Рецензия на фильм Жена смотрителя зоопарка от Евгений Нефёдов

The Zookeeper's Wife
Оценка фильма
7 из 10

Когда люди учатся у зверей

В новостных лентах ещё в начале 2015-го промелькнуло сообщение об открытии 11-го апреля музея Жабинских (или Жабиньских, как фамилию произносят их соотечественники) на территории Варшавского зоопарка. Да и книга Дианы Акерман «Жена смотрителя зоопарка» /2007/, в США попавшая в список бестселлеров по разделу документальной прозы, всё-таки не стала откровением в Республике Польша, где вышла спустя пару лет под заголовком «Убежище. Рассказ о евреях, укрытых в варшавском зоопарке». Граждане ПНР ещё в 1968-м (вскоре после того, супруги стали лауреатами почётного звания Праведники народов мира) получили возможность ознакомиться с мемуарами Антонины, опубликованными под многозначным (1) названием «Люди и звери». Впрочем, это не умаляет заслуг американской поэтессы и натуралиста, воспевшей подвиг двух незаурядных, по-настоящему отважных личностей, которые заслуживают того, чтобы их имена были увековечены. Заметим, что Ян являлся не только крупным учёным-зоологом, популяризатором науки, преподавателем и организатором, но и офицером Армии Крайовой, его спутница жизни и соратница – ещё и одарённой писательницей. А среди спасённых (что само по себе – героический поступок) оказались многие незаурядные личности, позже добившиеся успехов в разных областях. Удивило, правда, решение продюсеров (есть подозрение, что из-за относительно небольшого бюджета в размере $20 млн.) провести съёмки в Чехии – но премьера состоялась именно в польской столице.

Если б Ники Каро и сценаристка Анджела Уоркмэн ограничились задачей сосредоточиться на Холокосте – поведать исключительно об узниках гетто, об удачных попытках спасения хотя бы нескольких сотен детей и взрослых, картина вряд ли воспринималась бы новым словом. Дело даже не в количестве кинопроизведений, в том числе талантливых, в том числе – увидевших свет недавно. Женщине-режиссёру родом из Новой Зеландии было труднее постичь суть драматических событий, чем восточноевропейским мастерам, многие из которых, к тому же, застали Вторую мировую войну. И, допустим, игра Арношта Голдфлама, воплотившего образ доктора Януша Корчака, несопоставима с уникальным вживанием в образ этого выдающегося педагога и врача, продемонстрированным Войцехом Пшоняком у Анджея Вайды. Краткий, но очень важный для развития сюжета (и, кстати, характера главного героя) эпизод с участием пана Жабинского в Варшавском восстании, где он, командуя взводом, получил серьёзное ранение, снят неплохо, не оставляет равнодушным, но… Роман Полански в «Пианисте» /2002/ обошёлся совсем без эпического размаха (по сути, прибегнул к приёму отражённого действия) – и всё равно раскрыл трагедию патриотов, отправленных руководством АК на верную и, что хуже всего, бессмысленную гибель, глубже, полнее, эмоционально острее. Однако в «Жене смотрителя зоопарка» есть нечто, что позволило авторам избежать повторов – высветить в знакомой, хорошо изученной теме новые ценные нюансы.

В данной связи нелишне вспомнить, что международное признание Ники принесла трогательная и потрясающе красивая драма «Оседлавший кита» /2002/ (название можно перевести и как «Оседлавшая кита», поскольку речь идёт о девочке Пай из племени маори). В её новой постановке судьбам юных, которых суровые реалии заставляют достичь зрелости куда быстрее, чем это произошло бы в мирное время, тоже отведено видное место. Достаточно узнать, что выпало на долю Урсулы, потерявшей близких, подвергнувшейся насилию со стороны оккупантов, чудом спасённой Яном и лишь благодаря деликатной заботе Антонины снова обретшей желание жить. Вместе с тем ещё значимее, полагаю, другой аспект – то, что для Каро, как и для Акерман, как и для самой четы Жабинских, любовь к окружающей среде не сводится к наслаждению красивыми пейзажами и даже к привязанности к братьям нашим меньшим, опекаемым по долгу службы. Завязка, когда под удар Люфтваффе попадает зоопарк (рядом располагалась батарея ПВО) и те животные, что не погибли от взрывов бомб, выбегают на улицы города, покинув клетки и вольеры, служит страстным обличением жестокости войны, граничащей с абсурдностью. Человек, облечённый властью, постепенно забывает о совести, о гуманности, о цивилизованности. Перед подобными соблазнами оказывается бессилен устоять и маститый немецкий зоолог и селекционер Людвиг Георг Хайнрих Хек, обласканный нацистским режимом. Справедливости ради отметим, что амбициозный проект (выведение тура) не становится для него поводом для безудержного самовозвеличивания, и в последний момент, узнав неприятную правду, Лутц сдерживается – не отыгрывается на беспомощной пани и её маленьком сыне. Парадоксально, но для супругов, наблюдающих чинимые представителями вида Homo sapiens злодеяния, именно бессловесные твари становятся олицетворением доброты и преданности, служа живым укором самозваному царю природы. Это позволяет кинематографистам подвести к выводу, что и обвинение идеологов фашизма в ставке на дегуманизацию (так сказать, на озверение) своих приверженцев не является исчерпывающе точным. И с ними, бесспорно, сложно не согласиться в том, что мы обязаны помнить мрачный урок истории.
__________
1 – Помимо прочего – содержавшим отсылку к одноимённому фильму Сергея Герасимова (о человеке, вернувшемся по окончании войны на Родину, в СССР).
1

Все комментарии

Оформить подписку