Назад

Фильм Игорь Бутман. Импровизация в поисках диалога смотреть онлайн

Развернуть трейлер
Преимущества подписки
  • Эксклюзивы ivi
    Тысячи фильмов и сериалов
  • Без рекламы
    Просмотры на одном дыхании без перерыва
  • 4K, FHD, HDR, 5.1
    Максимальное качество изображения и звука
Смотреть позже
Поделиться
8,9
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Будущий музыкант Игорь Бутман родился в Ленинграде в семье инженера. Однако музыка, по признанию самого артиста, была у него в крови. Дедушка был скрипачом в оркестре Мариинского, а отец хорошо играл на пианино и обожал ударные. Для самого Игоря Бутмана барабаны тоже были первой страстью, и, будучи ребёнком, он мечтал научиться на них играть. Однако в музыкальной школе его отправили в класс кларнета, и судьба будущего джазмена была определена.

Став уже популярным музыкантов на родине, Игорю Бутману удалось покорить искушённую американскую публику своими головокружительными импровизациями, а многие мэтры джазовой сцены охотно выступали с российским коллегой.

Однако музыка является не единственной сферой интереса прославленного джазмена. С не меньшей увлечённостью Игорь Бутман играет в хоккей, в котором видит много общего с любимым джазом. Везде залог успеха в импровизации!

В документальном фильме, посвящённом Игорю Бутману, приняли участия друзья и близкие музыканта: джазмен Давид Голощекин, певец Сергей Мазаев, хоккеист Вячеслав Фетисов, политики Сергей Шойгу и Андрей Воробьёв.

Если вы хотите узнать больше о жизни и творчестве выдающегося музыканта, приглашаем посмотреть онлайн документальный фильм «Игорь Бутман. Импровизация в поисках диалога» на нашем сайте.

Приглашаем посмотреть фильм «Игорь Бутман. Импровизация в поисках диалога» в нашем онлайн-кинотеатре в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

FullHD, HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Фильм представляет собой серию интервью с самим Игорем Бутманом, а также с его друзьями, коллегами, поклонниками, родными: Вячеславом Фетисовым, Давидом Голощекиным, Сергеем Шойгу, Сергеем Мазаевым.

Закадровый голос. Вот фотография, Дэйв Брубек и Луи Армстронг, это был особый альбом, джазисты выступили тогда как послы мира. В этом был глубокий смысл, когда политики не могут договориться, а мир летит в тартарары (как во времена Карибского кризиса), именно музыканты становятся послами мира. Что интересно, этот альбом записывался тогда, когда родился ты, в октябре 1961 года. Тебе Дэйв Брубек об этом не рассказывал? Знал об этом интересном совпадении? Игорь Бутман: нет, не знал.

Игорь Бутман. Мы с Брубеком организовали в 1981 году джем-сейшен в зале Союза композиторов. Я сыграл соло – Брубек выскочил из-за рояля пожать мне руку. Потом пригласил меня выступить с ним в Петербурге, а потом пригласил выступать с ним и в Америке.

Игорь Бутман. Как-то приезжал Чик Кориа, меня с ним познакомил Сергей Курехин в американском консульстве, стал его расспрашивать про музыкантов, Чик мне очень любезно отвечал. Я взял на всякий случай с собой саксофон. Я сказал об этом Голощекину: вдруг там джем-сейшен? Тот говорит: старик, ты с ума сошел, там же сам Чик Кориа! Он не взял инструмент, а я взял.

Сергей Мазаев. Он единственный, кто у нас играл со всеми мега-звездами, о которых мы могли только мечтать (Гровер Вашингтон, Джордж Бенсон), привозил их сюда безо всякой государственной поддержки, пользуясь исключительно личными связями, своим авторитетом. Он и сам мега-звезда, он ведь дружил с Уинтоном Марсалисом, а это – икона, вроде Колтрейна, вроде Чарли Паркера.

Игорь Бутман. Я говорю: Чик, у нас тут много музыкантов, все, и я в том числе, мечтают сыграть с тобой хотя бы один блюз, чтобы я потом мог внукам рассказать, что играл с тобой. Чик говорит: у нас есть еще пара часов, давай сыграем нормальный джем-сейшен. Мы выскочили из консульства, нашли барабаны, контрабас, рояль там был. И играли часа два джем-сейшен.

Игорь Бутман играет на саксофоне.

Игорь Бутман. Многие говорят, что любят джаз, но на самом деле они только говорить об этом любят. Вот Бродский любил джаз, это даже по его стихам можно почувствовать. Он писал, что классный джазист видит на восемь тактов вперед (во время импровизации, разумеется). А настоящий мастер – на все 16.

Игорь Бутман выступает на сцене вместе с актером Михаилом Козаковым.

Игорь Бутман. Читаешь несколько раз Бродского, вроде бы одни и те же слова, те же самые стихи. Но Козаков великолепно владеет импровизацией, замечательно читает стихи. Вначале это было приглашение на одно его выступление, потом мы отправились на гастроли в Америку.

Игорь Бутман вспоминает о своих гастролях в Америке, которые состоялись в мае 1995 года. Я поехал туда вместе с Бродским. Я узнал, что он был одним из совладельцев «Русского самовара», где мы иногда выступали по средам. Играл наш квартет три отделения. Перове отделение мы играли тихо, втрое – чуть громче. К третьему отделению подтягивались звезды (например, Лайза Миннелли). А потом приходили музыканты, в том числе Марсалис, мы играли джем-сейшен. Это были прекрасные деньки.

Я всегда знал, что никогда не поступлю в театральное училище, там всегда конкурс такой. Басни читать со сцены – это не для меня. Я знал, что если не поступлю, то мне будет очень плохо. А я любил наших актеров, любил Миронова. Поэтому я сейчас стал артистом, но не актером. Это не одно и то же. Я играю музыку, тут ничего актерского нет. Главное – создать атмосферу. И это не плохо, это хорошо.

Игорь Бутман. Я думаю, что Пушкину бы понравился джаз, ведь он был негром.

Мариула Ливанова, мама Игоря Бутмана. У него бабушка по отцовской линии была очень музыкальным человеком, она выступала в еврейском театре. И отец его Михаил Соломонович тоже был музыкантом, играл, пел. Но он так, этим подрабатывал. По основной специальности он был строителем. А Игорь буквально в полтора-два года сам ставил пластинки на проигрыватель. Особенно ему нравилась песня «Марина». Помните? Ставил сам и слушал, пританцовывал.

Закадровый голос. 20 лет назад ты сделал оркестр. С чего это начиналось? Мы тогда репетировали в ДК слепых, Сергей Мазаев нам это организовал.

Сергей Мазаев. Когда я услышал, как он играет (мы еще не были знакомы), мне захотелось с ним познакомиться, я понял, что мы с ним близки по духу. А еще у него есть удивительное для русского человека качество: за что бы он ни взялся, он всегда доводит дело до конца.

Игорь Бутман. Благодаря нашей музыке между Клинтоном и Путиным установились неплохие отношения. Клинтон был очень удивлен, что Путин вместо традиционного концерта классической музыки дал джаз. А джазом ведь мы не славились.

Фотография: Билл Клинтон пожимает руку Игорю Бутману. Возник хороший позитивный фон для их встречи. Клинтон сказал, что мы замечательно выступили, что он не знал, что в России такой хороший джаз есть.

Давид Голощекин. Пришел ко мне этот мальчик, попросился с нами сыграть. Я говорю: ну, сыграй. Он начал играть, и я сразу понял, что передо мной очень талантливый человек. Мы пригласили его к себе. Несколько лет мы выступали вместе. Но потом так получилось, он получил приглашение в оркестр Олега Лундстрема, и он уехал. Я, конечно, огорчился, но ведь он еще молодой был, ему расти надо было, показать себя. Что у него и получилось.

Игорь Бутман. Я неоднократно играл для Клинтона. Очень жаль, что многие политики, которые к нам приезжают, до сих пор так мало знают о нашей стране: что у нас есть джаз, отличные музыканты, современная музыка, рок-исполнители. У нас – пусть с некоторыми отклонениями – капитализм. У нас свободная торговля, свободные инвестиции. Некоторые считают, что это не так. А что тогда у нас? Социализм? У нас социальное государство, оно должно нас защищать, но я не хочу полностью отдаваться под покровительство государства.

Игорь Бутман. Я всегда мечтал познакомиться с Чиком Кориа. В начале 80-х меня хотели направить на обучение в музыкальную школу в Беркли, но ничего из этой затеи не вышло, никуда я не поехал, никто меня туда не отпустил. Но так как я женился на американке, сохранив при этом паспорт, то я поехал в Америку, создавать новую ячейку общества.

Вячеслав Фетисов, многократный чемпион мира. Я как раз тогда выступал в Нью-Джерси, такой штат. Игорь приехал в Америку, чтобы покорить страну, которая боготворит джаз. И это ведь родина джаза. А тут молодой амбициозный парень из Советского Союза. Он решил доказать, что он на самом деле велик. У него получилось не сразу, им голодать случалось, играли они по ресторанам. А потом я видел, что его стали принимать, относиться со все большим уважением.

Давид Голощекин. Он ведь не просто музыкант. Он еще и пропагандист джаза, как и я. Это имеет большое значение. Можно ведь просто играть, ждать, когда тебя пригласят. А можно приглашать самим людей, чтобы они джаз послушали.

Игорь Бутман руководит репетицией своего оркестра. Ты чего кричишь? Стой. Почему нет акцента во второй ноте? Теперь сыграйте вместе. Бутман дирижирует, подпевает. Свистит. Я знал, что может быть плохо, но, чтобы так плохо! Вы должны делать баланс, вы ведь джазисты высшей категории.

Андрей Воробьев, губернатор Московской области. Он – хулиган. Он оторва, пацан во дворе. Казалось бы, чего можно от него ждать?

Олег Бутман, брат Игоря Бутмана. Игорь всегда меня брал с собой, мы были очень близки. Он мне был как отец, ведь отец был всегда очень занят. Он был моим учителем музыки: играй вот так! А почему я должен так играть? Мы подрались, он меня так ударил, что палец сломал. Я из-за тебя еще палец сломал? А у него джазовый фестиваль в Лондоне, гипс, всего три пальца работают. Он мне: что ты натворил? Я: так это же ты меня ударил. А зачем ты спорил? Он вот такой – главное, с ним не спорить. Иногда я занимаюсь по два – три часа, каждый день. А потом Игорь садится за барабаны, играет. И я понимаю, что у него получается лучше. Я спрашиваю: как же так? Ведь ты не занимался совсем. А он: дело в том, что я вникаю, я слушаю музыку, и не только саксофон.

Мариула Ливанова. У него как-то концерт был на одной сцене – два оркестра, Марсалиса и Игоря. Они как бы переговаривались музыкой.

Игорь Бутман играет в хоккей.

Мариула Ливанова. У нас были друзья хоккеисты, они его буквально заворожили хоккеем. Он ездил, занимался. А еще – музыкой и плаванием. Одна учительница говорит: интересно, что перетянет, музыка или хоккей?

Игорь Бутман. Я ходил заниматься в музыкальную школу, играл на гитаре. Однажды гитара оказалась занята, я взял в руки саксофон. И один преподаватель послушал меня и сказал: из вас мог бы получиться хороший саксофонист. А потом учился в училище Римского-Корсакова, играл на кларнете, видел, как ребята играют джаз. И отец у меня тоже джазом увлекался. Именно он мне назвал преподавателя, который мог бы мне помочь, Геннадий Львович Гольштейн. У нас с ним отношения сейчас непростые из-за моей политической ориентации. Он как был диссидентом, так им и остался. А я тоже был диссидентом, но потом съездил в другую страну, стал смотреть на все иначе.

Игорь Бутман заходит в класс в музыкальном училище, где Геннадий Гольштейн занимается с молодыми саксофонистами. Как у вас дела? Замечательно, все привел в порядок. Игорь Бутман: перед вами самый замечательный саксофонист Советского Союза и России, был, есть и будет. Здесь был класс оркестровый. Геннадий Гольштейн: и сегодня так же. А мы здесь занимались? Вроде ты тоже занимался здесь. Он вел себя хорошо? Игорь Бутман: вел себя плохо. Геннадий Гольштейн: его многое искушало. Игорь Бутман: был замечательный ребенок, но потом испортился.

Игорь Бутман идет дальше по училищу. Вот здесь духовики занимались. С утра до вечера. И я тоже здесь занимался, где же еще?

Алексей Касатонов, многократный чемпион мира. Характер, который заложен в семье, всегда чувствуется. И у Игоря это сразу видно. И как он играет на сцене, и как он играет в хоккей, в футбол, я это всегда видел. Он со сломанной ногой с каким-то президентом выступал. Он человек бескомпромиссный.

Игорь Бутман. Иногда спрашивают: что такое совесть? Я считаю, что совесть – это такая разновидность страха. Мы боимся сделать плохо, потому что тогда нарушается гармония с самим собой.

Игорь Бутман выступает перед студентами академии джаза. Теперь у нас есть то, о чем мы давно мечтали – академия джаза. Кто-то говорит, что я выступаю против классической музыки, против классического образования вообще. Я не отрицаю классическую музыку, я ею восхищаюсь и люблю. И я сторонник советского классического образования. У нас будет академия джаза, но это будет академия музыки. И это хорошо, под джаз можно все. Что-то не получилось? А это джаз, я просто играю джаз!

Вячеслав Фетисов. Я наблюдаю за тем, как он общается в разных компаниях, от президентов до всяких крутых ребят. И он всегда находит нужную гармонию, нужный ритм. В любой компании он становится главным, никогда не перестает быть самим собой.

Игорь Бутман. Почему я вступил в партию. Во-первых, меня пригласил человек, которому я многим обязан по-человечески во многих вещах. А потом я понял, что в таких структурах, от которых много зависит, обязательно должны быть и музыканты, в том числе и джазовые. Я собрал музыкантов, продюсеров, руководителей бэндов, обсудил с ними наши насущные проблемы. Мы говорили об образовании, о государственной поддержке фестивалей.

Игорь Бутман. Посмотрите, что делали художники для церкви! А церковь ведь – это тоже власть. Посмотрите, что сделали Микеланджело, Леонардо. И Моцарт, и Чайковский тоже всегда были при власти, многие властью были обласканы. Потом были какие-то разрывы, были разные моменты. И потом, нужно понимать, что любой гений – это дано сверху, это подарок. И поэтому таким подарком надо делиться. Если кто-то думает, что без его гениальности мир погибнет – это не так. Не погибнет.

Я как-то сидел в одной компании. Говорим: а что будет, если мы потом когда-нибудь в рай попадем? А я говорю: а вы никогда не думали, что то место, где мы с вами сейчас находимся – это и есть рай? Или, возможно, это ад.

Игорь Бутман. Свобода – это понятие такое спекулятивное. Мы играли джаз, но не были суперсвободны. В Москве жить без прописки нельзя было, за границу нельзя было. А слушать джаз можно было: слушай Голос Америки!

Давид Голощекин. Когда я начинал джаз слушать, мне было 12 лет. И граница тогда была на замке. Общаться с иностранцами было невозможно. Если ты с ними начинал общаться, то сам попадал в кутузку.

Олег Бутман. Из-за того, что Игорь много общался с иностранцами, его не выпускали за границу. И я, и он стояли на учете. Музыканты приезжают, мы с ними общаемся, приглашаем к себе. Игорь был легок на подъем, он уже тогда хорошо говорил по-английски. Он всегда говорил иностранцам: давайте ко мне поедем на джем-сейшен.

Мариула Ливанова. С папиной стороны священники, а с моей стороны дворянского происхождения. Очень такого знатного дворянского рода. Фамилия отца была Кушелев, у них имение было – Андриаполь называлось. А это мой отец, он был священником, как все в его роду. Его отец был музыкантом, альтистом, выступал в оркестрах оперных театров и филармонии. И потом уже после войны решил пойти по этой стезе. Он поступил и окончил духовную академию в Ленинграде, после ее окончания его отправили в Ростов-на-Дону. Но он ушел из священников, ему пришлось стать регентом. При советской власти нужно было держать язык за зубами, а он этого сделать не мог.

Андрей Воробьев. Он завоевал Америку в таком ремесле, как американский джаз. Совершенно очевидно, что там ребята совсем иной породы. Но его целеустремленность дала результаты. И мы тоже полюбили джаз.

Игорь Бутман. Кто-то говорит, что художник не должен продаваться. Не хотите – не продавайтесь. Но ведь тебя должны хотя бы один раз услышать.

Мне говорили, что москвичи играть джаз не умеют. Но когда я услышал Игоря Яновского и его квартет, просто обалдел, стал фанатом его квартета, а потом и группы, которая называлась «Аллегро».

Игорь Бутман репетирует вместе с Николаем Левиновским. Игорь Бутман говорит, что многие вещи Левиновского напоминают его собственные. Это потому, что твоя музыка мне всегда очень нравилась.

Игорь Бутман. Я проработал с ним три года, а потом уехал в Америку. И вдруг звонок. Оказывается, Николай тоже эмигрировал. Никогда об этом в отличие от меня не говорил – и тоже уехал.

Николай Левиновский. Россию и Америку разделяет океан. Россия где-то далеко, и что там у них? Снега много.

Игорь Бутман. Стереотипы до сих пор очень живучи. Скажите, правда, что у вас в Сибири по дорогам медведи ходят? Конечно, это неправда! Где вы в Сибири дороги видели?

Николай Левиновкий. Легко не было никому, и Бутману, и мне было сложно. Другая страна, никто тебя не ждет, никто тебе дорожки ковровые не стелит. Ты хотел приехать? Тебя впустили, давай, действуй.

Вячеслав Фетисов. Иногда слышу про него: ну, вот, опять он в свою Америку поехал! Да не в свою. Он туда едет, потому что там растет. Я тоже, когда ездил в Канаду и США играть, сильнее себя потом чувствовал. Ему нужно было понять, какие у него координаты, кто он теперь.

Игорь Бутман. В Америке у нас было много совместных работ с Николаем, мы очень с ним сблизились, прямо как Ильф и Петров. И с Чиком Кориа подружились.

Идет репетиция. Николай Левиновский говорит, что у него от волнения давление подскочило. Игорь Бутман: может, коньячку? Левиновский: во время работы не пью.

Николай Левиновский. Против русских там есть такое ожесточение. Оно взаимное. У нас против американцев баллон катят. Не надо этого делать. А там недовольны русскими.

Игорь Бутман. В такой ситуации иногда дипломатов высылают, визы не выдают. А мне говорят: ты их музыкантов приглашаешь, а они ведь нас не желают. И что нам теперь делать? Они все равно будут, нельзя же голову в песок прятать, как страус.

Вячеслав Фетисов. Я понимаю, что сегодня политики не совсем способны мосты строить. Как раз такие люди, как Игорь Бутман, он очень тонко действует. Он эти мосты уже построил, а теперь их укрепляет.

Сергей Шойгу, министр обороны РФ. То, что он делает – мне это очень нравится. Неважно, что он играет, но тут всегда присутствует такая большая, хорошая и добрая энергетика, которая исходит не только от его музыки, но и от него лично. Ведь он человек энергичный, азартный, дерзкий. И при этом невероятно талантливый. Именно в среде искусства, музыки, появляются люди мира. Понимаете, тот же Растропович, он же и во Франции, и в Америке, и в Китае, и в России – он все тот же Растропович. Не люблю философствовать, но все же, именно такие люди и могут служить послами мира. Они притягивают к себе других людей, тех, кто понимает и чувствует их музыку. Это касается всех, независимо от расы, цвета кожи, гражданства, вероисповедания.

Роберт Гласпер, джазовый пианист, обращается к Игорю Бутману. Понимаете, они меня попросили тут выступить. Я им сказал, что ты меня здорово выручил на том международном фестивале. Так что вот, я тут. Давай, старик!

Игорь Бутман стоит на сцене. Именно здесь я слышал Би Би Кинга, в далеком 1974 году, нет в 1978 году. Можешь себе представить?

Лорин Телезе. Джаз – это очень душевная музыка. Что бы ни происходило с нами на Земле в последнее столетие – мы все выдержали, мы всегда побеждали, выживали. И ты слышишь в музыке дух выживания, силу, мощь, силу воли. Но в лирические моменты ты слышишь сомнения: как мне все это преодолеть? Как мне объяснить все это?

Лорин Телезе поет.

За кулисами Лорин Телезе обращается к Олегу Аккуратову, джазисту: нам надо поговорить, нужно составить список песен.

У входа в театр люди спрашивают лишние билетики.

Игорь Бутман. На сцену приглашают гостью из Америки, победительницу престижного конкурса джазовых вокалистов Лорин Телезе. Давайте встретим ее по санкт-петербуржски!

Лорин Телезе выступает вместе с оркестром Игоря Бутмана.

Игорь Бутман получает повреждение во время игры в хоккей. Ему зашивают рассеченную скулу. Завтра концерт! Снимочек желательно сделать. Игорь Бутман: я уже сделал. По вотсапу направил. Шайба так срикошетила.

Андрей Воробьев. Это же надо такому случиться. Шайба срикошетила и рассекла Бутману лицо. А ему завтра в Сургут или еще там куда лететь. Шестой десяток человеку, а он как пацан.

Игорь Бутман. Они должны думать о том, чтобы людям было хорошо, все были сытые. Об этом должны думать и президент Америки, и в Англии. Но затем возникает перепроизводство, потом торговые войны, потом войны холодные, которые перерастают в горячие. И вот есть люди, которые облечены властью, которые должны защищать интересы своего государства. Они встречаются друг с другом. И о чем они могут говорить? Если у них есть общие интересы вне политики – они смогут понять друг друга. И это искусство. Я люблю Ремарка, «Три товарища». Когда люди говорят – и начинают понимать друг друга. В Америке все время звучит Чайковский. Что бы ни было – на Новый год всегда «Щелкунчик». Идешь по Бродвею, по любой улице – везде Чайковский звучит. Любовь к Чайковскому нас объединяет? Да. Мы начинаем разговаривать, искать компромиссы.

Закадровый голос. Ты перестал сочинять музыку. Почему? Игорь Бутман. А что мне теперь, все бросить, сесть за рояль и начать сочинять музыку? Может быть, так и надо. А, может быть, благодаря тому, что я сейчас делаю, мы откроем такой мощный талант, что я пойму: моя жизнь прожита не зря.

Олег Аккуратов играет на рояле.

Игорь Бутман. С Олегом Аккуратовым мы познакомились на конкурсе в Ростове-на-Дону. Он был конкурсант, я – член жюри. Когда мы услышали его музыку – то просто прослезились. Это великолепный, замечательный талант. Теперь он выступает с нами. Мне кажется, что для продвижения его карьеры нужно сделать все. Даст бог, удастся это сделать. Это очень жесткий мир. Даже при большом таланте он сразу не принимает. В настоящий момент при всем его таланте мы должны его опекать, продвигать, доказывать, что он талант. Ему очень тяжело. Иногда он не видит, что ему нужно увидеть для музыки, для жизни. Поэтому мы его холим, лелеем, опекаем.

Закадровый голос. А Колтрейн? Я так понимаю, что это очень важная для тебя фигура? Игорь Бутман. Да они все важные. И Чарли Паркер, и Луи Армстронг. Нельзя сказать, что кто-то из них лучше, этот хуже. Они все повлияли на меня.

Игорь Бутман. Мне хочется вынести из моей музыки множество идей. Когда ты играешь, то мозг не успевает понять, почему именно эту ноту ты только что придумал, почему она так действует на тебя.

Вячеслав Фетисов. Как только ты найдешь согласие с самим собой – значит, ты точно проживешь свою судьбу.

Игорь Бутман. Я считаю, что на Земле всем хватит места. Я живу на Земле, но я русский человек. Америка хорошая страна. Со своими интересными местами, со своим самобытным народом. Мы с ними во многом похожи. Америка близка мне по духу, по драйву, по амбициям. А счастье для меня – это поиск нужной интонации.

Звучит саксофон Игоря Бутмана.

Оформить подписку