс подходит к подъезду своего дома. К нему подходит человек, требует отдать долги. Хармс обещает сделать это и входит в подъезд. Дома он вынимает из ушей затычки. Документальные кадры: колонны трудящихся движутся под звуки бравурного марша.

В редакции литературного издания редактору его сотрудник читает рассказ о любви артиста к девице и к своей маме. Выясняется: несмотря на то, что артист покупал девице нарядные платья, а его мать ночевала на полу, он ценил мать выше. Ведь когда мать умерла – артист плакал. А когда померла выпавшая из окна девица – артист вовсе даже не плакал, а позвал другую девицу. Значит, мать ценится им как уника – ценная марка, которую нельзя заменить другой. Кто это написал? Даниил Ювачев, Хармс. Талантливо!

Хармс просыпается, падая с кровати. Он принимает ванну, пускает мыльные пузыри. Потом смотрит в окно на облака в небе, курит трубку. На него в подзорную трубу смотрит старушка. За ее спиной другая старушка со свернутой газетой в руке охотится на мух. По двору марширует самодеятельный оркестр. Его руководитель – Сно. Он знакомит Хармса со своим племянником. Тот говорит, что он ценитель творчества поэта, приглашает вечером Хармса выпить с ним винца. Хармс видит в окне противоположного дома балерину в пачке. Он отвешивает ей поклон. Наблюдающая за Хармсом старушка вываливается из окна.

Хармс в тюрьме. Он вспоминает: по-настоящему я любил только один раз. Это была Эстер. В переводе на русский – звезда. Она была не только женщиной, но и чем-то другим. Эстер была окном, через которое я видел в небе звезду.

Харсм и Эстер катаются на лодке по пруду, пьют из горлышка вино.

Хармс и Эстер заходят в комнату, она ложится на кровать, Хармс снимает с ноги девушки туфлю, целует ее ступню, поднимается все выше, становится на колени, зарывается головой между ног Эстер. Та в экстазе закатывает глаза.

Эстер лежит в постели. Голый Хармс сидит с трубкой во рту за столом, пишет. Он читает Эстер стихи, в которых рифмуются уменьшительно-ласкательные суффиксы. Эстер зевает: какие звездочки, лампочки, рюмочки! Она переворачивается на другой бок и засыпает.

Документальные кадры: люди на пляже. Хармс идет по улице с Александром Введенским. Он рассуждает: на пляже чувствуется какая-то гармоничность. Сначала человек чувствует себя белой сосиской с красными пятнышками, ему за это стыдно. А потом он ходит голый, с достоинством. А я на пляже влюбился. Да ты в каждую вторую девицу в купальнике влюбляешься. И что мне дальше делать? Узнай номер ее дома. Уже узнал. Но я такой застенчивый. Не могу же я прийти и сказать женщине: здравствуйте, я сегодня вас видел голой. Ну, не совсем же голой! Почти. К Хармсу подбегает пионер: вы американец? Пошел прочь! Уже второй за сегодня. А ты зачем это нацепил? – Введенский показывает на цветок, который Хармс носит на причинном месте. А что, поход за новым паспортом – недостаточно праздничный повод?

Хармс и Введенский останавливаются возле очереди. Люди стоят за керосином. Пока Введенский прикуривает у одного из мужчин, стоящих в очереди, люди начинают спорить: стояли тут пришельцы или лезут без очереди. Приятели идут дальше, а ссора в очереди продолжается.

На голову человеку падает кирпич. Я – гражданин Кузнецов. У меня на голове большая шишка. Я пошел в магазин, чтобы… Я забыл, зачем я пошел в магазин!

Хармс видит своего настырного кредитора, они с Введенским крадутся по улице, смешавшись с марширующим оркестриком Сно и его племянника.

Хармс приходит домой. На двери его комнаты висит записка: я дома. Работаю. Гостей не принимаю. Даже через дверь не разговариваю.

Хармс из своей комнаты слышит монотонную перебранку соседей на кухне: Федя! Чего надо? Еще спрашивает, мерзавец. Федя! Чего? Еще спрашивает, сукин сын! Федя!

Даниил открывает только что полученный новый паспорт и рядом с фамилией Ювачев вписывает через дефис: Хармс.

Хармс разговаривает с отцом. Тот говорит: ты сбился с пути, то, что ты пишешь – ужасно. Я, наверное, стар и глуп, для меня литература остановилась на Толстом. Но у тебя просто катастрофа, это дыра, хаос, ты там утонешь. Ты – не бог. И делаешь это все ты сознательно, обессмысливаешь реальность. Папа, ты сейчас произнес каламбур. Я знаю, что я не бог. Ты нищий, тебя не печатают, от тебя жена ушла. Я печатаюсь в детских журналах. Я знаю, что я не бог. От Эстер я сам ушел. Сейчас я поеду в редакцию и получу там деньги.

С улицы кто-то зовет Хармса. Почему они все время кричат, что, нельзя подняться? И пока ты будешь называть себя Хармсом – ты будешь во всем нуждаться, тебя будут преследовать.

Хармс спускается по лестнице мимо двух старушек. Одна рассуждает: не все то, за что себя выдает. Надо при покупке проверять птицу. Если у нее есть зубы – она не птица. А кто? Не знаю. Пойдем, посмотрим.

Хармс заходит в редакцию детских журналов «Чиж» и «Еж». Он просит у редактора гонорар. Тот предлагает попросить в кассе. Хармс говорит, что уже пробовал, ему было отказано. Значит, нужно прийти завтра. Хармс сообщает редактору, что придумал анекдот про Пушкина, рассказывает его. Редактору не смешно.

Хармс и Введенский идут через Дворцовую площадь, Хармс говорит другу, что нюхать эфир – дурная привычка. По пути они здороваются с идущей им навстречу Анной Ахматовой. Хармс продолжает: эфир – как замочная скважина. А подсматривать через скважину нехорошо. А ты шаманов видел? Пойми ты, тайна для тебя краешком открывается. А Нострадамус – тоже не ведал, что творил? Да. Введенский сбегает по ступенькам к Неве, опускает руку в воду и вылавливает проплывающую мимо банкноту, затем еще одну. Это чудо!

Друзья пьют в уличной забегаловке водку, Хармс подслушивает философские рассуждения местных пьянчуг: со временем человек становится шаром и утрачивает всякие желания.

Хармс собирается уходить из дома. Он прощается со спящей Эстер. Та отвечает во сне на ласку: да, Мишенька! Уходя, Хармс хлопает дверью.

Кузнецову на улице снова падает на голову кирпич.

Сосед Хармса падает из окна, поднимается с земли и отправляется домой.

Обэриуты ведут споры об искусстве. Что делать, если искусство не движется дальше? Тогда его надо превратить в жизнь. Друзья предлагают Друскину жениться: это так приятно! Введенский читает стихи: на столе лежит круг мира в виде крем-брюле… Воробей летит из револьвера и держит в клюве кончики идей… Мир потух, его зарезали, он – петух.

Водка кончилась. Надо еще сходить. Хармс говорит друзьям, что им нужен свой журнал. А ему очень нужен еще и театр.

Хармс сидит возле открытого окна, в руке лист бумаги, рядом перо и чернильница. Он говорит: я вчера сидел за столом, много курил. Передо мной бумага. Что писать? Стихи, рассказ, рассуждения? Ничего не написал, лег спать. Что мне нужно написать? Я спрашивал об этом бога, просил его о чуде. Но мне только хотелось курить. Нужно, чтобы во мне что-то изменилось.

Хармс заходит в кабинет редактора. Вас зовут Холмс? Вы мне льстите. А у меня сегодня утром из носа пошла кровь с молоком. И зовут меня Хармс. Ваши стихи в нашем издательстве напечатаны быть не могут.

Хармс стучит в дверь. Ему отпирает девушка. Я к Ольге Николаевне. Ее нет, я ее сестра. А как вас зовут? Марина. Может, тогда вы со мной поедете? Поеду. Подождите немного.

Хармс и Марина катаются на лодке по пруду, пьют вино. Марина ловит сачком рыбку, Хармс предлагает ее отпустить.На берегу пожилая пара сидит возле самовара. Женщина берет топор и колет полено. Мужчина говорит: тюк! Не говорите этого слова. Снова удар топором – снова «тюк». Я же просила вас не произносить это слово! Хорошо, не буду. Снова «тюк».

Управдом зачитывает отцу Хармса отрывки из автобиографии сына, которую он сдал в домоуправление: потом тятя намазал меня на бутерброд, он уже налил рюмку водки, но его, к счастью, остановили. Отец Хармса от души смеется.

На кухне сосед сообщает Хармсу: скоро война, но главное – маневры.

Женщина в халате спрашивает Хармса, показывая лист бумаги: что вы видите? Ничего, тень на листе. Вы слышите голоса? Да. Какие? Сейчас – ваш. А в другое время? Иногда я слышу вестников. В часах что-то стукнет, я от сквозняка хочу попить. Думаю, вода поможет. Беру кувшин – и понимаю, что там вестник. Но ведь вода жидкость, а вестник не может быть жидким. Тогда какой он? На что похож? Спасибо, вы свободны. Врач пишет в заключении: Ювачев к несению воинской службы непригоден.

Хармс и Эстер на берегу пруда, где они раньше катались на лодке. Хармс говорит Эстер, что любит ее, хочет поцеловать. Та уклоняется от поцелуя: я выхожу замуж. Хармс убегает.

Хармс в квартире играет на фортепиано. Раздетая Марина весело пляшет.

В тюремной камере на грудь Хармсу, лежащему на койке, забирается крыса.

Хармс предлагает Марине поймать крысу. Но у нас в квартире нет крыс! Ну и что? Давай все равно ловить? Хармс и Марина играют в ловлю крысы. Хармс бросает в угол туфлю: попал! Вот, смотри! Нет! Марина «пугается», заслоняясь от невидимой крысы стулом.

Хармс и Марина разрисовывают красками изразцовую печь в своей комнате.

Хармс подходит к подъезду. Рядом на лавочке сидит женщина, она держит на коленях большие часы. Который час? Хармс смотрит на циферблат. Там отсутствуют стрелки. Женщина отвечает: без пятнадцати три. Хармс кричит: без пятнадцати три – до чего?

Хармс обувается. Марина спрашивает его: куда собрался? Хармс в истерике кричит: никогда не спрашивай меня! Когда вернешься? Не жди меня, я не знаю! Марина кричит вдогонку мужу: как ее зовут? Бон шанс, мон амур!

К выходящему из подъезда Хармсу подбегает кредитор, требует вернуть долг. Хармс от него убегает.

Редактор спрашивает Хармса, читая про себя текст на листочке: это детские стихи? Да. Редактор цитирует: ноль – это божье дело. Хорошо, хоть не божье тело! «Скафка» – так и надо писать? Да: восемь человек сидят на лавке – вот и конец моей скафке. И это все? Хармс протягивает еще листок, редактор молча читает. К сожалению – нет. Хармс наизусть читает стихотворение про мышей матросов, плывущих на кораблике, и не боящихся ничего, кроме котов и кошек. До свидания, Даниил Иванович!

Возле дома пьяный Хармс сидит рядом со Сно: я хочу вырваться из сна, который называют жизнью, и увидеть мир, какой он есть. Тогда надо мучиться. Да, нужно зажечь беду вокруг себя. А мой племянник чекист. Он следит за тобой. Я давно об этом догадался. Хармс, покачиваясь, поднимается: надо уезжать из этого города, его ждет страшная беда.

Марина заходит в комнату и застает Хармса в постели со своей сестрой Ольгой. Она выбегает из комнаты, Ольга бежит за ней, зовет. Хармс отворачивается к стенке, воет, стучит кулаком по стене.

На окна наклеивают полоски бумаги. Молодые солдаты в новенькой форме на ходу рассуждают о том, что победа будет достигнута за два месяца.

На лестнице в подъезде снова происходит разговор о необходимости топить печь ввиду приближающейся зимы, сопровождаемый пощечинами. Ой, у меня лицо болит! Почему? Сам не знаю.

Марина по телефону разговаривает с сестрой. Он спит. Он не бездельничает. У него месяц назад отец умер. Он работает, скоро получит деньги. Нет, ты ничего не знаешь. Ты, Оля, глупая тетка! Не нужны нам твои деньги. Марина вешает трубку. К ней подходит Хармс, они обнимаются.

Хармс во дворе сидит на лавке. К нему молча подходят один за другим люди и усаживаются рядом. Хармс их считает: семь. Походит племянник Сно и тоже садится на лавку. Восемь. Конец вашей скафке. Можете докурить. А теперь – пошли.

Марина сидит на льду замерзшей Невы. К ней подходит Ольга с пакетиком, там кусочек хлеба. Марина говорит: я все тюрьмы обошла, говорят, не значится. Исчез.

Хармс в тюрьме. Звучит его голос: есть ли что-то на земле, что имело хоть какое-то значение и изменило ход событий не только здесь, но и в иных мирах? Есть. Что это? Это… Это… Это…

Хармс и Марина идут по льду замерзшей Невы. Он говорит: уйдем в лес, будем там жить. Возьмем только библию и русские сказки. Будем ходить по домам, просить поесть. А я за это буду сказки рассказывать. Марина отвечает: у меня валенок нет, так что ты иди, а я останусь. Нет, без тебя я никуда не уйду.

Голос Хармса: есть ли чудо? Вот вопрос, на который я хотел бы знать ответ.

Финальные титры.

Даниил Иванович Хармс (Ювачев). Арестован в августе 1941 года. Место и дата гибели точно неизвестны.

Шура, Александр Иванович Введенский. Арестован в сентябре 1941 года. Место и дата гибели точно неизвестны.

Яков Семенович Друскин. Остался в блокадном Ленинграде, спас архивы Хармса, благодаря чему его произведения впоследствии были изданы.

ЭстерРусакова. Арестована в 1936 году, погибла в лагере в Магадане в 1943 году.

Марина Малич. Была угнана на принудительные работы в Германию, бежала. Умерла в эмиграции в 2002 году.

Отзывы о фильме «Хармс»

Рецензии на фильм «Хармс»

  1. Рецензия на фильм «Хармс»
  2. B I Правила размещения рецензии
  • Оценка фильма
    8 из 10

    Он прожил жизнь, чтоб сКафку сделать былью

    Вы не задумывались над тем, откуда у альтернативно одаренных водителей «Газелей» возник обычай рисовать на борту своих экипажей силуэты якобы сбитых ими старушек? У меня по этому поводу имеется парадоксальное предположение: во всем виновата великая и могучая русская литература. Именно классики привили моторизованным варварам чудовищное отношение к пожилым женщинам… Читать далее
Оформить подписку