Назад

Фильм Бог существует, её имя – Петруния (на македонском языке с русскими субтитрами) смотреть онлайн

Gospod postoi, imeto i' e Petrunija
Смотреть позже
7,3
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Петруния идет домой с очередного неудачного собеседования. Она решает поучаствовать в религиозном обряде по нырянию в речку за крестом и неожиданно побеждает. Это приводит в ярость окружающих мужчин.

Петруния – 32-летняя девушка с дипломом историка, которая живет с родителями в македонском патриархальном городке Штипе и никак не может найти работу. Измученная упреками матери, героиня отправляется на очередное собеседование не по профессии – в швейную мастерскую. Дерзкое поведение девушки не нравится руководителю, и он отказывает ей.

По дороге домой расстроенная Петруния видит мужское соревнование по нырянию в прорубь: священник бросает в ледяную реку святой крест, а мужчины должны найти его. По поверью, тот, кто достанет трофей, будет счастлив весь год. Петруния решает противостоять местным устоям и стать единственной женщиной, принявшей участие в этом обряде. Внезапно она оказывается быстрее всех и достает крест.

Разгорается скандал: Петруния переживает ночной допрос в полиции, нападения мужиков, оскорбления и угрозы от церковников. Так начинается борьба героини с архаичными традициями и патриархальным миром, где нет места женщине.

Македонская картина «Бог существует, ее имя – Петруния» Теоны Стругар Митевской – один из самых ярких фильмов Берлинале-2019, поднимающий актуальную тему феминизма. Посмотрите эту ленту в нашем онлайн-кинотеатре.

Приглашаем посмотреть фильм «Бог существует, её имя – Петруния (на македонском языке с русскими субтитрами)» в нашем онлайн-кинотеатре в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Языки
Македонский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Штип, Северная Македония. В окрестностях города проходит крестный ход, приуроченный к религиозному празднику Водицы.

Утром Васка будит свою взрослую дочь Петрунию. Мать говорит, что та должна идти на собеседование: устроишься на работу, будут льготы, пенсия. Ты уже не такая юная. Я не хочу, чтобы ты работала официанткой. Васка дает Петрунии адрес и имя человека, с которым нужно встретиться. Это сосед тетки Элли, он обещал подыскать тебе работу. Петруния упрямится: не хочу, это унизительно. Опять прожду 40 минут у секретарши, он меня примет, а потом – молчок. Васка: у него нет секретарши. И я хочу, чтобы ты красиво оделась. Мама, я твоя дочь, я из твоей вагины вылезла. Я для тебя такая страшная? Ты хорошенькая. Но толстая? Давай, одевайся, сделай милость. Если не ради меня, то хоть ради отца. Петруния: будь моя воля, я бы все время ходила голышом.

Петруния натягивает штаны и свитер, целует отца, накидывает куртку из искусственного меха, выходит из дома. Вскоре она замечает, что мать идет следом. Петруния просит не позорить ее: иди домой! Васка: не говори им, сколько тебе лет, скажи, что тебе 25. Прекрати, мама! Уходи!

Петруния заходит в лавку, где ее подруга Благица торгует одеждой. Та сообщает, что мужчина, на которого она работает, обещал свозить ее в отпуск. Петруния упрекает подругу в том, что она спит с женатым: ты разрушаешь семью, освященный богом союз. Благица обзывает Петрунию идиоткой: и с каких это пор тебе есть дело до бога? Со вчерашнего вечера. Потом Петруния извиняется перед подругой и просит одолжить ей платье для собеседования. Благица советует Петрунии назваться в этот раз более подходящим для нее именем. Пока Благица подыскивает наряд, Петруния рассказывает ей сказку. Давным-давно в Риме жила девушка. Один юноша задумал на ней жениться, а отец хотел, чтобы дочь осталась девственной. Он подстроил так, что она заболела, и когда она выздоравливала, то снова заболевала, так и умерла девственной. И стала святой. Благица: ну и засранец этот папаша! Действительно засранец. А знаешь, как ее звали? Петруния. Ну еще бы ты не была с таким именем девственницей!

Переодевшись в платье, Петруния приходит на швейную фабрику, беседует с управляющим. Тот интересуется: ты шить умеешь? Нет, я хочу устроиться к вам секретаршей. Но мне нужен работник, чтобы оформлял заказы, знал бухгалтерию, кофе мог сварить. Петруния утверждает, что справится с этим. Ты училась бухгалтерии, делопроизводству? Нет, я дипломированный историк, окончила университет. Где ты работала раньше? Нигде. Никогда? Никогда. Сколько тебе лет? 32. А почему у тебя вообще нет опыта работы? По моей специальности трудно найти работу. Управляющий сначала гладит Петрунию по коленке, пытается задрать подол платья, а потом заявляет: твоя тетка хорошая женщина, но ведь я не дурак. Шить ты не умеешь, в офисе ни дня не работала, выглядишь старше своих лет. Я бы даже спать с тобой не стал.

Уходя с фабрики, Петруния говорит одной из работниц: ваш шеф – полный идиот.

В церкви проходит праздничное богослужение. Торжественная процессия с хоругвями спускается от храма по лестнице, где стоит Петруния, направляется к реке. Петруния оказывается среди толпы верующих. Она сходит с моста, видит группу мужчин в одних трусах. Те кричат священнику, чтобы тот поскорее заканчивал читать молитву и бросал в воду крест, пока они все не замерзли. Согласно обычаю, тому из них, кто выловит крест, весь следующий год будет сопутствовать удача. Молитва окончена, крест летит в реку. Мужчины устремляются за ним, они ныряют в ледяную воду, наперегонки ищут крест. Поддавшись внезапному порыву, Петруния прямо в одежде тоже прыгает в реку, ей первой удается найти крест. Разъяренные ныряльщики пытаются отнять крест у женщины, одному из них это удается. Но священник требует, чтобы крест был возвращен женщине, которая его первая выловила. Начинаются шумные разбирательства, которые снимают телевизионщики из Скопье, а также некоторые из зрителей на свои мобильники. Разгорается скандал. Петруния с крестом сбегает, возвращается домой.

Журналистка Славица Янева берет интервью у священника. Тот говорит, что по церковным канонам в нырянии за крестом участвуют только мужчины. Славица сообщает, что женщина, которая нынче сумела выловить крест первой, скрылась, и теперь ее разыскивает полиция. Журналистка адресует вопрос командиру полиции города Штип Милану Стойчевски: какие правила действуют в столь необычной ситуации? Когда мы найдем эту женщину, поступим согласно закону. После того, как оператор выключает камеру, шеф-инспектор просит журналистку не раздувать шумихи вокруг произошедшего инцидента. Та заявляет: об этом мне судить, это моя работа. Гоняться за сумасшедшими бабами? Эту «сумасшедшую» преследует толпа, а вы что делаете? Все возможное, чтобы ее найти. Сомневаюсь.

Петруния лежит на кровати голой, положив на грудь крест. Вечером она выходит к родителям, которые смотрят телевизор. Мать просит рассказать, как прошло собеседование. Хорошо, меня высмеяли, когда я назвалась историком. Отец Петрунии Стоян утешает дочь: не волнуйся, золотко. В этот момент передают сообщение о беспрецедентном скандале во время церемонии ныряния за крестом в Штипе. Петруния запирается в своей комнате. Васка ломится к дочери, грозится выломать дверь.

Приходит Благица, Петруния пускает к себе подругу, показывает ей крест. А ты знаешь, что весь город на ушах стоит? Тебя все ищут. Благица показывает ролик из интернета: а ты крутая, прямо чемпион. Смотри, сколько у тебя лайков. Сейчас начнут тебе парни писать, станешь знаменитой.

В дверь снова стучит Васка. Благица открывает. Васка возвращает ей платье, потом требует от дочери отдать крест. Та отказывается. Мать обзывает дочь неблагодарным чудовищем, уродкой, гонит ее из дома, кричит: я отрекусь от тебя, прилюдно! Между ними завязывается драка. Петруния валит мать на пол, пинает ее. Она снова надевает платье и начинает складывать в рюкзак вещи. Куда ты собралась? К Благице. Та говорит: нет, так не пойдет. В дом приходят сотрудники полиции, они увозят Петрунию в участок.

Возле полицейского участка Славица пытается узнать мнение горожан о поступке женщины, которая сегодня поймала крест. Но все отказываются комментировать это событие. Полицейские ведут Петрунию. Они не подпускают журналистку и оператора к задержанной.

Петрунию оставляют ждать в коридоре. Через несколько часов она спрашивает сотрудников полиции: я арестована? Нет. Но тебя должны вызвать на допрос.

Шеф-инспектор Милан беседует в своем кабинете со священником. Ты знаешь, Коста, что архиепископ в Скопье недоволен осквернением священной традиции? Знаю. А ты знаешь, что в этой ситуации мы не можем заставить ее вернуть крест? Милан, она нарушила правила. Какие правила? Она женщина. Нужно подать заявление, что она украла крест, с просьбой его вернуть. Она его не крала, не заставляй меня врать, Милан. Все видели, что она нырнула и поймала крест. Я должен поступать по божьим законам. А я должен поступать по земным законам. Мы живем в правовом государстве. Без твоего заявления я не смогу возбудить дело, и мне придется отпустить эту женщину.

Славица, которую не пускают в участок, разговаривает с Петрунией по телефону. Она просит ее рассказать о себе и о мотивах своего поступка. Петруния не желает разговаривать с журналисткой.

Оператор Бойкан говорит Славице, что им пора возвращаться в Скопье. Та отказывается: это шанс для нас обоих. Надо привлечь внимание публики.

Священник пытается уговорить Петрунию отдать ему крест. Та отказывается. Ее ведут на допрос. Молодой офицер Дарко заполняет протокол, Милан задает вопросы. Когда он спрашивает Петрунию, верующая ли она, та говорит, что не обязана отвечать на вопросы личного характера. Милан выходит из кабинета, зовет одного из своих подчиненных – пожилого офицера Васко. Тот продолжает допрос, обвиняет Петрунию в том, что та нарушила правило. Петруния говорит, что закона она не нарушала. Васко сначала стыдит Петрунию, потом начинает орать, оскорблять ее. Дарко уводит разъяренного Васко.

Славица берет интервью у родителей Петрунии: это был протест против властей или против дискриминации женщин? Стоян говорит, что его дочь не сделала ничего плохого, она добрая, умная, трудолюбивая молодая женщина. Она окончила исторический факультет, всегда была отличницей. К сожалению, как и у многих молодых выпускников, у нее нет работы. У вас верующая семья? Стоян: нет. Васка: да, мы празднуем все религиозные праздники. Потом она обращается к тем, кто будет смотреть этот репортаж: люди добрые, пожалуйста, дайте моей дочери работу.

Петруния показывает Дарко крест: красивый, правда? Дарко отказывается к нему прикасаться. Ты не верующий? Не такой фанатик, как ты. Я тоже не фанатик. Зачем тогда ныряла за крестом? Сама не знаю. Это была провокация? Да, провокация. Ты думаешь, полиции больше нечем заняться, кроме как разбираться с тобой из-за какого-то креста? Я с тобой согласна, у вас полно более важных дел.

Славица ругается по телефону с мужем, который опаздывает в детский сад за их дочерью. К зданию полицейского участка приближается толпа агрессивно настроенных мужчин, которые сегодня ныряли за крестом. Славица дает Бойкану команду включить камеру. Мужчины называют женщину, которая их опередила, самим дьяволом, обвиняют ее в краже святыни. Славица хитростью добивается от них признания того факта, что впервые именно женщина выловила крест.

Милан отпускает Петрунию. Та в сопровождении Дарко выходит из участка. Разъяренные участники ныряния кричат в ее адрес оскорбления, окружают ее плотным кольцом, требуя вернуть украденный крест. Кто-то выплескивает на Петрунию ведро воды. Дарко уводит ее обратно в участок и запирает металлические рольставни. Славица тоже ищет в убежища в полиции, Бойкан остается снаружи.

Славица призывает Петрунию быть сильной, рассказать всем людям о том, что с ней произошло. Священник говорит журналистке, что у орущей толпы под дверью не может быть мнения, это – сброд. Будьте любезны, повторите это на камеру. Я сейчас позову оператора. Дарко приносит Петрунии полотенце. Журналистке он говорит, что та должна покинуть здание участка. Славица вынуждена выйти на улицу. Оттуда раздаются вопли: шлюха! Дарко просит коллег, которые смотрят телевизор, дать одеяло для промокшей Петрунии. Те в ответ отпускают скабрезные шуточки.

Дарко дает Петрунии свою спортивную куртку. Та спрашивает: ты думаешь, мне надо поговорить с журналисткой? Телевизор смотрят все, может быть, это поможет. А мне нужна помощь? Петруния плачет. Я не хотела никого спровоцировать. Дарко восхищается храбростью Петрунии. Это была не храбрость, я просто прыгнула, не думая, как животное.

Славица разговаривает по телефону с шефом: это настоящий скандал. На дворе 21-й век, а они хотят ее линчевать. Ты не видишь, как вскрылись все патриархальные устои? Не видишь, как доминируют мужчины, мужская сила, прикрытая традицией? Мы обязаны оповестить общественность. Даже если это кому-то не понравится.

Милан говорит священнику: нам повезло, что эта женщина не потребовала адвоката. Так что иди и скажи этим людям, чтобы расходились по домам. Если ты через пять минут не прогонишь их от участка, я их арестую.

Священник уговаривает мужчин разойтись по домам, обещает им: завтра мы вернем крест. Из толпы кто-то бросает камень, раздается звон разбитого стекла. На улицу выскакивают полицейские, избивают дебоширов дубинками. Зачинщикам беспорядков заламывают руки и тащат в участок.

Милан спрашивает Петрунию, какой у нее любимый период истории: Александр Македонский? Нет, Китайская революция. Меня интересует интеграция коммунизма в демократические структуры. Милан просит Петрунию показать ему крест. Та соглашается. Милан забирает у нее крест и запирает его в сейфе: сожалею, но моя обязанность – защитить вас. Петруния молча выходит в коридор. Там к ней подсаживается мужчина, который пытался отобрать у нее крест. Он говорит: чтоб тебе гореть с ним в аду, шлюха. Он плюет в лицо Петрунии: сука! Петруния бежит к выходу, видит там свою мать. Дарко впускает Васку в участок и сообщает Петрунии, что она должна дождаться приезда прокурора.

Васка говорит дочери, что эта куртка ей не к лицу. Зачем ты меня преследуешь, мама? Мне 32 года, я уже сама все знаю.

Бойкан намерен вернуться в Скопье: иначе из-за этой чокнутой я потеряю работу. Славица твердо решила доделать сюжет, она требует оставить ей камеру. Они ссорятся. Бойкану снова звонит шеф. Оператор описывает ситуацию, потом сообщает журналистке: тебя только что уволили. Да пошел ты, кретин!

Петруния вспоминает, как она была счастлива в семь лет, когда заняла первое место на вокальном конкурсе. Зачем ты тогда сказала мне, мама, что подкупила судью, дала ему подарочек? А сегодня на собеседовании тот знакомый сказал, что даже спать бы со мной не стал. Ты его неправильно поняла, он серьезный человек. Тут телефон не ловит, я, пожалуй, пойду, а то отец дома волнуется. Васка уходит. К Петрунии подсаживается священник: мне тоже надо дождаться прокурора. Петруния интересуется: это правда так важно, что женщина поймала крест? Он не твой, он божий. Я должен слушать свою паству, чтобы она была счастлива и довольна. А я разве не имею права быть счастливой и довольной? На тебя могут завести уголовное дело за разжигание религиозной вражды. За это дают до пяти лет. Но на меня два раза нападали! Под арестом я или нет?

Прокурор говорит Петрунии, что она не под арестом. Значит, я могу идти? Нет. Ты знаешь, что женщины никогда не участвовали в этом обряде? Конечно, я ведь женщина, а не идиот. Девочка, почему ты не вернешь им крест по-хорошему? Он не у меня, а у командира.

Славица берет интервью у друга Петрунии. Тот говорит: мне не ясно, в чем тут проблема, за что ее задержали. А что бы они делали, если бы бог был женщиной? Журналистка соглашается: да, вот в чем смысл. Что, если бог – женщина? В Македонии 2018 год, но ощущение, будто царит Средневековье. Может быть, поэтому ее называют вечной. Она навечно зацементирована в темных, мрачных Средних веках.

Милан возвращает Петрунии крест. Ее отпускают. Священник пытается образумить сквернословящих хулиганов, которых задержали в полиции. На выходе из участка он встречается с Петрунией, желает ей счастья. Петруния протягивает ему крест. Но ведь это ты его поймала. Я поймала, но он мне не нужен, он тебе нужен, им нужен. Со счастливой улыбкой на лице Петруния разворачивается и уходит прочь.

Знаете ли вы, что

  • На Берлинском кинофестивале в 2019 году эта картина стала одним из самых ярких феминистических флагманов, несмотря на то, что, по мнению режиссера Теоны Стругар Митевски, феминизм не является главным посылом в ее фильме.
  • Оформить подписку