Душегубы

Развернуть трейлер
Трейлер

Душегубы

О сериале
Середина 1980-х. В городе Витебск и округе не прекращается серия загадочных убийств. Приезжий следователь пытается доказать, что это дело рук одного маньяка, но для начала ему придется разоблачить местные органы правопорядка. Остросюжетный детектив на основе скандальной истории о поимке «Витебского душителя». У героев Сергея Марина и Александра Самойленко есть реальные прототипы.

Подполковник из Минска Леонид Ипатьев приезжает в Витебск, чтобы расследовать дело о таинственном исчезновении инспектора ГАИ, который пропал в лесу. Идя по его следу, милиция обнаруживает совсем не то, что искала, – тело задушенной девушки. Ипатьев выясняет, что это далеко не первое убийство с таким почерком. Все похожие дела закрыл опытный следователь Михаил Шахнович, известный высокой раскрываемостью преступлений. Но что стоит за этой похвальной статистикой? Ипатьев ставит под сомнение методы и результаты работы своего авторитетного коллеги. Тем более когда речь идет о наказании невиновных и безнаказанности серийного убийцы, который продолжает угрожать местным жительницам.

Ценителям захватывающих ретродетективов на основе реальных событий предлагаем посмотреть онлайн сериал «Душегубы».

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Витебск, 1984 год. Старший следователь областной прокуратуры Шахнович приезжает утром на службу. Его ждет девушка (Ольга Аксенова), она говорит, что пришла по поводу дела, к которому причастен ее брат Виталик: помните, мы договаривались? Конечно, помню. Пойдемте в кабинет.

Шахнович: ваш Виталик, конечно, натворил делов, но я постарался – пойдет свидетелем по ограблению. Но в следующий раз… Ольга: спасибо, следующего раза не будет, обещаю. Дежурный по телефону сообщает старшему следователю: тут Ипатьев приехал. Шахнович: я его встречу. Положив трубку, он обращается к посетительнице: ну, мне пора идти. Ольга роется в сумочке: да, сейчас. Конверт с деньгами здесь. Ольга обнаруживает дыру в сумке: ой, порезали… В трамвае ко мне один прижимался, второй стал с ним разбираться, и вместе вышли. Шахнович злится: пока вы глазели и ушами хлопали, один из них вытащил ваш конверт. Это ж элементарная разводка, жулики работают парами. Ольга чуть не плачет: там все мои деньги, я же для вас собирала и одолжила у всех. Шахнович: чего ты орешь-то, дура? Иди в милицию, пиши заявление.

Шахнович и Ольга вместе выходят из кабинета. На лестнице Ольга видит идущего навстречу им мужчину: это он! Вор, который в трамвае. Мужчина достает удостоверение: вижу, пора знакомиться. Леонид Ипатьев, старший следователь по особо важным делам республиканской прокуратуры. Шахнович: угу, так это мы вас ожидаем из Минска по поводу пропавшего гаишника. Очень приятно, Шахнович, старший следователь областной прокуратуры. Ипатьев протягивает Ольге конверт: щипач ваш убежал, но конверт я отобрал. Хотел идти в милицию заявление писать, но теперь уж вы сами. Ольга: спасибо большое. Простите, я не знаю, почему я на вас подумала… Ипатьев: ничего, бывает. Шахнович выразительно смотрит на Ольгу: до свидания. Ольга прощается и уходит.

На скамейке возле здания прокуратуры Ольгу поджидает Виталик. Ну, что, сестренка, порешала вопрос? Ольга: а ты где был? Почему я решаю твои проблемы? Ты что, пил? А ну дыхни! Виталик оправдывается: это от волнения, чуть-чуть. Я ж вообще не при делах был. Это все менты.

В своем кабинете прокурор Макарский беседует с Шахновичем и Ипатьевым. Если в Минске решили командировать к нам товарища Ипатьева – ему и карты в руки. Михаил Кузьмич, передай товарищу Ипатьеву дело инспектора Ковальчука. Шахнович кладет перед Ипатьевым папку: ради бога, начальству виднее. Ипатьев: я проговорю только то, что мне уже удалось выяснить. Если что, вы меня поправите. Итак, в деревне Крупенино ограбили местный магазин, вынесли несколько ящиков коньяка и водки, а также восемьдесят рублей мелкими купюрами и уехали на ГАЗ-52. Номера были запачканы грязью. Инспектор ГАИ Ковальчук увидел грузовик, едущий с превышением скорости, бросился в погоню, успел сообщить по рации о преследовании и исчез. Сутки не могут найти ни его, ни служебный УАЗ. Макарский: все правильно. Есть мысли? Ипатьев: как минимум две. Ковальчук либо убит, либо удерживается преступниками.Последний раз он выходит на связь отсюда, из лесополосы.

В лесу идут поиски Ковальчука, которыми руководитоперуполномоченный УГРО, старший лейтенант Юрий Мандрик. Один из дружинников, справляя малую нужду, обнаруживает труп молодой женщины. Об этом сообщают по телефону Макарскому. Прокурор говорит следователям: в лесу под Крупенино, где искали Ковальчука, нашли труп. Женский. Михаил Кузьмич, а вот это дело на тебе. Все, по коням.

В коридоре Шахнович говорит Ипатьеву: что мы такой официоз развели? Может, по-простому – Лёня, Миша? Ипатьев: поддерживаю. Шахнович: замечательно. Может, пообедаем? У нас в городе ресторан есть, шашлычки – закачаешься. Ипатьев: когда-нибудь – обязательно. Вы со мной на место преступления? Шахнович: а что там делать? Ковальчука огромное количество людей ищет, а девушку дежурный следак оформит. Ипатьев: женщина убита в том же лесу, где пропал Ковальчук. Странное совпадение, не находите? Шахнович: нахожу. Да потом разберемся. Вы в гостинице? Я могу такой номер организовать – сказка. Ипатьев: все в порядке, не стОит. Всего доброго.

Макарский и Шахнович курят на крыльце здания прокуратуры. Макарский: до меня тут слух дошел, что этот следак из Минска обвинил племянника главы облисполкома в изнасиловании и ни в какую не хочет забирать заявление. Шахнович: он что, псих, совсем берегов не видит?Макарский: угу, и семьи нет. Это в сорок с лишним лет. Был женат, развелся. Шахнович: что тоже не красит его биографию. Макарский: он же в «Двину» заселяется? У тебя там есть свои люди? Шахнович: ну а как же. Макарский: только аккуратно.

Ипатьев приезжает в лесополосу, где ведутся поиски, представляется Мандрику, спрашивает его: по Ковальчуку есть что? Нет, ищем пока. Ипатьев осматривает женский труп с признаками изнасилования и удушения: шарф интересный, как будто импортный. Дружинник, нашедший тело, сообщает: в соседней деревне тоже женщину задушили. Ипатьев: тоже шарфом? Мандрик: нет, у нее коса была до ж… ниже колен. Вот, собственно, косой и душили. Ипатьев: сумочки нет. Либо уронила, когда бежала, либо убийца унес с собой. Одной туфли – тоже. Бежала она оттуда.

Ипатьеву удается обнаружить туфлю и сумочку жертвы. В сумке – студенческий билет на имя учащейся швейного техникума Елены Роговой и довольно крупная сумма денег. Ипатьев: уж не с налетчиками ли она была? Может, чья-то любовница? Мандрик: тогда бы деньги забрали. Ипатьев: в темноте могли и не заметить. Ипатьев просит у Мандрика карту: Ковальчук преследовал грабителя по трассе, так? Так точно. Куда он мог деться? Товарищ подполковник, все лесные дороги были прочесаны еще с утра. Ипатьев: а здесь лес сплошняком, не проедет ни УАЗ, ни грузовик. Болото! Он там, больше негде.

К месту преступления приезжают Шахнович и криминалист Ася Круглова. Она говорит, что предположительное время смерти жертвы – около суток назад. Ипатьев: допустим, Ковальчук вступает в схватку с бандитами, девушка – свидетель, поднимает визг, убегает. Ее догоняют и… Шахнович: это все вилами по воде писано. А расследование веду я. Ты ищи Ковальчука. Ипатьев: если я прав, и мы узнаем, с кем она общалась, мы выйдем на бандитов, а там и на Ковальчука. Какие возражения? Шахнович цедит сквозь зубы: только если ты прав. Ася сообщает, что она закончила осмотр тела. Ипатьев: я хочу видеть потом результат экспертизы. Шахнович: а я хочу видеть Ковальчука. Живым.

Ипатьев заселяется в гостиницу «Двина». Он замечает на шее администраторши такой же шарф, как у Роговой: откуда он у вас? Познакомилась с одним на танцах, иностранец из мединститута, вот он и подарил. Имя помните? Абракадабра какая-то, я его Ваней звала. И как выглядел этот «Ваня»? Темнокожий, только зубы в темноте белеют. Ипатьев: шарф придется изъять. Администраторша: только верните мне его потом, пожалуйста, второй такой у нас днем с огнем не сыщешь.

Поисковики обнаруживают в болоте затопленный УАЗ, его извлекают из трясины. Внутри находится труп Ковальчука.

Из таксофона в фойе гостиницы Ипатьев звонит в Минск второму заместителю Прокурора БССР Василевичу. Алесь Петрович, выручайте, в лесу, где пропал Ковальчук, нашли тело убитой женщины. Василевич: Лёнечка, тебе проблем с облисполкомом мало, да? Я тебя зачем в Витебск отправил? Ипатьев: я думаю, эти два дела связаны между собой. Василевич: дело убитой женщины тебе не передадут, пока не докажешь, что оно как-то связано с пропавшим гаишником. Ипатьев: мне просто нужен доступ к делу. А еще нужно опросить иностранца. Василевич: он неофициально даст тебе доступ, а вот с иностранцем – хуже, тут КГБ нужно ставить в известность.

Администраторша, которая подслушивала этот разговор, говорит Ипатьеву: а вы можете звонить из своего номера, я вас соединю по межгороду. Ипатьев: да нет, спасибо. У меня мелочи много, знаете, тратить некуда. Когда гость уходит в номер, администраторша звонит Шахновичу.

На следующее утро Ипатьев говорит Шахновичу: ночью Ковальчука нашли. Где можно посмотреть результаты вскрытия? Шахнович: так я уже заезжал к судмедэксперту за Роговой и твоего Ковальчука прихватил. Ипатьев: может, и результатами Роговой поделитесь? Шахнович: я не жадный, держи. Пойдем, покажу тебе твой кабинет.

Шахнович приводит Ипатьева в архив, знакомит его с архивариусом Антониной Павловной, которая громко стучит, работая за пишущей машинкой. Шахновичуказывает на письменный стол у окна: вот ваше рабочее место. Тишина, покой, никто не ходит. Просто зависть берет. Ипатьев: отличное место, люблю тишину. Спасибо.

Ипатьев просматривает результаты экспертизы. Ковальчук, огнестрельное пулевое ранение грудной клетки справа. Причина смерти – утопление. Рогова… Ипатьев обращается к Антонине Павловне: извините, вы не могли бы мне помочь? Вот здесь не разобрать. Та рассматривает отчет, ворчит: безобразие, ничего не видно, понапечатают… Она берет лупу, читает: так, причина смерти – странгуляционная асфиксия. Подверглась сексуальному насилию. Определение биологических следов, не принадлежащих жертве, затруднено. Ипатьев: спасибо. Мне сказали, что уже был эпизод удушения женщины. Подготовьте архивные копии материалов дела. Антонина Павловна: которую? Ипатьев: какая есть. Антонина Павловна: год какой? Но Ипатьев уходит, оставив ее последний вопрос без ответа.

В лаборатории Ипатьев беседует с Асей. В Ковальчука стреляли с близкого расстояния. Видимо, не смогли сбросить его с хвоста и заманили в ловушку. Ася: он живой еще был, когда УАЗик затопили. Ипатьев осматривает пустую кобуру погибшего инспектора: а где его табельный? Ася: не было ни на Ковальчуке, ни в УАЗике. Ипатьев: плохо. Теперь у бандитов кроме ружья еще и пистолет. Я заберу студенческий Роговой. Ася: а если Шахновичу понадобится?Ипатьев: ничего, я договорюсь.

На парковке у прокуратуры Шахнович беседует с Мандриком: ты, главное, не подставляйся, пусть он говорит. А ты следи за ним, слушай. Понял? Мандрик: как-то это нехорошо, Михаил Кузьмич. Шахнович: а ничего хорошего и нету. Он в Минске вон облисполкому дорожку перешел, у многих погоны послетали. Он и тебя пережует и не подавится. Мандрик: а можно как-нибудь отказаться от поездки? Шахнович: не-а, ты в следственной группе, надо ехать. Ты следи за ним.

Выходит Ипатьев. Шахнович: о, Лёня. Хорошо ты подмазал колеса, Макарский разрешил допрос иностранца. Ипатьев: отлично. Едем? Шахнович: нет, тебе старлей компанию составит. Пусть уголовный розыск бегает за преступниками.

Ипатьев и Мандрик усаживаются в машину и уезжают.

Шахнович приходит в универмаг, где Ольга работает продавщицей в отделе тканей. Они отходят в сторонку, Ольга вручает Шахновичу конверт с деньгами: это все, как и договаривались. Спасибо, Михаил Кузьмич. Не стоит благодарности, я искренне хотел помочь вашему брату. А что это за толкучка в обувном? Ольга: это туфли пришли, Чехословакия. Шахнович: а сделайте мне две пары, 37-го и 38-го размера. Ольга: да вы что? Я не смогу две пары попросить. Шахнович: солнышко, а если по большому блату?

В общежитии мединститута Ипатьев показывает студенту из Эфиопии шарф, изъятый у администраторши гостиницы: вам знаком этот шарф? Да. Ипатьев показывает студенческий Роговой: а девушку эту знаете? Нет. Мандрик обращает внимание подполковника на стоящий к комнате цветной телевизор: а говорят, в Африке голодают. Мы на такой телик с матерью два года копили. Ипатьев: я вами, ребята, восхищаюсь. Уехать в чужую страну, за тысячи километров, выучить такой сложный язык. Эфиоп: меня вся деревня собирала на учебу, вернусь – буду отрабатывать, лечить. Ипатьев: а тут такой скандал. Из института могут исключить. За что? За фарцовку. У вас стипендия сколько, рублей сорок? А телевизор – восемьсот. Эфиоп: я ничего не торговал, я обменял телевизор на одежду. Я два чемодана отдал. Таких шарфов я шесть штук привез из Эфиопии, один подарил одной красивой женщине, а другие Саша забрал. Где найти Сашу? Эфиоп вручает Ипатьеву листок с номером телефона: только в деканат не говорите.

Выходя из общежития, Мандрик говорит: быстро вы этого негра раскололи. Ипатьев: пробьешь телефон – сообщи.

У Шахновича в кабинете мать погибшей Елены Роговой причитает: Господи, за что ты мою доченьку прибрал? Раиса Ивановна, это не Господь вашу доченьку прибрал, а человек. Скажите, а много у вашей дочери было ухажеров? Да не было никаких ухажеров. Леночка говорила: мам, парни на меня не глядят, я не модная. А я ей: дочка, ты же швея, нашей себе нарядов. А она говорит: ты что, мне фирмА нужна. Ипатьев: а Лена упоминала имя Саши в связи с импортной одеждой? На ней был надет шарф африканский и куртка джинсовая, американская. Шахнович: Лёня, это я веду допрос. Раиса Ивановна, скажите, откуда у вашей дочери деньги на дорогую одежду? Раиса Ивановна: придумала она кроликов разводить, из них шапки шить. Вот с продажи этих шапок она себе шмотки покупала. Шахнович: то есть, ваша дочь занималась незаконной трудовой деятельностью? Раиса Ивановна: нет, она ничем таким не занималась. Шахнович: в день убийства у вашей дочери были найдены деньги от продажи шапок. Так или нет?

Мандрик заглядывает в архив: извините, а Ипатьев не заходил? Антонина Павловна: нет! Мандрик: если зайдет, передайте… Антонина Павловна: я вам секретарь, что ли? Совсем обнаглели! Не архив, а какой-то проходной двор.

Мандрик заходит в кабинет Шахновича: здравия желаю, Михаил Кузьмич. Вы Ипатьева не видели? Я адрес нарыл подозреваемого по делу Роговой, а его нигде нет. Шахнович: а ну-ка, сядь. Что за подозреваемый? Мандрик: да там наводка от негра одного. Еванов Александр, инженер завода «Витязь». Шахнович: никогда не называй негров неграми, понял? Мандрик: понял. А как их называть? Шахнович: африканцами. Поехали, покажешь мне этого инженера.

Ипатьев приходит в архив, видит на своем столе горы папок: это что? Антонина Павловна: удушения. Вы же просили. Я на всякий случай собрала все дала. У меня завтра отгул, некому будет. Это за прошлый год? Нет, за десять лет, все, что храним на этом этаже. А вам что, нужно было за год? Слушайте, так же нельзя, я же вас спрашивала. Ну что, унести лишнее? Ипатьев: нет, оставьте. Это только удушения женщин? Антонина Павловна: да. Раскрытые, нераскрытые, суициды. Я ж не знаю, что конкретно вам нужно. Ипатьев: конкретно это и нужно, спасибо. Антонина Павловна: ну слава богу, не зря лопатила. До свидания.

Сотрудники милиции во главе с Шахновичем наносят визит в квартиру, где проживает Александр Еванов. Дверь открывает его беременная жена, сразу заявляет, что мужа дома нет. Шахнович: а с чего вы взяли, что мне нужен ваш муж? Еванова: не знаю, просто предположила. Шахнович: значит, было с чего предполагать? Вот санкция на обыск вашей квартиры. Он отдает распоряжение в присутствии понятых (соседи) начать обыск, спрашивает Еванову: где муж? Не знаю, у друга, наверно.

Оперативники обнаруживают под столом несколько телевизоров «Витязь».Шахнович: чтоб я так жил! Телевизоры людям некуда девать. Где достали-то? Еванова: купили. Шахнович: товарищи, зарплата инженера телезавода – двести рублей. А сколько стоит телевизор-то? Вы даже не знаете, сколько стоит телевизор, потому чтовы их не покупали, а ваш муж незаконно вынес их с места работы. А попросту – украл. Еванова: нет, он их не крал, он их собрал из бракованных деталей. Они же никому не нужны, их в утиль. А у Саши руки золотые.

Просматривая дела с удушением женщин, Ипатьев обнаруживает, что все их вел Шахнович.Ипатьев пытается систематизировать все эпизоды, выявить общие детали.

Во время обыска в квартире Евановых обнаружено две сумки импортных вещей (в том числе, африканские шарфы). Шахновичпоказывает Евановойфото Роговой: вы знаете эту девушку? Еванова: нет, не знаю. Соседка: я ее видела, она заходила к ним дня три назад. Долго она тут пробыла? Где-то с полчаса, этой не было, только ейный муж. Я уж не знаю, чем они тут занимались. Когда я выглянула в окно, он садился в машину, и девица с ним. И уехали. Во сколько это было? Где-то около девяти часов вечера. Шахнович: этой же ночью эта девушка была изнасилована и жестоко убита. Еванова: Саша этого не делал! Шахнович: она уехала с вашим мужем, больше ее никто не видел. Еванова: я ее видела. Я вспомнила. Мы встретили Сашу у вокзала, он высадил эту девушку, а я села к нему в машину.

На складе завода «Витязь» сторож помогает Еванову и его коллеге Будько грузить в кузов автомобиля ГАЗ-52 коробки с комплектующими: Санек, ты за недельку собрать успеешь? Хочу дочери подарок на свадьбу сделать. Еванов: соберу, соберу. В ворота склада стучат. Сторож идет открывать: кто там? Еванов и Будько прячутся. Сторож отпирает калитку, на пороге стоит Мандрик, он показывает служебное удостоверение, представляется. Поступил сигнал, что на этом складе могут производить хищения деталей телевизоров. Еванов Александр вам знаком? Не знаю. Мандрик показывает на грузовик: в кузове что? Сторож: мое дело – охранять, а что там – пусть у завсклада голова болит. А машина чья? Так наша, заводская. Мандрик заглядывает под тент, которым прикрыт кузов. Из-за коробок выскакивает Будько, пытается сбежать. Мандрик сбивает его с ног, валит на пол. Находящийся в кабине Еванов заводит мотор. Мандрик, угрожая ему табельным оружием, приказывает: машину глуши! Из машины выходим. Руки!

Ипатьев докладывает по телефонуВасилевичу: за десять лет 27 эпизодов удушения женщин – в лесу, на трассе, в чистом поле. Василевич: да, странноватая статистика. Бытовуха обычно бывает либо в доме, либо в квартире. Ипатьев: да в том-то и дело. Четыре суицида, десять убийств нераскрыты, 13 доведено до суда, из них семь чистосердечных, один расстрел. Василевич: бред какой-то. Такой статистики вообще быть не может. Может, ты что-то напутал, Лёня? Иди домой, поспи. Василевич кладет трубку. Ипатьев всю ночь продолжает изучать дела.

Утром в гостиницу «Двина» приходит Ольга, спрашивает администраторшу: Ипатьев Леонид в вашей гостинице остановился? Да, в нашей. Можно его позвать? Товарищ Ипатьев сегодня еще не возвращался. А я могу ему оставить записку? Администраторша молча выдает девушке ручку и листок бумаги.

Ипатьев сидит на ступеньках прокуратуры, пьет кефир. Приезжает Шахнович.Доброе-бодрое, Лёня. Ты всю ночь здесь провел,что ли? Подъезжает милицейский УАЗик, оттуда выводят задержанных Еванова и Будько. Ипатьев: я допрошу Еванова. Шахнович: нет, он мой. Он непосредственно связан с убийством Роговой. Я тут пораскинул мозгами, ты – просто гений. Ты совершенно прав, надо объединятьэти два дела. Горе-инженеры убилиРогову и Ковальчука. Ты молодец! Дай пять. Не подав Шахновичу руки, Ипатьев входит внутрь здания. Шахнович цедит сквозь зубы: засранец.

Ольга пишет Ипатьеву записку с извинениями и номерами своих телефонов (рабочий и домашний), после чего уходит. Администраторша читает послание, прячет его в свою сумочку.

Шахнович допрашивает Еванова. Да мне наплевать на твою фарцовку, на детальки от телевизора. Ты мне лучше скажи, как ты Рогову убил. Следователь прикладывает допрашиваемого лицом об стол, разбив ему нос: ну? Еванов: Рогову я не убивал. Она купила шарф, я подвез ее до автобусной остановки, и больше я ее не видел.Шахнович: а жена твоя другое говорит.

Ипатьев выкладывает перед Будько фото. Ваше ружье, найдено у вас в доме. Кстати, из него недавно стреляли. Я на охоту ходил. Почему сразу не почистили? Занят был. Ипатьев: ночью 27-го числа банда грабителей совершила налет на винно-водочный магазин вКрупенино и скрылась на грузовике. Был убит инспектор ГАИ Ковальчук. Есть подозрения, что это сделали вы с Евановым. Будько: вы с ума сошли, что ли? Я – инженер-электронщик, мы никого не убивали.

Шахнович: сначала гаишника убили, а потом над девкой поглумились? Или сначала девку по кругу пустили? Пиши чистосердечное, как вы с Будько убили Ковальчука и Рогову, кто такая Рогова – пособница, любовница или просто случайно подвернулась. Евановотказывается это делать. Шахнович: ну смотри. А твой дружок вовсю на тебя строчит.

Закончив допрос, Ипатьев говорит Шахновичу: инженеры никого не убивали. Иначе бы они не оставили шарф на Роговой, а именно он к ним и привел. Шахнович: они ж тупые, привыкли иметь дело с железяками. Ипатьев: алиби у них нет, но и мотива – тоже. Рогову знал только Еванов и то не близко. Шахнович: ты же сам говорил, что она является свидетелем убийства Ковальчука. Ипатьев: грабить магазин и красть водку – зачем? Они же телики собирают. Шахнович: но все же сложилось – шарф, модель грузовика, уход от погони, стрелянное ружье. Ипатьев: все улики косвенные. Где сложилось-то? Шахнович: а деньги в сумочке? Ипатьев: от продажи шапок. Надо разъединять дела и возобновлять следствие по новой. Шахнович: ты с дуба рухнул, что ли? Ипатьев: у меня на руках 27 архивных дел удушения женщин. Частые, системные, схожие по характеру. В Витебской области какой-то псих убивает женщин. Шахнович: а суицид ты тоже на этого психа хочешь повесть, да? И раскрытые дела? Зачем ты вообще в архив полез? Я сам эти дела вел, там обычная бытовуха. Мужья, сожители, выпили, поссорились – всё! Ипатьев: и все, как один, не дома душили, а в лес волокли? Шахнович: есть признательные показания. Ипатьев: эти признания, Михаил Кузьмич, филькина грамота. Шахнович: ох, Лёня, Лёня, с огнем играешь.

Знаете ли вы, что

  • В основе сюжета сериала лежит реальная история «витебского душителя», маньяка Геннадия Михасевича. За 36 доказанных убийств он был приговорен к смертной казни.
  • Поймать Михасевича удалось только благодаря вмешательству следователя по особо важным делам прокуратуры БССР Николая Игнатовича. А до этого местные милиционеры осудили 14 невиновных человек за преступления маньяка.
  • История Михасевича уже экранизировалась в художественном фильме «Место убийцы вакантно» (1991). Также о маньяке был снят документальный фильм из цикла «Следствие вели» (2006).
  • Имя Геннадия Михасевича стоит третьим в списке самых жестоких убийц Советского Союза после Андрея Чикатило и Анатолия Оноприенко.
  • Сергей Марин, исполнитель главной роли в сериале, признался, что до того как в его руках появился сценарий «Душегуба», он ничего не знал о Геннадии Михасевиче и его преступлениях.
  • Сергей Марин: «На протяжении всего этого времени незаконно осуждались люди, теряли здоровье, становились инвалидами, некоторые были казнены. Четырнадцать лет! И этому способствовал следователь Жевнерович! А на свободе жил и продолжал убивать настоящий маньяк. И, как мне показалось, и я увидел это в сценарии, история сериала не о маньяке, не о насилии как таковом, а о реакции и действиях или бездействии правоохранительных органов, в частности, этого самого следователя».
  • В рамках подготовки к своей роли Сергей Марин изучил все доступные материалы по делам Михасевича и следователя Жевнеровича.
  • Съемки сериала проходили в районе Серпухова Московской области.
  • Сергей Чирков, исполнитель роли оперативника Юры Мандрика: «Представьте, современный город, а ты одеваешься в одежду, в которой когда-то видел своего папу на фотографиях, садишься в машину, о которой твой отец мечтал, и на определенном пятачке местности вдруг окунаешься в прошлое. Это круто! Мы снимали в Серпухове на вокзале, и было так смешно, когда люди выходили из электрички, и старшее поколение не понимало, что происходит. Снимать историческое кино всегда сложно, потому что, то реклама какая-то мешает, то вывески. Серпухов и его пригород очень хорошо подошел по атмосфере к этой картине».