Назад

Фильм Потерянный остров

Развернуть трейлер
Поделиться
4,5
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Московский журналист Игорь Воеводин приезжает на отдаленный остров на Сахалине и попадает в загадочный мир, оторванный от остальной России, где у него появляется возможность начать новую жизнь. Драма «Потерянный остров» 2019 года, основанная на пьесе Натальи Мошиной «Остров Рикоту», стала полнометражным дебютом режиссера Дениса Силякова. Съемки проводились на Кунашире – одном из живописных островов Курильской гряды. Экономический обозреватель Игорь Воеводин, работающий в крупной московской редакции, получает непрошеное назначение в рубрику «В дальних уголках России». Недовольное им начальство отправляет Воеводина на малолюдный островок Рикоту где-то на Сахалине. Молодой журналист, привыкший к комфортной жизни, добирается до крошечного поселения, почти лишенного всех благ цивилизации. Знакомясь с местными жителями и суровой величественной природой, Воеводин открывает целый мир, обозначенный на картах одной скромной точкой. В этой «точке» Воеводин находит то, что не мог бы найти, путешествуя по большим городам. Он с удивлением обнаруживает, что замкнутые островитяне, не покидающие свой дом, уже не верят в существование Москвы, да и вообще остальной России за горизонтом. Фильм «Потерянный остров» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Москва. Игорь Воеводин паркуется, рассчитывается на платной стоянке, бежит в редакцию журнала. Он спрашивает у секретарши: планерка еще не закончилась? Заходит в офис. Там только главный редактор и его заместитель. Простите, Ростислав Владимирович, там просто дурдом с этими платными парковками, минут 40 кататься пришлось. У вас что-то для меня осталось? Главный редактор обращается к своему заму: у меня тут есть журналист, которого хочется послать куда подальше. Тот отвечает: понял, значит, у нас нашелся доброволец для написания материла в рубрике «Дальние уголки России». Но, Сергей Борисович, я же экономический обозреватель! Главный редактор: тогда, значит, его нужно просто послать. Нет-нет, я готов! Только скажите, с чего мне начать: Урал, Сибирь? Ты неправильно понял название рубрики. Закрой глаза. Главный редактор показывает на монитор, на котором высвечивается карта России. Ткни пальцем в экран. Воеводин исполняет это указание. Ага, вот тут Сахалин. А рядом – остров Рикота. А там хоть люди есть? Вот и проверишь заодно. Но я точно знаю, что там отсутствуют платные парковки. Так что ты на обратный рейс до Москвы не опоздаешь.

Дальний Восток. Воеводин наговаривает на диктофон: здесь кажется, что небо просто упадет тебе на плечи.

Матрос спрашивает Воеводина: это тебя на Рикоту везти? Да. Только капитан на хер тебя туда не повезет. Чего тебе там надо? Статью в журнал написать. Мы по графику туда через шесть дней идем. Чего так долго? Мне что, в Москву придется возвращаться?

Матрос напоминает капитану: если снова на Рикоту идти откажешься – начальство баркас под начало другому отдаст.

Баркас, на борту которого красуется его имя «Ракета», выходит в море. Воеводин падает, блюет за борт из-за сильной качки.

Баркас пристает к берегу острова. Капитан говорит Воеводину: я за тобой зайду послезавтра. Ты бы так не торопился, мне двух дней не хватит, я рассчитывал на неделю. Прогноз погоды плохой. Ты что, думаешь, тут тебе шведский стол и номер с душем? Такая погода стоит, что можешь на месяц застрять. Ладно, значит, поработаю плотнее, за два дня управлюсь. Ты только про это местным не говорит. Они очень уж гостей любят.

Баркас швартуется у берега. Капитан говорит встречающему: вот ваш журналист. Писать будет про вашу жопу мира.

Воеводин знакомится с встречающим его человеком: Антонов Юрий Степанович, начальник цеха переработки.

Капитан «Ракеты» спрашивает Антонова: когда рацию отремонтируете? А куда нам спешить? Я в следующий раз пограничников привезу, чтобы они вам с ремонтом помогли. Да ладно, не надо нас позорить, сами справимся. Ага, справились, уже полгода без связи. Скоро костерчики жечь на берегу будете.

Прощаясь с Воеводиным, капитан спрашивает: у тебя нож хотя бы есть? Нет. Путешественник херов! Вот тебе сигнальный набор. Тут есть сигнальная ракета. Он может пригодиться? Может быть. И поосторожней с местными. В каком смысле? Во всех. Воеводин сходит на берег.

Антонов провожает Воеводина. Тут у нас красоты необыкновенные, даже горячий источник имеется. Мы вас поселим в балке. А сколько вас всего на острове? 12 человек. Когда улов большой – мы его на соседний остров отправляем. Мы тут просто на подхвате. В балках электричество от генератора, мы его по вечерам даем. Но сейчас мы пойдем в цех, потом я вас заселю.

Воеводин спрашивает Антонова: а вы откуда родом? Издалека, из маленького городка. А куда вы ездите в отпуск, где отдыхаете? Здесь и отдыхаем.

Антонов приводит Воеводина в цех, где разделывают рыбу. Тот выскакивает на улицу, блюет. Антонов говорит: совсем вы там отвыкли от настоящих запахов. Воеводин извиняется: сорри! Ладно, тогда для интервью Александра Петровна к вам в балок придет, я хотел, чтобы вы прямо в цеху поговорили.

Мимо Воеводина пробегает женщина с тазиком, она сталкивается с журналистом и обливает его отваром для консервирования рыбы. Тот ругается: как я теперь одежду отстирывать буду? Антонов его утешает: будем считать это вашим крещением.

Антонов приводит журналиста к балку. Вот ваше жилье, электричество будет подано вечером, сможете включить калорифер. Вдовин спрашивает: у вас нет ручки? Я свою на баркасе потерял. А зачем мне ручка? Антонов уходит. К Вдовину подбегает мужик: ты на баркасе прибыл? Денег не подкинешь? На водку? Нет, на билет. Куда – билет? Куда-нибудь. Понятно: билет туда, не знаю куда. Слушай, дай денег. Можешь крест мой купить, он серебряный. Раздается звук колокола. Мимо идут местные жители. Воеводин спрашивает мужика: куда это они? Водоросли раздают.

В дверь балка, где расположился Воеводин, стучат. Входит Александра Петровна. А газету твою много читают? Сейчас поговорим, только диктофон включу. А в эту коробочку все интервью влезет? Там что – много маленьких кассет? Нет, там цифра. Я не знаю, как это объяснить. А что тут за водоросли вам раздают? Это наше главное пропитание, вот нам его раз в три дня и раздают. Это и овощи, и фрукты, и конфеты, и медицина. Поэтому мы тут не болеем. И у тебя через три дня все пройдет. И по мужской части – если что есть – все нормализуется. Мы тебя еще угостим.

Воеводин: а вы чем занимаетесь? Я работаю обработчицей морского зверя. Тружусь уже десятый год. Что это за зверь такой? Да у нас тут тюлени. И что вы с ними делаете? Срезаю и отмачиваю сало, печень, мажу все солью. Потом закладываем все на прессАх, шкуру отжимаем. Затем беремся за шквары и баткаку. А это что за звери? Так зверь у нас один – тюлень. А от него уже – шквары и баткака. Это части тела? Какого тела? Я же говорю – тюлень. А я и спрашиваю: это части тюленьего тела? Ты чего мне сейчас такое говоришь? Вот когда мужа моего Кольку водоросль утащила – тогда из воды тело вытаскивали. А это же – тюлень! У него – туша! Ладно: части тюленьей туши. Вот теперь ты молодец, а то – тело. Скажи еще труп. Труп тюленя! Работа сложная? Нормальная работа. Вот когда я сюда попала 15 лет назад, тогда на переработке рыбы трудно было. Хотя, может, это все с непривычки. А вам рыбу есть тут еще не надоело? И что, мы тут гольным воздухом питаться должны? Едим, еще как ее едим. И тебя угостим, и рыбой, и мясом нашим. Ты тюленину не пробовал? Нет. Вот вкуснота! Как говорил мой муж Колька: океан – он всех прокормит. Главное в него не срать, а то вместе с говном смоет. Только такие слова, наверное, в газету нельзя. Ладно вечером тебя угостим. Наверное, я откажусь. Я по телевизору тюленят видел. У них глаза такие! Это серьезно? Но вы ведь не стали бы собачатину есть?

А как вы сюда попали? Может быть, тут родились? Нет, тут все откуда-то приехали, просто забыли откуда. Вы сказали, что водоросли вашего мужа прибрали. Просто он забыть не мог.

Стук в дверь. Заходит Анна, приносит для журналиста угощенье. Александра Петровна: это Анечка, наша мореводица, знакомьтесь. А что такое – моревод? Я специалист по морским культурам, по водорослям. Александра Петровна поднимается: ладно, Антонов сказал, будем вечерять все вместе. Увидимся. Ужин будет в твою честь.

Анна: вы на самом деле журналист? Да, я должен написать очерк про Рикоту. Хочу пофотографировать окрестности. Только вы близко к воде не подходите. А что там – акулы, крокодилы? Нет. Океан.

Воеводин бродит с фотоаппаратом по острову, снимает живописные скалы, грязевые гейзеры. Его останавливает человек с ружьем. Воеводин демонстрирует ему журналистское удостоверение. А вы – кто? Я Тимофеев. Присматриваю здесь за порядком. Воеводин просит разрешения посетить Восточный мыс и получает это разрешение.

Александра Петровна приходит на берег, где в выброшенном на берег баркасе обитает Людмила Селезнева. Ты за мной шпионишь? А ты помнишь, как девять лет назад приехала сюда? Топиться на берег регулярно бегала. Что, теперь думаешь с рыбаками обратно вернуться? Я уже взрослая девочка, а твой Коля, что, не ходил топиться? Ты что, с гостем хочешь сбежать? Даже и не думай.

На берегу океана Воеводин падает в ров. Он слышит голос Антонова: ты читать не умеешь? Тут же написано: посторонним вход воспрещен. Мы сюда гостей не пускаем, тут остались военные укрепления. Воеводин: а как тут у вас почта работает? Как обычно: письма с рыбками отправляем. Я хочу сам себе открытку отправить. Что, больше некому? Почему, просто традиция такая.

Воеводин выходит к морю, ловит в воде краба, потом зачерпывает воду, оказывается, это кровь мертвой рыбы. От неожиданности Воеводин падает в воду.

Воеводина отогревает в бане Анна. У нас тут врачей нет, так что лучше лечиться так. А почему вы приехали на Рикоту? Сам захотел в эту командировку. Для одинокого мужчины командировка в радость. Но я не одинокий. Женаты? Нет, просто мы решили отложить свадьбу. Это не вы решаете, это женщины. У нас все не очень просто. А у вас, Анна, дети есть? Нет. На Рикоте с этим не просто. Не знаю, будут ли они вообще. У меня не очень много времени осталось. А как вы здесь вообще остались? Водоросли. И вам здесь не скучно? Мне не до развлечений, я делом занята. А как же отпуск? Вы никуда не ездите? У нас тут особый мир, все остальное – одна видимость.

Александра Петровна зовет Воеводина на ужин. Антонов удивляется: а где же мясо? Без него стол вообще пустой. Александра Петровна говорит, что гостю не нравится местное мясо, для него тюленина – все равно, что собачатина. Да вы меня неправильно поняли!

Входит Людмила. Александра Петровна: я ты чего приперлась? Ишь, как вырядилась! А меня Антонов пригласил! У меня кое-что есть. Она ставит на стол бутылку. Ты не Руслан, случаем? А то я – Людмила!

Идет застольный разговор. Людмила спрашивает Воеводина: и какая эта Москва? Ну, там, Кремль, Красная площадь, все дела – столица нашей родины. Это большой город? 12 миллионов. Александра Петровна: а ты там всех знаешь? Как можно жить дружно, если не знаешь соседей? Да ты ешь, это наша Анечка из красных водорослей сделала, засолила. Воеводин: классно! Вещь! Я студентом водоросли ел – никакого сравнения. Так кто же их готовил? А тут – наша Анечка. Людмила: а тебя жена хорошо кормит? Я пока не женат. И чем она плоха? Мы все разобраться друг в друге не можем. Да ладно, я так спросила – для интереса. Воеводин обращает внимание на то, что Анна не пьет, предлагает ей пригубить стакан. Его резко обрывает Антонов: она у нас не пьет.

Входит Тимофеев: что за шум? Давай к нам, садись, не бухти. Александра Петровна: только пукалку свою за стол не бери. Тимофеев выпивает. Людмила: как он, без тоста. Александра Петровна: да он про себя, у него тост такой – особо секретный.

Людмила: давай еще про Москву. Тимофеев: да нет никакой Москвы, хватит нам водоросли на уши вешать. Воеводин: как это – нет? Я могу вам паспорт показать, там все записано, моя прописка. Тимофеев: так и на баркасе написано «Ракета». А это все равно баркас. А ты пей, эта штука на водорослях ядреная, но ты привыкнешь. Да некогда мне будет привыкать. Александра Петровна: за ним через шесть дней баркас придет. Тимофеев: и куда? Воеводин: в Москву. Людмила: я с него балдею, в Москву он поедет!

Анна ставит пластинку на проигрыватель. Воеводин спрашивает: вот вы отсюда никуда не ездите. Но ведь остров можно за два часа обойти. Анна: а мы тут дома, нам здесь хорошо. А на родину, к родным съездить? Да мы и так на родине. Я понимаю, вы на родине, в России, но я про малую родину говорю. Тимофеев: это что за Россия? Воеводин: шутка, повторенная дважды, уже не шутка. У вас и Москвы нет, и России. Александра Петровна: вот вы говорите – Россия. А вы сами ее видели, ездили? Конечно, я ведь журналист. И какая она? Ну, на севере Сибирь, на юге море. Вы что, моря не видели? Тимофеев: мог бы и поскладнее сочинять.

По острову бежит мужик, который просил у Воеводина денег на билет, он кричит.

Антонов провожает пьяного Воеводина до балка. Тот спрашивает: кто это кричит? Это у тебя в голове шумит. Нас тут всего 12 человек. Это у тебя в Москве 12 миллионов, а ты сам себе открытки шлешь, чудик. Ничего, поживешь тут, водоросли пожуешь, дурь из головы и повыветрится.

Анна приносит Воеводину завтрак. Уже 11, пора вставать. Как ваш очерк? Не очень. Что, наблюдения тянут только на маленькую заметку? Нет, просто мне нужно время. Я вам потом пришлю журнал, увидите, как я все красиво опишу. А вы оставайтесь здесь, мы с вами детей заведем. Ну, чего вас там в Москве ждет? Нелюбимая работа? Девушку вы свою не любите, да и она вас тоже не любит. Да шучу я! Воеводин: я хочу к Тимофееву зайти. Только не знаю, как он меня встретит. А вы ему скажите, что это я вас прислала. У него вчера лодка куда-то потерялась, наверное, течением снесло.А то бы он вас на рыбалку свозил. Да я на воде как-то не очень себя чувствую. Даже не знаю, как завтра на баркасе поплыву. Завтра? Вы же говорили – через шесть дней. Извините, так получилось.

Воеводин приходит к Тимофееву. Тот обитает в заброшенном доте времен Второй мировой войны. Тимофеев снова наставляет на Воеводина ружье. Вы по новой? Это не ты у меня лодку свистнул? Нет. Я пришел интервью взять. Вы откуда родом, а то мне никто об этом не говорит. Я скажу: с соседнего острова. Там РЛС стояла, я службу там нес три года. Потом меня одного оставили до демонтажа станцию охранять, рыбаки меня нашли. Мичманом я был. Уже на Рикоте меня Анна вытащила: я сильно от людей отвык. А ты мне скажи, когда война начнется? Так ведь XXI век, войны мировой точно не будет! А как без войны? Врешь ты все, у вас там война постоянно. Брехун! Воеводин: а как это вас на острове забыли? Так неразбериха была. А родные? Что – родные? Тоже забыли. Думаешь, тебя искать кто-то будет, если пропадешь? Вы куда торопитесь? Водоросли собирать.

Трофимов и Воеводин приходят на берег и принимают участие в сборе водорослей. Звучит песня: «Весь мир у нас на ладонях, ях-ях-ях, ветер в волосах!».

После работы Воеводин наговаривает на диктофон: «Это как в лагере, вначале не нравится, а потом вожатый придумывает какое-то общее занятие, а после уже заранее грустишь, что придется уезжать. Никогда бы не подумал, что для меня таким общим делом станет сбор водорослей». По дороге домой Воеводин встречает Людмилу. Ты что сам с собой говоришь? Давай лучше обо мне. Воеводин фотографирует Людмилу. Пойдем, я тебе бухточку одну покажу, не пожалеешь. Меня там когда-то Шура нашла. Зацени красоту. А мне нужно с тобой уехать. Когда баркас за тобой придет – скажи капитану, чтобы он меня у Черных валунов прихватил. А к чему такие сложности? Сядешь ко мне на баркас – и все. Смотри, – Людмила отодвигает водоросли и показывает плавающий в воде труп мужика, который просил у Воеводина деньги. И что с ним делать? Утром от него ничего не останется, унесет отливом. Никто разыскивать не станет.

«Ракета» отправляется к Рикоте.

Тимофеев и Антонов зовут Воеводина на берег, показывают разбитую шлюпку и спасательный круг с надписью «Ракета». Тот впадает в истерику: отправляйте меня назад, меня уволят, у меня кредит в банке, меня Настя бросит. Ему говорят, что за ним зайдут рыбаки. Когда? Неизвестно, у них нет регулярного графика. Воеводин требует подать сигнал из ракетницы, которую ему передал капитан «Ракеты». Тимофеев пускает ракету: и что, пук один. Будешь ждать, пока вертолет за тобой пришлют, Игорька спасать?

Воеводин встречается с Людмилой. Та говорит: понимаешь теперь, что просто так отсюда не выбраться? Я в Москву твою хочу, может, там кроме тебя еще мужики есть? А на чем мы уплывем? У Тимофеева есть лодка. Нет мотора. Мотор есть у Антонова. Дойдем до большого острова – а там рыбаки отвезут.

Воеводин приходит на маяк, где обитает Анна. Он слышит, как в помещении работает радио. Анна говорит: оставайтесь, я вижу по глазам, что вы хотите остаться. Мы тут без вас вымрем, в буквальном смысле слова. Кто вас там ждет? Вас все забудут, как и нас. Тут просто чудовищно. Я труп видел. И радио у вас работает. Анна говорит: мне просто не удалось помочь этому мужику забыть. Что – забыть? Его дочки сбросили в море с резиновой лодки, чтобы квартиру забрать. Он забыть этого не смог. А Людмила из тюрьмы бежала. Она мужа живьем сожгла, он ее два года в подвале держал. И у нее дети в море утонули, она их искала. Антонов ее в море нашел.Воеводин: но я-то вам зачем? Я рожу от тебя двоих детей. Бежать тебе нет смысла, ты никому не поможешь. Нам с тобой надо родить новых рикотян, они станут совсем другими людьми. Воеводин уходит.

Воеводин выходит на берег, они с Людмилой выталкивают лодку в море. Людмила пытается завести мотор. С берега за ними наблюдают Александра Петровна и Анна. Александра Петровна спрашивает: ты так их и отпустишь? Анна отвечает: Людмила пусть уезжает, а он от меня никуда не денется.

Воеводин хватает весло, начинает грести к берегу. Людмила: ты куда? Я диктофон забыл, мне без него нельзя. Воеводин прыгает в воду и плывет к берегу. Он выбирается на землю, снова блюет.

Воеводин бродит по острову, ищет Анну. Он обнаруживает ее на живописной речке. Анна купается там в голом виде. Воеводин раздевается и присоединяется к Анне. Они страстно целуются.

Воеводин приходит в себя лежа на берегу речки. Он одевается, идет к своему балку, слышит колокол. Идет раздача водорослей. Воеводин забирает свою долю.

Воеводин наговаривает на диктофон письмо самому себе: Адам может любить Еву? Это важно, когда ты прародитель человечества? Не думай, что я тебя предал, просто здесь я нужнее.

Воеводин работает в цехе по разделке рыбы.

Берег океана. Слышен детский смех.

Знаете ли вы, что

  • В основе сюжета фильма лежит пьеса Наталии Мошины «Остров Рикоту».
  • Идея снять этот фильм у Дениса Силякова появилась в декабре 2015 года, когда он увидел спектакль «Остров Рикоту» в постановке Виктора Доценко.
  • Местом съемок фильма стал Кунашир – самый южный остров Курильской гряды.
  • По словам режиссера фильма Дениса Силякова, жители Кунашира приняли съемочную группу очень хорошо и старались им всячески помочь.
  • Фильм был участником кинофестиваля «Край света» в Южно-Сахалинске.
  • По словам исполнителя главной роли Даниила Масленникова, практически 90 процентов натурных съемок он падал, проваливался, прыгал в воду и ямы, тонул. Даниилу пришлось купаться в Тихом океане, стоять под холодным потоком воды и делать вид, что ему горячо.
  • Оформить подписку