Назад

Фильм Генри Пул уже здесь

Henry Poole Is Here
Развернуть трейлер
Поделиться
5,9
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Когда Генри Пул узнаёт, что скоро умрёт от рака, он переезжает в дом в родном городке в надежде провести свои последние недели в мире и покое. Его планы нарушают любопытные соседи, которые уверены, что на стене его жилища расположена религиозная реликвия, обладающая целительными свойствами.

Генри Пул болен раком в терминальной стадии. Получив страшный диагноз, мужчина полностью разочаровывается в жизни и решает провести свои последние дни в компании виски и замороженной пиццы. Генри бросает всё, что у него есть, и переезжает в городок, где он родился и вырос, чтобы умереть в тишине и комфорте.

Планам героя не суждено сбыться. Его новая соседка Эсперанза Мартинез настаивает, что должна обязательно посмотреть на лик Иисуса, выгравированный на стене дома Генри. Когда ей кажется, что изображение мироточит, женщина объявляет его настоящей святыней, и к жилищу Генри стягивается толпа любопытных посетителей. Пул постепенно знакомится со своими новыми соседями, их жизнями и проблемами, и люди, которые поначалу казались ему надоедливыми и раздражающими, разжигают в нём новый интерес к миру вокруг.

Трогательный фильм про отчаявшегося человека, в жизни которого произошло чудо, когда он уже не верил ни во что хорошее, понравится поклонникам душевных драматических комедий. Приглашаем вас посмотреть вдохновляющий фильм «Генри Пул уже здесь» в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Риелтор (Меган Уайт) показывает покупателю (Генри Пул) дом. Здесь все новое, на кухне встроенный гарнитур, вот здесь двор, тут можно разместить бассейн. Генри спрашивает, может ли он купить другой дом, следующий по улице. Меган говорит, что это невозможно. Генри: я дам хорошую цену. Меган: живущие там люди не хотят продавать дом. Вы ведь из Калифорнии приехали? Многим калифорнийцам очень нравятся наши места. Генри: сколько нужно заплатить за этот дом? Меган: 325 тысяч. Повторите, я не очень хорошо слышу правым ухом. 325. Я согласен. Меган: могу устроить скидку на 20 или даже 25 тысяч. Все-таки двор в запущенном состоянии. Генри: не надо, мне не нужны никакие скидки. Я тут ненадолго. А от цены ведь зависят и ваши комиссионные. Чем выше цена, тем больше комиссионные.

Генри заселяется в дом, завешивает шторами окна, пьет из горлышка спиртное, ложится спать.

Утром Генри будит звонок в дверь. К нему пришла соседка – Эсперанса Мартинес, она принесла Генри домашнее тамале. Эсперанса говорит, что это она нашла умершего прошлого хозяина дома. Он пролежал на кухне часов 10. Эсперанса интересуется у Генри: а вы сами откуда родом? Не отсюда.

Генри загорает во дворике своего дома, лежа в шезлонге. Появляется Меган. Она говорит, что пришла без предупреждения, поскольку у Генри нет телефона. Все нормально? Мы оштукатурили стену вашего дома. Генри: я об этом вас не просил, ведь я здесь ненадолго. И ваш маляр – халтурщик. На стене осталось пятно. Меган: мы это обязательно исправим. Генри: не стоит этого делать. Меган говорит Генри перед уходом: вам бы намазать тело кремом, а то сгорите на таком солнце.

Генри замечает стоящую у забора маленькую девочку (Милли Ступек), которая записала на портативный диктофон его разговор с Меган. Увидев, что она обнаружена, Милли убегает.

Генри видит из окна, что у только что оштукатуренной стены стоит Эсперанса. Она крестится, глядя на пятно.

Генри выходит из дома, подходит к дому Эсперансы, та с кем-то разговаривает по телефону. Генри спрашивает соседку: вы ходили по моему двору? Я видел из окна. Эсперанса: а вы не видели? Что я должен был видеть? Эсперанса подводит Генри к стене, на которой расположено пятно. Не видите? Я вижу пятно от плохой штукатурки. Эсперанса: вы просто не смотрите, это же лик божий, Иисус Христос! Генри: вы на солнце не перегрелись? Эсперанса: вы будете его игнорировать? Генри: я буду игнорировать вас, чтобы у меня проблемы не возникли. Вы кому звонили?

В дверь дома Генри звонит священник (отец Саласар). Мне позвонила Эсперанса Мартинес. Эсперанса выглядывает из-за плеча священника. Генри: я хочу, чтобы вы оба ушли. Эсперанса: падре, вы тоже видите? Отец Саласар разглядывает стену: похоже на лицо. Но лик Иисуса? Генри: вам обоим пора. Эсперанса: нет, смотрите, вот лицо, вот борода. Это святой лик! Отец Саласар: возможно. Но слепо верить в такие вещи все-таки нельзя. Генри: то есть вы считаете, что это пятно? Отец Саласар: скорее всего, да. Генри: так оставьте меня в покое. Эсперанса: но нельзя же отрицать очевидные вещи! Это – лик Иисуса Христа. Вы что, в бога не верите? Это лик господень. Отец Саласар уводит Эсперансу со двора Генри.

Генри снова видит Милли, которая записала его очередной разговор. Он гонится за девочкой, та убегает и роняет диктофон, который подбирает Генри.

Генри звонит в дверь соседнего дома, куда забежала Милли. Ему открывает мать девочки Доун Стапек. Я ваш сосед. Да, я видела, как вы заселялись в дом. Вот, ваша девочка обронила. Доун: она вас записывала? Не знаю. Иногда она это делает, не знаю, почему.

Генри заходит в супермаркет. На кассе с ним заговаривает кассирша (Пейшенс), на носу которой очки с очень толстыми линзами. У вас вечеринка? Вы несколько раз покупаете одно и то же. Вы любите вечеринки? Нет. Вообще-то ваш выбор выдает не самый здоровый образ жизни.

Вернувшись домой, Генри обнаруживает, что у пятна на стене стоит несколько пожилых женщин, которых привела Эсперанса. При виде хозяина дома женщины спешно ретируются. Генри берет лежащие возле стены цветы, зажженные свечи, относит их к дому Эсперансы и отдает ее приятельницам. Это ваше? Мой дом – не церковь, я не хочу, чтобы вы здесь шатались. Генри замечает на стене красное пятно. Что это, краска? Мартинес: это вовсе не краска, это кровь, святая кровь. Генри: оставьте меня в покое. Он берет шланг и смывает красную субстанцию со стены. Через некоторое время она проступает снова.

Шестью неделями ранее. Больница. Медсестра не может попасть в вену Генри: ой, промахнулась! Генри предлагает медсестре потренироваться на кошках или на апельсинах. И вообще, я уже готов попросить бритву и пластиковый стаканчик. Медсестра: я справлюсь, расслабьтесь. Ой, попала!

Приходит доктор: с какого раза она попала? Генри: с третьего или четвертого. Ого, значит, она чему-то научиться может. Задам вам стандартные вопросы: как вы питаетесь? Делаете зарядку? Генри: иногда. Доктор: понятно, значит, не делаете. Вам нужно больше двигаться, заниматься йогой или пилатесом. Я вам позвоню, когда станут известны результаты анализов.

Генри заходит в супермаркет. У одной из касс образовалась очередь. Пейшенс открывает вторую кассу, подзывает Генри. Вы только хлорку в коктейль на добавляйте. А водку вы на этот раз не взяли. Вы знаете, что в 1989 году после прихода к власти Горбачев попытался запретить у себя в стране алкоголь, но люди восстали против этого, несмотря на то, что ежегодно в России от алкогольного отравления умирало 30 тысяч человек. А они все равно пьют. Что с вами случилось? С вами явно что-то не так. Может быть, вы хотите об этом поговорить? Генри: вы хотите обо всем узнать, пока будете пробивать чек? Пейшенс: а вы злитесь. Генри: вовсе нет, я просто с вами разговариваю, проявляю вежливость. И пробейте мой товар, я уже домой хочу. Пейшенс: вам, похоже, очень грустно. Но проявление печали – свидетельство того, что мы продолжаем жить.

Генри отмывает стену. К нему подходит Доун: если Эсперанса права, то одной бутылки растворителя вам будет явно недостаточно. Генри: но она все-таки ошибается. Доун: вы такой молодой, а уже такой скептик. Генри: а вы тоже видите здесь лик? Доун: издалека он похож на вас. Вы к нам ненадолго? Генри: откуда вы знаете? Доун: Эсперанса – это практически местная газета, она мне и рассказала. Чем вы занимаетесь? Не перепродажей недвижимости? Надеюсь, вы не продадите этот дом каким-нибудь темным личностям.

Генри находит в шкафчике на кухне коробку из-под сигар, в которой хранятся фотографии. На них – бывший хозяин дома. На некоторых фотографиях он снят вместе с Эсперансой.

Стоя перед домом Генри, Эсперанса с подругой обсуждает поведение хозяина. Он, похоже, атеист. Но разве мы не должны помогать и таким людям тоже? К женщинам подходит Генри: я больше не хочу пускать в свой двор сумасшедших церковников. Это никакое не чудо, а обычное пятно. Генри протягивает Эсперансе фотографию. Я нашел это фото, там еще в коробке из-под сигар есть такие же. Эсперанса начинает плакать. Ее подруга говорит Генри: это Лео, они встречались.

Эсперанса перебирает переданные ей Генри фотографии. Он был красавец. Я думала, что состарюсь в полном одиночестве, я никогда замужем не была, никто меня так и не позвал. И вот лет пять назад появился Лео, и все сразу переменилось. Мои одиночество и грусть словно испарились куда-то в одно мгновение. Я позабыла о том, что значит печаль. А потом он умер. Я молила бога, чтобы он избавил Лео от мучений, и чтобы он дал мне понять, что с ним все хорошо. А теперь появился этот лик господень. Генри: вы хотите сказать, что пятно стало ответом на ваши молитвы? Вы сказали, что на пятно хотят взглянуть церковники. Что они будут делать? Эсперанса: они приедут и проверят. Если они убедятся, что это просто пятно – то вас больше никто тревожить не станет. Генри: хорошо. Но только один день. Эсперанса: спасибо!

Приехавшие из церкви эксперты берут пробы красной субстанции, проступающей на стене дома Генри. Отец Саласар говорит Генри: они вскроют стену, чтобы убедиться в том, что это делают не люди. Потом все снова заделают, все будет как новенькое. Генри: это не обязательно. Я здесь ненадолго. Отец Саласар: почему – ненадолго? Генри: я не хочу это обсуждать. Отец Саласар: хотите. Иначе не стали бы об этом упоминать.

Генри заходит во двор Доун Стапек. Он подходит к сидящей в уголке Милли, пытается поговорить с девочкой, но та не отвечает. Ты всегда молчишь? Я тоже люблю молчать. Ладно, я пойду, меня ждет сегодня долгое путешествие.

Эсперанса говорит Генри: у меня для вас сюрприз. Она приводит Генри к себе в дом. Откуда вы узнали, что я здесь когда-то жил? Генри осматривает дом: вот здесь была моя комната, я тут был так счастлив. А в этой комнате мои родители постоянно ругались. Теперь этот дом для меня ничего не значит, но это было так великодушной с вашей стороны – показать мне его.

Генри вешает на стену фотографию, на которой он снят с родителями, будучи еще маленьким.

Доун просыпается ночью, заходит в спальню Милли, обнаруживает, что девочки там нет. Не время сейчас играть в прятки! Доун выходит из дома, видит, что Милли стоит возле пятна на стене дома Генри. Милли протягивает руку и дотрагивается до пятна в том месте, на котором проступила красная жидкость. Доун обнимает дочь. Та произносит: мама. Что ты сказала? Милли: ты меня слышишь? Доун уносит девочку домой. За происходящим наблюдает стоящий на крыльце Генри.

Генри и Доун сидят на кухне дома Стапеков. Доун: когда от нас ушел ее отец, она молчала больше года, Милли его очень любила. Она словно спряталась в коконе. Мы обошли всех врачей: терапевтов, психологов, психиатров, никто нам ничего толком сказать не смог. Потом вроде бы стало полегче, но говорить она не хотела. А теперь, после того, как прикоснулась к стене, начала говорить. Генри: это случайность, в реальном мире чудес не бывает. Мне тебе необходимо кое о чем рассказать.

Флешбэк. Доктор говорит Генри: в США о таком заболевании даже не слышали. Эта болезнь захватила все ваше тело. Генри: значит, я умру? Да.

Эсперанса входит в дом Генри. Дверь была не заперта. Мне необходимо с вами поговорить. Генри: вы слышали про события вчерашней ночи? У меня во дворе скоро начнется второе пришествие, повалят толпы людей. И почему девочка вышла на улицу в три часа утра? Эсперанса: я ей сказала, что стена поможет, если в нее поверить. Генри: то есть, если заставить себя, то можно поверить во что угодно? Но ведь в таком случае вы все равно будете сомневаться, будете ждать в то, что этот мужчина снова воскреснет? Эсперанса: я просто хотела помочь девочке. Генри: да ну? Эсперанса уходит.

Доун приходит к Генри. Она приносит ему приготовленное ею печенье. Я хотела тебя поблагодарить. А идея с печеньем принадлежит Милли. Генри: не хочешь со мной пройтись?

Генри и Доун гуляют по парку, держась за руки. Они сидят на скамейке, о чем-то оживленно беседуют. Прощаясь с Генри перед своим домом, Доун целует его. Генри: и что теперь? Доун: я пойду домой и пожалею об этом.

Генри, лежа на полу в своей комнате, поедает печенье, лежащее в тарелке, которую он поставил себе на грудь.

Генри выходит из дома и видит Пейшенс, стоящую на коленях перед пятном, на котором видны потеки красной субстанции. Девушка плачет. Рядом с ней на земле лежат ее очки. Генри: с тобой все нормально? Что случилось? Да, мне очень хорошо. Как только я приложила к пятну руку, все мое тело налилось теплом, я открыла глаза и прозрела. Я вижу теперь просто идеально, различаю номера домов и номера машин. Это чудо, что это, если не чудо? Генри: чудес не бывает, я в них не верю. Пейшенс: пойду расскажу об этом маме.

К Генри подходит Доун: тебе все сложнее притворяться, что ты не видишь лик в этом пятне? Кстати, Милли просит, чтобы ты с ней поиграл. Генри: я лучше посижу дома, все обдумаю. Доун: и ты откажешь шестилетней девочке, которая просит тебя с ней поиграть?

Генри, Милли и Доун обливают во дворе друг друга водой из шланга, обстреливают друг друга воздушными шариками, которые заполнены водой.

Генри идет по руслу пересохшей реки, забирается под мост. Там он находит надпись, которую сделал в детстве: Генри Пул был здесь.

Генри возвращается домой и делает такую же надпись под фотографией, на которой он снят вместе с родителями.

Доун и Милли усаживаются в машину. К ним подходит Генри, он возвращает Доун блюдо из-под печенья. Милли смотрит на Генри и спрашивает его: вы нервничаете? Генри спрашивает Доун: а если вы найдете няню… Доун: да. Я хочу вас пригласить на ужин. Я не смогу, занята. Я пошутила, я уже сказала – да. Когда? Генри: давай завтра.

Генри говорит Эсперансе: ладно, но только сегодня. Они стоят в сторонке и смотрят, как к пятну по очереди подходят люди, крестятся и молятся. Генри: а вот это мужчина в красной рубашке – он просит господа научить его танцевать? Шутка. Эсперанса: а вы еще не прикоснулись? Прикоснетесь.

Генри заходит в супермаркет. Он отдает Пейшенс забытые ею в его дворе очки. Девушка говорит, что очки ей теперь не нужны: но я их оставлю себе на память о прошлой жизни. Генри: вы к окулисту не ходили? Пейшенс: а зачем? Заплатить ему 90 баксов, чтобы он сказал, что все в порядке. Генри: но ведь о вас напишут в куче медицинских журналов. Пейшенс: вы слышали про Наома Хомского? Генри: это писатель? Он лингвист. Хомский как-то сказал, что, когда речь заходит о причинах, то наука всегда в конечном итоге терпит поражение. Я просто захотела поверить – и у меня получилось.

Генри и Доун сидят на столиком, который Генри накрыл у себя во дворе. Горят свечи, Генри и Доун пьют вино. Доун: это пицца? Очень вкусно. И одноразовые столовые приборы – так романтично! Генри: это наши фамильные ценности. Доун спрашивает Генри: я видела, как ты однажды очень поздно вернулся домой. Не расскажешь, где ты был? Генри: я ходил на реку. Мои родители часто ругались, и я туда сбегал, у меня там было убежище. Поэтому я и приехал сюда. С тех пор, как со мной это случилось, я каждое утро просыпаюсь и думая о том, сколько мне времени осталось, жду конца. Но сегодня я проснулся и подумал о тебе и о Милли. Я наслаждаюсь общением с тобой, твоей компанией. Никогда не думал, что смогу испытать нечто подобное.

Во двор выходит одетая в пижаму Милли. Доун: а где Эсперанса? Храпит на диване, а я не могу заснуть. Доун уносит девочку домой, укладывает ее спать, возвращается к Генри.

Генри: нам, наверное, стоит попрощаться. Доун: я знаю, что ты умираешь. Но жить надо только здесь и сейчас. Давай думать именно так. Генри: в этом-то и состоит проблема. Он уходит к себе домой.

Ночью Генри выходит из дома, протягивает руку к пятну, по его лицу текут слезы. Генри не может дотронуться до пятна.

Утром к Генри приходит Доун. Она приводит его к себе домой. Милли лежит на кровати и отказывается говорить. Генри пытается разговорить девочку, но та ему не отвечает. Генри берет диктофон Милли, включает его на воспроизведение. Там записан его ночной разговор с Доун, о том, что он умирает.

Генри и Доун привозят Милли в больницу. Врач спрашивает: ребенок перенес стресс?

Генри подъезжает к своему дому. Там он видит толпу людей, стоящих в очереди у стены с пятном. Генри говорит Эсперансе: вы же обещали! Та отвечает: бог важнее любых обещаний. Генри кричит людям: чего вы пялитесь на это пятно? Надежда вас не спасет. Генри хватает топор, бросается к стене, начинает ее крушить. Эсперанса: что вы делаете, это же божий дар! Генри: меня он бесит. Эсперанса: пришли результаты анализа. Это настоящая кровь. На Генри валится часть крыши его дома, которую подпирала снесенная им стена.

Генри приходит в себя. Он в больнице. Рядом с его койкой сидит Эсперанса, она молится. Генри встает с койки, выходит в коридор, его пытается остановить медперсонал. Генри требует разговора с главным врачом, теряет сознание и падает.

Генри приходит в себя на больничной койке. Рядом с ним сидят Милли, Доун и Эсперанса. Девочка говорит: проснитесь! Мама сказала, что вы поправились. Генри: значит, я не умираю? Доун: я попросила врачей тебя обследовать, они это сделали. Ты совершенно здоров, ты ничем не болеешь. Генри: значит, я не умру? Эсперанса: вообще-то мы все умрем когда-нибудь. Но не прямо сейчас. Генри: но я же сломал стену. Эсперанса: чудо было не в стене, а внутри нас. Милли: я так рада, что всем стало лучше. Генри: и я рад, что ты так рада.

Генри возвращается домой. На столе стоит блюдо с печеньем и самодельная открытка, изготовленная Милли: добро пожаловать домой, Генри!

Генри выходит из дома. К нему подходит Доун. То, что ты будешь жить – это настоящее чудо. Генри: наверное, это все-таки была врачебная ошибка. Лоун: не было никакой ошибки. Она обнимает Генри и целует его.

Генри заходит домой, снимает со стены фотографию, на которой он снят с родителями, и исправляет надпись на стене, заменяя «был» на «уже»: Генри Пул уже здесь.

Знаете ли вы, что

  • Съемки фильма проходили в городах Ла Мирада, Ла Хабра и Лос-Анджелес (штат Калифорния, США).
  • В саундтрек фильма вошли песни «Not Dark Yet» Боба Дилана, «Song 2» группы Blur, «Promises» группы Badly Drawn Boy и «All roads lead home» группы Golden State.
  • Ошибки в фильме

  • Когда Генри и миссис Уайатт разговаривают на заднем дворе о паршивой штукатурке, он говорит ей в англоязычной версии фильма «it's really just a waste of time» (это действительно пуста трата времени), но когда Милли проигрывает запись, которую она сделала, Генри говорит: «it's kinda just a waste of time».
  • Примерно в середине фильма Генри выходит на задний двор с напитком в руке, который он частично разливает. При этом в стакане остается около ¼ от изначального количества жидкости. В следующей сцене, когда он все еще находится на заднем дворе, его стакан снова полон на 3/4.
  • В сцене на заднем дворе, где Генри пытается поймать маленькую девочку, он падает. Лежа на земле, он делает глоток своего напитка из стакана, который почти пуст. Когда он встает, стакан уже наполовину полон, и в нем появляется лайм.
  • Когда Генри и Милли устраивают на заднем дворе бой водяными шарами, мама Дон надевает комбинезон. В начале и в конце оба ее плечевых ремня подняты, но в середине есть один кадр, где ее левый плечевой ремень опущен.
  • Очки Пейшенс чрезвычайно толстые, что указывает на сильное увеличение у них. Также на это указывает то, что она практически не могла видеть без них. Однако, когда она их надевает, то ее глаза не увеличиваются.
  • Оформить подписку