Рецензия на фильм Тихое место от Анна Кравченко

A Quiet Place
Оценка фильма
9 из 10

Молчание ребят

Нарушение принципа «Молчание – золото!» может привести к самым непредсказуемым последствиям. Например, к таким, которые стали сюжетной основой для прекрасного советского мультфильма 1962 года «История одного преступления». Там человек с обостренным слухом долго терпит шумливое человекообразное окружение, а потом его терпению наступает конец, и он берет в руки смертоносную сковородку. Режиссер (он же сценарист, он же продюсер, он же исполнитель главной мужской роли, он же супруг исполнительницы главной взрослой женской роли) Джон Красински слегка осовременил эту историю. Теперь существа с обостренными акустическими способностями вторгаются на нашу планету откуда-то извне и обнаруживают здесь массовые нарушения требований по соблюдению тишины. Они берут в зубы смертоносные… нет, сковородок здесь не будет.

Итак, человечество стало жертвой собственной безалаберности и почти поголовно было истреблено очередными пришельцами. Среди немногих выживших семья фермеров: Ли Эббот, его жена Эвелин (Эмили Блант), а также трое детишек: Маркус (Ноа Джуп), Риган (Милли Симмондс) и Бо (Кейд Вудворд). Им удалось остаться в живых благодаря абсолютному табу на сотрясение атмосферного воздуха звуковыми колебаниями. Авторы фильма с нескрываемым удовольствием демонстрируют зрителям многочисленные ухищрения и уловки, на которые идут Эбботы, чтобы не достаться хищным монстрам на зубок (зубки, разумеется, фирменные, от Чужих). Они изъясняются на языке глухонемых. Нет худа без добра: Риган слабослышащая, а потому для общения с девочкой вся семья освоила навыки коммуникативной жестикуляции. Ходят они исключительно босиком, используя походку, которую американцы именуют индейским шагом. Даже когда дети играют в «Монополию», они бросают игровые кубики на специально подстеленную ткань. Чтобы ненароком не заскрипеть половицей, люди ступают по полу только в местах, специально отмеченных краской. Что будет, если нарушить запрет, какие кары грозят ребятам, не желающим сохранять молчание – нам несколько раз демонстрируют самым убедительным образом: молниеносный, почти неуловимый взглядом бросок чего-то рукасто-клыкастого – и нет нарушителя тишины.

Эбботы вроде бы приноровились к подобным условиям нечеловеческого существования, но им предстоит решить одну серьезную проблему: Эвелин беременна. Это радистке Кэт из сериала «Семнадцать мгновений весны» было легко. Ей всего-то и надо было не кричать во время родов «мамочка» с рязанским акцентом. Эвелин вообще нельзя издавать ни звука. А потом попробуйте объяснить новорожденному о смертоносном характере младенческой привычки привлекать внимание кормящей мамочки при помощи пронзительных криков. Срок идет, живот Эвелин увеличивается в размерах, Ли молча возится в своей компактной лаборатории. Напряжение нарастает. Зритель в предвкушении. И авторы картины эти ожидания оправдывают в полной мере. Такого качественного фантастического хоррора мне давно видеть не приходилось. Мне кажется, сам маэстро Хичкок не сделал бы лучше. Саспенс нагнетается просто идеально. Как это удалось дебютировавшему в режиссерском амплуа Красински?

Культурологами давно подмечено: искусство начинается с грамотного введения ограничений. От вас, к примеру, требуют, чтобы персонажи вашей истории изъяснялись только при помощи танца. Вы чуть-чуть помучитесь и создадите балет. А пусть они у вас только поют! Хорошо, попробуем. Вот вам опера. Расскажите нам добротную историю в жанре научной фантастики. Ладно. Вот вам только пара фантастических допущений, а потом будет голый реализм. На нас напали пришельцы, обладающие гиперслухом. Идея оказалась очень плодотворной. Во-первых, она достаточно оригинальна, не затаскана. Мне припоминается примерно в том же духе только сюжет, использованный знаменитым английским фантастом Джоном Уиндемом в его романе «День триффидов». Там внезапно ослепшее человечество атакуют смертоносные ходячие растения. А, во-вторых, введение ограничений на использование речи заставило создателей «Тихого места» активизировать другие кинематографические ресурсы. Это позволило добиться в фильме для массового зрителя практически артхаусного эффекта. Оператор создает мини-шедевры в виде длинных планов, съемок против света. Отлично продуманы все цветовые решения. Чего стоят кадры, подсвеченные красными лампочками тревоги, причем в «Тихом месте» это не дешевый трюк создателей низкобюджетных ужастиков, а оправданный с точки зрения логики сюжета ход. Необычные ракурсы, акцентирование внимания зрителя на «ружьях», которые непременно должны выстрелить, грамотный монтаж без смакования кровавых сцен – весь видеоряд выполнен с безупречным чувством стиля и эстетическим вкусом.

Изобилие крупных планов позволяет вспомнить золотые времена немого кино. Актеры используют эти возможности в полный рост. Невербальными средствами изобразить сильные чувства – да об этом мечтает любой исполнитель. И великолепная Эмили Блант демонстрирует нам, что ей по плечу роли шекспировского репертуара. Юную Милли Симмондс мы недавно видели в фильме «Мир, полный чудес», она действительно слабослышащая от рождения, однако драматический талант заключается не только в произнесении заученных фраз. Эмоции, выраженные без слов, воздействуют на зрителя иногда гораздо сильнее. А еще диалоги на языке глухонемых нивелируют неизбежный пафос пространных разговоров, которые по доброй голливудской традиции должны обозначать нам приверженность авторов картины семейным ценностям. Оказывается, «я люблю тебя» на языке жестов может выглядеть очень эффектно и крайне трогательно. Но по-настоящему немым фильм Джона Красински, конечно, не назовешь. Виной тому – отменная работа звукорежиссеров. Звуковые эффекты выше всяких похвал. Они вносят достойный вклад в нагнетание атмосферы ужаса, которым большую часть экранного времени охвачены персонажи.

И, конечно, отменная динамика. Саспенс сменяется бодрой разрядкой в нужной последовательности, которая позволяет зрителям слегка перевести дух и подготовить себя к новым неизбежным ужасам. Что касается самих ужасов – то они тоже исполнены на приличном уровне. Да, сами чудовища в целом позаимствованы все из тех же «Чужих». Но авторы фильма придумали им одну живописную деталь, которая отличает этих монстров-слухачей от им подобных обитателей кино-вселенных. И разглядеть эти детали зритель сможет, не напрягая ни зрения, ни воображения: зловещие потемки на экране не всамделишные, а чисто символические. На дворе вроде бы ночь, но монстра мы видим во всех его пугающих подробностях.

Так что Джона Красински можно поздравить с прекрасным дебютом. Главное, чтобы он не зазвездил. Фильм все-таки не без недостатков. Не вполне соблюдены строгие каноны жанра научной фантастики. Допущение может быть только одно. Максимум – два. В остальном должна присутствовать самая убедительная логика. Почему герои ходят босиком, причем даже в весьма прохладную погоду? Неужели обувь на мягкой подошве или хотя бы носки помешали сохранять акустическую безопасность? Тут авторы пожертвовали здравым смыслом ради живописной детали. Тогда вопрос посложнее. На ферме Эбботов в изобилии имеется электроэнергия. Откуда она взялась? От нас эту деталь скрывают. Тот же генератор – штука довольно шумная. Солнечные батареи? Мини-гидростанция? Нет ответа. Но оставим придирки и зададим авторам (точнее – все тому же Джону Красински) по-настоящему каверзный вопрос. Каким образом ну очень быстрые и жутко-кусачие монстры смогли почти полностью истребить шумное человечество? Они что – бронированные? А если из автомата? Авиационную пушку – не пробовали? И где вообще весь огромный арсенал высокотехнологичного оружия, накопленного армиями развитых стран? Неужели эти бездонные арсеналы были (будут) опустошены в Сирии? Вот где настоящий ужас.
0

Все комментарии

Оформить подписку