Рецензия на фильм Мара. Пожиратель снов от Kickingrussian

Mara
Оценка фильма
7 из 10

Уязвимости из прошлого

Представленная в начале 2015 года на американском фестивале "Сандэнс" документальная лента "Ночной кошмар" режиссера Родни Ашера, которая рассказывала о людях, страдающих от сонного паралича, стала хорошо различимым источником вдохновения для многих тематических фильмов ужасов. На этой территории совсем недавно отметились такие хорроры как "Смертельное пробуждение" Филлипа Гузмана и "Сламбер: Лабиринты сна" Джонатана Хопкинса, которые представляли художественно переосмысленные рассказы о пациентах, страдающих сонным параличом как заболеванием. Однако разнонаправленные отзывы, которые получили эти ленты, были направлены в основном на отсутствие ощутимого террора на экране при просмотре и относительно слабо организованные экранные истории с точки зрения самого жанра. Вышедшая в начале сентября на экраны картина "Мара. Пожиратель снов" английского режиссера Клайва Тонга, с одной стороны, является весьма уверенным дебютом этого автора в полном метре, а с другой продолжает с большим, чем у предшественников успехом, разрабатывать новый поджанр. Очевидно (и это хорошо просматривается в построении сюжета и разработке характеров), что, кроме фильма Ашера, Тонг вдохновлялся такой классикой как "Звонок" Хидэо Наката, в "Мара. Пожиратель снов" распространение сонного паралича приобретает характер инфекции, завезенной в США одним проклятым в Японии шеф-поваром и распространяющейся среди определенного круга людей с ярко выраженными личными проблемами, которые оказываются уязвимыми перед этим странным заболеванием. Лента Тонга продолжает линию "Смертельного пробуждения" и "Сламбер: Лабиринты сна" и рассказывает историю, которой обросло это странное физиологическое со времен зарождения первых страхов у человечества. Не случайно один из ключевых персонажей "Мара. Пожиратель снов" Дуги Трентон (Крэйг Конуэй, "Миф о безнадежности", "Отчужденная") констатирует, что миф о Маре впервые упоминается в письменном источнике за 400 лет до нашей эры. Поэтому "Мара. Пожиратель снов" находится в далекой от стандартов плоскости, сочетающей нуар расследования судебного психолога с драматическим хоррором об эпидемии сонного паралича в рамках одной из американских локаций.

В начальных титрах "Мара. Пожиратель снов" указывается очевидная фейковая информация о том, что около 40% мирового населения в мире в той или иной степени страдают проявлениями сонного паралича. Это позволяет запустить сюжет экранной истории сценариста Джонатана Фрэнка ("Окончательный счет", "Турнир на выживание") с максимальным правдоподобием для зрителя, который не знаком с глубокой сутью этого вопроса. В прологе картины Клайва Тонга маленькая девочка становится свидетельницей страшного приступа шизофрении у своей матери и, пожалуй, это становится камертоном, который определяет настроение всего проекта "Мара. Пожиратель снов". Девочка вырастает и становится судебным психологом Кейт Фуллер (Ольга Куриленко, "Дыши во мгле", "Смерть Сталина"), которая занимается психическим освидетельствованием разного рода убийц и проводит полагающиеся в таких случаях экспертизы состояния обвиняемых. Во время одного из таких рабочих моментов Кейт сталкивается со страшным убийством, которое якобы совершила Хелена Винсфилд (Рози Феллнер, сериал "Стюардессы", "Лицо ангела") против своего мужа Мэтью, обнаруженного в постели с искривленным телом. Позднее Хелена объясняет Кейт, что Мэтью страдал от сонного паралича и демон Мара (Хавьер Ботет, "Слендермен", "Астрал 4: Последний ключ") появился в их комнате, чтобы убить его. Дочь Хелены, Софи (Маккензи Имсэнд), подтверждает, что именно Мара убила ее отца. Однако у дедушки Софи есть своя точка зрения и он считает, что Мэтью погиб от рук "наркомана" Дуги Трентона, с которым они вместе посещали некую реабилитационную группу. Попавшую под подозрение Хелену разлучают с дочерью и помещают в специальную клинику для дальнейшего обследования, Софи возлагает всю вину за это на судебного психолога. После этого у Кейт в собственной квартире возникает кратковременный сонный паралич, и она отчетливо видит Мару. Это служит спусковым механизмом для начала независимого расследования Кейт, которое она проводит с риском для собственной жизни и Мара также постепенно проникает в ее существование. Психолог, благодаря знакомству с Дуги, понимает, что цепочка смертей имеет свою логику и пытается найти корни зла, набирающего все большую силу.

В "Мара. Пожиратель снов" разрабатывается весьма необычный для хороров концепт, в котором героиня Куриленко является и протагонистом, ведущим расследование, и идет по прямому пути к тому, чтобы стать очередной жертвой ночного демона. Благодаря этой ленте, конечно, сгущаются краски и становится понятно, почему сонный паралич оказывается таким ужасающим расстройством. Как режиссер Клайв Тонг представляет для зрителей комбинацию физиологического явления и некого страшного культурного феномена, нашедшего отражение во многих художественных работах, включая известные полотна Генри Фюзели на тему кошмаров, репродукции которых висят на стене у отставного военного Дуги, воевавшего в Ираке. Интересно, что "Мара. Пожиратель снов" показывает очень большую, решающую, силу культуры в видениях тех, кто страдает сонным параличом. Различные люди, различные поколения видят в моменты сонного паралича совершенно разные события, которые будоражат бессознательные страхи и эмоциональные ловушки в их психике, которые подобно компьютерному червю начинают искать уязвимости в воспаленном сознании и приникать в него. Не случайно клинический доктор Мартин Эллис (Митч Икинс, "Игра по чужим правилам", "Туннели смерти") пытается по сюжету найти причины в детских впечатлениях и воспоминаниях, рассказывая о том, какое на него произвел впечатление "Кошмар на улице Вязов", когда он был еще ребенком. При этом ассистентка Эллиса говорит, что в своих видениях она встречает иностранцев. Поэтому то, что происходит с вирусным распространением сонного паралича среди характеров ленты Тонга является еще и косвенным следствием их общей внутренней культуры. Извлекая Мару как мифологическое существо в качестве сюжетной основы хоррора, Клайв Тонг старается увести свою работу в гораздо более широкие смысловые комбинации, чем это могут предоставить рамки жанра, из-за этого основная интрига ленты находится где-то на стыке между рассказом о чувстве вины персонажей и их внутренних демонах, которые сидят на груди у жертв и вызывают кошмары.

"Мара. Пожиратель снов", тем не менее, оказывается новым высказыванием в жанре фильмов ужасов, которое, кроме предсказуемых смертей, происходящих на основе сверхъестественного, и попыток их научного объяснения, предлагает несколько иной тип героини, далекий от традиции. Кейт в исполнении Ольги Куриленко оказывается тем натуральным характером с интуитивными метаниями, сочетающим в себе прагматизм профессионала, не забывающего о настоящих сильных эмоциях. В лучших моментах "Мара. Пожиратель снов" становится праздником вязкого сюрреализма, наползающего на зрителя. При этом лента в большинстве эпизодов далека от традиции напугать изо всех сил публику и создать характерные "бу"-сцены, жуткость в этой работе изо всех сил старается подружиться с оригинальностью подачи при помощи подмешивания нехарактерных элементов детективного жанра с непрофессиональным расследованием Кейт. В третьем акте "Мара. Пожиратель снов", тем не менее, набирает все характерные для хоррора жанровые составляющие, ритм картины существенно ускоряется и активное использование клише в финале уменьшает оригинальность этого проекта, причем сознательный и ироничный уход авторов от традиционного хэппи-энда в виде финального твиста представляется как искусственное образование, появившееся благодаря стараниям продюсеров. Делая основную ставку на Куриленко как на исполнительницу главной роли в актерском касте, Клайв Тонг оказывается по сути заложником ее данных и исполнительских возможностей в этой сложной и негламурной роли. Актриса старается добавить Кейт многозначительности и эмоций, но, к сожалению, это не всегда получается правдоподобно, потому что за рамки типичного представления роли у Куриленко получается выходить с большим трудом и чувствуется, что "Мара. Пожиратель снов" стала для нее сложной именно с психологической точки зрения работой. Впрочем, видеть красивую женщину в кадре, обеспокоенную судьбами несчастных жертв и саму также активно страдающую в каком-то смысле приятно, потому что ее беспомощность как правило правдоподобна и претендует на зрительское сочувствие. Изобретательный пессимизм создателей "Мара. Пожиратель снов" стремится быть умным и эффектным одновременно, что у них получается с переменным успехом.
2

Все комментарии

Оформить подписку