Назад

Фильм Неизбранные дороги

The Roads Not Taken
Развернуть трейлер
4,4
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Один день тяжелобольного отца Лео и его взрослой дочери Молли. Психическое состояние Лео нестабильно, и ему кажется, будто он одновременно проживает несколько параллельных жизней. Лауреат премии «Оскар» Хавьер Бардем, Эль Фаннинг, Сальма Хайек и Лора Линни в драме «Неизбранные дороги» британского режиссера и сценариста Салли Поттер. Премьера фильма состоялась в конкурсной программе Берлинского фестиваля-2020.

Верная и терпеливая дочь Салли ухаживает за своим стареющим отцом Лео, у которого прогрессирует деменция. Салли возит его по врачам, помогает ему справляться с рутинными делами, безуспешно пытается вести с ним диалог. Он почти не реагирует на происходящее вокруг и мало двигается. Он путешествует. Физически находясь взаперти, под чужим присмотром, Лео в собственном сознании погружается в другую реальность. А точнее – в разные реальности. Его фантазия становится точкой пересечения нескольких параллельных жизней. В мыслях он снова рядом с давней возлюбленной в Мексике или на греческом острове, где работает над книгой. Лео видит свое прошлое и альтернативные варианты своей судьбы, выбирая сразу несколько путей. Это то, что он не смог в реальной жизни, – да и никто не сможет.

Ценителям атмосферных драм-головоломок с сильной актерской игрой предлагаем посмотреть онлайн фильм «Неизбранные дороги».

Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Молли не может дозвониться до Лео, своего отца. Тот не берет трубку. Вместе с приходящей сиделкой Ксенией Молли заходит в квартиру отца, которая расположена рядом с линией надземки. Лео лежит в постели. Он не помнит о том, что нужно отвечать на телефонные звонки, нажимать на кнопку домофона. Молли говорит Ксении, что должна отвести отца к дантисту, а потом к окулисту. Молли отвечает на телефонный звонок с работы: нет, я пока не могу, перезвоню попозже.

Лео лежит в постели. Рядом Долорес. Лео: мы не можем поехать вместе.

Молли: кто такая Долорес? Я поеду с тобой.

Долорес говорит Лео: так ты меня бросаешь?

Ксения говорит, что в комнате душно. Надо отворить окно. Она делает уборку.

Лео сидит в кофе на морском причале. Он просит хозяина кафе Микаэля налить ему стопку. Так рано? Так вы сегодня не работаете? Лео: писатель всегда работает. У него вся работа – вот здесь. Лео приставляет палец ко лбу. Он садится за столик, достает блокнот и ручку.

Молли усаживает отца в такси. Так ты готов к визиту к дантисту? Откроешь рот – вот так? Оба смеются.

Лео в кабинете стоматолога. Рядом сидит Молли. Врач: он что-то понимает? Молли: он все понимает. Прополощите рот. Папа, не надо это пить! У Лео происходит недержание. Молли отводит его в туалет, снимает с отца брюки, отдает ему свои.

Лео говорит Долорес: то, что ты делаешь, не поможет ни мне, ни тебе. Долорес собирает вещи и выходит из дома. Она садится в машину и уезжает. Лео бежит за ней, кричит. Долорес тормозит. Лео садится за руль, они уезжают от дома.

Лео сидит в кафе на набережной. За соседний столик садятся две девушки-туристки. Лео обращается к ним: вы мне поможете? Какие концовки романов вам нравятся? Я писатель. Одна из девиц: а о чем выпишете? Лео: человек проделал долгий путь и оказался на острове. Он должен решить, вернуться ему домой, или нет. Может быть, семья его уже не ждет. Девушка: а долго его не было дома? Лет 20. Тогда без шансов, поздновато.

Долорес говорит Лео: теперь надо налево, на мост. Зачем туда? Долорес: я всегда здесь сворачиваю, надо положить цветы. Лео резко тормозит и выходит из машины.

Лео открывает дверцу такси и выходит из машины на ходу. Он падает, разбивает голову. Таксист: вызвать скорую? Молли: да.

Долорес уезжает. Лео идет по дороге, тормозит попутный грузовик, размещается в его кузове на початках кукурузы.

Лео на каталке везут по коридору больницы. Он проходит обследование МРТ. Доктор говорит Молли: обнаружены очаги атрофии в лобных долях. А с черепом все в порядке, небольшая ссадина. Молли спрашивает отца: маму позвать? Я могу позвонить.

В больницу приезжает мать Молли – Рита. Молли: он все время говорит о какой-то Долорес, о сыне. Рита: он всегда хотел сына. А Долорес – его первая любовь, еще с детства. У них был созависимый кошмар. Лео: прекрасный кошмар.

Рита говорит Лео: очнись, тебе пора домой. Лео: с тобой? Рита: нет, мы с тобой давно в разводе. Может быть потому, что я стала успешней тебя и мы не смогли этого пережить. Но мы друзья, как это называют. У меня другой муж. Ты с ним знаком, вы встречались на вечеринках. Ты живешь в страшной дыре один. Таков твой выбор. И твоя дочь этот выбор уважает. Но доктор сказал, что пришло время… Лео нюхает волосы Риты. Та спрашивает: красивые? Нет. Хоть бы раз соврал! Молли: нам пора к окулисту. Рита: справишься? Я могу поехать с вами. Лео зовет: Нестор! Молли: твой пес умер. Рита: он теперь в собачьем раю. Может быть, дать ему успокоительное? Молли: почему – он? Будто его здесь нет. Рита: а разве он – есть?

Лео взбирается на вершину холма, где стоят девицы-туристки. Вы нас преследуете? Нет, просто мы не окончили разговор. Лео спотыкается и падает. Одна из девушек помогает ему подняться. Лео: вы мне напоминаете мою дочь. И часто вы с ней видитесь? Нет. Я ушел от них с ее матерью, когда она была еще совсем крошкой. Мне пришлось выбирать: работа или вечный шум, пеленки. Надо идти на жертвы, раз ты – писатель. Значит, вы променяли дочь на книгу? Выходит, что так.

Молли привозит отца в магазин. Мы купим тебе и мне другие брюки. Молли отвлекается на телефонный разговор: но ведь это только сегодня! Я справлюсь. Погоди, ты сможешь перезвонить через пару минут. Молли ищет отца. Она видит, как он прижимает к груди собачонку. К нему бежит толстая женщина: он украл мою собаку! Мексикашка, убирайся в свою страну. Подбегает охранник. Лео не хочет отдавать собаку: Нестор! Молли: он мой отец, он не в себе! Он перепутал собак! Охранник валит Лео на пол.

Молли покупает брюки себе и отцу. Они надевают обновки в туалете.

Лео и Молли в кабинете окулиста. Тот просит Лео прочитать буквы в таблице. Он с нами?

Лео и Молли спускаются в лифте. Молли: этот окулист такой грубый! Лео: где мой Нестор? Молли: он болел, его усыпили. Лео: убить больных людей? Молли: людей – нельзя.

Звонит телефон Молли. Мне очень жаль, но я не могла перезвонить. Да, я все понимаю. Окончив разговор, Молли плачет: вот сука!

Молли говорит Лео: прости, папа, но я не могу больше притворяться. Я не понимаю твоих слов. И я сегодня лишилась очень важной работы. Мне придется сделать трудный выбор. Она усаживает Лео в такси, привозит его домой. Их встречает Ксения. Молли прощается с отцом, тот начинает плакать. Ладно, я останусь с тобой на ночь.

Лео видит, как девушки-туристки садятся в катер и отплывают к круизному лайнеру. Ночью Лео садится в лодку, гребет по направлению к лайнеру. На верхней палубе корабля туристы веселятся и танцуют. Лайнер уходит в открытое моря, Лео пытается его догнать, но скоро оказывается в море совсем один. Он ложится на дно лодки и засыпает. На следующий день его находят рыбаки.

Ночью Лео встает с постели и выходит на улицу. Он садится в метро, приезжает на набережную. Там он бродит среди пакгаузов, заходит в гараж. Таксисты пытаются выяснить, где он живет. Лео не говорит им ничего внятного. Надо вызвать полицию.

Молли просыпается, обнаруживает исчезновение отца, выходит на улицу, пытается найти Лео. Она возвращается в квартиру, звонит матери: я не знаю, что мне делать. Это я виновата, я должна была его услышать. Он теперь на улице, бродит где-то босиком!

Лео приходит на кладбище. На украшенных цветами могилах зажжены свечи, повсюду люди. К Лео подходит Долорес. Она говорит ему, что этой ночью можно поговорить с их погибшим сыном. Посмотри, сколько здесь людей, именно сегодня можно услышать умерших. Лео: я ничего не слышу. Долорес: но лучше не слышать, чем жить с понимание того, что его вообще нигде нет. Лео плачет, проклинает себя за то, что отправил мальчика в школу одного, а его потом сбила машина. Как бы я хотел встретить этого проклятого шофера и разбить ему голову. Лео ложится на могилу, плачет: здесь должен лежать я, мой любимый сыночек! Он обнимает Долорес, они вместе ложатся на могилу сына, засыпают.

В гараж приезжает полицейский. Сэр, вы знаете, где вы живете? Лео: дома. Полицейский забирает Лео.

Молли звонит матери: его нашли. Я везу его домой.

Молли приводит отца в его квартиру. Лео: куда бы я не шел – всегда там, на острове. Но ты там не всегда. Молли: я это знаю. Но ты – мой папа. Мама говорила, что ты уехал в Грецию на остров, чтобы писать там книгу. Ты приехал на остров, передумал и вернулся обратно. Лео: это ради тебя. Молли: спасибо. И неважно, что вы потом с мамой разошлись. Но у меня тоже есть работа, мне нужно создавать интересные истории. А для этого я должна постоянно ездить. Лео: я тоже был в разных местах. Молли: я стараюсь понять тебя, увидеть то, что ты видишь, твоими глазами. Но как бы далеко ты не ушел – ты все равно остаешься собою. Ты – это всегда ты.

Молли, сидя рядом с отцом, видит, как Молли надевает пальто и выходит из квартиры.

Знаете ли вы, что

  • Для Поттер тема этой истории была очень личной – ее младшему брату Нику в 2010 году врачи диагностировали фронтотемпоральную деменцию. Режиссер и ее родственники ухаживали за больным более двух лет, однако болезнь прогрессировалаи юноша скончался. Для Поттер трагедия стала также источником вдохновения.
  • «В определенный момент мое понимание душевного здоровья кардинально изменилось, – признается Поттер. – Я поняла, как психика влияет на физиологию, на что способен человек с психическими отклонениями и главное–какое счастье быть здоровым человеком». Прислушиваясь к словам брата, Поттер в какой-то момент поняла, что кажущаяся бессмыслица напоминает поэзию: «Это заставило меня задуматься, что же именно происходит с человеком, когда он, что называется, выпадает из реальности, будь то симптомы депрессии, шизофрении, аутизма или какой-то формы деменции».
  • Идея начала формироваться сама собой вокруг главного героя, который страдает от лобно-височной деменции – точно такой же формой, которую когда-то нашли у Ника Поттера. Болезнь у Лео, как и у Ника, диагностировали еще в юношестве, хотя Салли Поттер утверждает, что не копировала персонажа со своего брата. Личностная основа сценария со временем стала более универсальной. Появилось кое-что еще: ведь все мы рано или поздно задумываемся о том, правильным ли был тот или иной выбор в нашей жизни. «Что если бы я остался с тем человеком, а не бросил бы его? Что если бы я эмигрировал? Что если бы я выбрал иной путь на развилке – куда бы он привел меня сейчас?», – размышляет режиссер и сценарист. В одночасье обе темы сошлись воедино в персонаже Лео. «Лейтмотив фильма заключается в предположении: когда мы принимаем судьбоносное решение, то какая-то часть нас, возможно, продолжает идти по другому пути, который мы не выбрали», – объясняет Поттер. Ничего удивительного в том, что работа над столь амбициозным сценарием потребовала времени. «У меня ушло на это почти пять лет», – улыбается Поттер. За эти пять лет она успела снять другой полнометражный фильм –комедийную драму "Вечеринка". Сценарий картины неоднократно перерабатывался, появлялись новые идеи и повороты сюжета, чтобы все действие уложилось в 24 часа (Поттер поставила перед собой такую задачу – вся история должна ограничиваться одними сутками). «Это было непросто, – вспоминает она. – Трудно рассказать историю о человеке, который перемещается на огромные расстояния и возвращается обратно, а затем задается вопросом: «Кто я?» И все это нужно было как-то уложить в 24 часа».
  • Уже в процессе работы над сценарием Поттер понимала, что фильм дойдет до широкого проката только если все альтер-эго Лео сыграет харизматичный актер, способный привлечь и удержать внимание зрителей. «Этот актер должен был гармонично смотреться в любом из проявлений личности Лео», – объясняет Поттер. Во время работы над черновым вариантом сценария, Салли не держала в уме какого-то конкретного актера. «У меня ушло немало времени, чтобы понять, кого бы я хотела видеть в этой роли», – смеется режиссер. Ситуация изменилась, когда проектом заинтересовался Хавьер Бардем. И кинематографисты, и зрители хорошо знакомы с талантом актера, который за свою карьеру сыграл множество самых разноплановых ролей. Ему покорились и амплуа кубинского поэта и романиста Рейнальдо Аренаса в фильме Джулиана Шнабеля "Пока не наступит ночь" (за которое Бардем был номинирован на «Оскар»), и роль жестокого Антона Чигура в современном вестерне братьев Коэнов "Старикам тут не место" (за которую актер получил «Оскар»). Однако роль Лео была сложна даже для такого профессионала, как Бардем. Ему предстояло одновременно сыграть сразу несколько личностей. «Эта задача оказалась не из легких, – с улыбкой признается Бардем. – В одном человеке уживается сразу несколько. Это различные ипостаси Лео: одна более эмоциональная, другая – вдумчивая. Живущий в Бруклине Лео кажется человеком неорганизованным и неконтролируемым. И лишь истории, вписанные в сюжет, помогают понять, кого же он представляет собой на самом деле». Сценарий заинтересовал Бардема, хотя и заставил понервничать. «Я хорошо прочувствовал историю. Было страшновато, но с другой стороны такие роли – подарок для актера. Сыграть сразу несколько разных характеров, собранных в одном человеке, – серьезное испытание. Кроме того, это огромный риск, – со смехом вспоминает Бардем. – Но с другой стороны, и награда соответствующая. Появляется возможность обратиться к аудитории, предложить зрителю задуматься, что было бы с ним, если бы он сделал иной выбор? Очень интересно работать над ролью, которая должна не только развлекать зрителя, но и обладает интерактивными свойствами. Это несложно, когда имеешь дело со столь качественным материалом, как сценарий фильма».
  • Поттер не могла поверить, что Бардем согласился играть роль Лео. «Хавьер – невероятно харизматичный человек, – говорит она. – От него трудно оторвать взгляд. Брутальная внешность в нем сочетается с уязвимостью и ранимостью. Я с удовольствием внесла в сценарий правки под характерные особенности Хавьера и с восторгом наблюдала за тем, как камера фокусируется на его выразительном лице». Впрочем, не в меньшей степени Поттер оценила и то, что актер согласился на роль по достойным причинам. «Меня не могло не радовать, что Хавьер так серьезно отнесся к сценарию, – признается она. – Его привлекала не масштабность роли. Единственное, о чем он переживал, сможет ли он сыграть эту роль правильно? Такой подход требовал серьезной подготовительной работы». Работа над любым фильмом является коллективным творчеством. Это как нельзя лучше доказывает сотрудничество Салли Поттер и Хавьера Бардема. Задолго до начала съемок они часто встречались в Мадриде, чтобы обсудить детали предстоящих съемок. Параллельно Бардем проводил собственное исследование интересующей его темы психических заболеваний. По его словам, он отнюдь не сразу проникся сценарием. Поначалу ему казалось, что Лео страдает от болезни Альцгеймера, и он сам был слишком молод, чтобы играть эту роль. «Потом я понял, что фронтотемпоральная деменция–совершенно другое заболевание, – объясняет Бардем. – Я начал изучать историю этой болезни и был поражен тем, как много молодых пациентов с этим диагнозом». «С другой стороны, это помогло мне лучше понять историю, – продолжает актер. – Я осознал, как последствия этой болезни могут погубить молодость. Если больной активен, импульсивен и физически силен, сиделке намного труднее остановить его, помешать ему навредить самому себе». В Испании Бардем заручился поддержкой специалистов Ассоциации по изучению фронтотемпоральной деменции. Бардем проникся трогательными историями сиделок и членов семей заболевших. «Для них невыносимо видеть, как искажается речь близкого человека, как подводит память, как нарушается моторика, – говорит актер. – В то же время меня воодушевляла любовь, которой были окружены эти люди. Трудно было не заметить, сколь многим они были готовы пожертвовать».
  • Съемочный период фильма продлился всего 26 дней. Интерьерные сцены снимались преимущественно на студии 3 Mills на востоке Лондона, а экстерьерные – на натуре в испанском городе Альмерия (кинематографисты выдали его за Мексику и Грецию) и в Нью-Йорке. Учитывая столь сжатые сроки для работы над таким амбициозным проектом, слаженность закадровой команды оказалась крайне важной. С некоторыми специалистами Поттер работала впервые – они предлагали новые творческие решения. С другими, такими как художник-постановщик Карлос Конти, режиссер работала много раз. Были и такие, с кем Поттер работала лишь единожды, такими как известный оператор Робби Райан, который в 2012 году снимал драму БОМБА. Его инновационный подход к съемке сделал фильм еще более необычным. «Мне очень нравится работать с Робби, – признается Поттер. – Со многими у нас наладилось идеальное взаимодействие, мы понимаем друг друга практически без слов. Это существенно ускоряет рабочий процесс. Я могу сказать Карлосу: «А вот думаю…», а он мне: «Ага! Уже сделано». И он безошибочно угадывает, что я хотел сказать. То же самое и с Робби. Я поворачиваюсь к нему: «Может быть, попробуем…», а он: «Да, да! Я уже меняю объектив». Мы видим историю одинаково, и когда мне выпадает шанс поработать с такими профессионалами, как Карлос и Робби, их талант помогает сделать историю еще более интересной». У зрителей не должно возникнуть сомнений в том, что каждая из жизней Лео настолько же реальна, насколько и прочие. Однако эти жизни умещаются в небольшой квартирке с одной спальней в бруклинском доме рядом с метро. Забота о Лео – беспокойное дело, требующее большой эмоциональной отдачи. Эта работа ложится на плечи его дочери Молли (Эль Фаннинг), которая вынуждена отодвинуть карьеру журналистки на второй план, чтобы позаботиться о отце. Поначалу она просто помогает ему передвигаться по городу: сопровождает к стоматологу, к окулисту. Однако по мере развития сюжетной линии героиня понимает, что ее отец в буквальном смысле где-то витает. Она чувствует, что должна помочь ему вернуться и найти самого себя. «Отношения отца и дочери ключевые в этом фильме, – считает Бардем. – Отец затерялся где-то в пространстве и времени, и дочь никак не может до него достучаться. Однако постепенно она начинает понимать, где он находится. Кроме того, только у нее получается хоть как-то поддерживать связь с ним».
  • Кастинг актрисы на роль Молли имел для фильма столь же большое значение, как и выборисполнителя главной мужской роли, и Поттер понимала это. С Бардемом режиссер прежде не работала, а идеальную Молли ей удалось подобрать из актрис, с кем прежде уже встречалась. Эль Фаннинг снялась в фильме "Бомба", когда ей было всегда 13 лет. Многие критики называли эту роль судьбоносной в карьере актрисы. «К тому времени Эль уже снималась в кино, но мне кажется, что почву под ногами она обрела именно на съемочной площадке фильма "Бомба", – отмечает Поттер. – В Фаннинг есть неутолимый творческий голод, и она очень тонко чувствует связь, которая налаживается между актером и режиссером на съемках – некий симбиоз. Какие-то мысли режиссер вкладывает актеру, что-то актер предлагает режиссеру, что-то мы обсуждаем и добавляем вместе – это своеобразный постоянно обновляемый круговорот идей, который трудно себе представить. Мы с Эль отлично сработались и хорошо понимаем важность такого творческого подхода». Фаннинг возвращает комплимент, заявляя, что Поттер стала для нее источником вдохновения. «Салли – одна из тех, кого я искренне люблю, – говорит актриса. – Мы знакомы уже семь лет, так что с уверенностью могу заявить, что она по-настоящему удивительная. Мне кажется, мы были знакомы и в прошлой жизни. Она умеет выуживать из актеров такие характерные особенности, о существовании которых они сами не догадывались». Фаннинг восхищается Поттер настолько, что готова согласиться практически на любую роль, которую ей предложит режиссер. Кроме того, ей очень понравился сценарий и ее героиня. Актриса отдает должное девушкам, которые разрываются между работой, личной жизнью и заботой о близких, существуя без какой бы то ни было помощи со стороны. «Нетрудно заметить, что и сама Молли понимает, что забота об отце станет немалой частью ее жизни», – отмечает Фаннинг. Роль в фильме открыла перед актрисой новые профессиональные горизонты. «Лично я никогда прежде не играла ничего подобного, – признается Фаннинг. – Я видела фильмы про болезни, но картина на них совершенно не похожа. Это что-то совершенно иное, очень необычный подход к взаимоотношениям страждущего и сиделки, действительно вселяющий надежду. Ведь настоящий Лео никуда не делся, просто он видит то, чего не видят все остальные».
  • Хотя со времени съемок фильма "Бомба" прошло уже семь лет, Поттер и Фаннинг быстро восстановили обретенное тогда взаимопонимание. Но только на этот раз актриса была гораздо опытнее. «У Эль есть невероятная способность играть то, что ей не довелось пережить, – утверждает Поттер. – Она умеет эмоционально открываться. Больше того, она научилась контролировать этот процесс. Скажем, она может открыться непосредственно перед началом съемки сцены, а затем с такой же легкостью закрывается, смеется и радуется жизни. В фильме есть чудовищная сцена, после съемки которой Эль, как ни в чем не бывало, заявила: «Что ж, это бодрит!» Бардем также не мог не отметить профессионализма Фаннинг. Больше всего его поразило желание и умение актрисы импровизировать в кадре. «Эль была готова поддержать меня во всем, и это мне очень помогало, потому что главный симптом фронтотемпоральной деменции состоит в непредсказуемом поведении больного, – объясняет Бардем. – Мне было важно знать, что актриса, с которой я буду играть в сцене, примет эту непредсказуемость, поскольку я порой и сам не знал, что мне в голову придет. Эль отнеслась к моему пожеланию уважительно, что, разумеется, характеризует ее с самой лучшей стороны». По словам Фаннинг, важнее всего для выстраивания отношений их персонажей был выверенный баланс. С одной стороны, нужна была динамика реалистичных отношений отца и дочери, с другой – актеры должны были предоставить друг другу определенное пространство для творческого поиска. «Мы с Хавьером целенаправленно не обсуждали сцены заранее, – вспоминает Фаннинг. – Молли и Лео связывают очень теплые отношения. Мы не хотели много репетировать, как, наверное, делали бы на съемках любой другой картины, потому что реакция моей героини на поведение Лео должна была быть естественной. Для меня поведение Хавьера должно было стать полной неожиданностью и вызывать соответствующие эмоции». Фаннинг добавляет, что единственное, о чем следовало помнить, – никогда не выходить из образа героини. «Это было непросто, поскольку Хавьер настолько технично играл свою роль, что у меня волосы становились дыбом!» – признается актриса.
  • Трижды номинированная на «Оскар» Лора Линни сыграла запоминающуюся роль Риты, бывшей жены Лео и матери Молли. Рита сделала карьеру, снова вышла замуж и счастлива в браке. Она навещает Лео, когда тот оказывается в больнице с незначительной травмой. Сначала Лео по ошибке называет ее именем своей бывшей возлюбленной – Долорес. Это недоразумение, без сомнений, расстраивает Риту. Она сомневается, что дочь способна заботиться об отце, учитывая ухудшение его психического и физического состояний. Рита предлагает Лео всерьез задуматься о том, чтобы переехать в специализированную лечебницу. Получившей две премии «Золотой глобус» актрисе хватило всего нескольких напряженных сцен, чтобы всецело раскрыть сущность своей героини, показать весь спектр чувств, которые она питает к Лео, и сделать акцент на тех трудностях, которые разрушили их брак.
  • Неизбранные дороги" – интернациональный фильм, ведь душа Лео не ведает границ и рамок. Из Бруклина герой переносится в другую жизнь, в которой он здоров. Теперь он – семьянин в провинциальной Мексике. Мы понимаем, что он со своей женой Долорес (Сальма Хайек) прожил много лет и, как и прежде, они привязаны друг к другу. И все же ощущвем какой-то незримый барьер между ними, какую-то тайну и, возможно, даже драму. «Не хотелось бы раскрывать всех карт, – говорит Хайек, – но брак Долорес и Лео нельзя назвать счастливым. Супруги многое пережили, а кроме того, они кардинально отличаются друг от друга по характеру. Возможно, это стало причиной трещины в их браке». Хайек признается, что некоторое время раздумывала, стоит ли браться за эту роль, но вовсе не из-за недоверия к режиссеру. Актриса признается, что восхищается творчеством Поттер. Ее смущал сжатый график съемок – все сцены с Бардемом должны были сниматься в кратчайшие сроки. «Я стала защищать свою героиню, – объясняет Хайек. – Мне не нужно было больше экранного времени. Я просто не была до конца уверена в том, что за три съемочных дня успею создать образ реального человека». Отчасти ее сомнения развеяла Поттер, которая призналась актрисе, что не видит в этой роли никого другого. «В воображении Салли роль Долорес всегда играла я!» – с улыбкой замечает Хайек. Актриса и режиссер много беседовали о героине, а те многие часы, что были проведены в дороге, позволили Хайек отрепетировать свои сцены с Бардемом под руководством Поттер. «В конечном итоге я снималась всего три дня, – говорит актриса, – но этим трем дням предшествовали месяцы подготовительной работы».
  • Хайек и Бардему было несложно сыграть супружескую чету, поскольку актеры знакомы уже более 20 лет. «Мы хорошие друзья по жизнина самом деле, ведь он женат на моей лучшей подруге!» – улыбается Хайек. Впрочем, именно поэтому существовал и некоторый риск. «За все эти годы мы никогда не работали вместе, поэтому я, конечно же, волновалась, – продолжает актриса. – Хотелось верить, что столь напряженная история не испортит нашу дружбу». Актеры быстро нашли выход из неоднозначной ситуации. «Мы решили работать так, словно и не были друзьями, – говорит Хайек. – К съемкам мы относились, как два профессиональных актера». Импровизации на съемках в Испании, которую выдавали за Мексику, Поттер только поощряла. «Это был очень творческий процесс, – рассказывает Хайек. – Мне нравится обыгрывать сцену по-разному, и с некоторыми актерами это бывает не так просто. Кто-то не любит сюрпризов. Мы с Хавьером отлично сработались, потому что такой фантастический актер, как он, согласен на любую авантюру. Салли помогала со своей стороны хотя бы тем, что не кричала: «Стоп! Снято!», а продолжала съемку. Это замечательно, потому что иногда в самом конце сцены в голову приходит что-нибудь особенное!» Для XXI века история, в которой нивелированы все национальные границы и различия, особенно актуальна. «Меня это осенило, когда Хавьер согласился на роль Лео, – рассказывает Поттер. – Так мексиканская история Лео, живущего в Америке, заиграла новыми красками. Кастинг Хавьера на эту роль стал своеобразной демонстрацией того, какой стала Америка сегодня». «Можно сказать, что фильм рассказывает о множестве перекрестках, – говорит режиссер. – О линиях наших судеб и государственных границах, их пересекающих, о границах в отношениях между отцом и дочерью, между мужчиной и женщиной, о границах, разделяющих людей разных национальностей. Все эти линии и границы сходятся и пересекаются в жизни одного человека». Бардем убежден, что тема фильма будет актуальна во все времена, но особенно – в XXI веке. «Я состою из недостатков, – смеется актер, – но эта картина помогла мне понять главное – что бы вам ни говорили, мы все одинаковые. У нас всех одни и те же нужды, те же ценности, те же страхи. Простого озвучивания проблематики недостаточно, необходимо вносить политические коррективы. Можно построить самую высокую стену, но если человек голодает, если его семья в опасности, он полезет на эту стену».
  • Несмотря на то, что большую часть времени мы видим Лео в компании других персонажей, есть моменты, когда он остается наедине с самим собой. Особенно в третьей своей жизни. Бардему предстояло вжиться в образ писателя, который работает под плеск волн на одном из греческих островов. Вскоре он встречает двух девушек, одна из которых кого-то ему напоминает, но он никак не может понять, кого именно… Сцены снимались в испанском городе Альмерия. Одной из самых сложных для съемочной группы стала сцена, в которой Лео выходит в Средиземное море на хлипкой лодочке. Для Поттер и ее коллег съемки звезды телеэкрана в открытом море стали настоящим приключением, но лично для нее – очень приятным. «Я была рада сменить обстановку, – объясняет Поттер. – Мой последний фильм "Вечеринка" мы снимали на протяжении двух недель в павильоне. Тоже интересный опыт – выяснить, что можно успеть за столь короткое время. На этот раз мы вдоволь попутешествовали и по разным странам, и по разным сценическим амплуа главного героя. В любой работе есть свои сложности и нюансы, будь то промозглый Нью-Йорк, испанская жара или лондонская киностудия. Главное не останавливаться, и успевать за фильмом – тогда все получится». Логистика фильма действительно оказалась непростой. Впрочем, Поттер и в длительных переездах находила свои плюсы. Она использовала время, доводя сценарий до совершенства, чтобы быть абсолютно уверенной в материале. «Я работала над сценарием так долго, что могу с уверенностью заявлять – в нем очень продуманная структура с четкими переходами от одной истории к другой, – говорит Поттер. – Но это не три разрозненных истории, все они вплетены в единый сюжет». Творческий подход Поттер к работе оценили все актеры и другие члены команды. Если Фаннинг уже работала с режиссером до съемок фильма, то Бардему только предстояло найти с Поттер взаимопонимание. «Салли – невероятно умная женщина, – говорит Бардем. – Она очень трепетно относится к материалу, который этого требует. Кроме того, Салли хорошо понимает, через что проходит актер, вживаясь в роль – сомнение, страх, беззащитность, удовольствие, время на подготовку, вхождение в образ. Она все это знает не понаслышке, уважает все это и оберегает так, словно играет сама. Работать с ней очень приятно. Салли безмерно требовательна, но в хорошем смысле этого слова. Она пытается сделать так, чтобы мы проявили себя с самой лучшей стороны, и я бесконечно благодарен ей за это. Потому что если вы можете себе представить значимую для карьеры актера роль, то мне досталась как раз такая».
  • Для Бардема работа над картиной была очень насыщенной в эмоциональном плане. «В процессе работы над ролью я понял одну очень важную вещь, – говорит он. – Если нам кажется, что человек потерялся где-то в своем сознании, для него крайне важно то, где он потерялся. Даже если мы с вами не можем себе этого представить». Поттер начинала работу над сценарием, основываясь на собственном опыте, однако режиссер считает, что тема может заинтересовать многих зрителей. «У многих из нас есть родители, дяди и тети, братья и сестры или друзья, которые периодически витают в облаках, нам с вами недоступных, – объясняет она. – Возможно, они просто прожили дольше. Возможно, существует какая-то причина, почему нам этого не дано понять. Возможно, этому просто не придумали названия. Но ничто из этого не должно и не имеет права служить причиной игнорирования этого состояния». «Когда я взялась за сценарий, мне в голову пришла мысль: а что если где-то там, в забытьи, есть дверь в другой мир? – продолжает Поттер. – Что если это какая-то сверхчеловеческая способность? Надеюсь, зрители нашего фильма тоже озадачатся этими вопросами и подумают о тех мирах, в которых они сами могли бы оказаться, сделав в свое время иной выбор».
  • Оформить подписку