Назад

Долина слез

Sh'at Neila
Развернуть трейлер
Поделиться
9,5
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
В октябре 1973 года египетские и сирийские войска неожиданно напали на Израиль. Война Судного дня показана глазами трех мужчин, оказавшихся в центре боевых действий. Реалистичная военная драма, ставшая одним из самых дорогих сериалов на израильском телевидении. Шоураннер проекта – Рон Лешем, наиболее известный как автор экранизированного романа «Бофор» и сценарист оригинального сериала «Эйфория», получившего культовую американскую адаптацию.

В самый почитаемый еврейский праздник Йом-кипур («День искупления», или «Судный день») Израилю был нанесен внезапный удар со стороны арабской коалиции, поддерживаемой СССР. В военной базе на горе Хермон молодому разведчику Авиноаму удалось перехватить сведения о готовящейся атаке, однако командование ему не поверило. В итоге битва за Хермон стала одним из ключевых сражений разразившейся войны, которую в Израиле никто не ждал. Здесь же, на Голанских высотах, танкист Алуш вместе с другом-мятежником Марко участвует в жестоком танковом сражении – Битве в Долине слез. Третья часть истории завязывается вокруг журналиста Мэнни, отправившегося на линию огня вслед за своим сыном-солдатом.

Ценителям сильных военных драм о локальных конфликтах предлагаем посмотреть онлайн сериал «Долина слез».
Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Конец лета 1973 года. Израиль.

Закадровый голос. Наша страна тогда пребывала в эйфории после завершившейся шесть лет тому назад войны, в которой нам противостояли войска Египта, Сирии, Иордании, Ирака и Алжира. Мы одержали победу и захватили Синайский полуостров, Голанские высоты, Восточный Иерусалим и гору Хермон. Мы ощущали себя империей, а наши арабские противники испытывали чувство унижения. Египет предложил Израилю мир в обмен на возвращение Синая, но наше правительство отказалось от этого предложения. А в это время на задворках Иерусалима разгоралось пламя гражданских протестов. Его участники называли себя Черными пантерами, по образцу боевой организации американских протестующих. Сирию и Египет активно вооружали Советы. Израилю помогали США. Мы должны были в любой момент ожидать нападения, быть к нему готовым. Но мы этого не сделали, мы доверились нашим лидерам. И в этом состояла наша ошибка.

Вблизи заставы израильских войск на границе с Сирией по пустыне разгуливает молодой человек в белой футболке и шортах (Авиноам Шапира). Он находит сбежавшего от него ежа-альбиноса по кличке Орешек, берет его на руки, возвращается на заставу. Авиноам идет по коридорам бункера, один из заметивших его офицеров требует, чтобы он надел армейскую форму. Авиноам подходит к металлической двери, за которой находится пункт прослушивания телефонных переговоров сирийских военных. От него требуют назвать пароль. Авиноам выполняет это требование, его впускают. Авиноам занимает свое рабочее место, он прослушивает магнитофонную запись, которую сделал во время дежурства нынешней ночью. Разговаривает сирийский офицер со своей женой. Они обмениваются интимными воспоминаниями о постельных успехах. К Авиноаму подходит начальник пункта прослушивания (лейтенант Шендори). Он выключает магнитофон Авиноама. Это личные разговоры. Ты уже отработал ночную смену, так что иди отсыпаться. И в следующий раз позаботься о том, чтобы надеть форму. Когда начальник отходит, Авиноам снова включает запись. Сириец сообщает жене: у нас тут полный хаос творится. Русские спешно покинули нашу часть, они вместе с семьями отправились в аэропорт.

Авиноам подходит к Шендори, сообщает о том, что русские покидают сирийские части на границе с Израилем. Хорошо, напишите по этому поводу рапорт. Авиноам: но об этом надо доложить в штаб. Ведь такое событие в соответствии с пунктом 32 памятки о признаках войны следует донести до штаба. Шендори: я этого делать не стану. Ты уже три недели говоришь нам, что завтра начнется война. Тебя уже все придушить готовы. Тогда разрешите доложить лично мне. Валяй, докладывай. Авиноам набирает номер штаба, но когда там узнают, кто им звонит, то бросают трубку.

Район Мусрава, Иерусалим. Капрал Джаки Алуш подходит к дому своего сослуживца Марко Долци. Он здоровается с его матерью (Айша) и сестрой (Рики). Марко нет дома. Алуш интересуется, где его друг. Айша говорит, что сын ушел к своему приятелю Исмаилу в Восточный Иерусалим. Рики говорит, что они там курят гашиш. Мать интересуется: а ты откуда знаешь про гашиш? Рики: подумаешь! Там его все курят, даже полицейские. Рики провожает Алуша, украдкой целует его. Айша: ты что, не знаешь, что у меня глаза на затылке? Рики просит Алуша заходить к ним почаще: я тебя редко вижу.

Капрал Мелахи Бардуго в гражданской одежде сидит в полицейском участке. Его допрашивает следователь. Прокурор затребует для тебя не меньше 12 лет. Ты был на акции протеста и бросил в полицейского коктейль Молотова, он получил ранения. Мелахи: да не был я там. Посмотри, на мне моя лучшая рубашка, неужели я такую на протест надену? Следователь: мы про тебя все знаем. Ты якшаешься с радикалами, ты крадешь молоко, у нас есть свидетели. Какие свидетели? На суде ты все узнаешь, в том числе, и какой срок тебе отбывать. Может быть 20, а может быть – и все 30 лет. Но я могу тебе помочь. Все, что мне от тебя нужно – это два или три имени. И тогда тебе точно будет легче. Мелахи: знаете, почему карп становится ужином? Нет. Потому что рот закрытым держать не может.

Следователя отвлекает помощница. Она говорит, что в городе снова чрезвычайное происшествие со стрельбой. Пока следователь разговаривает, Мелахи просматривает бумаги, лежащие на столе.

Мусульманский квартал Иерусалима. Алуш стучит в дверь. Ему открывает человек (Исмаил), он говорит с гостем по-арабски. В комнате на диване лежит Марко. Исмаил говорит, что его накануне избили полицейские во время разгона акции протеста. Марко показывает другу ссадины на боку. А где Мелахи? Его арестовали. Тебе надо к врачу. Нет, я здоров. А ты почему вчера на акцию не пришел? Алуш говорит, что сначала он помогал отцу на работе, а потом лег спать. Нам с тобой надо вернуться на базу до наступления Йом-кипура. Алуш бросает на пол принесенный им тюк: вот твоя форма и автомат, собирайся. Марко сообщает Алушу, что не намерен возвращаться из увольнительной в воинскую часть. Это не моя армия, это не моя война! Он хватает принесенную Алушем гимнастерку, подносит к ней зажженную зажигалку. Алуш выхватывает гимнастерку из рук Марко: ты что, дом спалить хочешь? Ты решил дезертировать? Подумай об этом. Ты ведь бросаешь на произвол судьбы Мелахи. Он ходил за тобой повсюду, как собачка, а теперь он один в тюрьме сидит, на него все навешают. Спасти его мы сможем, только если вернемся в часть. Я поговорю с Авирамом, он поможет. Марко: а он сможет? Алуш: он же офицер.

Авиноам прослушивает переговоры сирийцев. Он узнает, что военные отселяют крестьян от границы.

Авиноам разыскивает командира заставы, на которой располагается пункт прослушивания (лейтенант Иов Мазуз). Тот разговаривает с женой (Дафна) по телефону. Супруги договариваются о том, как будут отмечать праздник. Мазуз, завершив разговор, вешает на плечо вещмешок, желает подчиненным легкого поста и направляется к выходу. К нему подходит Авиноам: вы куда? В город. Вам нельзя уходить отсюда, вы же должны нас защищать. Я и защищаю. Офицер выходит на улицу. Авиноам бежит за ним. У вас тут всего 13 солдат, а завтра начнется война. С чего ты взял? Я не могу сказать, у вас нет нужного допуска. Мазуз подходит к машине, где уже сидят солдаты, отправляющиеся в увольнительную, отдает им свой вещмешок. Авиноам на пониженных тонах сообщает Мазузу об уходе русских с сирийской базы, об отселении крестьян. Мазуз говорит водителю: подожди, я на пару минут. Он возвращается в бункер, звонит в оперативный центр. Телефонистка говорит Мазузу, что все сейчас на обеде. А на нашем участке что-то необычное наблюдается? Нет, все в порядке. Авиноам: но она же ничего не знает! Появляется Шендори. Он говорит Мазузу, что Авиноам напрасно паникует. Мазуз: если тебе твой командир не верит – как же поверю тебе я? Он выходит из бункера и обнаруживает, что последняя машина ушла в город. Солдаты выгрузили его вещмешок.

Шендори говорит Авиноаму: ты меня достал окончательно. После Йом-кипура ты будешь переведен в другую часть.

Танковый пост израильской армии у Голанских высот. Солдаты принимают душ. Начальник поста лейтенант Авирам разговаривает с сержантом Каспри. Он показывает ему атлас. Мы доедем до Стамбула, а потом дальше по Европе. Она хочет провести медовый месяц в Португалии. Каспри: чего ты делаешь! Нам всего по 21 году, мы скоро демобилизуемся, к нашим услугам будут волонтерки из Европы в киббуце! А ты хочешь в таком возрасте связать жизнь с одной женщиной. Подумай, лет на двадцать – одну партнершу. Ты захочешь молодую девчонку, а уже нельзя будет. Просто с ума сходить будешь. Авирам продолжает листать атлас: смотри, что ты скажешь насчет Финляндии?

К Авираму подходят Алуш и Марко, только что прибывшие на пост. Авирам обращается к Марко: что у тебя с лицом? На что похожа твоя форма? Где Мелахи? Алуш: он в тюрьме, попал туда случайно. Мы в баре сидели, тут ворвались полицейские, скрутили, слова сказать не дали. Марко задирает гимнастерку, демонстрирует лейтенанту ссадины. Вы позвоните в полицию, попросите его освободить? Авирам: в чем его обвиняют? Вы опять с Черными пантерами якшаетесь? Вы же мне обещали покончить с этим. Ладно, тебе, Алуш, я верю. А вот Марко – нет. После Йом-кипура он пойдет под трибунал.

Марко взрывается: да вам, богатеньким, на нас наплевать, вы знать не желаете, как мы живем! В одной комнате нас – девять человек. Мать спит в одной постели с восемью детьми, повсюду крысы и тараканы, мимо наших окон течет все дерьмо Иерусалима. Я ворую молоко у таких богатеньких, как вы, чтобы отдать его обездоленным. А у вас в киббуце даже кошки сытые. Да, я – Черная пантера! Марко срывает с себя гимнастерку, под ней футболка с лозунгом Черных пантер. Марко швыряет на землю гимнастерку, автомат и уходит с поста. Алуш говорит Авираму, что догонит товарища и вразумит его. Авирам: а ты как мог попасть в такую компанию? Ведь ты вполне можешь стать офицером.

Алуш догоняет Марко. Куда ты? В Иерусалим. Автобусы уже не ходят. Я пешком. А ты оставайся, лижи им ботинки, слабак!

Мазуз разговаривает по телефону с женой. Он говорит, что вынужден остаться на заставе. Встретимся в воскресенье утром.

Мелахи сидит в камере. Он просит охранника отпустить его к товарищам: мы вместе должны встретить пост, я обещаю, что вернусь в воскресенье. Охранник велит Мелахи заткнуться.

Авиноам прослушивает обращение командования сирийской армии: приказ – полная скрытность! Сионистский враг нас прослушивает.

Суббота, 6 октября 1973 года.

Танкисты Авирама совершают молитву.

В пункте прослушивания все операторы обнаруживают, что в сообщениях присутствует слово «Тахрир». Авиноам говорит, что по-арабски это – освобождение. Наверное, это кодовое слово для обозначения какой-то операции.

Авриам получает по рации сообщение: готовьтесь к атаке противника. Лейтенант отдает приказ: накормить личный состав. Вам понадобится сахар. Марко: но я с пятого класса пост не нарушал! Авирам: военный раввин дал разрешение, налетай, ребята! Может быть, нам придется подбить пару сирийских танков. Танкисты поедают свежие фрукты.

Операторы пункта прослушивания пытаются понять шифровку. Ее удается разгадать Авиноаму: к нам летят три вертушки, там находятся 66 коммандос!

Авиноам выбегает из бункера. Он подходит к сидящему на скамеечке Мазузу, который читает молитвенник. Авиноам говорит лейтенанту, что началась война, что к их заставе летят вертолеты с сирийским спецназом. Нас атакует 1600 сирийских танков, а у нас против них всего лишь 177. Мазуз: убирайся сейчас же, пока я тебя не убил!

Раздаются взрывы, слышен шум вертолетных двигателей. Мазуз командует Авиноаму: немедленно внутрь! Перебежками они направляются к бункеру, забегают внутрь.

Над постом Авирама появляются два сирийских самолета, они сбрасывают бомбы. Лейтенант отдает команду: по машинам! Танкисты занимают свои места в боевых машинах, заводят двигатели. Авирам докладывает в Центр, что его атаковали. Погибших нет, все танки целы. Ему приказывают выдвигаться на боевые позиции. На вас двигаются сирийские танки. На этом направлении наших бронетанковых частей больше нет.

В постели лежит пожилой мужчина (Мени Бен-Дрор), рядом с ним две молоденькие девицы. Их будят звуки сирен. Мени включает радиоприемник, выслушивает официальное сообщение. Израиль атаковали сирийские и египетские войска. Гражданам предлагается не покидать убежищ и воздержаться от перемещений по улицам. правительство объявляет призыв резервистов. Министры наделены правом отдавать чрезвычайные приказания.

Звонит телефон. Мени берет трубку, разговаривает со своей бывшей женой (Лили), которая находится в Париже. Где мой сын? Что с ним? Мени: я не знаю. Как это – не знаешь? Он же приехал тебя навестить. Когда ты последний раз его видел? Давно. Мы с ним повздорили, он уехал. Узнай, где он, и вытащи его. Он должен вернуться в Париж. Мени: это невозможно, его призовут в армию. Лили бросает трубку. Мени сравнивает ее с самкой собаки.

Мелахи требует, чтобы охранник выпустил его из тюрьмы: я механик-водитель, я должен быть рядом с моими товарищами, они ведут бой! Охранник не реагирует на призывы Мелахи. Тот затевает потасовку с сокамерником. Охранник входит в камеру. Мелахи наносит ему мощный удар и выводит полицейского из строя. Он благодарит сокамерника за помощь и покидает камеру.

Танки Авирама выходят на боевую позицию.

Переговоры танкистов: видим большую колонну вражеских танков, дистанция три тысячи метров; их надо остановить, пусть подойдут на дистанцию две тысячи метров, тогда открывайте огонь; заряжай; сейчас Йом-кипур, так что ворота рая открыты; ящик шампанского всем, кто сегодня согрешит; два ящика – если попросите за Мелахи; три ящика, если ты забросишь свой атлас – и никакой Европы; сожгите мне 30 танков, за каждый исполнится по одному вашему желанию, я вашим джинном буду; они уже на двух тысячах метров, удачи!

Танки выдвигаются на позицию, ведут огонь по сирийским машинам. По приказу Авирама его солдаты стараются подбить головной и замыкающий колонну танки, израильтяне стараются подбивать танки с флагами, выбивая офицерский состав противника.

Переговоры танкистов: не надо тратить по пять снарядов на один танк, экономьте боеприпасы; в прицеле, огонь; подбил; мимо; недолет; снова подбил; у меня снаряд заклинило; отойди с позиции для ремонта; на огневой позиции должен находиться хотя бы один танк, меняйтесь, врагов гораздо больше, чем нас; они уже на полутора тысячах метров, огонь!

Мазуз готовит центр перехвата к обороне. Его бойцы укладывают перед дверью, ведущей из бункера в пустыню, мешки с песком. Авиноам говорит лейтенанту: вас атакует батальон сирийцев. А у вас всего 13 солдат. Это против 300 убийц! Мазуз: пару часов мы продержимся, а потом подойдет подкрепление. Авиноам: поймите, мне нельзя в плен. Нас начнут допрашивать. Знаете, как они это делают? Вас поднимут на веревках и опустят на железный штырь, который через анус войдет в ваши внутренности. Мне нельзя в плен, тогда всем придет хана. Вы меня недооцениваете. Мазуз велит запереть Авиноама. И раздайте всем разведчикам винтовки. Солдаты должны сражаться. Авиноам кричит: но разведчики – это не солдаты! Вызовите авиацию! Мазуз: заткни хлебало!

В штабе Дафна спрашивает своего начальника (капитан Тамир): ты пошлешь им подкрепление? Тот говорит, что у него под угрозой прорыва находится вся линия фронта, ему приходится думать об обороне тысяч позиций. Я пошлю подкрепление, если смогу. Дафна: так это месть с твоей стороны? Ты должен вытащить Мазуза! Тамир: да пойми ты, что бои идут везде! Я отправлю всех женщин в тыл. Командуй ими, садитесь на машины и уезжайте. Дафна: я останусь. Ты ничего не знаешь, не можешь разобраться в потоке информации. Тамир: сюда могут прорваться сирийцы. Ты женщина, тебе нельзя в плен. Уезжай! Я ему помогу, чем смогу. Дафна командует женскому персоналу штаба: девочки, по машинам! Уезжаем немедленно.

К дому Марко подходит Мелахи. Он обращается к Рики: я из тюрьмы сбежал, меня ищут. Мне нужна форма, чтобы добраться до своей части. Рики: Марко все забрал. Мелахи: но хотя бы шнурки и пояс у тебя найдутся? У меня в тюрьме все забрали, чтобы я не повесился. Рики: ты мне пообещай… Мелахи: знаю. Я верну тебе брата в целости и сохранности. Рики: и позаботься об Алуше. Мелахи: что? Ты за спиной брата встречаешься с этим придурком-ашкенази? Рики: не надо, давай потом об этом поговорим. Сейчас я выйду. Она выносит из дома несколько коробок. Тут рагу из рыбы. Передай его своим. Рики на прощанье целует Мелахи.

Авирам в бинокль рассматривает поле боя, которое покрыто горящими сирийскими танками. Он докладывает по радио в штаб: у меня тут 50 огоньков. А шампанского у нас больше, чем боеприпасов. Мы их разбили! Штаб отдает приказ группе Авирама передислоцироваться на новую позицию: там замечена большая группа вражеской бронетехники. Кроме вас удержать их будет некому.

Колонна танков Авирама перемещается на новые позиции. Танкисты слушают радио. Сирийцы продолжают наносить артиллерийские удары. Населению рекомендуется не покидать убежища. На границе с Ливаном замечены сирийские самолеты. Военно-воздушные силы Израиля вступили с ними в бой. Египетские войска в некоторых местах форсировали Суэцкий канал.

По телевидению выступает премьер-министр Израиля Голда Меир. Враги думали, что нападение на нас в Йом-кипур станет неожиданностью, однако они просчитались. Мы были готовы к отражению атаки. Наша разведка заранее знала о том, что Египет и Сирия начнут войну.

Выступает министр обороны Израиля Моше Даян. Да, наши войска понесли ощутимые потери. Но в целом обстановка на Голанских высотах может быть признана удовлетворительной.

Сирийские коммандос пытаются выбить металлические двери, ведущие в подземный бункер пункта прослушивания. Авиноам кричит Мазузу: надо уходить. Есть еще одна дверь, по которой можно пройти к подъемнику и выбраться наружу. Мазуз приказывает готовиться к отражению атаки.

Мелахи стоит на дороге и голосует. Останавливается машина, за рулем которой сидит Мени. Мелахи: вы на войну? Мени: садись! Мелахи: это кабриолет? Да я шучу! Классная тачка, прямо для голливудской актрисы. Это – комплимент. Мени: что у тебя в кастрюле? Печеная рыба? Мелахи: это рыбное рагу. У меня самого с самого Иерусалима слюнки текут. Дай попробовать. Нет, это для моих корешей на фронте. Хотя бы кусочек! Забудь. Слушай, а за сколько такую тачку купить можно? А ты такую водил? Нет, во сне только. Ладно, садись за руль. Мени тормозит, выходит из машины и направляется к пассажирскому сиденью. Мелахи садится за руль, Мени забирает у него коробки с едой: я пока подержу. Мелахи пытается тронуться с места, у него не получается. Мени: а у тебя есть права? Мелахи: да я лучший танкист Израиля! Понятно, прав у тебя нет. Машина трогается. Мени: я все-таки попробую. Мелахи: только один кусочек. Мени: а я на танке «Шерман» по Синаю гонял, когда ты еще под стол пешком ходил.

Сирийцы взрывают дверь в бункер, пытаются туда прорваться. Их встречают огнем израильтяне. Несколько бойцов Мазуза погибает. Лейтенант приказывает отходить: будем обороняться внутри. Солдаты, забирая с собой убитых и раненых, отходят. В бункер входят сирийцы.

Колонна танков под командованием Авирама перемещается по пустыне. Выстрел из пушки – один из израильских танков подбит. Колонну атакуют три сирийских танка. У одного израильского танка заклинило башню, он отходит назад, открывая обзор другим машинам. Израильтяне уничтожают сирийские танки. Авирам осматривает поле боя в бинокль, высунувшись из люка башни. Звучит выстрел. Авирам получает ранение в голову, его танк подбит, он загорается. Израильтян обстреливает засевшая в кустах сирийская пехота. Танкисты мстят за командира, он давят гусеницами пехотинцев противника.

Танкисты подсчитывают потери: Авирам погиб, у них осталось всего две боеспособные машины и почти нет снарядов. Командование принимает Каспри. Он связывается с центром, ему приказывают продолжать движение.

Сирийцы обыскивают бункер. Они ищут израильских разведчиков. Мазуз освобождает Авиноама и приказывает ему нарисовать план коридоров пункта. Авиноам рисует план. Мазуз собирает своих людей и пытается пробиться к выходу из бункера. Авиноам забирает с собой Орешка.

Танкисты видят на дороге БТР, который двигается со стороны Сирии. Каспри приказывает открыть огонь. Алуш возражает: у нас остался только один бронебойный снаряд, надо его сохранить. Каспри: но они движутся прямо на нас, они атакуют! Он открывает огонь из пулемета. Из БТР выскакивают солдаты, Каспри накрывает их пулеметным огнем. Алуш: что ты делаешь, это же наши! Он заставляет сержанта прекратить стрельбу. Танкисты выскакивают из люков и бегут к пострадавшим от дружеского огня.

Знаете ли вы, что

  • На иврите название «Sh'at Neila» является отсылкой к заключительной молитве Йом-кипура.
  • Битва в Долине слёз – это танковое сражение между армиями Сирии и Израиля в ходе войны Судного дня. Сражение проходило с 6 по 9 октября 1973 года.
  • Оформить подписку