Фильм Бал (на английском языке с русскими субтитрами)

The First Monday in May
ivi
6,4
КиноПоиск
6,6
IMDb
7,2
Ваша оценка:
Режиссер
Эндрю Росси
Актеры
Andrew Bolton, Джон Гальяно, Жан-Поль Готье, Карл Лагерфельд, Баз Лурман, еще
Уникальная возможность пройтись за кулисы Бала Института моды – одного из ярчайших фэшн-событий, которое проводится в Нью-Йорке вот уже 70 лет. Грандиозное весеннее празднество, за которым стоит кропотливая организация и творческие изыскания ведущих дизайнеров, – можно ли это назвать искусством?

Съемочная группа

Продюсеры
Фабиола Беракаса, Скот Брайт, Доун Острофф, еще
Монтаж
Чад Бек, Эндрю Коффман, Эндрю Росси
Композиторы
Йен Хултквист, Sofia Hultquist
Операторы
Эндрю Росси, Bryan Sarkinen

Сюжет

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

Каждый год музей Метрополитен проводит одно из главных событий мира моды. Ступени музея, эта красная дорожка… Они уже стали сценой. Все это театр. Мода рождает мечту, рождает фантазию. Но может возникнуть вопрос: уместна ли мода в музее такого уровня?

Музей Метрополитен, Нью-Йорк. В Институте Костюма собрана самая большая модная коллекция в мире. Каждый год в первый понедельник мая здесь открывается крупнейшая выставка моды.

Эндрю Болтон, куратор Института Костюма музея Метрополитен. У некоторых людей сохранились старомодные представления об искусстве. Даже среди работников музея есть те, кто до сих пор презирает моду.

Томас Кэмпбэлл, директор музея Метрополитен. В начале моей работы куратором к искусству относили живопись, архитектуру и скульптуру. Все остальное считалось прикладным искусством и презиралось. В частности, мода и костюм.

Анна Винтур, попечитель музея Метрополитен, главный редактор Vogue. Музей – это отдельный мир. Отдельный город. Консерваторы привыкли к тому, что в жизни все привычно упорядочено. И, возможно, Институт Костюма вызывает у них дискомфорт.

Гарольд Кода, Глава Института Костюма. Местом Института Костюма всегда было северное крыло подвала музея. Он не рассматривался всерьез как поле для искусства.

Мода до сих пор считается женским делом в отличие от живописи. Пожалуй, в этом причина того, что многие готовы вычеркнуть моду из списка искусств. Людям 19 века мода казалась занятием пустым и пошлым. Но в ней много идей, законов эстетики, сложнейших техник исполнения. Всего того, что составляет суть искусства. Одежда для нас – произведение искусства.

Анна Винтур. Редко встречается человек настолько творческий, что он способен изменить твое восприятие искусства. Александр Маккуин был именно таким творцом.

В феврале 2010 Александр Маккуин был найден мертвым. Очевидно, это было самоубийство. Блистательный дизайнер, «несносный ребенок» британской моды умер символично. Когда в Лондоне закрывались его магазины, многие плакали.

Томас Кэмпбэлл. Еще не утихла шумиха после самоубийства Маккуина, когда Эндрю пришел и сказал, что он хочет устроить выставку Александра.

Эндрю Болтон. Том отнесся к этому холодно. Ему это показалось жутковатым. Нужно было хоть чуть-чуть подождать, прежде чем устраивать показ Маккуина.

Анна Винтур. Многие считали показ неуместным так скоро после его трагической смерти. Но Эндрю словно заглянул в будущее. А наша работа – помочь ему найти выход своему таланту предвидения.

Выставка «Александр Маккуин: Дикая красота». Музей Метрополитен, май 2011.

Томас Кэмпбэлл. Сочетание экспонатов, театральная мизансцена и звук. Выставка создала ощущения погружения в иной мир, задавший новый уровень подобных мероприятий. Шоу стало явлением такого масштаба, к которому никто из нас был не готов. Впервые за много лет у входа в музей стояли очереди.

Анна Винтур. Она затронула в людях такие чувства, о которых я и не подозревала.

В 2015 выставка Эндрю «Александр Маккуин: Дикая красота» была привезена в музей Виктории и Альберта в Лондоне.

Эндрю Болтон. «Дикая красота» стала переворотом в отношении критиков искусства к моде. Они впервые увидели в ней форму искусства. Встречаясь с гением, каждый способен осознать что-то свое.

Маккуин был одним из провокационных дизайнеров. Но я всегда считал его работы невероятно красивыми и романтичными. Он постоянно пытался нащупать границу между красотой и уродством, а то и кошмаром.

Эндрю Болтон. Шоу Маккуина стало для меня своего рода «мировым рекордом», и в то же время – неким проклятием, потому что каждую нашу последующую выставку сравнивают с ним. Выставка, которую мы сейчас курируем, называется «Китай: Зазеркалье». Это совместный проект Института Костюма и Отдела искусства Азии. Мы хотим показать, как западные дизайнеры обращались к Китаю за вдохновением. Существует непрекращающийся диалог Востока и Запада. А моду понять проще, чем другой язык. Каждая моя выставка очень личная, и я устал слышать, что Маккуин был самым успешным показом из всех. Буду рад, если выставка Китая превзойдет его по популярности.

Подготовку выставки «Китай: Зазеркалье» в 2014 разрешили снимать и фотографировать.

Восемь месяцев до открытия. Эндрю Болтон озвучивает Анне Винтур свои идеи. Будет целая секция про бело-голубой фарфор, начиная с двадцатых годов. А затем коллекция китайского дизайнера Сары Гуо Пэй. Кавалли и Карл, Родарте. И плавно переходим к китайской коллекции Сен-Лорана и его парфюму «Опиум». Но гвоздь выставки – китайская коллекция Джона для «Диор».

Коллекция Джона Гальяно «Весна 2003» прибывает в Метрополитен.

Эндрю Болтон. Он взял фижмы 19 века, которые обычно сбоку платья, и развернул их вперед. И у него сплошные отсылки к Ли Бовери, королеве-матери, Пекинской опере 18 века, театру Кабуки.

Эндрю Болтон беседует с Джоном Гальяно. Китай постоянно является источником идей для ваших работ. Почему Китай? Полагаю, дело в загадочности и опасности, но только не той опасности, которая сквозит в голливудских персонажах. Я не ставил цель воссоздать Китай, это был выдуманный образ Китая. Мне нравится выражать свои чувства через создание одежды. Творчество – это моя медитация.

Париж. В архиве дома Ив Сен-Лоран Эндрю Болтон отбирает экспонаты для выставки из коллекций 1977 и 1971.

Нью-Йорк. Анна Винтур. Институт Костюма и Vogue уже объединяет множество вех. Каждый год у нас главное мероприятие. Эта вечеринка собирает средства на весь годовой бюджет.

Гарольд Кода. Бал Института Костюма был придуман небольшой группой профессионалов от моды.

Эндрю Болтон. Анна вывела его на новый уровень по объему доходов. Около 120 миллионов долларов только от нашего отдела. Благодаря вкладу Анны выставки в Институте Костюма привлекли сотни тысяч посетителей в этот музей, один из величайших в США.

Андре Леон Тэлли, обозреватель Vogue. Анна взяла Бал Института Костюма в свои руки, и он стал главным социальным событием в мире моды. Для подготовки выставки и Бала требуются многие месяцы.

Vogue и Метрополитен планируют Бал к открытию выставки «Китай: Зазеркалье».

Совещание участников проекта. Оговаривается число приглашенных гостей. Анна Винтур считает, что их должно быть как можно меньше, нынче – около 500. Гарольд Кода напоминает о сотрудничестве с отделением Китая. Им нужно предложить что-то другое.

Андре Леон Тэлли. Анна проверяет все очень тщательно: от салфеток до вилок и освещения. Цветы, привратников, их костюмы. У нее свои войска и генералы из армии сотрудников Vogue. Метрополитен всегда считался очень чопорным и официальным местом, Анна сдула с музея его пафосность.

Разрабатывается маршрут следования гостей, схема их рассадки. Сильвана Уорд Дарретт, директор спецпроектов Vogue, проводит совещание по проведению «актерского выхода» по красной дорожке.

Баз Лаурманн, режиссер, креативный консультант Бала. Анна – человек-символ. Ее дар – объединять высокую и низкую культуру, взаимно их дополнять.

Андре Леон Тэлли. Бал Института Костюма – это празднование межкультурного единства. Изящные искусства и поп-культура встречаются в стенах музея. Все это повышает репутацию музея Метрополитен.

Здесь можно увидеть кинолегенду рядом с популярным музыкантом и звездой политики. Каждый дизайнер приходит со своей музой, певицей, другом, моделью, актрисой.

Открытие выставки для прессы. Энрю Болтон произносит приветственную речь. Зачастую кино дает западным дизайнерам первое знакомство с Китаем. Выставка выявит влияние кино на формирование их творческого воображения. Вероятно, наибольшее влияние оказал фильм Вонга Кар Вая «Любовное настроение». Он лучше всех передал красоту китайского платья на экране.

Жан Поль-Готье, дизайнер. «Любовное настроение» я смотрел много раз. Очень его люблю! Это по-настоящему красивый цвет и жесты потрясающие. После него я сделал китайскую коллекцию, где-то год спустя.

Эндрю Болтон. Мы решили, что Кар Вай будет самым подходящим художественным руководителем. Фильмы будут связующими звеньями между искусством и высокой модой. Я хотел бы показывать фильмы, сделать их участниками шоу.

Вонг Кар Вай, кинорежиссер. Не думаю, что у выставки будет линейный сюжет. Сейчас структура шоу больше похожа на китайский сад. Вход есть, но дальше вы свободны в передвижении.

Эндрю Болтон. Китайская галерея музея не была рассчитана на показ одежды, только плоских работ. Так что расположить костюм в ней будет трудно.

Художник-оформитель выставки Натан Кроули озвучивает свою идею создать из изогнутых и подсвеченных кусков оргстекла бамбуковый лес.

Майк Хёрн, ответственный куратор отдела искусства Азии. Боюсь, до сих пор в Китае существует предубеждение, что им воспользовались, что Запад неправильно понял страну.

Эндрю Болтон. Столько дизайнерских коллекций содержат отсылки к Китаю из фильмов тридцатых годов. Это стереотипный Китай. И я хотел разрушить эти стереотипы. Анна Мэй Вонг была первой китайской кинозвездой, обреченной на роль стереотипных китаянок. То есть, либо цветок лотоса, либо женщина-дракон – ее очень легко интерпретировать как феминистку.

Анна Винтур дает свои указания на обсуждении новой концепции интерьера выставки.

Пять месяцев до открытия. Дизайн выставки еще не закончен. Эндрю Болтон озабочен затягиванием сроков. Подготовка оказалась трудной не только из-за масштабов выставки, но и по причине концептуальных сложностей, которые постоянно создает отдел Азии музея. Здесь считают: у нас не луна-парк, нужно убедиться, что костюмы и бамбуковая роща не заслонят полостью расположенные в галерее древние скульптуры, чтобы экспонаты музея не оказались в тени дизайнерских решений. Необходимо проявить максимум сдержанности, чтобы не использовать истинные произведения искусства в качестве реквизита. Анна Винтур проверяет, как будут сервированы столы на закрытой вечеринке. Ее смущают огромные драконы, которых собираются установить у подножия лестницы, такие уместны только на горке в аквапарке.

Отдельная тема – коммунистический Китай, она требует очень осторожного обращения. Работать приходится на настоящем минном поле. К образу Мао нужно проявить максимум уважения, но и размещать его в зале Будды тоже не следует.

Для продвижения выставки руководители проекта отправляются в Пекин. Эндрю Болтон и Анна Винтур отвечают на вопросы китайской прессы. Им указывают на то, что более современный Китай на выставке не представлен. Это вызовет непонимание со стороны китайцев. Эндрю Болтон возражает: на выставке будут представлены работы и китайских дизайнеров.

Модельер Сара Гуо Пей делится своими мыслями по поводу объединения современных модных тенденций с традициями китайской культуры.

Нью-Йорк. В Метрополитен прибывает экспонат от Гуо Пей.

Три месяца до открытия. Эндрю Болтон в панике: столько всего еще не сделано. Китайские партнеры снова ведут разговоры о прогрессе и модернизации. Их с трудом удается убедить, что взгляд в прошлое не означает отказ от современной эстетики, которая в Китае еще только зарождается. Выставка заявляет и о диалоге между Востоком и Западом.

Восемь недель до открытия. Только что одобрен проект интерьеров, начинается строительство. Сроки крайне сжатые. Эндрю Болтон испытывает некоторое разочарование в связи с тем, что устроители шоу не всегда находят взаимопонимание с руководством музея. В мире не утихают споры о том, считать ли моду искусством. Многие дизайнеры сами не ставят перед собой задачу создавать произведения искусства. К примеру, Жан Поль Готье никогда не считал, что его одежде место в музее. Карл Лагерфельд утверждает, что модельеры занимаются прикладным творчеством. Шанель называла себя не художницей, а портнихой. Мадлен Вионне была портнихой, мадам Ланвин тоже. Они желали одевать людей, радовать женщин своими нарядами.

Гарольд Кода. Мода – не всегда искусство. Многое в ней делается ради денег. Американцы продолжают во многом оставаться пуританами, мы не любим ассоциировать коммерцию с некоторыми сторонами нашей жизни. Но критерии искусства стали более гибкими после дадистов и Уорхола. Нам не нужны представления прошлых веков о границах между изящным и прикладным искусством.

Эндрю Болтон. Нечто философское можно выразить и с помощью обычного предмета одежды. Я бы назвал Лагерфельда художником. А когда знакомишься с работами Джона Гальяно, то ощущаешь присутствие художественного гения.

Четыре недели до открытия. Сильвана Уорд Дарретт обеспокоена завышенным бюджетом из-за участия в мероприятии Рианны. Но эту звезду нельзя упустить. Сильвана просит Анну урегулировать этот вопрос. Та уверена, что в их сфере искусство и коммерция имеют равную значимость.

Менее чем за две недели до открытия начинается монтаж инсталляции. Возникает опасность, что на подготовку не хватит времени.

Семь дней до открытия. Эндрю Болтон. Мы недооценили масштаб выставки. Я как будто организую сразу три шоу.

Спешно решаются вопросы с освещением. На монтаж выставки останется всего два дня. А еще необходима репетиция Рианны, для этого придется закрыть часть экспозиции музея для посетителей.

Утро открытия. Почти все готово. Анна довольна результатом. В своей приветственной речи Энди выражает благодарность всем участникам проекта.

Вечером начинается Бал. Он проходит с большим успехом. Знаменитости в платьях от ведущих дизайнеров фотографируются на красной дорожке. Потом все отправляются осматривать выставку. Экспонаты великолепны. Закрытая вечеринка проходит в непринужденной обстановке. В конце приглашенных гостей ждет концерт Рианны.

Финальные титры. Более 800 000 человек посетили выставку «Китай: Зазеркалье». Она стала пятой по посещаемости в истории музея Метрополитен, опередив выставку «Александр Маккуин: Дикая красота». В сентябре 2015 Метрополитен объявил, что преемником Гарольда Коды на посту главы Института Костюма станет Эндрю Болтон. Бал Института Костюма 2015 года собрал рекордную сумму 12,5 миллионов долларов.

Отзывы о фильме «Бал (на английском языке с русскими субтитрами)»

  • Тамара 0
    Посмотрела с огромным удовольствием,настроение поднялось!
  • Яна 0
    Прекрасный фильм с особым настроением. Музей Метрополитен моя мечта. Всем рекомендую к просмотру.

Рецензии на фильм «Бал (на английском языке с русскими субтитрами)»

  1. Рецензия на фильм «Бал (на английском языке с русскими субтитрами)»
  2. B I Правила размещения рецензии
Оформить подписку