Назад

Фильм Удивительная миссис Мэй

The Children Act
Развернуть трейлер
6,3
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Уважаемая судья Фиона Мэй сталкивается с тяжёлой дилеммой: она должна определить судьбу смертельно больного подростка, чья религиозная семья выступает против переливания крови. После принятия сложного решения Фиона резко меняет свою привычную жизнь. Экранизация романа Иэна Макьюэна.

Фиона Мэй – известный юрист, которая занимается проблемами детей. Однажды она сталкивается с непростым cлучаем: юноше по имени Адам Генри грозит смерть от лейкемии, поскольку лечение противоречит религиозным убеждениям его семьи. Адаму ещё не исполнилось 18 лет, поэтому все медицинские решения он должен принимать с согласия родителей. Лечащие врачи убеждены, что переливание крови позволит им спасти парня, поэтому Фиона решает поговорить с ним самим и выяснить, что он думает по поводу сложившейся ситуации. После общения с Адамом она возвращается в суд и принимает непростое, но важное решение, которое неожиданным образом повлияет не только на судьбу Адама и его семьи, но и её собственную.

Приглашаем поклонников серьёзных драм о сложном моральном выборе посмотреть онлайн фильм «Удивительная миссис Мэй», главные роли в котором исполнили Эмма Томпсон, Стэнли Туччи и Финн Уайтхед.

Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Фиона Мэй – уважаемая и опытная судья Высокого суда Лондона, она специализируется на семейном праве. Поздно вечером Фиона занята подготовкой к завтрашнему заседанию по делу о сиамских близнецах, которое находится под особым контролем архиепископа Вестминстерского. Муж Фионы Джек ложится спать, не дожидаясь жены.

У здания Королевского судного двора проходит демонстрация протеста. Фиона председательствует в суде по делу, вызвавшему широкий резонанс общественности. Если провести операцию по разделению двух младенцев сиамских близнецов, один из них будет умерщвлен, но у другого появится шанс выжить и вырасти здоровым. А без вмешательства медиков оба ребенка погибнут. Родители католики против операции по религиозным соображениям. Фиона оглашает свой вердикт, согласно которому операция должна быть проведена, она подчеркивает: лучше один здоровый ребенок, чем двое мертвых. Вынося столь сложное решение, суд делает это на основании закона, а не морали.

Фиона очень переживает из-за того, что ей фактически пришлось подписать смертный приговор одному из близнецов. Но делиться своими эмоциональными проблемами с мужем она не считает нужным. Джек чувствует, что их брак, которому уже два десятилетия, испытывает кризис. Он упрекает Фиону в том, что у них не было физической близости целых одиннадцать месяцев. Джек говорит Фионе, что несмотря на свою любовь к ней, решил завести любовницу. Это Мелани, 28-летняя сотрудница университета, где он преподает. Но Джек не желает разводиться с Фионой, он лишь по-честному сообщает жене о том, что у него будет сексуальная связь на стороне. Однако для Фионы подобная ситуация неприемлема, она не согласна на «открытый брак». В разгар выяснения отношений между супругами звонит телефон Фионы. Ее секретарь Найджел Поулинг сообщает об экстренном случае, которым должна заняться Фиона. Речь идет о больном лейкемией семнадцатилетнем подростке, ему срочно требуется переливание крови, но родители, Свидетели Иеговы, не дают на это согласия, поскольку такая процедура противоречит их религиозным догмам. Фиона дает Найджелу распоряжения, назначает время заседания. Джек собирает свои вещи и уходит из дома. Ночью в одиночестве Фиона не может заснуть, она вспоминает один из самых счастливых моментов своей семейной жизни. Тогда Джек преподнес ей в подарок рояль.

На следующий день по дороге на работу Фиона продолжает размышлять о своем браке. Из-за того, что она была слишком занята карьерой, у них с Джеком нет детей. Найджел сообщает о текущих делах: ребенок, незаконно вывезенный в Марокко, пара обычных дел о взыскании алиментов, заявление о выселении мужа из супружеского дома и мальчик Свидетель Иеговы на завтра, как вы сказали. Родители подали срочный запрос на юридическую помощь, сертификат будет готов сегодня днем. Внимание прессы уже большое. Ваш поющий друг мистер Бернер будет представлять больницу. У мальчика острая форма лейкемии. Фиона нервничает: давайте уже дадим мальчику имя. Конечно, ваша честь, его зовут Адам Генри. Единственный ребенок, очень набожный и осторожный. Родители – Кевин и Наоми, тоже очень набожные. У мистера Генри небольшая фирма, она проводит земляные работы – осушение полей. Говорят, он виртуозно управляет экскаватором. А миссис Генри… Фиона раздраженно прерывает своего секретаря, потом извиняется, идет налить себе кофе. Поддавшись внезапному импульсу, Фиона принимает решения сменить замки в квартире, хотя и прекрасно знает, что подобные действия незаконны. Она договаривается об этом по телефону, дает распоряжение прислать новые ключи ее секретарю.

Фиона идет в зал суда. Она сообщает адвокату отца, который вывез свою дочь за пределы юрисдикции, что его клиент грубо нарушил закон. Он также обязан выплатить компенсацию бывшей жене, что не было сделано, поэтому судья немедленно выпишет постановление об аресте имущества. Иск о выселении неблагонамеренного мужа с супружеской жилплощади Фиона отказывается принимать. На это нет никаких оснований, и адвокат истицы не уведомил ответчика. Если тот согласен, тогда вообще нет необходимости привлекать суд. В противном случае – судья готова выслушать обе стороны.

По возвращении домой Фиона понимает, что Джек не вернулся и не пытался связаться с ней. К Фионе приходит адвокат Марк Бернер. Вместе они репетируют выступление на корпоративном Рождественском концерте. Марк поет гимн, Фиона аккомпанирует ему на рояле. Когда Марк интересуется, где Джек, Фиона говорит, что тот уехал на научную конференцию в Бирмингем. Марк предлагает кроме основного номера подготовить еще и песню, которую они смогут исполнить на бис.

Фиона проводит еще одну бессонную ночь.

На следующий день Фиона приступает к рассмотрению дела Адама Генри. Заявитель – больница, где он сейчас находится. Ее представляет Марк Бренер. Больница запрашивает разрешение на лечение Адама. Юноше через три месяца должно исполниться 18 лет, формально он еще является несовершеннолетним. Его родители – Свидетели Иеговы, они категорически против переливания крови, Адам тоже отказывается от такого медицинского вмешательства. Лечащий врач-гематолог, профессор Картер, утверждает, что состояния Адама крайне тяжелое, он может умереть, если ему срочно не сделать переливание крови. И его смерть будет мучительной: он станет задыхаться, возможно внутреннее кровотечение, юноша может ослепнуть, у него откажут почки, в результате инсульта пострадает мозг. Адвокат семьи Генри Амадия Калу утверждает, что Адам достаточно взрослый и осознает последствия своего решения. Профессор Картер возражает: отказ от переливания крови обусловлен доктриной религиозного культа, а сам Адам – его мученик. Амадия озвучивает статистику, согласно которой переливание крови нередко является причиной заражения различными заболеваниями. Картер говорит, что кровь, которую они переливают, проходит строжайшие проверки. Адвокат и доктор начинают спорить. Фиона объявляет двадцатиминутный перерыв в заседании.

После перерыва слово предоставляется родителям Адама. Кевин говорит, что с тех пор, как они стали верующими, их семья начала жить по-новому: я бросил пить, пошел на повышение квалификации, мы с Наоми стали хорошо обходиться друг с другом и заботиться об Адаме, как следует. Он стал спокойнее, начал хорошо учиться. А наша община нам очень помогала. Это наши добрые друзья, которые никогда не подведут. Мы были счастливы, жили праведно. Амадия: но теперь у вашего сына лейкемия. Это для вас испытание веры? Да, так и есть. Не могли бы вы сказать суду, почему вы с женой и Адам, отказываетесь от переливания крови? Кевин: кровь – это сущность человека, это дар жизни, за который мы должны быть благодарны. Жизнь священна, и кровь – тоже. Почему же тогда Адам отказывается принять этот дар от врачей? Смешение своей крови с кровью животного или другого человека – это загрязнение, нарушение чистоты, отказ от божьего дара. Вы с женой любите сына, мистер Генри? Да, любим. А если отказ от переливания крови приведет к его смерти? Тогда он пребудет в царствии божьем на земле, которое грядет. Но ведь вы будете убиты горем? Да. Значит, этот отказ – решение Адама? Кевин утирает слезы: Адам – особенный человек, глубокий. Мы бы не могли его переубедить, даже если бы захотели. Марк: вы упомянули Библию. Как она может запрещать переливание крови, которого тогда еще не существовало? Кевин: оно существовало в помыслах Господа. Марк: многие Свидетели Иеговы употребляют продукты из крови без ущерба своей вере. Может, вы все-таки убедите Адама сделать переливание крови, чтобы спасти ему жизнь? Кевин: но я не знаю никого, кто нарушает правила. Наши старейшины подают нам в этом пример. Марк: это они каждый день приходят в больницу к Адаму, чтобы он не передумал? А правда ли, что, если Адам согласится на переливание, его исключат из общины? Да, его отлучат, но этого не будет, потому что он не передумает. Марк: я хочу, чтобы вы передумали. Адам просто боится изгнания. Единственный мир, который он знает, отвернется от него, если он предпочтет жизнь ужасной смерти. Но свободный ли это выбор? Кевин обращается к миссис Мэй: ваша честь, если бы вы поговорили с Адамом хотя бы пять минут, вы бы поняли, насколько он самостоятельно мыслящий человек. На заседании начинается долгая дискуссия о том, имеет ли Адам право отказаться от переливания крови по религиозным соображениям. Фиона, учитывая уникальные обстоятельства данного дела, приостанавливает заседание до вечера и направляется в больницу, чтобы побеседовать с Адамом лично.

Фиона заходит в палату Адама. Тот радуется: я же говорил, что судья приедет ко мне! Как мне к вам обращаться? Судье говорят «ваша честь». Потрясающе! Можно мне тоже так вас называть? Меня зовут Фиона Мэй. Вы приехали, чтобы меня переубедить? Нет, Адам, я хочу понять, что лучше для тебя. Я должна быть уверена, что ты знаешь, что делаешь. Лейкемия – очень серьезное заболевание. Переливание крови может спасти тебе жизнь, но ты от него отказываешься. Одни думают, что на тебя повлияли родители, другие полагают, что ты сам очень умен, и мы должны принять твой отказ. Это так? Мы должны дать тебе убить себя? Думаю, это мой выбор. Боюсь, закон против этого. Адам злится: закон – что дышло! Да, так говорят. Но давай посмотрим на все с практической точки зрения. С переливанием врач добавит в твою схему лечения два препарата, и у тебя будут хорошие шансы на быстрое выздоровление. А без переливания ты можешь умереть. Ты понимаешь это? Да. Но еще ты можешь ослепнуть, мозг пострадает, почки могут отказать. Это будет угодно богу? Если вы не верите в бога, то не имеете права рассуждать о том, что ему угодно, а что – нет. Я не говорила, что не верю в бога. Мне надо знать, подумал ли ты и об этом: слепота, умственная неполноценность на весь остаток жизни. Ты готов к этому? Я не хочу, но я приму это. По щекам Адама текут слезы. Он спрашивает: у вас есть дети, ваша честь? Нет, к сожалению. Работа поглотила всю мою жизнь. Почему ты отказываешься от переливания крови? Бог сказал, что это плохо. Кровь – не просто биологическая жидкость, это наша сущность. Мы выбрали праведную жизнь. Не смешивать свою кровь с чужой – простое и строгое правило. Мы его никому не навязываем, просто живем праведно, так, как это себе представляем. Спасибо, Адам. А если я решу, что больница имеет право влить тебе кровь, как ты на это посмотришь? Я скажу, что ваша честь сует нос не в свое дело. Фиона и Адам смеются. Фиона собирается уходить, Адам просит ее еще немного задержаться

Фиона замечает на постели Адама гитару. Юноша ей сообщает, что инструмент принадлежал его деду, Адам начал учиться играть на нем четыре недели назад. Он наигрывает самую сложную мелодию из тех, которые уже разучил. Фиона поправляет начинающего музыканта, начинает напевать песню. Адам удивлен, что к этой музыке существуют еще и слова. Фиона поясняет, что это стихи знаменитого поэта Уильяма Батлера Йейтса. Адам приходит от них в восторг. Фиона прощается с Адамом и уходит.

Фиона в суде зачитывает свой вердикт. Я принимаю это решение в полном соответствии с законом о несовершеннолетних (Закон о детях, который был принят в 1989 году с целью обеспечить защиту несовершеннолетних и способствовать их благополучию, что включает в себя действие вопреки желанию родителей в определенных случаях). В нем четко сказано: благополучие ребенка должно иметь для суда первостепенную важность. В случае успешного выздоровления этот мальчик сможет делать то, что любит: читать, играть на гитаре. Любовь к музыке в нем проснулась недавно. У него живой ум и воображение, он энергичный и впечатлительный мальчик. Впереди его ждет жизнь и любовь. Мы берем в расчет все это. Я считаю, что Адам, его родители и члены церковной общины приняли решение, которое противоречит его благополучию. Адама нужно защитить от его религии и самого себя. Я полагаю, что его жизнь ценнее, чем его религиозные принципы. Поэтому я постановляю следующее: больница уполномочена проводить лечение, которое сочтет нужным для Адама, включая переливание крови.

Наоми и Кевин со слезами на глазах наблюдают за тем, как Адаму делают переливание крови.

Фиона возвращается с работы домой. Под дверью квартиры сидит Джек. Фиона интересуется: роман закончен? Может быть, но самое главное – я люблю тебя… Но ты ее трахнул! Да, но это была ошибка. Фиона отказывается разговаривать, пинает чемодан мужа: спать будешь в комнате для гостей.

Утром в гости к Джеку приводят его племянниц. Он играет с девочками во дворе в догонялки. Фиона звонит Майклу Морроу: ты прослушал мое сообщение? Я серьезно, мне нужен адвокат по разводам.

Джек читает племянницам на ночь книжку про Питера Пэна. Одна из девчушек интересуется: дядя Джек, а почему ты спишь в гостиной? Другая поясняет: потому что он храпит, вот тетя Фи его и выгоняет. Наш папа тоже храпит! Еще бы, они же братья. Джек подтверждает: да, я тот еще храпун.

Адам пытается дозвониться до Фионы, но та не берет трубку. Адам наговаривает сообщение на автоответчик, сообщает, что его выписали. Юноша продолжает названивать Фионе, рассказывает о своих мечтах, о том, что увлекся поэзией Йейтса.

Во время очередной репетиции Марк говорит Фионе про Адама: бедный парень, он утратил Иегову и нашел тебя. Ответь ему, ради бога. Но Фиона считает, что это противоречит профессиональной этике.

Адам подкарауливает Фиону на улице. Он вручает ей неотправленные письма и стихи, которые сам написал. Адам говорит, что он теперь не в ладах с родителями. Он очень хочет поговорить по душам с Фионой, но та заявляет: для меня твое дело закрыто, у меня много других дел. А к тебе вернулась твоя жизнь, у тебя все впереди. Я уверена, что у тебя все будет хорошо. И больше не надо меня преследовать.

Дома Джек говорит Фионе: тебя видели у офиса Майкла Мороу. Развод? Надеюсь, он сказал тебе, что ты слишком погорячилась. Ты спец по семейным проблемам, а когда до самой дело дошло – ведешь себя, как обиженный ребенок. Какой смысл в твоем молчании? Фиона: ты получил удовольствие в обмен на мои страдания. Я тебе больше не верю.

Фиона отправляется в служебную командировку в Ньюкасл. В поезде она читает письма Адама. Тот рассуждает о поэзии, пишет, что у него накопилось множество вопросов.

В Ньюкасле коллега Фионы Карадок Белл знакомит ее со старшим шерифом Джоном Беккером. Вечером на ужин в отель приходят и другие друзья Карадока. Во время застольной беседы к Фионе подходит метрдотель: ваш секретарь настаивает, говорит, что вы обязательно должны подойти. Фиона извиняется перед собеседниками: простите, джентльмены, произошло нечто непредвиденное.

В холле отеля сидит промокший под дождем Адам. Найджел говорит: похоже, он тайно приехал за вами сюда. Фиона спрашивает: как ты меня тут нашел? Интернет помог, проследил за вами до вокзала Кингс-Кросс. Простите, пожалуйста, ваша честь. Твои родители знают, где ты? Мне уже 18 лет. Какая разница, они будут волноваться. Вчера я опять поругался с отцом, а потом я просто ушел из дома. Напиши маме, что ты в порядке, а потом поговорим. Адам подчиняется. Фиона спрашивает: ты меня преследуешь? Нет, ничего подобного. Я читал ваше решение, вы хотели спасти меня от моей религии и себя самого. И вот я спасен. Чего ты от меня хочешь теперь? Адам признается, что встреча с судьей изменила его жизнь. Я был идиотом, чувствовал себя таким благородным, когда просил врачей оставить меня в покое. Я любовался собой, мог довести себя до слез, представляя свои похороны. Все, кто меня любят, плачут: какую жертву он принес! Фиона: а где был бог? Адам: он был там, я слушался его слова, жил праведно. Но дело было не только в нем. Это было мое возвышенное приключение, прекрасная смерть. Фиона: значит, ты утратил свою веру? Адам: может быть, но мне страшно сказать об этом во всеуслышание. Но когда сделал один шаг – можешь сделать и другой. Зачем менять одну зубную фею на другую? Я могу сыграть пьесу Баха, прочел всего Йейтса, участвую в спектакле. Адам, я спрашиваю тебя снова: чего ты хочешь? Когда вы пришли ко мне в больницу, это лучшее, что было в моей жизни. Я хочу жить с вами. Могу делать домашнюю работу. Будете давать мне список книг, которые я должен прочитать. Я никак не буду мешать вам и вашему мужу. Я найду работу, буду платить вам за жилье. Фиона в смятенье. Она дает поручение Найджелу, потом говорит Адаму: такси приедет через пять минут. Тот кричит: нет, вы не можете так со мной поступить! Мои родители рыдали, когда мне переливали кровь. Они проиграли дело. Но потом я понял, что они всегда хотели, чтобы я жил. Я почувствовал себя обманутым. Все это было надувательством. Я почитал: суды всегда разрешают больницам делать переливание несовершеннолетним. Вы это знали. Ребенку не дадут умереть из-за религии родителей. Что же вы делали возле моей кровати? Вы лезли мне в душу, пытались сблизиться, задавали вопросы. Я не просил вас появляться в моей жизни. Вам нужно было всего лишь поставить печать. Так что вы не можете сейчас прогнать меня. У меня есть право знать, чего вы от меня хотели. Фиона: мой секретарь отвезет тебя на вокзал и купит билет, посадит на поезд до Лондона. На пороге гостиницы Адам спрашивает: если по-настоящему любишь единственного сына, как можно дать ему умереть? Фиона говорит: прости меня. Она целует юношу в губы: прощай, Адам. После чего Найждел усаживает его в такси.

Адам дома. Он отказывается идти с родителями в Зал Царства. Вы хотели, чтобы я умер, и часть меня умерла.

Фиона и Джек приходят на рождественскую вечеринку в Королевский судный двор. Во время фуршета Фиона ведет светские беседы с коллегами. Прибегает Найджел. Он передает Фионе записку: я только что узнал, что парень из Свидетелей Иеговы снова тяжело болен. Он в хосписе Святого Давида, отказывается видеть своих родителей. Они полагают, он может не дожить до завтра. Фиона потрясена этим известием.

Начинается концерт. Фиона аккомпанирует Марку, который исполняет гимн. Публика аплодирует. Марк говорит, что они готовы исполнить на бис песню «Смешная возлюбленная». Но Фиона начинает играть совсем другую мелодию. Она поет «Старую песню» на стихи Йейтса. Ее голос срывается. Фиона выбегает из зала, она покидает вечеринку, ловит на улице такси, едет в хоспис Святого Давида.

Находящийся при смерти Адам говорит Фионе: это мой выбор, ваша честь.

Фиона возвращается домой. Она перечитывает письма Адама, плачет. Приходит Джек, спрашивает: что случилось? Фиона рассказывает мужу про Адама: он из Свидетелей Иеговы, очень странный и красивый молодой человек, тяжело больной. Я поехала из суда к нему в больницу, чтобы поговорить. Мы с ним пели песню вместе. Потом он поехал за мной в Ньюкасл, шел под дождем, чтобы найти меня. Он хотел отправиться со мной в кругосветное плавание, хотел жить с нами. Он думал, я могу изменить его жизнь, ответить на все его вопросы. Он был мечтателем, а я думала, что делаю доброе дело. Он не мог понять, почему его родители… Его зовут Адам. Сегодня вечером я узнала, что у него опять рак. Ему должны сделать переливание крови, а он отказался. Ему уже 18, и больница ничего не может сделать. Его легкие наполняются кровью, он умирает. Ты была в него влюблена? Фиона рыдает: он был ребенком, милым мальчиком!

Фиона просыпается утром. Рядом с ней сидит Джек: я смотрел, как ты спишь. Фиона говорит, что была жестока с Адамом. Джек просит рассказать ему все. А ты будешь меня после этого любить? Джек нежно сжимает руку жены.

На кладбище Джек и Фиона издалека наблюдают, как хоронят Адама.

Знаете ли вы, что

  • По словам Иэна Макьюэна именно эти истории вдохновили его на написание романа «Закон о детях», который был опубликован в сентябре 2014 года.
  • Продюсером фильма выступил Дункан Кенуорси. Он также является продюсером таких фильмов как «Реальная любовь» и «Четыре свадьбы и одни похороны». Дункан признается, что сразу же согласился работать над фильмом: «Я не так часто встречал настолько умный, захватывающий и трогательный сценарий. Мне всегда нравилось как пишет Иэн, но в этот раз он превзошел сам себя. Это очень эмоциональная история о сложном выборе, вставшем перед судьей»
  • Режиссер фильма Ричард Эйр, обладатель премии Берлинского кинофестиваля, моментально утвердил Эмму Томпсон на главную роль. «Эмма- необыкновенная актриса. Я даже представить себе не мог, что эту роль может исполнить кто-то другой. Если бы она отказалась от роли, то этого фильма просто не было бы»
  • Стэнли Туччи, исполнившей роль мужа судьи Фионы Мэй, всегда мечтал поработать вместе с Эммой Томпсон: «Эмма Томпсон- одна из величайших актрис всех времен. Она невероятная, разносторонняя. Я считаю, что она великолепна в комедийных ролях, и совершенно неповторима в драматических». Съемки фильма проходили в Лондоне в организация адвокатского сообщества, а также в Королевском судном дворе. Для съемочной группы было важно передать всю атмосферу суда со всей его строгостью, поэтому они обратились за консультацией к британскому судье Алану Уорду. Он помог создателям фильма получить особое разрешение на съемку в большом зале Королевского суда. Также Алан Уорд познакомил Эмму Томпсон со многими судьями, чтобы ей легче было вжиться в роль.
  • Сама Эмма Томпсон признается, что фильм нуждался именно в таком режиссере как Ричард Эйр: «У Ричарда талант рассказывать такие истории. Он четко знает, как актер должен себя вести на площадке и как передать зрителю нужные эмоции. Он блестящий режиссер и я бесконечно благодарна ему».
  • Художник-постановщик Питер Френсис старался отразить внутренний мир персонажей через цвета, поэтому он избегал мягких тонов, ведь юридический мир- это прежде всего сдержанность. Кабинет главной героини находится всего в четырех шагах от зала суда и она постоянно находится в одном и том же пространстве. Для съемочной группы было важно передать зрителям всю эту рутину. Питер Френсис разграничил двумя разными цветовыми палитрами работу и личную жизнь героини, ведь это два разных мира с совершенно разными проблемами.
  • Оформить подписку