Фильм Последствия

The Aftermath
ivi
6,8
КиноПоиск
6,8
IMDb
6,3
Ваша оценка:
Режиссер
Джеймс Кент
Актеры
Кира Найтли, Александр Скарсгард, Джейсон Кларк, Кейт Филлипс, Фионн О’Ши, еще

Британский полковник, направленный в послевоенный Гамбург, поселяется вместе с женой в доме овдовевшего немца. Между новыми соседями завязываются сложные отношения, от неостывшей вражды до страсти. Драму о войне, продолжающейся в головах ее участников, «Последствия» снял режиссер Джеймс Кент при продюсерской поддержке Ридли Скотта. В сильное актерское трио объединились исполнители главных ролей Кира Найтли, Александр Скарсгард и Джейсон Кларк. 1946 год. Жена британского подполковника Рейчел Морган приезжает к мужу Льюису, которому поручено руководить восстановлением полуразрушенного Гамбурга. Чета Морганов, переживающая разлад после потери сына, поселяется в роскошном особняке местного архитектора Стефана Лаберта. У Стефана при атаке на Гамбург погибла жена, и он остался один с неуправляемой дочерью-подростком. Победители и побежденные, недавно пострадавшие друг от друга, теперь вынуждены жить под одной крышей, где всё сильнее накаляются страсти и назревает предательство. Узнав Стефана поближе, Рейчел получает шанс начать жизнь с чистого листа, но в то же время оказывается перед лицом мучительного выбора. Приглашаем посмотреть фильм «Последствия» в нашем онлайн-кинотеатре.

Съемочная группа

Продюсер
Ридли Скотт
Сценаристы
Ридиан Брук, Джо Шрэпнел, Анна Уотерхаус

Знаете ли вы, что

  • Ридиана Брука, автора мирового бестселлера «Последствия» (2013), вдохновила на написание этого замечательного романа невероятная история его деда. Полковник Уолтер Брук был одним из английских офицеров, отправленных в Германию, чтобы помочь восстановлению страны после многих лет кровопролития и разрухи. Уолтер Брук, ставший комендантом округа в окрестностях Гамбурга, реквизировал дом для своей семьи, но решил не выселять из него прежних владельцев-немцев. Таким образом, две семьи, которые еще недавно находились по разные стороны смертельного противостояния, уживались под одной крышей, и это соседство длилось пять лет.
  • Уолтер Брук стал прототипом полковника Льюиса Моргана – армейского офицера, чуждого предубеждений, но не чуждого альтруизма. Морган дает архитектору Штефану Луберту, ожидающему официального разрешения на работу, возможность остаться в ранее принадлежавшему тому особняке на Эльбе. «Хотя описанные в фильме «Последствия» события являются вымышленными, я не смог бы написать свою книгу без этого исключительного проявления доброты моего дедушки», – говорит Ридиан Брук.
  • Основным акцентом в сценарии становятся напряженность в браке Рэйчел и Льюиса и ее бурно развивающиеся отношения с Лубертом. Деликатность и тонкость в описании любовного треугольника заинтересовала режиссера Джеймса Кента, опытного мастера кино, телевидения и документалистики, снискавшего признание своим фильмом «Воспоминания о будущем» (2014); в нем оскароносная Алисия Викандер сыграла героиню-англичанку, чье взросление пришлось на период Первой мировой войны. «Речь идет о женщине, перенесшей тяжелую утрату во время войны, – говорит Кент. – Это – универсальный сюжет о духовном возрождении и возвращении к жизни. В нем заложена очень важная для меня идея искупления и спасения».
  • В 2010 году писатель и сценарист отправил эту историю в Scott Free, англо-американскую кинокомпанию, основанную братьями Ридли и Тони Скоттом. «Ридиан сначала поведал мне реальную историю из жизни своей семьи в Гамбурге, а затем навеянный ею вымышленный сюжет», – говорит исполнительный директор Scott Free и продюсер фильма «Последствия» Джек Арбутнотт.
  • Арбутнотт представил проект Ридли Скотту; он был поражен, узнав, что режиссер жил в Гамбурге как раз в то время, когда происходят события книги. «Ридли очень хорошо помнит эти годы, – говорит Арбутнотт. – Он показал мне фотографии, где он и его брат Тони стоят с собакой возле велосипедов у своего дома в Гамбурге. Какое удивительное, неожиданное совпадение!»
  • «Он напомнил мне о детстве, – говорит о сценарии Ридли Скотт. – В 1947 году, когда мне было 10 лет, мой отец был большим чином в армии, и мы жили во Франкфурте, а затем в Гамбурге. Владельцем нашего дома во Франкфурте был немецкий офицер. Моя мама очень тепло общалась с его женой, заходившей к нам раз в месяц проверить, как мы присматриваем за домом. Налицо сходство с сюжетом, за исключением того, что у моей мамы не было романа с немцем-домовладельцем».
  • Когда Ридиан Брук начал работать над сценарием, компания «Пингвин Букс» предложила ему контракт на написание романа, который был опубликован в 2013 году под названием «Последствия». Хотя Брук продолжал участвовать в подготовке фильма и правках сценария, к работе над сценарием также были привлечены Джо Шрэпнел и Анна Уотерхаус (в числе более ранних работ которой — биографический фильм о Джесси Оуэнсе). «Под их руководством сценарий обрел простоту и последовательность, – говорит Джек Арбутнотт. – Они поработали над углублением характеров персонажей и тщательной и свежей трактовкой, идеально дополнив замысел Ридиана».
  • Режиссер Джеймс Кент, большой любитель истории, был поражен не только сложностью персонажей и развитием эмоциональной составляющей сюжетной арки, но и исключительными обстоятельствами, на фоне которых разворачиваются события фильма. «Это было уникальное время, когда полмира лежало в руинах, – говорит Кент. – Британцы, в частности, очень хорошо понимали, что нельзя повторять то, что было сделано в конце Первой мировой войны, поэтому вопрос о наказании Германии не рассматривался. Для меня это пример удивительного великодушия, позитивного мышления и дальновидности в британской истории. Безусловно, Европейский Союз во многом обязан своим возникновением этому решению, и мне показалось, что этот сюжет найдет отклик в душе людей в наше время».
  • Кира Найтли, одна из самых популярных актрис последних лет, номинант на премию «Оскар», с готовностью подписала контракт на роль Рэйчел Морган, женщины, пережившей смерть своего маленького сына. Ее героиня поражена и шокирована решением мужа разделить кров с человеком, в котором она видит врага. «В драме действие обычно подводит нас к драматическому моменту – в данном случае, к смерти их сына, – говорит Найтли. – Но это фильм задается вопросом: что происходит после этого? Как справиться с такой ужасной трагедией? Как восстановить отношения? Я подумала, что мне никогда раньше не доводилось работать с таким материалом».
  • Сценарий требовал от Найтли очень точно выверенной игры: ей предстояло представить портрет женщины, которая вынуждена скрывать бушующие внутри нее страсти за хорошими манерами, за маской самообладания. «Мне очень повезло, что у меня была Кира Найтли, – говорит режиссер Кент. – Она идеально подходила на эту роль. Ее героиня – женщина, вполне сформировавшаяся как личность, прожившая в браке около 15 лет, мать ребенка. За 18 месяцев до начала съемок Кира сама стала матерью, поэтому для нее фильм отчасти стал возможностью воплотить собственный жизненный опыт. Для нее это была непростая роль, и было настоящим наслаждением наблюдать, как она с ней справляется».
  • Благодаря этому фильму Найтли, актриса, в послужном списке которой несколько блестящих ролей в исторических драмах, также получила возможность узнать об эпохе, когда происходит действие фильма. «Я ничего не знала об этой стороне истории, – говорит Найтли. – Я не знала о послевоенной оккупации Германии английскими войсками, поэтому меня очень заинтересовала сама идея: как, еще недавно будучи врагами, вы вдруг снова начинаете видеть в людях людей, а не просто олицетворение зла, представителей противоположного лагеря. Это безумно сложно, когда живешь в такое суровое время, и когда каждый в прошлом что-то потерял».
  • Рассказывая о сложных эмоциональных переживаниях Рейчел, Найтли отмечает кипящие в ее душе ненависть и отвращение, скрытые под внешним самообладанием. «Она предвзята во всех отношениях, – говорит Найтли о Рейчел. – По ее мнению, есть только свои и чужие, мы и они. Их она ненавидит. Обвиняет в смерти сына, в войне в целом».
  • При подготовке к съемкам Найтли читала книги, посвященные переживанию горя, в том числе «Год магического мышления» Джоан Дидион, «Печаль – это вещь с перьями» Макса Портера и «Боль утраты. Наблюдения» К.С. Льюиса. «Было интересно играть персонажа, оказавшегося в совершенно новом, чуждом ему окружении, – говорит Найтли. – Она пережила войну, побывала под бомбежками в Лондоне. Но она не имела представления о той катастрофе, которую пережила Германия. Меня очень привлекла сама идея о том, что изначально у нее в голове четко сложившееся представление, кем являются эти люди. А затем ей внезапно приходится осознать: их горе и их потеря такие же как у нее, они ничем не отличаются».
  • Для Найтли «Последствия» – это глубоко личностная история о женщине, которая, пережив катастрофу, находит в себе силы возродиться к жизни и двигаться в будущее с надеждой. Но это также фильм, который развивает идею о необходимости прощения, сострадания, о фундаментальной потребности объединения человечества. «Надеюсь, что зрители испытают такие же эмоции, что и я, во время чтения сценария, – говорит Найтли. – Эти темы по-настоящему зацепили меня: как разглядеть человечность в людях, которых ты воспринимаешь как олицетворение зла? Как возродить нацию из руин? Как реагировать на последствия таких чудовищных и ужасных трагедий? Как понять тех, кто на другой стороне? Мне кажется, что стоит серьезно задумываться о таких вещах, особенно в наше время».
  • В интерпретации Найтли траектория отношений Рэйчел и Луберта была практически предопределена: их объединила личная трагедия, отчаяние, невозможность справиться со своим всепоглощающим горем. «Вы хотите почувствовать что-то кроме невыносимой боли, которая вас снедает, и, по-моему, секс определенно годится для этого, – говорит Найтли. – Сексуальная потребность – вот с чего начинаются их с Лубертом отношения. Но при этом он также хорошо понимает, через что она прошла, и смотрит правде в глаза, в отличие от мужа героини, который предпочитает справляться с горем молча, замкнувшись в себе и не оказывая ей никакой поддержки, в которой она так нуждается. Все это подталкивает ее к поиску утешения на стороне». По словам Найтли, обстановка, которую режиссер Джеймс Кент поддерживал на съемочной площадке, помогала ей показать свою лучшую игру. «Он создал удивительно позитивную, прекрасную атмосферу, – говорит Найтли. – Когда приходится воплощать горе и страдание, большой плюс – работать с человеком, которому удается обеспечить приятную и непринужденную обстановку».
  • Австралийский актер Джейсон Кларк играет Льюиса Моргана, полковника английской армии, возглавляющего управление британским сектором послевоенной Германии, чья преданность идеалам оборачивается неспособностью оплакивать умершего сына. «Морган – солдат, который сражался на линии фронта и затем перешел на руководящую должность, он далеко продвинулся по службе, – говорит Кларк. – За шесть лет он успел стать военным, жениться и потерять во время бомбардировки Лондона ребенка. Льюис остро воспринимает трагические события в Европе и Германии, но при этом глух к страданиям своей жены. Они через много прошли и теперь пытаются справиться со своей собственной потерей. Как обрести новый смысл в жизни? Как склеить свой разваливающий брак? Как найти силы идти вперед после потери ребенка? Что происходит со страной? Что происходит с миром?»
  • Кент отмечает, чтобы передать всю многогранность внутреннего мира Льюиса, им был нужен актер такого типажа как Кларк. «Персонаж Джейсона, Льюис, должен обладать качествами доминирующей личности, – рассказывает режиссер. – Он все-таки герой войны. Таким образом, было важно показать силу и авторитет Джейсона, и при этом внутренне присущую ему деликатность и доброту, ведь вы должны знать, что он любит Рэйчел. Джейсон блестяще поработал над образом – перед нами сильный, хоть и травмированный человек, чей миролюбивый характер был искорежен насилием, с которым ему довелось столкнуться; и теперь он должен каким-то образом наладить отношения с женой, вернувшейся в его жизнь и не имеющей понятия о его войне». Кларк передал усвоенное Льюисом восприятие войны, которое многим сложно понять. Его персонаж прошел через ужасы кровопролития и теперь по-другому смотрит на происходящее, с сочувствием и участием, и это еще больше усиливает отчуждение между мужем и женой. Кларк говорит: «Льюис понимает, что нельзя обвинять целую нацию, что не может быть виновен весь народ».
  • Найтли и Кларк приступили к съемкам в фильме, уже имея в прошлом опыт совместной работы в приключенческом фильме «Эверест», основанном на реальных событиях (2015). «Льюису и Рэйчел предстоял очень сложный путь, – говорит Кларк. – Актеру требуется напарник, рядом с которым ему будет действительно комфортно, на которого он может положиться, потому что нужно сразу же попасть в лад. Кира просто великолепна. Я сразу понял, что она собирается встать у руля. Она – ось, вокруг которой движутся другие персонажи, да и история в целом».
  • Еще один человек на орбите Рэйчел – Штефан Луберт, немецкий архитектор, вставший между супругами-британцами; его играет шведский актер Александр Скарсгард, получивший премию «Эмми» за впечатляющий образ склонного к насилию мужа в Большой маленькой лжи (2017). «Луберт – человек очень утонченный, очень умный и прекрасно образованный, – говорит Скарсгард. – Но при этом он сломленный человек. Он потерял почти всё – любимую жену Клаудию, работу и дом. В некотором смысле он потерял свою дочь Фриду, потому что она винит его в смерти своей матери. Он изо всех сил пытается вернуть ее, достучаться до ее сердца».
  • Скарсгард отмечает, что он оценил тонкость нюансов в сценарии. «Я прочитал много историй о Второй мировой войне, и большинство из них совершенно черно-белые, – объясняет он. – Немцы обязательно плохие, а союзники – солдаты и гражданские – хорошие, как-то так. Нередко автор формальности ради вводит положительного героя – немца, чтобы показать, дескать, не все они были плохими. Фильм «Последствия» пошел намного дальше. Мы видим Гамбург 1945 года, где царили разруха и опустошение – полгорода лежало в руинах, а беспризорные дети бродили по улицам в отчаянных поисках еды… Это –душераздирающее зрелище. Фильм показывает ужасы войны для обеих сторон. Здесь все неоднозначно, здесь мир не делится на победителей и проигравших. Это – совершенно другое, глубинное понимание реалий послевоенной жизни». «Алекс очень хорош в сценах без слов, – говорит режиссер Кент. – Ему превосходно удается передать задумчивость». Продюсер Арбутнотт добавляет: «Алекс наделен какой-то особенной человечностью, которая позволила ему продемонстрировать мягкость, деликатность Луберта, присущую персонажу в книге и в сценарии. Она проявилась на съемочной площадке самым неожиданным для нас образом. Это действительно помогает понять разницу между Льюисом и Лубертом, понять, почему Рэйчел так влекло к Луберту, в то время как Льюис отдалялся от нее».
  • Луберт не поддерживал нацистскую идеологию, однако он был одним из тех, кто закрыл глаза на происходящие вокруг него зверства, сосредоточившись на благополучии собственной семьи. «Мой персонаж не без греха, – говорит Скарсгард. – Пусть он не знал о том, что творится в лагерях, однако он ответствен за свое бездействие. Он не участвовал в сопротивлении. Он не боролся с фашизмом. Он просто опустил голову и смирился с ним, а теперь ему приходится жить с этим тяжким бременем вины».
  • И без того напряженную атмосферу в доме усугубляет враждебность к своему отцу 16-летней Фриды, дочери Луберта, которую играет актриса Флора Тиманн. Она винит его в смерти матери и испытывает ненависть к английской паре, захватившей дом ее семьи; эти чувства в конечном итоге бросают ее в объятия Альберта (Янник Шуманн), молодого нациста, скрывающегося от новой власти. «Фрида считает, что ей абсолютно не с кем поделиться происходящим, – говорит Тиманн, которой было всего 14 лет, когда она получила роль Фриды. – Она так одинока, ей нужен кто-то, кто поможет ей отвлечься от всего этого. Альберт заинтересовал ее – это был ее первый роман. Ей хорошо с ним, потому что ей кажется, что он – единственный, кто заботится о ней».
  • Кент говорит, что был впечатлен редким сочетанием юности и профессионализма Тиманн. «Я влюбился в Флору, едва она вошла, – рассказывает режиссер. – Хочу напомнить, что в те годы шестнадцатилетние девочки были гораздо более невинными, и во Флоре, несомненно, ощущалась такая невинность, при том, что она снимается в кино с шести лет и очень уверенно чувствует себя перед камерой». Едва скрывая свою ненависть к Луберту, Рэйчел пытается наладить хоть какое-то подобие нормальной жизни, но в этой чужой для нее стране все ее попытки терпят крах. У нее есть подруга Сьюзен (Кейт Филлипс), жена майора Кита Бернхэма (Мартин Компстон), сослуживца Льюиса, которая придерживается активной социальной позиции; но и ей Рейчел едва ли может излить свою душу. Рэйчел не может поведать свои сокровенные мысли, не беспокоясь о том, чтобы стать объектом сплетен или презрения.
  • Джек Арбутнотт высказался по поводу особой связи режиссера Джеймса Кента с актерами: «Джеймсу свойственна необычайная восприимчивость, которая отражается во всех его работах; это основная причина, почему он идеально подходит для этого проекта. Он руководствуется аутентичностью исполнения и превосходно ладит с актерами. Было приятно наблюдать, как он добивается максимальной отдачи от других, причем делает это в очень деликатной и чуткой манере. Его подход к сюжету и его отношение к персонажам непосредственно отражаются в каждом аспекте фильма».
  • Хотя фильм посвящен глубоко личной истории, режиссер полагал, что художественное оформление и декорации должны выглядеть достаточно эпичными, создавая ощущение грандиозности, масштаба происходящего. «Я большой поклонник Дэвида Лина, – говорит Кент. – Ему блестяще удалось запечатлеть сплав личного и эпического, особенно в фильмах «Доктор Живаго», «Короткая встреча» и «Лоуренс Аравийский». Эти картины стали для меня эталоном, потому что они при всей их масштабности были проникнуты глубокой эмоциональностью. В целом, меня вдохновляла именно глубина и сила английского кинематографа».
  • Фильм «Последствия» был снят всего за восемь недель, съемки велись в Германии и Чехии. И режиссер Джеймс Кент, и оператор Франц Люстиг стремились избежать исторических стереотипов и создать захватывающий дух фильм, созданный в лучших традициях прошлого и при этом выдержанный в современной стилистике. «Мне нужен был оператор, предпочитающий натурную съемку и не боящийся теней и естественного света, – говорит режиссер. – Я не хотел, чтобы фильм был похож на гламурную поделку или костюмированную постановку. Мне больше хотелось перенести прошлое в настоящее и сделать так, чтобы события 1945 года воспринимались, как будто они были вчера».
  • Аналогичным образом, когда дело дошло до локаций и декораций, у Кента было одно требование – чтобы фильм точно воспроизводил облик послевоенного Гамбурга. «Детальное проектирование декораций для съемочных площадок в фильме вроде этого – дело абсолютно необходимое, потому что нужно дать представление о масштабе разрушений, – говорит режиссер. – Британцы за три дня сбросили на Гамбург больше бомб, чем было сброшено на Лондон за всю Вторую мировую войну, так что немецкий город напоминал Хиросиму. Мы должны были показать масштаб бедствия, потому что нельзя понять, как Рэйчел восстала из пепла своего горя, не осознав всю глубину ужаса, в который она была ввергнута».
  • Художник-постановщик Соня Клаус получила задание воссоздать панораму разрушения. Клаус и ее команда приступили к изучению огромного массива документальных материалов, в том числе видеозаписей и архивных фотографий, чтобы по возможности максимально достоверно изобразить разрушенные здания и обломки, которые от них остались. Ее целью было создать убедительную картину жизни среди руин. «Мы хотели показать, в каких условиях жили люди, как они выживали в этих завалах, – объясняет Клаус. – У нас были фотографии, на которых видны обломки огромных размеров, и люди продолжали жить в своих домах, потому что им было некуда идти. Люди продолжали готовить, стирать, мыться и старались выглядеть по возможности опрятными, идя на работу».
  • Съемки в Чехии, несколько усложнившиеся из-за суровых холодов, проходили преимущественно на двух локациях в Праге – на заброшенном сахарном заводе и на улице, которую перед прибытием съемочной группы полностью «зачистили». Команда Клауса завезла на фабрику тонны щебня и превратила пустые магазины вдоль улицы в разные заведения – оптику, универмаг и так далее, добавив мостовую, тротуары и фонарные столбы, выдержанные в стиле той эпохи.
  • Однако самым важным местом действия в фильме была вилла семьи Луберт – идеальный дом, где разворачивается основная часть истории. Кент хотел, чтобы дом выглядел не слишком вычурно, но при этом достаточно эффектно, чтобы заставить Рэйчел почувствовать себя в нем неловко. В конце концов, подходящий дом для натурных съемок был найден возле Праги, а съемки в помещении проводились в большом особняке неподалеку от Гамбурга, на севере Германии. «Размер дома был важен не только для демонстрации благосостояния семьи, но также и для практических целей – мы могли собрать там всю съемочную группу, – говорит Клаус, позаботившийся о том, чтобы декор помещений отражал увлечение Луберта искусством 1930 – 1940-х годов. – Нам повезло, что была возможность изменить интерьер дома в соответствии с нашими потребностями». Как отмечает Кент: «Дом должен был выглядеть аутентично. Мы знаем, что это была реальная история, потому что дед Ридиана Брука был ее участником, так что нам нужно было достоверно воспроизвести всю обстановку, одновременно также вовлекая аудиторию в ход событий. Нам очень повезло, потому что многие дома в Гамбурге уже реконструированы и переделаны на современный лад – это один из самых богатых городов в Европе. Но этот дом был идеальным. Мы имели возможность переделывать комнаты целиком для соответствия сценарию. Например, гардеробную превратили в ванную комнату, а еще у нас была комнатка для камеры». «Дом действительно характеризует персонажей, – добавляет Найтли. – Это – дом Луберта, дом, который Рэйчел не понимает. Он пугает ее, потому что она ничего не знает ни об одном предмете, ни об одной вещи, которые находятся в нем. Повсюду были картины и макеты, дополнявшие, обогащавшие фактуру фона. Такое внимание к деталям было просто удивительным». «Она – простой обыватель и равнодушна к искусству, – говорит Скарсгард. – Штефан вдохновлялся идеями школы Баухауз, он любит искусство, он любит музыку, и его дом полон красивых вещей, в нем стоят стулья Людвига Мис ван дер Роэ, но эта женщина не может оценить все это по достоинству».
  • Художник по костюмам Бояна Никитович и художник по гриму Барбара Кройцер также получили четкие и точные указания от Кента: простота – лучшее решение. «Мне как бывшему создателю документальных фильмов не хотелось чрезмерно приукрашивать эпоху, – говорит режиссер. – Конечно, проще всего было бы действовать по шаблону, сделав из Фриды милую девочку-подростка, а Рэйчел – этакую английскую домохозяйку из среднего класса под толстым слоем грима. Кира тоже очень заинтересовалась этим вопросом – она хотела чувствовать себя настоящей, охваченной скорбью и понятной публике».
  • Тем не менее, перед внешним миром она предстает под маской сдержанности и самообладания, что нашло свое отражение в ее гардеробе. Никитович сделала ставку на ткани горчичных и золотистых тонов и фасоны, классические по духу, но позволявшие выделить образ героини на экране. «Рэйчел очень хорошо одевается, – говорит Найтли. – Бояна создала для нее шикарный гардероб, выдержанный в довольно строгом стиле. Все дело в четких линиях, довольно простых, но хорошо скроенных и превосходно выполненных моделях». «Я думаю, что любому художнику по костюмам понравится работать с Кирой, – добавляет Никитович. – Она очень талантливая, и с ней легко иметь дело».
  • В гардеробе у Рэйчел есть, по крайней мере, одна эффектная, роскошная вещь. Сногсшибательное вечернее бальное платье, которое она надевает на офицерский бал в конце фильма, когда Льюис наконец узнает правду о романе своей жены и Луберта, стало для Никитович одной из самых сложных задач в ее работе над фильмом. Платье должно было не только быть визуально ярким, привлекающим всеобщее внимание, но при этом его дизайн должен был наглядно передать определенную смену в душевном состоянии Рэйчел. «Платье, которое она надела, почти ничего не скрывает, – говорит Никитович. – Как и она сама в тот момент. Она раскрывает себя перед мужем, перед всеми вокруг. Она не боится открыться миру».
  • Льюису не удается обрести такое же чувство свободы и избавления от бремени. Хотя в конечном итоге его восприятие собственного брака и потрясений, которые довелось пережить ему и Рэйчел, постепенно претерпевает перемены, его внешний вид практически не изменился. Даже в самой повседневной ситуации он остается британским офицером до мозга костей. «Ему настолько комфортно в форме, что он носит ее даже в домашней обстановке, но без куртки, без галстука и с закатанными рукавами, – говорит Никитович. – Словно это его вторая кожа». Тем временем, Луберт остается без элегантных костюмов, которые он обычно носил, и переодевается в простую одежду рабочего. «Он делает все, чтобы выжить, – говорит Никитович и, отдавая должное Скарсгарду, добавляет: Александр потрясающий актер, он думает о костюме, обо всех этих деталях, которые важны для образа. Он немного похудел, чтобы больше походить по комплекции на человека, жившего в Германии в 1945 году. Это сейчас мы привыкли к крепкому, спортивному телосложению, но для того времени оно было редкостью».
  • Такое тщательное внимание к деталям было ключом к тому, чтобы фильм казался аутентичным не только с точки зрения воспроизведения послевоенной обстановки, но и в плане переживаний людей, которым довелось жить в это необычную пору. «Я предпочитаю рассказывать истории со смыслом, – говорит Кент. – Мне кажется, что Вторая мировая война и все то, что произошло с Германией, это темы, которые находят отклик и в наше время. Мы живем в дни, когда в наших руках судьба беженцев, когда наша политика претерпевает изменения, а в западном мире нарастает кризис взаимопонимания между нациями. Мы несем ответственность за будущее, как и поколение, жившее в 1945 году; их задача была намного сложнее нашей, но они справились с ней».

Ошибки в фильме

  • В книге, трейлере к фильму и рекламных материалах указывается, что история происходит в 1946 году. Однако в начале фильма говорится: «Через шесть месяцев после окончания войны». Так как Германия сдалась в мае 1945 года, то история должна начинаться в ноябре 1945 года, а не 1946 года.

Сюжет

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

Рэйчел Морган едет в поезде. В соседнем купе мальчик читает матери инструкцию для англичан, прибывающих в Германию: вы попадаете во враждебную страну, немцы нас ненавидят. С ними ни в коем случае не надо брататься. Что такое – брататься? Мать объясняет: с немцами нельзя дружить.

К загородному особняку подъезжает штабная машина. Оттуда выходят офицеры английских оккупационных войск в Германии, заходят в дом, объявляют хозяину: ваш особняк конфискован для нужд английской военной комендатуры. Сопровождающий поясняет полковнику Льюису Моргану: хозяин Стефен Люберт, он архитектор.

Гамбург, 1945 год. Прошло пять месяцев после победы союзных войск над Германией. На вокзале Льюис встречает свою жену Рэйчел. Они едут по разрушенному городу на машине. Льюис говорит: тут до сих пор под завалами находят трупы, 25 тысяч пропавших без вести. Мы за день сбросили на Гамбург столько бомб, сколько немцы на Лондон за всю войну. Не надо сравнивать.

Стефен перед зеркалом репетирует приветственную речь для новых хозяев дома: теперь это ваш дом, добро пожаловать!

Стефен встречает Морганов. Рэйчел проходит мимо него, словно не замечая протянутой для рукопожатия ладони.

Стефен показывает дом: вот это – лучшая комната. Это – Стейнвэй. Играете? Рэйчел: сейчас уже нет. Жаль, рояль будет простаивать. Льюис обращает внимание на пятно на стене: что это? Тут висела картина, повреждена. Не знаю, чем заменить. Льюис говорит Рэйчел: Стефен – архитектор. В прошлом, сейчас я прессовщик.

Из окна дома видно море. Стефен говорит: это DeutscheSee. Как это перевести? Льюис: Северное море. Море одно, названия разные.

Стефен просит разрешения пожить с дочерью в доме несколько дней до отправления их в фильтрационный лагерь.

Льюис и Рэйчел вечером в постели. Льюис: мне это напоминает наш медовый месяц. Рэйчел берет из рук мужа портсигар, достает сигарету. Ты куришь? Доктор сказал, что это полезно для нервов. А помнишь тот домик с прохудившейся крышей? Да. И холод какой был! Ты сжег в печке мои книги! Роман Агаты Кристи, я так и не узнала, кто убийца. Дворецкий, конечно же, кто еще?

Утром Льюис уезжает в комендатуру. Ему сообщают, что мародеры забросали гранатами машину с продовольствием, есть убитые. Одного из нападавших схватили. Льюису докладывает офицер военной разведки Кит Бернэм. Задержанный мародер – молодой парень – вырывается из рук конвойных, пытается убежать. Бернэм стреляет в него из пистолета, парень падает. Бернэм склоняется над умирающим и видит на его предплечье татуировку: 88. Ясно, это из Вервольф. Этих меченых сегодня развелось! Они до сих пор не хотят признать поражение.

Рэйчел ходит по дому, заглядывает в комнату. Там на полу девочка-подросток читает книгу. Ты, наверное, Фрида? Что читаешь? Девочка встает и молча выходит из комнаты.

Стефен выговаривает дочери по-немецки: не ходи сюда. Иди переоденься! Пора в школу. Он обращается к Рэйчел: вечно с ней так, не слушается отца.

Служанка Хайке подает Рэйчел кофе. Она обращается к англичанке по-немецки. Приходит Льюис. Рэйчел жалуется, что не может общаться с прислугой. Я хочу чая, а она мне приносит кофе. Тут чая не достать, я попробую купить в армейской лавке. Рэйчел: скорее бы мы остались вдвоем! Льюис: может, пусть они останутся? Прислуга? Люберты. Мы будем жить на первом этаже, а они на втором. И что, все так поступают? Ни у кого нет такого шикарного особняка. Я думала мы останемся вдвоем. Мне так некомфортно будет. Ты пойми, там повсюду такой хаос, мне их просто негде поселить, да и кормить тоже нечем.

Люберты переносят свои вещи на второй этаж.

Рэйчел садится в кресло, стоящее в гостиной, она чуть не опрокидывается навзничь. В комнату заходит Стефен: вам не нравится это кресло? Считается, что это – самая функциональная конструкция, самое удобное кресло. Это школа Баухаус. Рэйчел: очень неудобно! Стефен: оно сделано без излишеств, с чисто рациональной точки зрения. А что, для того, чтобы сделать удобную вещь, обязательно нужно философию разводить? У любого творения есть своя философия. Рэйчел: мы же с вами договорились, что у каждого будет своя территория. Если вашей дочери нужно что-то в наших комнатах – пусть скажет Хайке. Да, конечно, ей нужно свыкнуться с новой ситуацией. Я с ней переговорю. Про-, а не пере-. Что? Приставка другая: проговорю, а не переговорю. Стефен протягивает Рэйчел связку ключей: вы теперь хозяйка.

За ужином Рэйчел благодарит Хайке по-немецки. Когда служанка выходит, Рэйчел говорит мужу: смотри, она снова ухмыляется! Просто ты ей сказала, что она – вкусная. Я, по крайней мере, старюсь. И давно хотела у тебя спросить: как у тебя все это получается, все эти ритуалы? Ты бреешься, ужинаешь, собираешься, ходишь на службу. Словно ничего не произошло. Хватит об этом. Главное – сохранять достоинство. И давно ты таким моралистом стал?

Рэйчел сидит в ванной, плачет.

Рэйчел сидит в кафе со своей подругой Сюзан. Она рассказывает ей о том, что муж так проникся расположением к Люберту, что позволил ему с дочерью остаться в доме. Сюзан говорит, что Льюис так поступил напрасно: ненависть может и не проявляться, но она есть. С немцами надо быть осторожней, они другие.

Рэйчел возвращается домой, видит Фриду, играющую на рояле. Она снова напоминает Стефену о разделе дома. Отец говорит дочери, чтобы она не смела больше заходить в гостиную без разрешения. Он извиняется перед Рэйчел. Та хвалит игру Фриды, говорит, что девочка может играть на рояле, когда ее не будет дома. Стефен говорит, что Фрида играет отвратительно: Клавдия напрасно над ней билась. Кто это? Моя жена. Она тоже в доме? Нет, она погибла во время бомбежки. Извините.

В своей комнате Стефен выговаривает Фриде за нарушение установленных правил. Ты что, хочешь жить в лагере? Фрида говорит: правильно мать про тебя сказала, что ты трус.

Ругань Любертов в своей комнате слышит Рэйчел.

Фрида едет в школу на автобусе. Она сходит на другой остановке, присоединяется к людям, которые разбирают завалы. Обнаруживают два обгорелых трупа, лежащих в обнимку. Английские солдаты, наблюдающие за разбором завалов, шутят: вот это по-нашему. В обнимку с красоткой.

На разборе завалов Фрида знакомится с Альбертом. Парень угощает девушку сигаретой.

Морганы приходят в гости к Сюзан и ее мужу Киту Бернэму. Сюзан показывает прямоугольное пятно на стене. У вас тоже такое есть? Такие пятна теперь во всех немецких домах. Раньше здесь висел он. Кто – он? Их фюрер. Самое большое пятно на их совести.

Бернэм рассказывает: я теперь занят выдачей документов тем немцам, которые доказали свою благонадежность. Рэйчел спрашивает мужа: я Люберт получил документ? А для тебя это важно? Да, мне важно знать, был он нацистом или нет. Льюис: можно просто посмотреть человеку в глаза. Ясно, что Люберт – не военный. На его руках крови нет. Рэйчел: у всех у них руки в крови! Льюис: да пойми ты, война окончилась победой союзных войск! Так у него есть документ? Нет пока. Но это – формальность.

Фрида заходит в спальню Морганов, рассматривает нижнее белье Рэйчел. Она обнаруживает в прикроватной тумбочке портсигар Льюиса. На нем гравировка: от Рэйчел с любовью, 1941. Внутри портсигара фотографии Рэйчел, Льюиса и их маленького сына Майкла.

Стефен проходит процедуру проверки. Его допрашивает Бернэм. Вы строили для нацистских чинов? После 33-го года мы строили все, что нам приказывали. Бомбардировки отразились на здоровье членов вашей семьи? На здоровье моей жены. Она погибла, как и еще 40 тысяч человек, когда англичане сровняли наш город с землей. Каково состояние вашей жены? Она дочь богатых родителей, у них есть несколько верфей. Они занимались перевозкой оружия нацистам? Мы не имели никакого отношения к бизнесу отца моей жены. Вы были членом партии? Мне ненавистно все, что они делали. Я не об этом спросил. Я не был членом партии. Бернэм показывает Стефену фотографии узников немецких концлагерей. Вы об этом знали? Нет. На вопрос в опросном листе «Вы желали победы Германии в войне?» вы ответили, что вам хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Это тоска по прошлому. Мне хотелось вернуть все, как было раньше, чтобы жена была жива. Хорошо, идите, мы сообщим вам о результатах.

Рэйчел обращается к Стефену, показывая на стену, где вместо пятна теперь висит картина с обнаженной дамой. Вам не нравилось пятно – я его прикрыл. Что вас смущает? Ню? Немец-художник? Тут висел он, ваш фюрер. Что вам надо? Войне конец, вы триумфаторы, ваша совесть чиста. Хотите, я сюда повешу натюрморт или пейзаж? Оставьте этот тон! А вы выставьте нас! Вы нас ненавидите. Будете тут без нас скандалить с мужем, хотя его почти не бывает дома. Вы забываетесь! Вам нужен повод, чтобы нас выселить? Стефен обнимает Рэйчел и крепко целует ее в губы. Та дает ему пощечину. Вам лучше уйти.

Фрида приходит к Альберту, который обитает в подвале разрушенного дома вместе с другими подростками. Фрида отдает ему портсигар Льюиса. Где взяла? Украла у англичанина, который у нас живет. Альберт опускает ладонь в пыль, покрывающую пол подвала. Знаешь, что это? Это пепел твоего города, это, может быть, все, что осталось от такой же немецкой девочки, как ты. Фридазамечает на предплечье Альберта татуировку 88. Что это? Две восьмые буквы алфавита: HH, то естьHeilHitler!

Рэйчел показывает мужу накрытый к приему гостей стол. Как мы будем садиться? Только, пожалуйста, не спорь с Китом. Вы же англичане, поговорите о погоде. Льюис обнимает жену. Когда придут гости? Через час. Поднимайся наверх. Рэйчел поднимается в спальню, раздевается, садится на постель. Звонит телефон. Льюис говорит, что звонят из комендатуры. Опять митинг. Есть жертвы. Принимай гостей без меня. Езжай, спасай Германию.

У здания комендатуры толпа поджигает британские флаги, солдаты пытаются удержать людей. Подъезжает Льюис, на его машину набрасываются демонстранты. Льюис отдает команду: не стрелять! Раздаются выстрелы.

В толпе Стефен. Его сбивают с ног, разбивают ему голову.

Рэйчел принимает гостей. Бернэм говорит, что рейнвейн неплох. Это из запасов Люберта.

В дом входит Стефен. Горничная Грета спрашивает, нужен ли ему врач. Нет. Стефен видит, как англичане веселятся: Бернэм сидит за роялем и распевает опереточные песенки. Сюзан приглашает Стефена присоединяться к веселью. Тот отказывается, говорит, что устал. Но потом он подходит к роялю и требует, чтобы Бернэм перестал барабанить по клавишам: этот рояль – память о моей жене. Бернэм демонстративно бьет по клавишам рояля кулаком. Мужчины подходят друг к другу, смотрят в глаза. Женщины становятся между ними, Стефен уходит к себе. Рэйчел провожает гостей.

Рэйчел обрабатывает рану Стефена. Тот говорит: вы меня избегаете? А я хотел перед вами извиниться. За что? Не стоит. Хотел извиниться – но не стану этого делать. Рэйчел наклоняется к Стефену, обнимает его и целует. Они занимаются сексом на столе. Слышится шум подъезжающей машины. Любовники лихорадочно приводят себя в порядок, в гостиную входит Льюис. Он спрашивает Стефена:что стряслось? Оказался не в той толпе. Значит, вы все знаете. Меня сегодня там чуть не убили. Стефен уходит. Льюис спрашивает жену: как вечер? Хорошо. Я устала, пойду спать.

Утром Льюис обнаруживает пропажу портсигара. Он выходит на лестницу, встречает там Фриду, просит ее вернуть его портсигар: это подарок супруги, там фотографии, которые очень ценны для меня. Фрида проходит мимо Льюиса с презрительным фырканьем.

Льюису в комендатуре сообщают новости: в русской зоне оккупации произошел взрыв, есть погибшие. Возможно, там действовали те же люди, что и в английской зоне.

Льюис сообщает Рэйчел: я уеду на несколько дней. Можно, я поеду с тобой? Не получится. Ничего, потом мы с тобой все наверстаем.

Рэйчел говорит: шесть дней. Что? Я узнала, что тебе после похорон полагался отпуск в шесть дней. Ты не стал его брать, бросил меня. Была война. Я делал свое дело. Чего ты хочешь? Вернуть его. Я этого сделать не смогу. Умоляю тебя, не уезжай! Льюис уезжает.

Стефен работает над чертежной доской, слушает патефон. Музыку слышит Рэйчел. Она садится за рояль, открывает нотную папку: Дебюсси, «Лунный свет». Рэйчел начинает играть.

Флешбэк. Рэйчел сидит за роялем с Майклом, обнимает и целует сына.

В гостиную входят Фрида и Стефен. Фарида подсаживается к Рэйчел, они некоторое время играют вместе. Потом Рэйчел освобождает место, Фрида продолжает играть одна. Фрида заканчивает играть на фальшивой ноте. Рэйчел: этот аккорд Майклу тоже не давался. Это мой сын. Он погиб 2 июля 1942 года. В дом попала бомба. Ему было 11 лет. Сейчас ему было бы столько же, сколько тебе. Он приходил из школы, руки все в чернилах. Я часами оттирала. Сначала его руки, а потом клавиши. Рэйчел плачет: я не знаю, как мне с этим жить. Стефен обнимает ее, пытается утешить.

Рэйчел стучит в комнату Любертов, она приглашает их вместе позавтракать. Она говорит Фриде, что пригласила парикмахера. Он может поработать и над твоей прической.

Парикмахер делает прическу Фриде. Рэйчел, Стефен и Фрида смотрят при помощи кинопроектора мультфильм. Фрида уходит из дома, прислуга отпрашивается у Стефена. Рэйчел и Стефен ложатся в постель.

Льюис приезжает в советскую зону оккупации. Он допрашивает организатора взрыва. Это бывший штурмбанфюрер СС Зигфрид Ляйтманн. У него на руке татуировка 88. Он говорит, что никого не назовет Льюису. Льюис говорит, что Ляйтманн трус, посылает на смерть мальчишек вместо себя. Ляйтманн говорит, что союзники ничего не смогут сделать с его юнцами: мы придем к вам ночью, перережем вам глотки! Льюис говорит, что он расстреливал и более молодых людей: во время войны я расстреливал всех немцев подряд, пока за дело не взялась армейская бюрократия. Только бы война закончилась! Льюис швыряет Ляйтманна на пол, целится в него из пистолета, требует назвать имена сообщников. Ляйтманн вопит от ужаса.

Рэйчел и Стефен в зимнем лесу собирают хворост, играют в снежки. Стефен приводит любовницу в небольшую хижину. Там он растапливает печку, любовники ложатся в постель. Стефен рассказывает, что у него сеть домик в Альпах. Он предлагает Рэйчел уехать туда вместе с ним: начнем все с чистого листа. Но у тебяже нет документов. Это вопрос времени.

Фрида приходит к Альберту. Они занимаются сексом. Альберт смотрит на фотографию Льюиса и Майкла из портсигара: расскажи мне об англичанах, которые забрали ваш дом.

Рэйчел встречается в кафе с Сюзан и просит ее посодействовать Стефену в получении документов. Сюзан обещает поговорить с мужем. А ты так хорошо выглядишь, такая счастливая. Что случилось? Просто мне нравится Рождество. Ты подарки купила? Мишка – для дочери Люберта? Да. А сигары? Для мужа, когда он вернется.

Возвращается Льюис. Он откупоривает бутылку шампанского. Рэйчел: что отмечаем? Я получил новое назначение, в министерство, мы возвращаемся в Лондон. Тебя отпустят так сразу? Я прошение подал уже давно, не хотел тебе говорить, чтобы не обнадеживать.

Стефен получает письмо, ему прислали документы.

Льюис и Рэйчел собираются на полковой праздничный банкет. Стефен просит Рэйчел рассказать мужу, что она завтра с ним уезжает. Я сам могу это сделать. Нет, лучше я.

На торжественном приеме к Льюису подходит Бернэм: если ты хотел посодействовать Люберту – зачем было делать это через жену? Льюис приглашает Рэйчел на танец: скажи, это правда то, что я подумал? Скажи, что я сошел с ума? Я перед тобой виновата. И давно это у тебя? Не здесь. Скажи, я хочу знать. Давно началось, не здесь. Со смертью Майкла все сломалось. Ты меня бросил. Скажи, что это я виновата в его смерти, что я должна была его спасти. Рэйчел выскакивает на улицу, садится в машину. За ней выбегает Льюис, он садится за руль, а шофер – на пассажирское сиденье.

Машина едет через лес. Раздаются выстрелы. Шофер убит. Льюис выскакивает из машины и гонится за нападавшим по лесу. Появляется Фрида, она зовет Альберта. Альберт выскакивает на лед замерзшего моря. Льюис предлагает ему вернуться. Под Альбертом ломается лед, он тонет в полынье.

Вернувшись в дом, Рэйчел сообщает Стефену, что рассказала все мужу.

Утром Стефен и Фрида дожидаются Рэйчел возле такси. Та заходит попрощаться к мужу. Льюис ее спрашивает: как он умер? Просто взрыв – и все. Одном мгновенье. Льюис говорит: я не хотел тебя бросать одну, но не мог с тобой остаться. В твоих чертах я все время вижу его, когда ты смеешься – слышу его голос. Твоя кожа пахнет Майклом. Рэйчел обнимает Льюиса, затем выходит с чемоданом на улицу.

Рэйчел и Люберты приезжают на вокзал. Фрида входит в вагон. Рэйчел стоит на платформе. Стфен говорит: едем, ты же хотела начать с чистого листа. Да, хотела. Рэйчел поворачивается и уходит. Ее окликает Фрида. Она из окна передает Рэйчел портсигар Льюиса.

Льюис с чемоданами в руках выходит из дома, идет к ожидающей его машине. Обернувшись, он видит Рэйчел. Жена подходит к нему и заключает в объятия. Льюис ее целует.

Отзывы о фильме «Последствия»

Рецензии на фильм «Последствия»

  1. Рецензия на фильм «Последствия»
  2. B I Правила размещения рецензии
  • Оценка фильма
    6 из 10

    В постели с врагом

    После окончания Второй мировой войны полковник Льюис Морган вместе с супругой командирован в Гамбург для восстановления города и подавления остатков сопротивления. Временным местом проживания для молодой пары становится особняк немецкого архитектора, который потерял при бомбёжке жену и теперь вынужден ждать от британцев милосердия… Читать далее
  • Оценка фильма
    6 из 10

    Гамбург, год нулевой

    Ридли Скотт славится не только уникальным режиссёрским дарованием – даже с привычной оговоркой, что у него, как и у почти любого художника, всё-таки бывали периоды творческого спада. Этому выдающемуся кинематографисту, что ни говори, не откажешь и в продюсерском чутье. Ридли, быть может, не столь тонко чувствует запросы широкой публики, как покойный брат Тони, но тоже знает толк в зрелищах и вообще – понимает, какие истории способны тронуть, взволновать, оставить след в душах зрителей и зрительниц… Читать далее
Оформить подписку