Назад

Фильм Аэронавты

The Aeronauts
Развернуть трейлер
Поделиться
9,7
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

История реального путешествия ученого-метеоролога Джеймса Глейшера, который в 1862 году покорил на воздушном шаре рекордную для человека высоту. Вместе с девушкой-аэронавтом Амелией Рен он устремляется навстречу удивительным открытиям и одновременно борется за выживание в беспрецедентной ситуации.

Сюжет

Осторожно, спойлеры

В 1862 году лондонские напарники-аэронавты Джеймс и Амелия готовятся к запуску воздушного шара. Амелия испытывает переживания на этот счёт, поскольку ей не даёт покоя прошлый лётный случай, при котором погиб её муж Пьер. Несмотря на это, Джеймс и Амелия поднимаются в воздух. В флешбеках, присутствуя перед влиятельными научными экспертами Королевства, Джеймс выдвигает свою гипотезу о предсказании погоды и погодных явлений. Никто не воспринимает всерьёз слова Джеймса. В настоящем времени Джеймс и Амелия достигают облаков. Неожиданно они попадают под влияние сильного шторма. Шар начинает крутиться в разные стороны. Герои чудом не погибают. В событиях прошлого, что посвящено Амелии, демонстрируется момент её знакомства с Джеймсом. Зрители узнают, что Джеймс довольно скромен финансовым достатком, а Амелия нет. В момент знакомства Джеймс предлагает Амелии быть его пилотом. Благодаря лётному опыту девушки, Джеймс намерен обратить свои научные предположения в практический результат. В настоящем времени, получивший травму головы Джеймс сверяется со своими показателями и приборами, а также использует посыльных голубей, на всякий случай рассылающих его наблюдения на поверхность. Попутно шар всё продолжает набирать высоту, как и запланировано. На большой высоте герои обнаруживают огромное скопление бабочек. Этот феномен является подтверждением гипотезы Джона, друга Джеймса, в которую сам Джеймс не был склонен верить, даже несмотря на то, что ему несвойственен скептицизм.

Из очередного флешбека становится ясно, что Амелия не сразу согласилась на предложение Джеймса. Повлиять на девушку смог только Джон, искренне верующий в предположения и наблюдения своего друга. Джеймс и Амелия поднимаются на высоту превышающую семь километров. К своему ужасу Амелия узнаёт, что Джеймс намеренно не взял с собой тёплую одежду, экономя на массе шара. Незамедлительно Амелия решает начать снижение. Тем самым девушка хочет не допустить потенциальной гибели Джеймса. Ради научных трудов и желания доказать свою правоту не слушавшим его снобам, Джеймс готов распрощаться с жизнью. Амелия же вспоминает случай с мужем и не желает допустить гибели ещё одного человека. Между Джеймсом и его спутницей завязывается спор. По итогу Амелия соглашается подняться ещё выше. Из-за высоты Джеймс начинает испытывать кислородный недостаток. Джеймс непреклонно настаивает, что нужно продолжать подниматься несмотря ни на что. Глядя на обессиленного напарника, Амелия вспоминает, как в аналогичной ситуации Пьер пожертвовал собой, чтобы спасти её. Амелия рассказывает об этом Джеймсу. Поняв некоторую свою безрассудность, Джеймс соглашается на спуск. Амелия вынуждена рисковать жизнью, чтобы стабилизировать выпускной газовый клапан. В это время Джеймс теряет сознание. Выбравшись из корзины и побывав на самом верху шара, Амелия и сама теряет сознание. Кроме того девушка получает обморожение рук. Благодаря обвязанной вокруг талии верёвке, Амелия остаётся в живых и забирается обратно в корзину.

Амелии удаётся привести Джеймса в чувства. По мере того, как герои продолжают спускаться, вокруг них начинает витать снег. Это становится сигналом того, что воздушный шар на самом деле стремительно падает вниз из-за потери большого количества газа. Герои пытаются устранить эту неприятность, но тщетно. Далее, в надежде замедлить падение, Джеймс и Амелия по-максимуму выбрасывают за пределы корзины практически всё весомое, что в ней было. Не добившись нужного результата Амелия собирается пожертвовать собой, как когда-то ради неё это сделал Пьер. Джеймс убеждает Амелию не делать этого и предлагает идею, как использовать шар в качестве своеобразного парашюта. Идея Джеймса оправдывает себя. Герои относительно безопасно врезаются в ветви деревьев и впоследствии по разные стороны падают на землю. Раненые, но счастливые от того, что выжили, напарники устанавливают новый рекорд высоты полёта — одиннадцать километров. Наблюдения Джеймса сыграли монументальную роль в изучении погодных явлений и привели к первому прогнозу погоды. Последними кадрами Джеймс и Амелия вновь отправляются в очередной полёт на новом воздушном шаре.

Знаете ли вы, что

  • Джеймс Глэйшер был настоящим английским метеорологом, которого помнят за его новаторскую работу в качестве аэронавта. Между 1862 и 1866 годами он совершил множество полетов, чтобы измерить температуру и влажность атмосферы на самом высоком уровне. Со своим вторым пилотом Генри Трейси Коксвеллом 5 сентября 1862 года они побили мировой рекорд по высоте. Коксвелл исключен из фильма и заменен вымышленной Амелией Рен. Персонаж Фелисити Джонс – это собирательный образ разных настоящих женщин, в том числе Софи Бланшар, французского воздухоплавателя, первой женщины, которая стала профессиональным аэронавтом в 1804 году.
  • Эдди Редмэйн и Фелисити Джонс на самом деле полетели на воздушном шаре, показанном в фильме, примерно на 8000 футов, реалистично повторяя полет Джеймса Глейшера и Генри Коксвелла, который произошел 5 сентября 1862 года.
  • Фелисити Джонс и Эдди Редмэйн ранее снимались вместе в фильме «Вселенная Стивена Хокинга» (2014).
  • Эдди Редмэйн получил небольшую травму, снимая сцену на воздушном шаре – сильно растянул лодыжку. На несколько дней ему наложили гипс, и он был вынужден ходить с костылем.
  • Сценарист, продюсер и режиссер Том Харпер, оператор-постановщик Джордж Стил и монтажер Марк Экерсли работали вместе над сериалом BBC «Острые козырьки» (2013).
  • В кино полет происходит в режиме реального времени.
  • Воздушный шар был фактически запущен из Уольверхэмптона, а не в Лондоне, как показано в фильме.
  • Генри Коксвеллу было 43 года во время фактического рекордного полета в 1862 году, а Джеймсу Глейшеру – 53. Пара была соответственно на 7 и 16 лет старше, чем Фелисити Джонс и Эдди Редмэйн, которые изображают их в фильме.
  • Съемки фильма проходили в Королевском военно-морском колледже, Гринвиче, особняке Клейдон, Бакингемшире, Бодлианской библиотеке в Оксфорде и в парках Риджентс и Ротэм.
  • Однажды оператор Джордж Стил услышал по радио отрывок из книги Ричарда Холмса Falling Upwards, в которой рассказывалась история аэронавтики в XIX веке. В тот момент Стил работал с Томом Хупером на съёмках минисериала «Война и мир». Оператор загорелся идеей снять фильм, действие которого происходит в воздухе. А прочитав саму книгу, Харпер в начале 2017 года предложил Холмсу выкупить права на книгу как основу сценария фильма. Сценарист Джек Торн работал над новой пьесой, когда Харпер предложил ему написать сценарий фильма. «Мне показалось, что это была лучшая из идей, что я слышал, поэтому, разумеется, согласился», – говорит Торн. Продюсер Тодд Либерман из компании Mandeville Films признаётся, что ему очень понравился телесериал Харпера «Война и мир» (2016). Продюсер уже встречался с режиссёром ранее и обсуждал возможность совместной работы. «Я сразу же представил себе, как фильм будет смотреться в кинотеатральном формате, и начал в него влюбляться», – вспоминает Либерман. Продюсер ранее работал с Джеком Торном над фильмом "Чудо" и знал, что сценарий всецело оправдает его надежды. «Я очень благодарен за приглашение вступить в маленькую семью фильма», – утверждает Либерман.
  • Взяв за основу легендарный полёт Джеймса Глейшера и Генри Коксвелла на воздушном шаре «Мамонт» в 1862 году, Харпер и Торн написали по-настоящему захватывающую историю. Свое место в сценарии нашла и история о полёте французского астронома Камиля Фламмариона, во время которого, по описанию Фламмариона, он был окружён облаком бабочек. Генри Коксвелл уступил своё место в корзине Амелии Рен. Амелия – вымышленный персонаж, прототипом которого стала Софи Бланшар, первая женщина в профессиональной аэронавтике, ставшая известной после смерти мужа, пионера аэронавтики Жана-Пьера Франсуа Бланшара. Либерману очень понравился сценарий. «Больше всего мне импонирует гармоничное сочетание приключений, завораживающих своей красотой видов и удивительных моментов абсолютного затишья, – объясняет продюсер. – У нас получилась умиротворяющая историческая драма, в которой двое находят друг друга на фоне совершенно сумасшедшего экшна в небесах. Сочетание двух противоположностей и делает фильм уникальным».
  • Над звуковым рядом фильма, записанным с использованием технологии Dolby Atmos, работали лауреаты премии BAFTA звукорежиссёры Стюарт Хилликер и Ли Уолпол (Отверженные). «Технология Dolby Atmos отлично подошла к сюжету фильма – этот формат фактически переносит зрителей в корзину воздушного шара, помогает с головой окунуться в мир фильма и вместе с героями пережить все их перипетии», – считает Хилликер.
  • Эдди Редмэйн и Фелисити Джонс уже встречались прежде на съёмках фильма "Вселенная Стивена Хокинга". За главную роль Редмэйн получил премию «Оскар», а Джонс за роль Джейн Хокинг была номинирована на премию Киноакадемии. Джонс и Редмэйн были первыми в списке претендентов на роли Амелии Рен и Джеймса Глейшера. «Мы знали, что эти актёры хорошо чувствуют друг друга, о таком взаимопонимании можно только мечтать, – объясняет выбор Либерман. – Сложность съёмок этого фильма состояла в том, что большинство сцен происходит в замкнутом пространстве корзины». Эдди Редмэйн вспоминает, что его изначально привлекло в этом проекте: «Джек Торн написал сценарий, который не был похож ни на что из того, что я читал прежде. Он очень воодушевлял. В нём было ощущение чуда, кроме того, я нашёл его весьма оригинальным. Мы живём в эпоху, когда людей вынуждены смотреть под ноги и по сторонам. Картина "Аэронавты" рассказывает о том, как мечтать, вглядываясь ввысь». «Шар в "Аэронавты" – символ надежды, – считает Фелисити Джонс, – а с учётом современной ситуации в мире эта картина будет очень актуальна. Именно такие фильмы сейчас необходимы – полные оптимизма и ощущения, что всё возможно».
  • Роль Амелии была для Джонс одной из тех, от которых невозможно отказаться. «Амелии Рен не сидится на месте, – продолжает актриса. – Ее можно сравнить с цунами – она отказывается подчиняться правилам и не замечает преград. Амелия абсолютно свободна. Именно это качество мне в ней так понравилось, когда я читала сценарий, и именно поэтому эту роль было так интересно играть». «Не часто встретишь актёра, с которым вступаешь в прения, но при этом искренне восхищаешься его талантом, – признается Редмэйн. – Нам нужно было полностью довериться друг другу, чтобы раскрыть лучшие стороны каждого, потому что, Богом клянусь, роли того требовали! Этот фильм не получился бы, если бы не трогательные и напряжённые моменты между нашими персонажами. Бедная Фелисити! Ей пришлось на протяжении многих месяцев буквально жить со мной в одной крохотной корзине!» Харпер признаёт: когда актёры на одной волне, для режиссёра это настоящий подарок: «Их отношения пропитаны искренним взаимным уважением и восхищением. Для нас это было большим преимуществом – они доверяли друг другу, знали сильные стороны партнёра и могли играть на этом». «Эдди постоянно нас удивлял, – продолжает Харпер. – Он предлагал различные вариации каждой сцены, при этом каждая была крайне убедительна. Для меня это стало отличной мотивацией, ведь каждый дубль был необычным и достойным внимания».
  • Об актрисе, сыгравшей главную роль, Харпер говорит так: «Фелисити стала идеальной Амелией Рен. С одной стороны, она кажется хрупкой и уязвимой, но с другой, она невероятно сильна. Когда две эти черты объединяются в одной женщине, результат ошеломляет». Для обоих актеров это был первый опыт работы с данным режиссером. «Работа с Томом напоминает невероятное приключение, – говорит Джонс. – Он способен раскрыть в любом актёре его сильные стороны. Ему нравится реалистичность в актёрской игре, и Том создавал для этого соответствующую атмосферу». «Мне очень понравилось сниматься у Тома Харпера, – добавляет Редмэйн. – Он из тех режиссёров, которые пропитываются сюжетом изнутри. Над картиной он работал со своими верными соратниками Джеком Торном и Джорджем Стилом, поэтому всей своей прелестью история обязана им троим. Когда мы с Фелисити дали согласие на участие в проекте, будущий фильм был уже во власти страсти, огня и любви этого трио».
  • Для съёмок фильма Том Харпер задумал нечто грандиозное: выстроить полнофункциональную точную копию воздушного шара XIX века. Для этого потребовалась команда художников, которая бы взялась за столь сложное задание. И группа специалистов под руководством Дэвида Хиндла и Кристиана Хубанда приняла этот вызов. «Дэвид и Кристиан великолепны, – восхищается режиссёр. – Они крайне придирчивы к мелочам, но при этом не упускают из поля зрения всю картину целиком». «Если действие фильма происходит на космическом корабле, первое желание – построить этот корабль и запустить его в космос, – говорит Хиндл. – Позиция Тома была очень проста: «Если нужно, значит, можно!» Так что мы взялись за эту работу». «Идея была невероятно заманчивой, – добавляет Кристиан Хубанд. – Всегда интересно поработать над чем-то величественным и завораживающим. Переменчивые погодные условия, реальная опасность катастрофы и любые случайности, которые могли случится в воздухе, сделали фильм очень необычным».
  • В разработке дизайна и конструировании воздушного шара кинематографистам помогал знаменитый инженер и аэронавт Пер Линдстранд. Вместе с Ричардом Брэнсоном Линдстранд поставил на воздушном шаре два мировых рекорда – по дальности перелёта и по продолжительности полёта. В 1991 году дуэт пролетел на шаре 10880 километров от Японии до северной Канады, а в 1998 году аэронавты летели семь дней от Марокко до Гавайев, покрыв расстояние в 20000 километров. «Они очень интересные люди и настоящие профессионалы в воздухоплавании, – говорит Кристиан Хубанд о команде Lindstrand Technologies. – Общаясь с ними, мы многое узнали об инженерном искусстве в аэронавтике».
  • Пер Линдстранд, работавший и на других съёмочных площадках, отмечает, что картина выделяется на общем фоне. «Раньше шары, появлявшиеся в фильмах, были монгольфьерами, закамуфлированными под шарльеры, – рассказывает Линдстранд. – Я работал на съёмках многих фильмов, но этот – нечто особенное. Мы выстроили первую в мире точную копию шарльера XVIII века. Зачастую для кинематографистов определяющей является цена. Создателей фильма волновали только детализация и красота. Каждый элемент был изучен и воспроизведён с абсолютной точностью». «Мы в неоплатном долгу перед Пером Линдстрандом за то, что он создал «Мамонта», – добавляет Хиндл. – Нам очень повезло, что представился шанс поработать с ним. Наш шар взлетел только благодаря профессионализму его команды и техническому оснащению его компании». Хубанд добавляет: «Я припоминаю все проекты, над которыми работал за свою карьеру, и пытаюсь выбрать тот, который был бы самым увлекательным. АЭРОНАВТЫ дают хорошую фору всем остальным, потому что, ну, правда же, когда ещё представится шанс разработать воздушный шар?!».
  • Обладательница премии «Оскар», дизайнер костюмов Александра Бирн вспоминает о своих эмоциях после прочтения сценария: «Материал меня совершенно очаровал. Это был очень трогательный сценарий о женщине, которая стремится восстановить свою жизнь». За полгода до этого дизайнер костюмов работала с гримёром и визажистом Дженни Ширкор на съёмках исторической драмы "Две королевы" и решила заинтересовать коллегу новым проектом. «Алекс замечательная, – говорит Ширкор. – Мы вместе прорабатывали каждую деталь внешности наших героев. Она отличная подруга и наставник. Бывает, что на съёмках фильмов все дизайнеры заняты лишь своей работой и практически не пересекаются. Но в этот раз мы все были словно в одной корзине. Мы стремились не только к исторической достоверности, гораздо важнее было то, что происходит с нашими героями в корзине воздушного шара, как их кожа и причёски меняются в зависимости от температуры за бортом».
  • По ходу развития сюжета воздушный шар поднимался всё выше и выше, а Ширкор приходилось продумывать, как понижение температуры будет сказываться на Джонс и Редмэйне. «Даже при незначительной влажности воздуха в волосах героев образовывался лёд, – объясняет она. – Постепенно начинали проявляться различные стадии обморожения. На ранних стадиях симптоматика состоит в покраснении щек и кончика носа – с этим сталкивается каждый, кто выходит из дома в холодный зимний день». Для Бирн главную сложность представляли костюмы Амелии – женщины, не подчиняющейся правилам общества. «Труднее всего было представить, как Амелия выживала в том мире, – объясняет дизайнер. – Даже такой женщине, как она, не признающей рамок и условностей, необходимо было выглядеть умеренно экстравагантно. В противном случае она бы рисковала быть признанной сумасшедшей. Ей так или иначе требовалось соблюдать рамки приличия».
  • Бирн сосредоточилась на текстовых источниках, а не изучении портретов того времени, как обычно бывает в работе с историческим материалом. Её интересовали дневники альпинисток и путешественниц обозначенной эпохи. Именно эти описания формировали внешний облик Амелии, и именно поэтому у дизайнера не возникло желания разрабатывать пышные подолы, которыми изобилуют изображения женщин того времени. «Вообще, лезть в горы с таким подолом – чистой воды самоубийство, потому что ты не видишь своих ног, – объясняет Бирн. – В реальности всё было так: альпинистка покидала деревню при параде, в юбке с кринолином. Затем сбрасывала юбку за каким-нибудь камнем, забиралась на гору, а по пути обратно надевала юбку вновь, так что казалось, будто она карабкалась по скалам в таком виде».
  • Стремление кинематографистов к аутентичности не ограничилось воссозданием точной копии воздушного шара XIX века. «Идея состояла в том, чтобы как можно более реалистично передать все нюансы полёта», – утверждает Харпер. «С самого начала работы над фильмом Том был намерен усадить зрителей в одну корзину с героями картины», – добавляет Либерман. По словам Джонс, для них с Редмэйном съёмки в летящем воздушном шаре стали незабываемыми: «Это было какое-то волшебство – залезть в корзину и подняться в воздух. Самое захватывающее в аэронавтике – никогда не знаешь, что произойдёт и куда в конечном итоге приземлишься. Необходимо полностью довериться воздуху». «Воздушные шары всегда меня завораживали, – вторит коллеге Редмэйн. – Однажды утром мы летели над Оксфордом, а люди внизу задирали головы и махали нам. Аэронавтов привлекает возможность полностью отдать себя стихии. Когда садишься в корзину шара, невольно выискиваешь глазами поле, на которое будешь опускаться, и надеешься, что на нём нет скотины. В общем, надеешься на лучшее!»
  • Оператору фильма Джорджу Стилу также предстояло подготовиться к прогулке на воздушном шаре. «Если честно, то поначалу меня обуял ужас, – признаётся он. – Шары вызывают у меня какой-то первобытный страх – ты поднимаешься в небо и не имеешь ни малейшего понятия, куда приземлишься». После нескольких полётов нервозность Стила превратилась в любопытство. «Очень странное, непередаваемое ощущение, когда корзина отрывается от земли, – рассказывает оператор. – Ты поднимаешься в воздух… в тишине. Кажется, ничего естественнее и придумать нельзя, потому что для взлёта не прилагается никаких искусственных усилий. В самолёте ты чувствуешь, как моторы тужатся оторвать махину от земли, чувствуешь противоестественную сущность полёта». «Нас всех вдохновляла работа Джорджа, – говорит Либерман. – Он не только создавал замечательные композиции общей картинки, но и вёл съёмку в корзине». В конечном итоге, Стил признаётся, что работа в небе стала очень увлекательной: «Для оператора такой проект – настоящий подарок. Мы купались в завораживающих облачных ландшафтах, которые никто из зрителей никогда не видел на большом экране. Моя работа – самая лучшая в мире».
  • Актёрам, сыгравшим главные роли, пришлось довериться кинематографистам и выполнить несколько головокружительных трюков на внушительной высоте. «Главное, о чём не следует забывать: роль Амелии требовала намного больше усилий в физическом плане, чем роль Джеймса, – говорит Редмэйн. – Фелисити показала высший пилотаж на съёмках этого фильма. Она совершала такие трюки, что мне, признаться, даже немножко совестно». Джонс получила шанс снова поработать с Хелен Бэйли, которая выступала дублёршей актрисы на съёмках фильма "Изгой-один: Звездные войны. Истории. «Было очень приятно снова встретиться с Хелен», – рассказывает Джонс. После нескольких недель репетиций трюковых сцен и тренировок с профессиональными аэронавтами Джонс была готова к съёмкам на высоте. Когда воздушный шар поднялся на высоту 600 метров, актриса ухватилась за стропы, выбралась из корзины и добралась до обода. Либерман вспоминает тот момент с трепетом: «Фелисити – одна из самых крутых актрис из всех, с кем я работал. Она – настоящая звезда экшна и совершенно не ведает страха». По словам Харпера, его приятно удивила способность Джонс сочетать сложные в физическом плане трюки с неизменно профессиональной актёрской игрой. «Во время съёмок трюков Фелисити продемонстрировала нам всем завидную силу и выдержку, – говорит режиссёр. – Но при этом она не забывала об утончённости и хрупкости Амелии Рен и никогда не выходила из образа. Наблюдать за ней было очень приятно». Актёрам пришлось не только совершать трюки в воздухе в погоне за реалистичностью, но и понять, что переживал Глейшер на экстремальных высотах. Для этого Рэдмейн и Джонс прошли курс выживания при гипоксии, как известно, мозг испытывает кислородное голодание на больших высотах. «Наши актёры достойны самых высоких похвал, учитывая те мучения, которым они подвергли себя во время съёмок, – утверждает Либерман.
  • Съёмки фильма были поистине уникальными. Сколь опасными и изнуряющими ни были трюки, кинематографистам было не менее важно сохранить эмоциональные переживания персонажей, ведь сюжет картины основан на реальных событиях. Отличительными особенностями картины об учёном-метеорологе викторианской эпохи, стоявшем у истоков синоптики, стали завидная детализация, акцент на эмоциях и отношениях персонажей, немыслимые трюки, некоторые из которых совершались в воздухе, и суровые погодные условия. Кинематографисты с уважением относятся к революционной экспедиции Джеймса Глейшера и его бесспорным заслугам перед всемирной наукой.
  • По заверению Тома Харпера и актёров, фильм помог им иначе взглянуть на судьбу человечества и нашу планету. «Эта картина о надежде и ощущении, что нет ничего невозможного, – говорит Джонс. – Наше время становится всё более запутанным и тревожным, и для нас крайне нужны и важны такие полные оптимизма фильмы, напоминающие о том, что целеустремлённый человек способен на удивительные свершения». Рэдмейн соглашается с коллегой, добавляя: «Аэронавты для меня – это фильм о свободе и о том, как важно поднимать глаза к небу. О том, как превосходить ожидания и как отказываться от условностей, навязываемых обществом». «Фильм напомнил мне о ребёнке, который живёт в душе каждого из нас, о возможностях, которые помогают человечеству двигаться вперёд, открывать секреты, способные улучшить нашу жизнь, – резюмирует Том Харпер. – Исследования и выход за рамки возможного – извечная и понятная всем тема, будь то полёт в космос или полёт на воздушном шаре в 1862 году. Всегда есть новые рубежи, к которым необходимо стремиться».
  • Ошибки в фильме

  • На тридцатой минуте, когда герои находятся уже очень высоко, не похоже, чтобы они испытывали проблемы с дыханием или замерзали, хотя должны были.
  • Оформить подписку