Рецензия на фильм Мой ангел от Анна Кравченко

Mon Ange
Оценка фильма
3 из 10

Я сошла с ума! Какая досада…

Маленькая страна Бельгия дала миру целую плеяду великих людей: Рене Магритт, Тиль Уленшпигель, Амели Нотомб, Эркюль Пуаро… Гарри Клевен, по-моему, уже заслуживает включения в почетный список. Его фильм «Мой ангел» (Клевен выступает здесь как режиссер и сценарист) дает для этого веские основания.

Луиза полюбила фокусника. До добра это ее, разумеется, не довело. Хитрый иллюзионист исчез без следа. Точнее, один след он-таки оставил. Непосредственно в Луизе. Она родила невидимого младенца. Вполне предсказуемый итог страстного циркового романа. Злые бездушные люди зачем-то поместили бедолагу в психушку. Там она и воспитала сыночка, которого незатейливо назвала Мой ангел. А в соседнем доме (еще один корпус психиатрической лечебницы?) жила-была девочка Мадлен. Очень красивая, но слепая. Две инвалидности соединись и начали поиски своего нелегкого счастья. Но вот ведь какая незадача: девочка подросла и прозрела (какие-то злые бездушные люди сделали ей операцию). Плюс половое созревание подоспело. Начались взаимные переживания и страдания, осложняемые попытками дать ответ на главный вопрос философии: существует ли стул, если он стоит в пустой комнате, и на него никто не смотрит?

История может быть интерпретирована как минимум тремя способами. Это еще если не обращать внимания на псевдофилософскую чушь, которой нас периодически развлекает Клевен (зря что ли он к написанию сценария привлек аж настоящего писателя Томаса Гюнцига). Первый вариант: зрителю преподносят фантастическую историю, навеянную классическим романом Герберта Уэллса. Версия неправдоподобная. Слишком много логических нестыковок, отсутствие важных деталей. Невидимка ведь должен голый ходить, а действие фильма разворачивается отнюдь не в субтропиках, да и слепая девочка его регулярно ощупывает. Не пойдет.

Второй вариант: авторы фильма пытаются художественными средствами изучить медицинскую проблему. Заразна ли шизофрения? Тоже маловероятно. Даже ребенок вам скажет, что заразна. Стоит в детском саду появиться невидимому другу, как большинство ребятишек начинают одолевать его клоны. Тратить целый фильм на установление столь очевидных обстоятельств точно не стоит. Так мы методом исключения приближаемся к истине. Гарри Клевен просто решил снять по-настоящему изысканное авторское кино. Он подобрал пару эффектных актрис на роль Мадлен, Ханна Бодро (ребенок) и Майя Дори (девушка) и дал вволю порезвиться оператору (Джульетт Ван Дормел). Это же авторское кино!

Поэтому зрителю регулярно преподносят черные кадры, позаимствованные у Казимира Малевича, изображение периодически расфокусируется, дрожит, картинка зачем-то переворачивается на девяносто градусов (мы поняли, это герой на травку прилег). А чтобы показать мир глазами невидимого мальчика, кадр вставляется в прямоугольную рамку, словно мальчуган в ящике с окошечком сидит. И мамина фигура ему видится какими-то кусочками. Когда оператору (актрисе в анамнезе) надоедает это баловство, мы получаем сочные картинки: парковые пейзажи, блики солнца в листве, сверкающая водная гладь лесного озерца, обнаженка в ванной и в озере под водой, она же сквозь прозрачные занавесочки – словом, вся самая махровая операторская попса. И, наконец, розочка на торте: женская грудь, которую сосет невидимый младенец или тискает невидимый юнец. Милая Джульетт Ван Дормел, когда же вы наиграетесь с камерой и поставите ее по-человечески на штатив? Наблюдая ваши эксперименты, можно быстро утомиться. Да еще саундтрек угнетает своим сладеньким однообразием, жалобное пиликанье скрипочек взыскательному зрителю всю душу измотает.

Что интересно: из фрустраций стареющего режиссера-вуайериста (это так сладко, подглядывать за барышней самого лолитистого возраста) получился почти идеальный эротический фильм для девочек пубертатного возраста. Их пробуждающееся либидо пока еще не имеет телесной объективации, настоящие живые мальчишки, их ровесники, обладают такими серьезными недостатками, как прыщи, вонючие носки и матерная лексика. А здесь – милый невидимый друг. Практически ангел. У него приятный голос, он пахнет карамелькой и разговаривает почти как единорог из мультика. Качает на качельках и периодически на руках носит.

Итак, мы получили киноисторию о нетрадиционной любви. Скорее всего, картина получит свою порцию зрительских симпатий, так что Клевену стоит продолжить работу на этом направлении. Какие занятные сюжеты еще дожидаются своего воплощения на экране! Например, любовь безрукой баскетболистки и безногого бегуна на средние дистанции. Или страсти, разгоревшиеся между лесбиянкой и импотентом. Или совсем простенький вариант: у нее нет правого глаза, а он не слышит левым ухом, но общаются они исключительно по скайпу. Но если желаете настоящую трагедию – пожалуйста. Она обожает творчество Дарьи Донцовой и болеет за питерский «Зенит», а он фанат московского «Спартака» и зачитывается Хулио Кортасаром. О сколько нам открытий чудных может приготовить сумрачный бельгийский гений!
1

Все комментарии

Оформить подписку