Назад

Фильм Нюрнбергский процесс

Judgment at Nuremberg
Развернуть трейлер
Поделиться
-,-
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода рейтинга

Нюрнберг, 1948 год. В город для ведения процесса над нацистскими преступниками приезжает судья Ден Хэйвуд. Он полон решимости вынести приговор. На скамье подсудимых – его коллеги-юристы. Эта кинодрама считается вершиной творчества режиссера Стэнли Крамера и одной из самых значимых юридических картин в истории кинематографа. В фильме снялись звезды того периода: Спенсер Трейси, Берт Ланкастер, Марлен Дитрих и Монтгомери Клифт. Слушание было долгим и тяжелым. Немецкий судья Эрнст Янинг, оказавшийся в роли обвиняемого, был уважаемым человеком еще до того, как нацистская чума охватила Германию. Но ему нашлось, что ответить на обвинение в злоупотреблении судебной властью, попустительстве массовых убийств, пыток и рабского труда. Однако ни представители защиты, ни сторона обвинения не ожидали такой надрывной признательной речи от одного из обвиняемых. Если вы ищете кино, способное потрясти и побудить к продолжительным раздумьям, рекомендуем смотреть онлайн «Нюрнбергский процесс».

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Повествование фильма происходит в основном в зале Нюрнбергского суда.

Первый день слушаний по делу о нацистских судьях.

Заседание начинается с пламенной речи государственного обвинителя Тед Лосон, слова которого завораживают всех присутствующих. Ведь этот человек сам участвовал в военных действиях, освобождал города от захватчиков. Он своими глазами видел все те злодеяния, которые творили фашисты на оккупированной территории.

На скамье подсудимых Эрнст Яннинг, Эмиль Хант, Вернер Лампе, Фридрих Хофштеттер – четыре немецких чиновника-юриста, которые не только писали законы нацизма, но и сами претворяли их в жизнь. Да, они не убивали напрямую, но от одного их слова или только подписи зависели судьбы и даже жизни простых людей.

Один из обвиняемых - Эрнст Яннинг, помимо высоких чинов государственной службы достиг неимоверных высот на юридическом поприще – ведь его статьи и книги пользуются небывалым успехом во всем мире, их используют в качестве учебников в университетах всего просвещенного мира. Однако ученая степень не мешала ему ставить подпись под сотнями обвинительных приговоров для представителей «не арийской расы». По его решению применялась так называемая «стерилизация» к неугодным людям, сотни тысяч «ненужных людей», как отработанный материал сжигались в концлагерях.

Свою обвинительную речь прокурор сопровождает демонстрацией пронзительных кадров военной кинохроники из немецких концлагерей. Тем более что Тед Лоусон был одним из тех, кто освобождал эти лагеря, и не понаслышке знает о чем говорит.

И вроде бы виновность подсудимых не вызывает сомнений. Но на протяжении всего фильма прослеживается иронично-презрительное отношение к личности прокурора. Особенно это проявляется после показа документального фильма о зверствах в концлагерях («..опять он со своими кинокадрами.., надоел уже..»).

Кадры из зала суда разбавляются сценами с простыми мирными обывателями Нюрнберга, с которыми приходится общаться американцам внесудебных заседаний.

Дом, в котором живет судья Хейвуд. Работники в доме, простые милые люди, почему-то начинают нервничать после вопроса Хейвуда о том, что они знали о зверствах нацистов в Германии. Вспыльчиво отвечают, что ничего не видели и не знали о стерилизациях и концлагерях. Не видели или закрывали на все глаза?

Фрау Берхольд в исполнении неподражаемой Марлен Дитрих, вдова нацистского генерала, осужденного и казненного в Нюрнберге. Она явно верит в невиновность мужа, оправдывает его и хочет отомстить за его смерть всему миру.

Самая яркая фигура в фильме – бойкий и дерзкий адвокат Ганс Рольф, за исполнение роли которого Максимилиан Шелл заслуженно получил «Оскара» за лучшую мужскую роль.

Рольф абсолютно уверен в невиновности подсудимых. Он даже пытается заключить с судьей Хейвудом пари о том, что обвиняемые будут оправданы.

На заседаниях, действуя с напором, он дискредитирует показания свидетелей обвинения, выводя тем их из себя. С присущим обаянием он практически убеждает присутствующих в необходимости проведения операции стерилизации Рудольфа Петерсона ввиду его умственной неполноценности. Решение о принудительной стерилизации Петерсона было принято комиссией под предводительством Эрнста Яннинга.

Он непозволительно грубо давит на свидетельницу Ирен Хофман, вынуждая ее сознаться в непристойных отношениях с пожилым евреем, который был казнен за запретную связь с арийской девушкой по решению все того же Яннинга.

Кажется, все ведет к оправдательному приговору. И судья Дэн Хейвуд – принципиальный и справедливый, ощущает давление. И если только приехав в Нюрнберг, он безоговорочно был уверен в вине подсудимых, то сейчас он пытается разобраться, что привело Германию – одну из передовых просвещенных стран мира, к жестокому истреблению миллионов, и почему тысячи людей знали о происходивших зверствах, но молчали и бездействовали.

Параллельно мы слышим закулисные разговоры о том, что в борьбе с коммунизмом Соединенным Штатам в Европе нужен надежный союзник, а Германия была бы лучшим кандидатом. Ведутся также разговоры о холодной войне и берлинской стене.

Обвиняемый Эрнст Яннинг, в отличие от соседей по скамье подсудимых, молчит большую часть повествования.

Только в финале фильма он произносит монолог в обвинение самого себя. И это, пожалуй, одна из лучших сцен в картине.

Герр Яннинг, бесспорно, человек достойный. Он признает виновным себя и своих коллег. Они подписывали смертные приговоры, зная, что эти люди ни в чем не повинны, но малодушно не могли пойти против «системы».

Достойна внимания финальная сцена – встреча в тюремной камере судьи Хейвуда и приговоренного к пожизненному заключению Эрнста Яннинга. Обреченность в глазах осужденного после пронзительных слов судьи: «…конвейер был запущен и стал представлять угрозу миллионам жизней, когда вы впервые осудили на смерть невиновного».

Знаете ли вы, что

  • Марлон Брандо хотел сыграть в фильме адвоката Рольфа и даже обращался с такой просьбой к режиссеру Стенли Крамеру, но эту роль блестяще исполнил Максимилиан Шелл. Однако просьба Марлона весьма польстила Крамеру.
  • За роль адвоката в то время малоизвестный Максимилиан Шелл получил «Оскар» за лучшую мужскую роль
  • Незадолго до начала съемок Марлен Дитрих сделала пластическую операцию, но новое лицо ее разочаровало.
  • По требованию Марлен Дитрих все платья для ее героини были сшиты известным модельером Жаном Луи.
  • Фильм действительно снимался на территории города Нюрнберг.
  • Режиссеру Стэнли Крамеру не удалось провести съемки в том же зале заседаний, где и проходил Нюрнбергский процесс, поэтому была построена копия судебного зала меньших размеров на студии.
  • Сцена с заключительной речью судьи в исполнении Спенсера Трейси, которая длилась 11 минут экранного времени, была снята с одного дубля.
  • Когда снимался фильм, все осужденные нацисты, которые содержались в американской зоне оккупации Германии, были уже освобождены.
  • Кадры из концлагерей, которые на суде демонстрирует прокурор, являются документальными кадрами, снятыми армиями освободителей.
  • Чтобы сцены в зале суда не выглядели монотонно и скучно, режиссер пробовал сделать съемку в движении, делая кругкамерой вокруг персонажа, произносившего речь. Времени на это уходило намного больше. К тому же приходилось тренировать персонал, чтобы они не запутались в поводах.
  • Перед поездкой в Германию, до начала съемок актер Спенсер Трейси, исполнитель роли судьи Хэйвода, испытывал серьезные проблемы с алкоголем. Справиться ему помогла Кэтрин Хепберн, с которой они прожили 26 лет, до смерти актера.
  • В контракте Спенсера Трейси был пункт, по которому его съёмочный день заканчивался не позднее 5 часов.
  • Марлен Дитрих в годы войны занимала антигерманскую позицию и была на стороне союзных держав. Поэтому ей очень трудно давалась сцена, где фрау Бертхольд утверждает, что простые немцы ничего не знали о зверствах, творимых нацистам во время войны. Дитрих считала такие заявления лицемерными и никак не могла произнести реплику героини убедительно. Внук актрисы рассказывал, что после съемок Дитрих чувствовала себя плохо.
  • Для лучшего воплощения в роль вдовы казненного нациста дочь Дитрих посоветовала актрисе изобразить собственную мать. Так фрау Бертхольт стала экранным воплощением матери Марлен Дитрих.
  • Оформить подписку