Назад

Фильм Секс мода диско (на английском языке с русскими субтитрами)

Antonio Lopez 1970: Sex Fashion & Disco
Развернуть трейлер

Документальный портрет культовой фигуры мира моды – художника-иллюстратора Антонио Лопеса, который в 1960-70-х годах работал в ведущих модных журналах. Лопес жил, как рисовал: эксцентрично, ярко и страстно, не оглядываясь на общепринятые нормы. Антонио Лопес - американский художник пуэрто-риканского происхождения считается классиком фэшн-иллюстрации. Он создавал работы для The New York Times, Vogue и Harper's Bazaar, дружил и работал с Карлом Лагерфельдом, Грейс Джонс и Джерри Холл. Именно Антонио случайно нашел в Париже Джессику Лэнг, ставшую вскоре звездой «Кинг-Конга». В мире моды его рисунки были революционны, его книги до сих пор являются лучшими учебниками по дизайну и модной иллюстрации. В документальной биографической ленте "Секс мода диско" фотографы, историки моды, дизайнеры и модели расскажут, в чем же заключался талант и магическая привлекательность Антонио Лопеса, ставшего буквально воплощением богемной эпохи 1960-70-х годов. Смотреть историю безудержного гения вы можете онлайн на нашем сайте.

6,3

Рейтинг показывает сильные стороны фильма

Об ivi.рейтинге
6,3
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
Подробнее об ivi.рейтинге
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
Языки
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Своими воспоминаниями об одном из самых влиятельных художников-иллюстраторов 1970-х – Антонио Лопесе – делятся люди, которые были близко знакомы с этим талантливым художником: фотограф Билл Каннингем, модели Пэт Кливленд, Донна Джордан, Джейн Форт, актриса Джессика Лэнг, художник и ресторатор Майкл Чоу, креативный директор Vogue Грейс Коддингтон, бывший главный редактор французского Vogue Джоан Джулиет Бак, бывший главный редактор Interview Боб Колачелло, художник по гриму Кори Типпин, художник Пол Караникас.

Антонио будто вдыхал магию из воздуха, и она выходила через пальцы на бумагу. Он задерживал дыхание, пока не закончит линию. Вокруг Антонио, когда он рисовал, всегда были зрители. Это подпитывало его. Он настолько опережал свое время! Он был словно из другого столетия. Его художественный вкус – это что-то фантастическое. Он привнес в моду новый стиль. Он был волшебником в мире моды. Его совершенно не волновали деньги. В жизни редко встречаешь таких людей.

В 70-е все было в новинку – наркотики, гомосексуализм, поколение бэби-бумеров. Такие эпохи случаются редко. Важнейшей тенденцией стало развитие профессии дизайнера как настоящей социальной силы. Дизайнер становился влиятельной фигурой в обществе. До 70-х модельеров воспринимали как портных. Ив-Сен Лоран, Валентино, Халстон стали такими богатыми и вели такой шикарный образ жизни, что все дамы, все светские люди хотели ходить к ним на вечеринки. Они действительно захватили власть. Прет-а-порте только набирало силу, в основном в Париже. Можно сказать, революция 60-х по-настоящему осуществилась в 70-е. Общество стало более открытым, гибким.

Билл Каннингем рассказывает, как он подружился с Антонио Лопесом и Хуаном Рамосом, пара поселилась в принадлежащей ему квартире-студии в Карнеги-Холл, где вскоре образовалась настоящая творческая тусовка. Место стало больше напоминать студенческую общагу. Туда въехали французские фотографы со своими девушками, Антонио устроил их работать моделями, потому что они все спали с редакторами модных изданий. Что там творилось! Но это было весело и безобидно. Эти ребята были очень талантливыми.

Кори Типпин впервые встретил Антонио в Высшей школе искусства и дизайна. Тогда главной фэшн-моделью была Кэти Дэмен. Она позировала студентам. В тот день Антонио был приглашенным преподавателем. Кори и Антонио стали друзьями, оставались ими всю жизнь.

Антонио, Хуан, Билл Каннингем и Кори Типпин тусуются в Центральном парке на площадке возле фонтана «Бесесда». Там Антонио находит Джейн и Донну. Это были дикие времена хиппи. В красном костюме, цилиндре и с тросточкой Антонио выглядел, как сутенер, но казался совершенно неопасным. Джейн тогда было лет пятнадцать, но она согласилась позировать Антонио. Вскоре он стал рисовать обеих подруг для «Нью-Йорк Таймс». Девушки были для компании арт-объектами, им накладывали грим, красили волосы. Донна и Кори стали очень близки – как брат и сестра. У Кори было собственное видение грима, очень экспрессивное и изобретательное. Он придумал сочетать белые брови с белой помадой, лепил лицо, будто скульптор. Однажды на вечеринке Джейн пришла в голову идея вовсе избавиться от бровей, и она их сбрила. Теперь ей можно было рисовать брови любой формы. Кори это понравилось. Он начал экспериментировать, создавать разные образы.

Компания часто бывала в клубе «У Макса в Канзас-Сити». Подруги едва уговорили Микки Раскина пустить их внутрь (они тогда были несовершеннолетними). Клуб стал их ночным домом. Там тусовались в основном художники и музыканты. Молодые люди кутили там ночи напролет. Многие из завсегдатаев клуба употребляли наркотики. Девушки обожали танцевать и веселиться. Антонио был потрясающим танцором. Он был необыкновенно соблазнительным и романтичным. Все в нем было движение, музыка, танец. Он обладал особым магнетизмом. Попав в центр его внимания, ты становился беспомощным. Антонио обладал редким даром – жить полной жизнью. Это было весело, открыто и совершенно безумно. Все были свободны как птицы. Делали все, что хотели. Антонио и Хуан были самыми свободными. Они танцевали и спали, с кем хотели.

Это была эпоха до СПИДа, эпоха борьбы за права геев. Не было табу, не было границ. Антонио – бисексуал, получается, что он был еще свободнее. Конечно, что-то в этом было декадентское, но полное легкости и веселья, не воспринималось как нечто непристойное и грязное.

Когда семья Лопес только переехала в Штаты, отец Антонио делал манекены и считал себя медиумом. Антонио перенял эти способности, у него была очень сильная интуиция. Он рисовал женщин так, как ему казалось, они должны выглядеть. Он всегда с теплотой говорил о своей матери. Он ее обожал. Она была красива, шила платья. То, что молодой пуэрториканский парень оказался геем, стало шоком для его родителей и братьев. Это отдалило Антонио от семьи, но они иногда общались.

Антонио и Хуан приехали в Нью-Йорк в раннем возрасте. Раса, этническая принадлежность и сексуальность стали основой их искусства. Хуан был таким пуэрториканским Роем Шайдером. Он был маленький и всегда чем-то озабоченный. Антонио походил на Давида работы Микеланджело, с его смоляными волосами, усами и невероятной легкостью во всем. В его студии всегда царила потрясающая атмосфера.

Антонио и Хуан дополняли друг друга, они были неразлучны. У Антонио был талант от природы, но не было утонченного вкуса. А у Хуана его было вдоволь, он был тонкий эстет, интеллектуал. Они познакомились, когда учились на первом курсе Технологического института моды в Нью-Йорке, и тут же начали встречаться. Но молодые люди там не так уж долго продержались. В газете «Women's Wear Daily» увидели их наброски и предложили сотрудничать. Они согласились и бросили учебу. Так продолжалось несколько месяцев, а потом к ним пришли из «Нью-Йорк Таймс», в то же время они работали на Vogue. Они были парой около пяти или шести лет, с 1965-го по 1970-й. Позже это превратилось скорее в творческий союз. Хуан увлек Антонио современным искусством. Антонио выполнял рисунки, которые были неотразимы. Вклад Хуана придавал им новое измерение, он был величайшим арт-директором. Вместе они нашли свою нишу. Они очаровали всех редакторов, с которыми работали. Эти мошенники могли на месяц опаздывать с рисунками, хотя всегда помнили про дедлайн. Антонио и Хуан знали, что если принести рисунки слишком рано, то будут вноситься правки. Они просто морочили своим заказчикам голову. Но когда рисунки были готовы – это было чистое золото. У них появились толпы поклонников. Они просто фонтанировали идеями.

Антонио делал иллюстрации для Чарльза Джеймса. Тот сразу понял, какой талант перед ним. Антонио многому научился у знаменитого дизайнера.

В то время «У Макса» было две тусовки – компания Антонио и Энди Уорхола. Антонио и Энди существовали в одной профессиональной плоскости, они оба были иллюстраторами в Нью-Йорке, дружили с главными редакторами модных журналов. Эти две отдельные орбиты часто пересекались. Антонио – дикий, энергичный, страстный пуэрториканец, а Энди был сдержанный, тихий. Конечно, между ними было соперничество.

Женщины на иллюстрациях Антонио смотрелись, как богини, на фотографиях они так не выглядели. Антонио рассказывал девушкам, как быть фантастически красивой. Он постоянно открывал таких девушек. Первой стала Пэт Кливленд, следующей – Джерри Холл. Еще были Джейн Форт и Донна Джордан. Они выглядели гораздо экзотичнее, чем модели до них, хотя их нельзя считать настоящими красавицами. Антонио всегда искал людей с небезупречной внешностью, немного сумасшедших на вид. Они должны были иметь что-то помимо красоты.

В круг «Девушек Антонио» входило много моделей. Он создал им образы, позволил раскрыться самым восхитительным образом. Все они были очень разными, все были очень индивидуальны. Тина Чау стала светской львицей, выйдя замуж за Майкла Чау. Грейс Джонс стала певицей. Джерри Холл стала… Джерри Холл. Пэт Кливенд сейчас писательница. У всех сложилась карьера, превышающае то, что можно ожидать от карьеры простой модели. Джессика Лэнг и Пэтти Д'Арбанвилл стали актрисами. Но все они сначала позировали Антонио.

В своей бисексуальности Антонио гораздо больше склонялся к мужчинам, но он спал и со многими женщинами. Он любил их, а они в ответ любили его. Но все они были обречены на разочарование, ведь Антонио был настоящий плейбой. В него были безумно влюблены все знакомые женщины. Этому невозможно было сопротивляться. Антонио просто обожал флиртовать. Он очень быстро сближался с теми, кто его окружал. Он отдавал себя целиком каждому по очереди, а потом отправлял в самостоятельный путь. Все это было похоже на какой-то любовный многоугольник. Антонио был очень сексуальный, ненасытный. Он пил только за компанию, не курил траву, даже кофе много не употреблял, но у него была настоящая зависимость от секса.

Антонио и его окружение перебираются в Париж, где Антонио встречается с Карлом Лагерфельдом, которого тот заинтересовал как художник больше, чем как мужчина. Хуан и Антонио уже в середине 60-х начали привлекать темнокожих моделей для Vogue, но почувствовали скрытый расизм со стороны руководства. В Париже ситуация была иная, здесь никто не ограничивал свободу их творчества. Европа обновлялась, это был новый ренессанс в мире моды. И молодые американцы стали частью этого прорыва. Именно в Париже взошла звезда Донны Джордан.

Карл Лагерфельд оказался человеком невероятной харизмы. У Карла, Антонио и Хуана сложились плодотворные творческие отношения. Лагерфельд в то время хотел дистанцироваться от других модельеров в Париже, которые делали более традиционные вещи, Антонио и Хуан очень помогли ему в этом.

Сумасшедшие американцы произвели в Париже настоящий фурор. Они стали завсегдатаями клуба «Семь», где собирались люди искусства и моды. Там Антонио нашел семнадцатилетнюю Джерри Холл из Техаса, в которой сразу увидел главную «Девушку Антонио», взял ее под свое крыло. Они стали любовниками. Несмотря на многочисленные романы Антонио на стороне, их союз продержался достаточно долго. На Ямайке во время очередной фотосессии пару даже отвели в церковь, и они вроде как поженились. Но потом Джерри ушла от Антонио к Брайану Ферри.

В 1972 году Антонио и Хуан сблизились с Полом Караникасом. Хуан и Пол были любовниками, и это были моногамные отношения. У Антонио продолжались многочисленные романы с его друзьями и подружками.

Карл Лагерфельд четыре года подряд отвозил летом всю американскую тусовку в Сан-Тропе. Он был очень щедрым, каждый раз снимал новую виллу. Они плавали на яхтах, обедали в шикарных ресторанах. Где-то на третий год Карл представил им Жака де Башера. Он вбил клин между Карлом, Антонио и Хуаном. Жак любил Карла, но он привнес ощущение какого-то извращенного, грязного секса с уклоном в садомазохизм.

Энди Уорхол начал в Париже работу над фильмом «Любовь». Это история о девушках-хиппи в Париже, в нем снимались Джейн Форт, Донна Джордан, Пэтти Д'Арбанвилл. Съемки нескольких эпизодов проходили в квартире Карла Лагерфельда, сам он тоже участвовал в процессе, ему досталась роль любовника. Это было фактически реалити-шоу, без какого-либо сценария. Фильм иллюстрировал то, что тогда происходило в парижском мире моды. К сожалению, Антонио и Хуан, в тот момент уже уехали в Японию, иначе бы они тоже стали звездами этой картины.

В Токио Антонио встретил Тину Чоу. Он познакомил ее с Майклом. После возвращения в Париж Антонио использовал Тину в качестве модели до тех пор, пока та не вышла замуж за Майкла. После их развода Тина вернулась в Америку. К тому времени она уже была тяжело больна.

В 1982 году Антонио узнал, что у него СПИД. Ему были нужны деньги на лекарства и врачей. Он обратился к Лагерфельду с предложением разработать рекламную кампанию. Карл отказал своему бывшему приятелю. Тогда с аналогичным предложением Антонио пошел к Оскару де ля Ренте. Тот принял предложение, даже зная о том, что Антонио, возможно, не сможет завершить работу.

Антонио Лопес скончался в Лос-Анджелесе в марте 1987 года.

Через восемь лет Хуан Рамос тоже умер от СПИДа. Фондом Антонио и Хуана управляет Пол Караникас, продолжая поддерживать их работу и наследие.

Знаете ли вы, что

  • Впервые фильм был показан в 2017 году на Лондонском кинофестивале.
  • Оформить подписку