Назад

Фильм Зеленая книга

Green Book
Развернуть трейлер

Премия «Оскар»-2019 за лучший фильм! Бывший вышибала Тони нанимается водителем к темнокожему музыканту с аристократическими манерами Дону Ширли. Они отправляются в тур по южным штатам, где в 1960-х еще царили расовые предрассудки. Правдивая история дружбы талантливого пианиста из светских кругов со своим простодушным шофером и защитником легла в основу дорожной комедии «Зеленая книга» режиссера Питера Фаррелли («Тупой и еще тупее», «Я, снова я и Ирэн»). Фильм стал одним из главных участников оскаровской гонки 2019 года, собрав пять номинаций и получив главную премию за лучший фильм. Высокую оценку критиков и любовь зрителей завоевал обаятельный водитель-итальянец в исполнении датско-американской звезды Вигго Мортенсена. Отец семейства Тони Валлелонга теряет работу в нью-йоркском ночном клубе, где он успешно справлялся с обязанностями вышибалы. Его опыт и «профессиональные» качества привлекают внимание нового работодателя – пианиста-виртуоза Дона Ширли, прославившегося в начале 1960-х как блестящий исполнитель классической музыки. Богатый музыкант ищет себе водителя не робкого десятка, который сопровождал бы его на гастролях по южным штатам. Дон – темнокожий, и ни талант, ни образование, ни светские манеры не защитят его от нападок расистов. Тони соглашается сопровождать Дона ради денег. Непростое двухмесячное путешествие заставит героев-антиподов изменить свои взгляды и станет началом редкой дружбы на всю жизнь. Приглашаем посмотреть фильм «Зеленая книга» в нашем онлайн-кинотеатре.

9,1

Рейтинг показывает сильные стороны фильма

Об ivi.рейтинге
КиноПоиск 8,3
9,1
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры
Подробнее об ivi.рейтинге
КиноПоиск 8,3
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры
Языки
Русский, Английский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Нью-Йорк, 1962 год. В начале повествования, итало-американец Тони «Болтун» Валлелонга, работающий вышибалой в знаменитом развлекательном заведении «Копакабана», договорившись с девушкой, работающей в гардеробе данного заведения, крадёт шляпу Джио Лоскудо, что является влиятельным человеком. Также Тони идёт угомонить буянов, вышвырнув их за пределы заведения, а одного буяна, вдобавок к этому, он избивает за сопротивление. Через некоторое время, Лоскудо закатывает скандал, требуя немедленно вернуть ему шляпу, а если же этого не произойдёт, то у заведения будут серьёзные проблемы. Экстренно «Копакабану» закрывают на несколько месяцев, объяснив причину закрытия необходимым ремонтом. Так, Тони остаётся без работы. Тони находит Лоскудо в другом заведении. Герой даёт понять Лоскудо, что «нашёл» его шляпу, после чего отдаёт её. Кроме того, Тони говорит, что якобы тот, кто украл шляпу, уже наказан им лично. Лоскудо, не скрывающий радости, благодарит Тони и передаёт ему немалую сумму денег, Тони как бы отказывается от денег, говоря, что просто помочь, для него уже было честью. От настойчивого Лоскудо, Тони всё же берёт деньги. Лоскудо, в дальнейшем просит Тони не называть его мистером, как он это обычно делает, а называть его по-дружески Джио.

Бронкс, всё тот же Нью-Йорк. После не самого простого дня, Тони возвращается домой к своей семье. Проснувшись днём, Тони видит, что в его квартире много гостей, включая отца его жены Долорес, а также двое чернокожих сантехников. Тони видит, как Долорес угощает сантехников лимонадом. После того, как сантехники заканчивают работу и уходят, Тони выбрасывает стаканы, из которых они пили. За обеденным столом, Долорес говорит всем гостям, что если у кого есть возможность устроить Тони на работу, то пусть дадут знать. Открыв домашний мусорный бак, Долорес видит, что Тони выбросил стаканы. Будучи недовольной поступком мужа, Долорес достаёт стаканы обратно. Тони идёт в кафе, где участвует в конкурсе по поеданию хот-догов. Соперником Тони выступает толстяк Полли, уверенный в своей победе, кроме того, Полли принадлежит рекорд по поеданию хот-догов. С трудом, но Тони удаётся выиграть, получив не только пятьдесят долларов, но и побив рекорд Полли.

Тони попадает на собеседование, надеясь устроиться работать водителем. Неожиданностью для Тони оказывается то, что его потенциальным работодателем является очень богатый и уважаемый чернокожий музыкант-пианист Дональд Ширли. Дональд сообщает Тони, что он собирается ехать со своими музыкантами в концертный тур на юг США. Узнав, что Тони без проблем относится к тому, что его работодателем выступает афроамериканец, Дональд интересуется у него, сможет ли он оставить семью на восемь недель. Тони говорит, что готов на такое, только если его устроит цена. Дональд говорит Тони, что будет платить ему тысячу долларов в неделю. Тони цена устраивает, но тут Дональд сообщает ему об одном нюансе, дело в том, что в путешествии Дональду нужен не просто водитель, а личный помощник, способный стирать одежду и чистить обувь. Тони, узнав такие подробности, отказывается от работы. Дональд пытается уговорить Тони, сказав ему, что по рекомендациям знакомых, лучше него просто нет никого. Тони говорит Дональду, что согласится работать на него, но стирать одежду и чистить обувь он не намерен. Также Тони повышает свои услуги на двести долларов. Тут уже сам Дональд вынужден отказаться от услуг Тони.

Тони заходит в ресторан, где узнаёт, что человек из «Копакабана», которого он избил, некий Майки Серон, это представитель одной из банд. Знакомые Тони всё уладили, и предложили ему работать на них, но он отказался. Позже Дональд передумывает и звонит герою на дом, даже согласившись на любую сумму, что предложит Тони. Условия контракта немного меняются, и перед выездом, от звукозаписывающей компании, Тони получает сразу половину желаемой суммы, а остальное ему должны предоставить по завершении. В Питтсбурге, когда настало время одного из концертов, Тони, услышавший игру Дональда, остался под впечатлением, и будучи пребывая в Огайо, трудясь над письмом своей жене, не преувеличивая, Тони называет Дональда настоящим гением. Постепенно, между Тони и Дональдом налаживается понимание, и таким образом необразованный вышибала с предрассудками и интеллигентный и предвзятый пианист, доказывают друг другу, что могут быть друзьями.

В дороге Тони переключает Дональду различные хиты афроамериканских исполнителей, чьи песни Дональд либо не слышал, либо просто не знает, о ком речь. Тони даже удивляет данный факт, поскольку Дональд оказывается плохо знаком с музыкой своего народа, Дональд же говорит Тони, что он стереотипно мыслит. В пути, кстати оказывается умение Тони улаживать недопонимание с другими людьми при помощи силы, однако не всегда это выходит плюсом, так как в один момент, у героев случается разборка с полицейскими, в результате чего один из полицейских за оскорбления в адрес самого Тони и Дональда, получает от Тони удар в лицо. Из этой ситуации, героям помогают выпутаться связи с Белым домом, которые имеются у Дональда. После этого случая между Тони и Дональдом происходит ссора, а всё из-за того, что Тони считает себя человеком, который всего добивается тяжким трудом, что присутствует в его жизни с самого детства, поскольку он из бедной семьи. Кроме того, за время пребывания с Дональдом, Тони начинает думать, что с чёрными у него куда больше общего, чем у самого Дональда.

В то же время, если Тони часто нуждается в деньгах, Дональд наоборот — богат и обеспечен. Сам Дональд считает, что он просто зарабатывает, чем умеет, а по факту, ни чёрные, ни белые не считают его за своего. Дональд отказывается выступать в Бирмингеме, потому что ему не позволили поесть в ресторане здания, где он должен был выступать. Вместе с Тони, Дональд идёт в бар для чёрных, там Тони рассказывает барменше, что Дональд виртуозный музыкант, и подталкивает его сыграть перед собравшимися людьми на тамошнем пианино. Продемонстрировав профессиональное умение играть на пианино, Дональд срывает овации. После выступления герои едут обратно в Нью-Йорк, дабы успеть на Рождество. По дороге у машины героев возникает проблема с колесом, помогает с этим справиться доброжелательный полицейский. Когда Тони захотел сильно спать, за руль решает сесть Дональд. Дональд привозит Тони домой, успев прямо к празднованию Рождества. Тони, считающий, что обрёл друга, дружбу с которым ему и представить было сложно, зовёт одинокого Дональда праздновать вместе с ним и его семьёй, однако Дональд отказывается, и уезжает. Дома Тони уважительно рассказывает родне и друзьям про Дональда. В финале сам Дональд всё же решается прийти домой к Тони, и не зря, ведь там все его радостно встречают. Позже Тони возвращается в «Копакабану» и становится метрдотелем. Дружба Тони и Дональда сохранилась на всю их жизнь.

Знаете ли вы, что

  • Ник Валлелонга, старший сын «Болтуна» Тони, с детства слушал рассказы о путешествии своего отца с Доном Ширли. «Эта история занимала меня всю жизнь, еще с тех пор, когда я был ребенком», – рассказывает Валлелонга, актер, сценарист, продюсер и режиссер, в послужном списке которого такие работы как «Смертельное падение», «Путь клинка», а также отмеченные наградами инди-вестерн «Золотая лихорадка» и телефильм «Дезорганизованная преступность».
  • Тони вырос в Бронксе и 12 лет проработал в ночном клубе «Копакабана». Там ему приходилось видеть и мафиозных боссов, и знаменитостей, таких как Фрэнк Синатра, Тони Беннет и Бобби Дарин. Несмотря на то, что школу он бросил уже после седьмого класса, Тони за словом в карман не лез и мог убедить кого угодно в чем угодно. «О моем отце я мог бы снять полсотни фильмов, – говорит Ник Валлелонга. – Он был кем-то вроде персонажей ДэймонаРаньона, живой как жизнь. Когда он входил в комнату, все обращали на него внимание». Это оказало огромное влияние на его сына – как и дружба Тони с Доном Ширли, а также история их знакомства. «Уже с детства я хотел стать кинорежиссером и рассказывать истории, а эта отцовская была совершенно необыкновенной. Она была частью семейного фольклора, но для меня это был прежде всего рассказ о том, как два совсем разных человека, встретившись, изменили жизнь друг друга и стали после этого смотреть на мир другими глазами. Это очень воодушевляющая история, и в наши дни способная оказывать влияние на умы».
  • Для Тони путешествие, совершенное в 1962 году вместе с Доном Ширли, стало первой возможностью воочию увидеть, как живется чернокожим в южных штатах, и сколько унижений, а также реальных угроз жизни и здоровью принесли афроамериканцам расистские законы, защищающие привилегии белых. В эпоху сегрегации чернокожие могли есть, спать, делать покупки и прогуливаться в строго определенных местах. Даже общественные питьевые фонтанчики и туалеты подразделялись на одни, «для черных», и другие, «для белых». Ограничения охватывали все аспекты повседневной жизни. В некоторых городах Юга были даже изданы «законы о наступлении темноты», по которым после захода солнца ни одному чернокожему не разрешалось появляться на улице. Тому, кто ослушался, грозило нечто гораздо худшее, чем арест. «То, что открылось моему отцу за время поездки с Доном Ширли, навсегда изменило его взгляд на мир, – говорит Ник Валлелонга. –Он увидел то, о чем раньше даже не подозревал и не догадывался. Думаю, то же самое можно сказать и о Доне Ширли».
  • Ранее в своей жизни Ширли почти не сталкивался с афроамериканцами, ни в географическом, ни в культурном плане. Он изучал классическую музыку за рубежом, а в Штатах выступал преимущественно на северо-востоке. На момент знакомства с Тони Дон Ширли жил в роскошных апартаментах рядом с Карнеги-Холлом. «Это была всего лишь двухмесячная поездка, но для моего отца она стала началом больших перемен в мировоззрении. Воспитывая нас, своих детей, он учил нас судить людей по их качествам и уважать каждого человека», – говорит Ник.
  • Валлелонга надеялся, что однажды снимет фильм об этой поворотной точке в судьбе своего отца. И когда Тони и Дон Ширли достигли преклонных лет, Ник проводил с ними много часов, делая аудио и видеозаписи подробных рассказов об их совместном путешествии.
  • Дон Ширли был для Ника другом их семьи. «Впервые я увидел Дона Ширли, когда мне было пять лет, – говорит Валлелонга. – Это был очень щепетильный, хорошо одетый, высокообразованный человек с прекрасно поставленной речью. Он уделял много вниманиянашей семье и прекрасно ладил со мной и моим братом. Он дарил нам подарки. Помню, когда я был еще совсем маленьким, он подарил мне коньки. Он был необыкновенным, совершенно особенным человеком».
  • Валлелонга считает свой фильм «Зеленая книга» данью памяти своему отцу, его личности и наследию. В то же время Ник гордится тем, что эта картина раскроет музыкальный талант доктора Дональда Уолбриджа Ширли – виртуозного пианиста, композитора, аранжировщика и исполнителя.
  • Дон Ширли не был публичным человеком, и почти все сведения о его жизни почерпнуты либо из написанных им самим сопроводительных статей к его альбомам, либо из рассказов близким людям, в число которых входили и Валлелонги. Порой факты в этой истории противоречат друг другу, но судя по тому, что известно, Ширли в девятилетнем возрасте был принят в Ленинградскую консерваторию, в восемнадцать лет дал первый концерт в составе оркестра «Бостон Попс», был обладателем многих докторских степеней и говорил на восьми языках. В 1955 году, после выхода TonalExpressions, его первого альбома под лейблом CadenceRecords, журнал Esquire назвал Ширли «вероятно самым талантливым пианистом в среде джазовых музыкантов». Легендарный пианист и композитор Игорь Стравинский, современник Дона Ширли, сказал про него: «Его виртуозность достойна богов».
  • По словам Валлелонги, благодаря работе вклубе «Копакабана» его отец прекрасно разбирался в музыке.Когда Тони впервые услышал игру Дона Ширли, он понял, что перед ним грандиозный талант. «Мой отец постоянно говорил о нем, ставил дома его пластинки и приглашал нас послушать. Эта музыка открыла для меня новый мир. Я слушал «Битлз», итальянскую музыку и Джимми Розелли – и, конечно, Дона Ширли. Это был совершенно замечательный культурный коктейль».
  • В 2013 году после более чем 50 лет дружбы Тони Валлелонга и Дон Ширли умерли с разницей в три месяца. Тони – 3 января 2013 года в возрасте 82 лет, а Ширли – 6 апреля 2013 в возрасте 86 лет. По окончании траура Ник Валлелонга вновь обратился к их истории и сказал себе: «Теперь пора».
  • После того, как сценарий был закончен, Фаррелли отослал его своему другу и продюсеру Чарльзу Весслеру. О том, что сюжет основан на реальной истории, Фаррелли умолчал. «Он просто сказал: «Прочти и поделись своим мнением, – вспоминает Весслер. – И когда я начал читать, то подумал – ничего подобного мы еще не делали. К 22ой странице я решил, что это идеальный проект для Питера. В итоге я сказал Питу, что с радостью поучаствую в постановке».
  • По словам Весслера, проработавшего с Фаррелли почти 30 лет, мало кто знает, что этот режиссер, известный своими комедиями, имеет степень магистра изящных искусств Колумбийского университета, а также является автором двух книг. «На протяжении многих лет Пит делится со мной и своими друзьями самыми удивительными и невероятными историями из своей жизни, – говорит Весслер. – Это рассказы о его детстве, учебе в университете, переезде в Лос-Анджелес и так далее. Его цепкий глаз великолепно подмечает детали. В его очень жизненных историях веселье и печаль идут рука об руку. Пит честен – вот отчего он такой замечательный режиссер. Его наблюдательность раскрывает мельчайшие подробности человеческих отношений, что отражается в его сценариях и кинофильмах. Ну и не лишне упомянуть, что он прекрасный парень, работать с которым одно удовольствие».
  • Актер Вигго Мортенсен, сыгравший роль Тони Валлелонги, говорит, что «Зеленая книга» производит сильное впечатление не только потому, что эта история произошла на самом деле, но и благодаря режиссерскому и писательскому таланту Фаррелли, основными сторонами которого являются тонкая чувствительность и реализм. «Таких персонажей хочется видеть в реальной обстановке, и Питу удалось это сделать, – говорит Мортенсен. – Исторические подробности, драматические повороты сюжета продуманы великолепно. Там есть и смешные моменты, но это юмор иного рода, чем в его предыдущих фильмах. Здесь он возникает из самих ситуаций, из различия между персонажами. Большое внимание к деталям создает атмосферу аутентичности, которая помогает поверить в правдивость происходящего на экране».
  • Лауреат премии «Оскар», актер Махершалла Али, сыгравший роль Дона Ширли, говорит, что особую убедительность фильму «Зеленая книга» придает умелое сочетание юмора и настоящей драматической истории. «И смешно, и грустно, как в жизни, – говорит Али. – Благодаря Питеру Фаррелли, Брайану Карри и Нику Валлелонге сценарий играет разными красками, то поднимая нас на вершины смеха, то погружая в пучины страдания и борьбы».
  • Когда пришло время подбирать актеров на главные роли, создатели фильма отнеслись к этому с полной ответственностью. Они понимали, что от того, как они справятся с этой задачей, зависит, насколько правдивым и трогательным будет фильм в восприятии зрителя. «Помню, как мы сидели с Брайаном Карри и Ником Валлелонгой и сыпали именами актеров – сплошь итальянские имена, – говорит Весслер. – А затем Пит сказал: «Знаете, кто нам идеально подойдет? Вигго Мортенсен». Это было одно из первых имен, произнесенных Питом. Все зашумели: «Что? Что?! Он же вроде датчанин?»
  • Фаррелли думал про Мортенсена уже в то время, когда писал сценарий. «Моим первым кандидатом на роль Тони был Вигго Мортенсен, – говорит Фаррелли. – Когда мы дошли до кастинга, я назвал его имя, и все всполошились: «Он? Да разве его уговоришь? Он почти не снимается». Этот талантливый актер известен своей разборчивостью в отношении ролей. Случалось, он даже отказывался от главных ролей в крупных студийных проектах ради эпизодических характерных ролей в малобюджетных фильмах. Но Фаррелли был непоколебим. «Я сказал: «Давайте отправим ему сценарий. Попытка не пытка». Валлелонга был заинтригован. «Посмотрите, например фильм «Славные парни» или сериал «Клан Сопрано». Там действующие лица – итальянцы, и играют их, в основном, актеры итальянского происхождения. Однако самым знаменитым итальянцем в кино стал Марлон Брандо в фильме «Крестный отец». У Брандо ирландские корни, однако его потрясающая актерская игра заставила всех поверить в то, что его герой – итальянец. Он сыграл его лучше любого итальянца. Вигго – наш Марлон Брандо».
  • Через два дня после отправки сценария Мортенсену, актер позвонил Фаррелли. «Я сказал Питу: «Мне по многим причинам нравится персонаж и особенно история развития взаимоотношений этих двух людей», – говорит Мортенсен. – Вот только я не был уверен, что подхожу для этого. Раньше я подобных типов не играл. Но он настаивал, и я сказал: «Ладно, прочту еще раз». Мортенсен прочел еще раз, и еще раз – и, как у Фаррелли и Карри до него, эта история буквально не шла у него из головы. Он позвонил Фаррелли. «Мы вели долгие разговоры, и моя первоначальная сдержанность, мне кажется, была связана со страхом не соответствовать моему герою, – говорит Мортенсен. – Однако даже когда я решился взять эту роль, страх всё равно остался. За долгие годы работы в кино я научился понимать, что это хороший знак, говорящий о том, что мне предстоит сложная и интересная задача. И я сказал: «Да». Всех тревог это всё равно не сняло. Даже уже в первые дни съемок меня продолжали беспокоить некоторые детали. Но когда мы втянулись в процесс, я стал всё больше погружаться в образ «Болтуна» Тони, черпая его черты из тех сведений, что я узнал о нем и его жизни. Также я познакомился с тем, как работают Махершалла и Пит, и мне становилось всё более и более комфортно».
  • За месяцы до начала съемок Мортенсен полетел из Испании, где он жил, в Нью-Джерси, район Франклин-Лейкс, чтобы познакомиться с семейством Валлелонга – Ником, его братом Фрэнком и их дядей Руди. Встреча произошла в ресторане «Болтун Тони», которым заправляет Фрэнк. «С самого первого момента они проявили огромную щедрость по отношению ко мне, – вспоминает Мортенсен. – Я думал, они проведут со мной не больше двух часов, а вместо этого меня ждало пятичасовое пиршество, великолепная итальянская еда и потрясающая беседа. И я внезапно понял то, что это мне очень помогло: Тони был удивительно похож на моего отца. Даже несмотря на то, что семьи Валлелонга и Мортенсен и этнически, и культурно очень разные, у нас оказалось много общего и в чувстве юмора, и в отношениях между членами семьи. Мой отец родом из Дании, но его отношение к расовым вопросам и к политике, его рабочее происхождение, некоторое упрямство и его яркая личность – всё это похоже на то, что мне рассказывали о Тони. Те анекдоты, что он любил, то, как он себя вел, насколько был противоречивым... Я постоянно сравнивал всё это с отцом и пересказывал им. Мы смеялись и хвастали нашими отцами, чувствуя себя почти что родными. Для меня это была важная точка отсчета».
  • По словам Мортенсена, больше всего ему понравилась широкая душа и открытость Тони. «Пусть он и не тот парень, с которым захочется связываться, – говорит Мортенсен. – Но при всей его грубости и бесшабашности он человек безусловно порядочный, хозяин своего слова. Он прирожденный джентльмен, но зарабатывал на жизнь тем, чем мог: был вышибалой в ночных клубах, водителем мусоровоза, играл в кости, карты и так далее. Это персонаж с огромным обаянием, решительный и волевой мужчина». По окончании долгих вечерних посиделок родные Тони уверили Мортенсена, что его тревоги безосновательны. «Когда я сел в машину и поехал обратно в Нью-Йорк, я подумал: «Ну что ж... теперь у меня, по крайней мере, есть союзники. Возможно, что-то и получится, – говорит Мортенсен. – В ту ночь я ощутил, что из этого зернышка может вырасти небольшое деревце. Встреча имела для меня огромное значение, и я благодарен семье Валлелонги за то, что они мне помогли».
  • Ник Валлелонга вспоминает, как в процессе застолья и многочасового разговора Мортенсен «мало-помалу превращался в отца»: «К концу ужина Вигго уже курил, как мой отец, разговаривал, как мы, подмечая разные детали, – говорит старший сын Тони. – Очень скоро он ухватил самую суть».
  • Мортенсен, известный тем, как серьезно он работает над перевоплощением в своих персонажей, и в этот раз буквально окунулся в новую роль. Он смотрел видеокассеты с Тони, слушал его записи, ходил в те кварталы в Бронксе, где вырос «Болтун», и часами разговаривал с местными старожилами о том, как всё было в ту пору. Он даже скрупулезно отсмотрел все сезоны «Клана Сопрано», чего раньше никогда не делал. В какой-то момент перед съемками Мортенсен вернулся в Нью-Джерси и провел пару недель с семьей Валлелонга, слушая их, говоря с ними, учась у них. «Вигго очень хотел добиться такого же акцента, как у Тони. Он буквально день и ночь работал над этим. Ник позвонил нам из Нью-Джерси, рассказал о приезде Вигго и сообщил: «Теперь он говорит в точности как мы», – и это была правда»,–рассказывает Весслер.
  • Для Валлелонги, наблюдавшим за тем, как Мортенсен играет его отца, некоторые моменты выглядели сверхъестественными, словно дух Тони переселялся в Вигго. «Мне казалось, что это какая-то мистика, – говорит Валлелонга. – Он двигался в точности как мой отец, так же как он подносил спичку, раскуривал сигарету. Он ухватил всё, до мельчайших деталей. Я видел своего отца. Это было немного жутко в хорошем смысле».
  • Ошибки в фильме

  • События разворачиваются в 1962-м году, однако в начале фильма в кадре проезжает автомобиль Chevrolet 1964 года. Также в некоторых сценах можно заметить Ford Falcon 1964 года.
  • Когда героев останавливают во время метели, на общем плане видно, что заднее стекло чистое. Однако в кадрах изнутри автомобиля оно все занесено снегом.
  • В начале фильма надпись над навесом над входом, а также надпись на постере, где говорится, что клуб закроют на два месяца, написаны шрифтами, которые еще не существовали в 1962 году.
  • Тони критикует Дона за то, что он не знаком с несколькими черными музыкантами, чью музыку они слушают по радио во время их поездок. Одна из тех артисток – Арета Франклин. К осени 1962-го года у Ареты было всего шесть хитов в чартах, ни один из которых не поднимался выше 37-й строчки. Поэтому вряд ли бы итальянец из Бронкса был бы знаком с ее музыкой.
  • Оформить подписку