Назад

Фильм Вествуд: Панк, икона, активист (на английском языке с русскими субтитрами)

Westwood: Punk, Icon, Activist
Развернуть трейлер

Документальный фильм о культовой фигуре мира моды Вивьен Вествуд, маме панка, которая определила имидж группы Sex Pistols и выразила взгляды бунтарского поколения 1970-х. В неполные 30 лет британская учительница начальных классов, замужняя женщина и мать, Вивьен начинает новую жизнь, увлекшись дизайном одежды и бросая вызов мейнстриму. Вивьен Вествуд без трех лет восемьдесят, но она до сих пор выпускает коллекции и остается живой легендой мира моды. Британская документалистка Лорна Такер провела с неутомимой Вивьен четыре года, чтобы снять фильм «Вествуд: Панк, икона, активист», который можно смотреть онлайн в нашем интернет-кинотеатре. Как получилось, что учительница из примерной семьи стала роковой женщиной, подарившей стиль миллионам бунтарей? Чем она вдохновляется сегодня, работая вместе со своим мужем и бывшим учеником Андреасом Кронталером? Ответы на эти и многие другие вопросы ищите в фильме.

6,9

Рейтинг показывает сильные стороны фильма

Об ivi.рейтинге
КиноПоиск 7,0
6,9
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
Подробнее об ivi.рейтинге
КиноПоиск 7,0
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
Языки
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Вивьен Вествуд: я буду просто говорить. Иногда буду останавливаться, думать. Потом – говорить.

Вивьен встает с постели, одевается. Сидит за письменным столом. У меня пространственное мышление. В пять лет я впервые придумала себе туфли. Собираюсь ли я на покой? Не знаю. Если бы я могла делать, что хочу? Учила бы китайский язык.

Вивьен накануне показа новой коллекции проводит кастинг моделей. Этой надо изменить прическу. Уберите ей волосы с лица! Ой, ужасно!

За Вивьен наблюдает ее муж Андреас Кронталер, арт-директор компании Вивьен Вествуд.

Вивьен обсуждает модели одежды, которые должны быть показаны, с сотрудниками компании. Хотела узкую кайму? В следующий раз, когда чего-то захочешь, знай: это не требуется. Я хотела широкую, а не узкую кайму, как это говно. Ужас! Зачем такое дерьмо показывать?

Вивьен обращается к супругу: я сама виновата. Это никуда не годится. Как это можно исправить? Почему коллекция не пошла?

Уже с 11 – 12 лет я сама себя обшивала. Однажды я увидела картину с распятием Христа. Мне это всю жизнь перевернуло: родители меня обманывали. Они мне про младенца Иисуса рассказывали, а о том, что потом случилось – ни слова. Я пришла к выводу: людям верить нельзя. Я всегда себя чувствовала рыцарем (в кадре картины с Жанной Д'Арк), который делает все, чтобы злу пришел конец. Это как-то связано с действием, с фигурой, с одеждой.

Когда мне исполнилось семнадцать, мой учитель рисования решил, что мне надо поступать в художественное училище. Там я проучилась всего семестр. Это связано с моим пролетарским происхождением, с необходимостью заработка. Я перевелась в педагогическое училище, чтобы получить специальность учителя рисования. Я не оставила надежд стать художником. Но если не получится – можно работать в школе. Тогда в моде были такие белые туфли, как у медсестер. Как мне это нравилось! А еще тогда был расцвет рок-н-рола. Так я познакомилась с ДерекомВествудом. Он замечательно танцевал. Я была воспитана на принципах: один мужчина на всю жизнь. Мы жили в объятиях американской мечты. Такая домохозяйка с укладкой, хлопочет на кухне. Муженек с работы приходит. Идеальная семья. Я поняла: это все чушь собачья, мутотень. Себя надо искать. Я вышла замуж в 21 год, родила Бена в 22, а потом развелась. Появился Малькольм.

Бен, сын Вивьен: помню мать с Малькольмом со своих пяти лет. Он такой задиристый был, детей не любил. Но еще совсем молодой.

Я бросила преподавание. У меня было двое детей: Бен и Джо (от Малькольма). Малькольм болел, я за ним ухаживала. Потом почувствовала: он мне не нужен. Но тут появился Джо. Чего я творю? Рядом такой парень, просто золото. Мы пошли в букинистический магазин, там торговали марксисткой литературой. Я хотела понять, что происходит в мире. Малькольм решил торговать старыми пластинками, продавать их всяким пижонам. Торговля шла из рук вон плохо. Я заняла у матери 100 фунтов. И мы сразу стали делать одежду. Малькольм тогда носился с идеей дать пощечину истеблишменту через секс. Он говорил, что Англия – родина эксгибиционизма. Его лозунг был: латекс в офис. Он лихо со словами управлялся, жалко только, не читал ничего.

Как возникли Секс Пистолс? Нет, хватит, не хочу об этом говорить.

Музей Виктории и Альберта. Рассказывает куратор отдела моды. Перед нами тонкая футболка от Вествуд и Макларен, одна из знаковых. У нее очень длинные рукава. Их можно подколоть – вот так. Но все равно сохраняются ассоциации со смирительной рубашкой. Здесь большую роль играет изобразительный ряд: свастика и перевернутое распятие, надпись «Уничтожь» и строчки из песни Секс Пистолс. Это должно было эпатировать общество.

Мы придумали панк-культуру. Мы до сих пор торгуем придуманной одеждой. У каждой моей вещи должен быть свой характер, своя история, чтобы возникало ощущение ностальгии. Именно так себя выражает человек. Моя одежда – вне времени.

Телерепортаж: дама Вивьен Вествуд – женщина, чья популярность в мире не знает границ. Она само воплощение британской моды.

Андреас Кронталер: Вивьен – это модельер, общественный деятель и просто человек. Мне она как человек нравится больше всего. Это любовь. И с годами она становится все крепче. Мне в ней нравится все: волосы, запах, каждый миллиметр ее хрупкого тела.

Вивьен: самый большой комплимент, который я могу сказать Андреасу – с ним мне лучше, чем без него. Я согласилась преподавать, поехала в Австрию. Мне были нужны деньги. Там я встретила Андреаса. Потом он с группой студентов приехал в Лондон, я его пригласила на свой показ. Он сразу стал высказывать свои замечания. И остался работать вместе со мной над новой коллекцией.

Андреас вспоминает: я спал прямо в мастерской, на леопардовой шкуре. Иногда меня блохи кусали. Но там была романтика. Я находил в мастерской старую одежду, наряжался в нее, гулял в таком виде по улицам. Я был просто не седьмом небе. В Вену я так и не вернулся.

Андреас с места в карьер стал давать указания, говорить, что и кому нужно делать. И делал это с огромным жаром. Сначала люди спрашивали: да кто он такой? Потом поняли, что это настоящий талант.

Джо Корр, сын Вивьен: я сначала подумал, он по виду такой типичный гей. Но теперь я знаю, что за все годы, которые он провел с мамой, я мог быть за нее спокоен. Он делал все, чтобы ей было хорошо, он о ней всегда заботился. Для меня это большое облегчение.

Вивьен: к панкам люди относились плохо. Мы же подрываем их устои, мы их уничтожить хотим! А это был просто протест молодости против старости. Я тогда поняла: это никакая не борьба со строем. Это борьба за рынок, за его нишу. А еще это была проверка британской демократии на прочность: смогут ли молодые люди в такой форме выражать свой протест.

Сотрудница музея Виктории и Альберта: это невероятный комплект из коллекции «Пираты». Вивьен тогда экспериментировала с костюмами разных эпох. Коллекция получилась невероятно радостной, получился такой ответ на панковскую чернуху. У тканей такие расцветки и рисунок, что костюмы могут носить как мужчины, так и женщины.

Вивьен: я не считала себя модельером. Просто знала, что я – талантливый человек. Но потом поняла, что могу продавать свою одежду. Я не хотела уходить в андеграунд. Малькольм занимался музыкой, я его уважала. Но потом поняла, что переросла его. В интеллектуальном плане он мне безумно надоел. Развод был просто ужасным. У Малькольма наступил период дикой злобы. Он поехал в Лос-Анджелес, стал кинопродюсером. Такой, знаете, мистер Крутые Яйца.

Мы с Андреасом работаем вместе. Он берет на себя половину работы модельера, а это – очень широкий круг задач. Я ему нужна, я для него – эталон. Или, лучше сказать муза.

Ассистент компании ПеппеЛорфайс. Я в компании с 2010 года. Я думал тогда, Вивьен то, Вивьен се… А они работают на равных. Причем особым образом, по старинке, руками прямо на человеке. Но так и работают настоящие модельеры.

Андреас: большую часть времени я недоволен результатами нашей работы, хотя есть и счастливые дни. Это очень тяжелая работа.

Карло Д'Америе, генеральный директор компании Вивьен Вествуд: я познакомился с Вивьен на показе в Париже. Тогда это было очень престижно. Она в Париже была первый раз. Я подумал: вот еще одна клиентка. Приехал к ней в Лондон, прихожу в ужас. Боже, это панки! Хотел уехать, но буквально за секунду принял решение. Компания была абсолютно развалена. Но ничего: будем работать. Я постарался использовать свои связи в Италии, производственные процессы мы перенесли туда.

Вивьен: в Италии было все производство, я там работала в мастерской.

Модельер Белла Фрейд: мне было 22 года, я работал в Риме. Я помогала Вивьен с показами в Париже. Иногда мы дошивали вещи буквально в последнюю минуту, но они получались безумной красоты. Такое чувство сопричастности возникало! Просто чудесно!

Карло: я искал спонсоров. Меня вывели на Армани. А он тогда был в мире моды – как Папа Римский. И он согласился нас продюсировать. Это стоило примерно 350 тысяч фунтов в год. Большие деньги по тем временам.

Вивьен: Карло нашел для нас отличное предложение, но тут Малькольм словно взбесился. Я про него тогда и думать уже забыла. Он говорит: это наше совместное предприятие, вы не можете работать с этой женщиной. Вы разоритесь, я вас по судам затаскаю. И контракт ушел. Все лопнуло, мы вернулись в Англию в 1985 году. Денег нет, берем взаймы у всех родственников.

Вивьен шьет вещи на машинке, сдает их в магазины. Пришлось начинать с нуля. Была открыта мастерская, там не было света, приходилось работать при свечах. Постепенно Вивьен начала набирать людей, а было время, когда у нее был всего один сотрудник. Потом появился МюррейБлветт, теперь – старший дизайн-менеджер компании.

Вивьен: у меня был успешный старт. Так бывает. Новеньким интересуются, чего-то ждут. Но потом он приедается. Так себя ведут британские СМИ.

Архивная запись. Идет показ новой коллекции Вивьен Вествуд «Машина времени». За кадром раздается хохот зрителей.

В кадре их не видно. Но там собрались в основном люди, которым за 80 лет.

Ведущая: вы сделали эту одежду не для того, чтобы людей на посмешище выставить, а, чтобы сделать людей привлекательными и красивыми? Да. Вы не расстраивайтесь.

Модель Сара Стокбридж, подруга Вивьен: меня тогда всю трясло. А ей было насрать. Говорит: это лучшая реакция с панковских времен. К ней иногда относились, как к клоуну, но не считаться с ней было нельзя.

Вивьен: не помню, когда, но компания стал приносить прибыль. И сейчас она стал слишком большой. Я не хочу выпускать вещи, которые мне не нравятся, но я не знаю, кто за это отвечает. Еще хорошо, что была примерка, а то бы я этого не узнала. Необходимо уменьшать ассортимент, чтобы не превращать все в дешевку и халтуру.

Мюррей знакомит Вивьен с Марсией. Она отвечает за продажу коллекции. Компания расширяется, и теперь Вивьен не может просто нажать кнопку и все остановить. У нее существуют обязательства перед людьми, которые на нее работают.

Вивьен: я не знаю, что от меня нужно всем этим маркетологам, но иногда они такую чушь несут! Это просто вредительство.

Церемония вручения награды «Лучший модельер года – 1990». Награждается Вивьен Вествуд. Она никогда не нравилась модной индустрии, даже когда поднялась. И ходить на эти церемонии, когда награждали кого угодно, но только не ее, было чистой мукой.

Кадры интервью с экспертами: у нее нет идей, у нее отсутствует философия. А в 1991 году – снова побеждает Вивьен. Такое случилось в первый раз за всю историю этой награды: два года подряд не побеждал до Вивьен никто. Понадобилось 20 лет, чтобы фэшн-индустрия признала Вивьен.

Вивьен: мы стали зарабатывать по-настоящему большие деньги, открыли свой магазин в престижном месте.

Телевизионный репортаж: сегодня к организации Гринпис присоединилась дама Вивьен Вествуд. Она находится на борту судна «Эсперанца», которое дрейфует к югу от Северного полюса с целью исследования воздействия климатических изменений на экологическую ситуацию.

Вивьен: шесть или семь лет назад я прочитала статью, где утверждалось, что к концу XXI века на Земле останется только один миллиард жителей. Это стало для меня настоящей психологической травмой. Я поняла, что рост потребления ведет к экологической катастрофе и вымиранию человечества. И теперь для меня самое главное дело – защита Земли.

Экологи заказывают в мастерской компании растяжки для митинга.

Андреас: ей нравится, чтобы в одежде была идея. А мне кажется, что главное – чтобы одежда была красивой. Но я с ней ничего поделать не могу.

Вивьен: наш главный враг – прогнившая финансовая система. Она как гидра. Единственный способ ее победить – перейти к «зеленой» экономике.

Теперь Вивьен вся в экологической революции.

Вивьен выступает на экологическом митинге: что происходит с нашей планетой!

Вивьен: Андреасу сейчас трудно, он очень устает, а от меня нет никакой помощи. Он очень вымотан.

Карло: модный бизнес один из самых жестоких. И я горжусь, что компания Вивьен Вествуд одна дружная семья. Мы представлены во всем мире: в Америке, Евразии, Африке. Только в Индии у нас 120 бутиков. Мы обеспечиваем работой 400 человек. И мы ни от кого не зависим. Остальные бренды принадлежат большим корпорациям, а над Вивьен нет никого, никто не может дать ей указания. Но за свободу надо платить, из-за этого приходится работать в три раза больше.

На показах коллекции Вивьен Вествуд всегда безумный макияж, но надо думать и о продажах. Поэтому после показа новой коллекции идут презентации для менеджеров из Парижа, Нью-Йорка, Китая, Тайваня, Японии.

Презентация для менеджеров. Вивьен: я решила, что эта компания будет продавать только то, что нравится мне. Мы слишком быстро развиваемся, количество идет в ущерб качеству.

Андреас: а где менеджеры по продажам этой коллекции? Наверное, Вивьен уже все сказала.

Вивьен: мне очень нравится коллекция, все выглядит замечательно. Нам пришлось снять с показа только две вещи.

Андреас (тихо): все ужасно сырое.

Андре Лин Тэлли, редактор модного журнала: она живет чем-то большим, чем показ одежды, я считаю ее верхом элегантности. И я надеюсь, что во время открытия своего бутика в Нью-Йорке она останется дома и будет работать над докладом о глобальном потеплении и капитализме. Ведь ее беспокоит судьба всей планеты.

Вивьен: я прошерстила всю компанию, сколько же барахла мы продаем!

Модель КейтМосс: у них показы просто шик, шампанское рекой, мы то в нарядах, то голые, просто дух захватывает.

Наоми Кэмпбелл: когда я во время показа упала с высоких каблуков на подиуме, у нас с Вивьен получился потом рекламный ролик страховой компании.

Фрагменты красочных показов коллекций от Вивьен Вествуд.

Кристина Хендрикс: это всегда провокация, красота, достоинство

Памела Андерсон: она уникальна!

Джо, сын Вивьен: она единственный панк-рокер.

Вивьен: честно говоря, мне наплевать, кто все это будет слушать.

Оформить подписку