Рецензия на фильм Стертая личность от Сергей Кудрявцев 10.03.2019

Рецензия на фильм Стертая личность от Сергей Кудрявцев

Boy Erased
Оценка фильма
6 из 10

Изгнать бесов гомосексуализма

Ещё в «Подарке», полнометражном режиссёрском дебюте 41-летнего австралийско-американского актёра Джоэла Эджертона, возникала тема губительного влияния на молодую душу несомненной травли со стороны окружающих, всего лишь заподозривших наличие гомосексуальных пристрастий у одного из парней. И ведь герой-чудик по имени Гордон оказался практически стёртым как личность, если даже спустя четверть века, встретив однажды своего основного обидчика, не cмог избавиться от непосильного груза прошлого и решился на неадекватную месть, желая доказать, прежде всего, что его одноклассник был и остался редкостным подонком. Кстати, сыграл роль Гордона сам постановщик, сумевший убедить в неоднозначности своего персонажа, которому порою хочется неожиданно посочувствовать.

А вот в «Стёртом парне» (пожалуй, в российской версии «Стёртая личность» пропадает значение, что в главном герое по имени Джэред начинают упорно видеть недостаток мужественности, словно он моментально перестал быть парнем) Эджертон решил предстать в явно негативном образе Виктора Сайкса, доморощенного психотерапевта с религиозным уклоном, пытающегося чуть ли не изгнать бесов гомосексуализма из своих пациентов. Самый язвительный подтекст этой роли обнаруживается в конце картины, на финальных титрах, где поясняется, что стало в дальнейшем с некоторыми реальными прототипами персонажей. Но и без того можно обнаружить среди косвенных аналогий данного фильма (помимо несомненной переклички с параллельно снятым «Неправильным воспитанием Кэмерон Пост», где речь идёт о принудительном исправлении девушки с лесбийскими наклонностями), например, знаменитую ленту «Кто-то полетел над гнездом кукушки».

Своего рода «психологический фашизм», к которому тяготела медсестра Милдред Рэтчед, свойствен и руководителю изощрённых опытов над неверно ориентированными в сексуальном плане юношами и девушками, которые фактически превращаются в заложников, хотя пришли вроде бы добровольно в эту клинику-секту. А свободолюбивый мальчишеский жест Джэреда ближе к финалу, когда он опять вытягивает руку из окна машины и посылает снимок этого собственной матери, всегда возражавшей против подобных чудачеств, по дальней ассоциации вполне рифмуется с проездом в последних кадрах картины Милоша Формана, уж точно знавшего на личном опыте, что такое фашистская или просталинская диктатура.

На самом-то деле, фильм Джоэла Эджертона - не столько о преследовании геев, сколько об отсутствии толерантности и резком неприятии всякой инаковости, особенно в консервативных семьях и сообществах, которые истово одержимы верой или же некой идеологией. И финальный разговор Джэреда с отцом, баптистским пастором, неспособным примириться даже спустя годы с переменами в жизни сына, который стал уже в печатных изданиях отстаивать интересы тех, кто подвергся «конверсионной терапии» (а в основе ленты - мемуары Гэррарда Конли), свидетельствует о том, что любовь к ближнему своему никак не даётся «профессиональному христианину». Актёрский дуэт молодого Лукаса Хеджеса и трудно узнаваемого Рассела Кроу в роли обрюзгшего душой и телом священника выдаёт в этой сцене впечатляющий tour de force.
2

Все комментарии

Оформить подписку