Назад

Фильм Мавританец

The Mauritanian
Развернуть трейлер
Поделиться
8,8
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Реальная история заключенного из Мавритании Мохаммеда ульд Слахи, который без предъявления обвинений 14 лет провел в одной из самых суровых тюрем мира Гуантанамо, подвергаясь пыткам при допросах. Хлесткая юридическая драма от оскароносного режиссера Кевина МакДональда («Последний король Шотландии», «Большая игра») на основе автобиографического бестселлера «Дневник Гуантанамо» Мохаммеда ульд Слахи. За роль принципиального адвоката Джоди Фостер получила «Золотой глобус». В фильме также снимались Тахар Рахим, Бенедикт Камбербэтч и Шейлин Вудли.

«Люди хотят покарать виновных» – после теракта 11 сентября этими настроениями руководствуются многие представители власти. В том числе и те, кто держит в тюрьме Гуантанамо молодого мавританца Мохаммеда ульд Слахи. Его подозревают в вербовке боевиков, но официальные обвинения ему так и не были предъявлены. За это сложное дело берется опытный адвокат Нэнси Холандер. Говорит ли Слахи правду, или все-таки он виновен? Нэнси уверена лишь в одном – никого нельзя держать годами за решеткой без суда и следствия. Труднодоступные материалы по его делу также пытается получить государственный обвинитель, полковник Стюарт Коуч, у которого есть личные мотивы добиваться для заключенного смертной казни. Вопрос только, чего стоят признания человека, проходящего через физические и психологические пытки в стенах мрачной тюрьмы? Не стоят ничего.

Честную драму о произволе современной карательной системы «Мавританец» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Мавритания, ноябрь 2001 года, два месяца спустя после теракта 11 сентября. По океанскому пляжу прогуливается мужчина в национальной мавританской одежде (Мохамед ульд Слахи).

В празднично украшенном шатре проходят свадебные торжества: вводят закутанную в хиджаб невесту, играют музыканты, на пол летят купюры, гости танцуют, хлопают в ладоши. Среди присутствующих и Мохамед. К нему походит мужчина. Он спрашивает, как идут дела у Мохамеда в Германии. Отлично. А сколько там бензин стоит? Не знаю, я на метро езжу. Мохамеда просят посодействовать в получении визы молодому человеку, который по его примеру хочет поехать в Германию на учебу. Мохамед обещает помочь.

К Мохамеду подходит один из его родственников и что-то шепчет ему на ухо. Мохамед выходит из дома. За ним следует его мать. На улице Мохамеда поджидает мужчина в штатском, которого сопровождают двое полицейских. Раскуривая сигару, мужчина сообщает Мохамеду, что с ним хотят поговорить американцы. Ты же знаешь, у них после 11 сентября крыша поехала. Поедем с нами. Мохамед: хорошо, только можно я переоденусь, а то они меня примут за арабского принца. Мохамед возвращается в дом. Мужчина в штатском отдает команду и вслед за Мохамедом в дом входит один из полицейских. Мохамед переодевается, достает телефон и стирает все контакты. Он выходит из дома, говорит, что поедет на своей машине. Человек в штатском дает ему на это разрешение: только отдай мне свой телефон. Мохамед выполняет это требование. Он успокаивает встревоженную мать: меня не арестуют, видишь, они мне разрешили ехать на своей машине. Мохамед и полицейские уезжают.

Альбукерке, штат Нью-Мексико, февраль 2005 года. В зал судебных заседаний входит адвокат Нэнси Холандер. Она подсаживается на один из задних рядов, просит свою помощницу (Тери Данкан), которая пришла на заседание раньше нее, передать ей папку с материалами дела. Данкан: вы только ознакомиться или примете участие в деле? Тогда мы точно их одолеем. Наш истец против авиакомпании. Нэнси: истец с экранов не сходит, делает рекламу авиакомпании.

После окончания слушаний к Нэнси подходит ее коллега по адвокатской фирме (Эммануэль). Он просит ему помочь. На меня вышел один адвокат из Мавритании, наняла семья некоего Мохамеда ульд Слахи. Его арестовала тамошняя полиция несколько лет назад, они не знали, жив ли он, где находится. И тут они внезапно узнают, что его содержат в тюрьме на базе в Гуантанамо на Кубе. Тюремные власти не дают информации, есть ли у них этот узник. Там вообще находится 700 человек, без суда и следствия. У тебя же есть связи, сделай один звонок. Узнай, сидит ли в Гуантанамо этот Слахи.

Нэнси делает звонок своему знакомому в спецслужбах, выясняет, что Мохамед действительно содержится в Гуантанамо.

Конференция по морскому праву, Нью-Орлеан, штат Луизиана. Государственного обвинителя полковника Стюарта Коуча в кулуарах встречает его старый знакомый (полковник Билл Сайдел). Он просит зайти его в кабинет главного юрисконсульта правительства Уита Кобба.

Кобб просит Стюарта поддержать обвинения на судебных слушаниях против Мохамеда ульд Слахи. Это главный вербовщик террористов 11 сентября. Именно им был завербован пилот самолета, врезавшегося в южное здание. Если не ошибаюсь, в этом самолете летел ваш лучший друг? Да, это Брюс. Мы вместе летали. А наши жены работали в одной больнице. Кобб: правительство устроит только смертный приговор, надеюсь, вы его добьетесь. Вы помните во время Второй мировой войны то дело против восьми немецких диверсантов, которые с подводной лодки высадились в США? Процесс длился очень недолго. Восемь человек – шесть смертных приговоров. Вот такая решительность требуется и от вас.

Стюарт посещает церковную службу. По ее завершении он подходит к вдове Брюса (Кэти). Он сообщает о своем назначении государственным обвинителем против вербовщика Аль-Каиды, который завербовал пилота-террориста. Кэти желает Стюарту успехов. Тот обещает добиться смертного приговора для Мохамеда.

Нэнси на совещании руководства своей фирмы сообщает о намерении взяться за защиту узника Гуантанамо. Глава фирмы (Дэвид) против. Люди хотят мести, все видели по телевизору, что они сделали. Нэнси отвечает, что нельзя держать людей в тюрьме без суда и следствия. Я хочу добиться от правительства доказательств виновности этого человека. А чем мы занимаемся по бесплатным делам – исключительно наша прерогатива. Так что я спросила тебя только из вежливости. Мне потребуется переводчик. Он знает арабский, немецкий и французский языки. Дэвид: это нам недешево обойдется. Нэнси: Тери, кажется, говорит по-французски. Данкан: но у меня дело против авиакомпании. Нэнси: там все равно шансов нет. Наш клиент не понравится присяжным. Данкан: ладно, это ведь означает бесплатную поездку на Кубу.

Нэнси и Данкан прилетают в Гуантанамо, им сообщают о требованиях секретности: все материалы у вас изымут, вы их получите потом в США в центре конфиденциальной информации. И наденьте хиджаб, были случаи, когда заключенные плевали в женщин-адвокатов. Нэсни и Данкан отказываются надеть хиджаб. Их предупреждают, что во время беседы за ними будет вестись наблюдение: только камера, ни звука мы не услышим. Это для вашей же безопасности.

Нэнси и Данкан входят в камеру. Они видят, что Мохамед закован в кандалы. Данкан говорит с Мохамедом по-французски. Тот отвечает на английском. Как вы выучили язык? Так же, как и вы: слово за словом.

Нэнси говорит, что при наличии согласия Мохамеда она обратится к правительству с требованием обосновать причины его содержания в тюрьме с тем, чтобы добиться его освобождения. Напишите вашу историю. Мохамед: меня похитили из дома, пять месяцев держали в тюрьме в Иордании, потом перевезли в Афганистан. Там была не тюрьма, а настоящий сортир. Потом надели мешок на голову и привезли сюда. Меня допрашивают по 18 часов в сутки уже три года. Так что допросов у меня больше, чем подружек у Чарли Шина. Нэнси: так вы в курсе новинок? Мохамед: я же сотрудничаю, так что мне дали телевизор, там нет новостей, только развлекательные программы. Мохаммед подписывает контракт с Нэнси. Он пишет номер телефона своей матери: позвоните ей, скажите про меня что-то хорошее. Нэнси: но ведь были какие-то основания вас задержать? Мохамед: мне был звонок с телефона Бен Ладена. Звонил мой двоюродный брат. Но я же не знал, с чьего телефона звонок.

Нэнси и Данкан выходят из тюрьмы. Нэнси: ты что, молишься? Нет, я запоминаю телефон. Нэнси: мы сразу звонить не станем, сначала проверим, кто на другой стороне провода. Не каждому ведь звонят с телефона Бен Ладена.

Нэнси и Дункан приезжают в Вирджинию, в центр конфиденциальной информации. Там им передают проверенные цензурой записи, сделанные Мохамедом, где записаны его воспоминания.

Стюарт проводит совещание со своими сотрудниками. Он говорит, что ему нужна полная информация по делу: если будут какие-то неточности, пробелы, он сможет выйти на свободу. Стюарту сообщают, что переданные им материалы дознавателей плохо документированы: нет дат, нет данных о том, откуда поступили те или иные сведения. Только ссылки на слова самого Слахи.

Стюарт обращается к знакомому дознавателю. Тот говорит, что переданные ему материалы являются компиляцией служебных записок, в которых содержится вся нужная ему информация. Чтобы получить доступ к этим запискам, следует приехать в Гуантанамо и обратиться к начальнику тюрьмы.

Данкан звонит матери Мохамеда. Она говорит, что сын ее жив, с ним все хорошо.

Нэнси продолжает читать записи Мохамеда. Во время прогулки Мохамед переговаривается с заключенным, который находится в соседнем прогулочном секторе. Это № 241, он родом из Марселя. Сосед предлагает Мохамеду учить английский: иначе как ты поймешь охранников.

Мохамеда приводят на допрос. Дознаватели расспрашивают его об отце. Мохамед говорит, что его отец – погонщик верблюдов, сел в машину только один раз и в ярости выскочил оттуда через две секунды. Ему задают вопрос о звонке с телефона Бен Ладена. После него вам сразу пришел перевод на пять тысяч долларов. Это звонил мой кузен, я рассказал ему о болезни его отца, он перевел мне деньги на лечение. Вы можете это доказать? Мохамед: как? Меня сюда в голом виде привезли.

Нэнси обращается к Эммануэлю, просит его по своим каналам выяснить, кто такой № 241.

Помощники сообщают Стюарту, что защищать Мохамеда взялась Нэнси Холандер, правозащитница, известная еще со времен Вьетнама.

Нэнси и Данкан снова прилетают в Гуантанамо, разговаривают с Мохамедом, передают ему сласти, которые рекомендовала его мать. Нэнси предлагает Мохамеду подать иск против США и персонально против министра обороны Дональда Рамсфельда и президента Джорджа Буша-младшего. Тот соглашается.

В сувенирной лавке при тюрьме в Гуантанамо Стюарт встречает Нэнси. Они знакомятся. Стюарт предлагает Нэнси выпить в баре. В разговоре с ней он выражает уверенность в своей победе. Нэнси считает, что у нее тоже есть шансы.

Во время обратного полета в США Нэнси говорит Данкан: нам надо поменять стратегию защиты, не сосредотачиваться именно на Мохамеде. Иначе мы проиграем.

Для Стюарта организуют экскурсию по тюрьме. Вот эти книги читают заключенные. Они предпочитают религиозную фантастику. Мы иногда для прикола вырываем последние страницы. Вот свободная камера, можете посмотреть. Стюарт заходит в камеру. Почему так холодно? Кондиционер держит температуру в 11 градусов. В динамиках слышна громкая музыка (тяжелый рок). Стюарт: я ненавижу два типа музыки – кантри и тяжелый рок. Но тяжелый рок ненавижу сильнее. Стюарт разговаривает с генералом, начальником тюрьмы, спрашивает его об условиях содержания заключенных. Тот спрашивает Стюарта: вы же служили летчиком ВМС? Да. Значит, проходили курсы выживания? Да, несколько дней в дыре, где вместо сортира ведро, слышны записи детского крика. Через три дня у меня просто крыша поехала. И как, вы признались в том, что убили Джона Кеннеди?

Нэнси и Стюарт узнают, что Мохамед был вынужден дать признательные показания после нескольких месяцев пыток и издевательств. Стюарт отказывается выдвигать обвинения, он вынужден уйти со службы.

Проходят судебные слушания, которые заканчиваются в пользу Мохамеда.

Из финальных титров мы узнаем, что, несмотря на победу в слушаниях, Мохамед вышел на свободу только еще через семь лет (администрация Обамы подала апелляцию). Мохамед был освобожден лишь в 2018 году, он пробыл в заключении 14 лет и два месяца. Против него так и не были выдвинуты обвинения. Его мать умерла в 2013 году. Книга Мохамеда «Дневники Гуантанамо» стала международным бестселлером.

Из 779 узников Гуантанамо суд состоялся только над восемью. Троим были вынесены оправдательные приговоры. Ни ЦРУ, ни министерство обороны США не принесли свои извинения за незаконное содержание людей под стражей в Гуантанамо.

Знаете ли вы, что

  • Фильм «Мавританец» основан на бестселлере Мохаммеда ульд Слахи «Дневник Гуантанамо» и снят Кевином Макдональдом (лауреат премии «Оскар» за документальный фильм «Один день в сентябре»). Актерский состав «Мавританца» впечатляет: номинант на премию «Оскар», BAFTA и «Золотой глобус» в категории «Лучший актер» Бенедикт Камбербэтч («Игра в имитацию», «Доктор Стрэндж», «Звездный путь во тьму») в роли военного прокурора, подполковника Стюарта Коуча; дважды лауреат премии «Оскар» Джоди Фостер («Молчание ягнят», «Контакт», «Таксист») в роли адвоката Нэнси Холландер; Тахар Рахим («Надвигающаяся башня», «Пророк») в роли Мохаммеда ульд Слахи; Шейлин Вудли («Дивергент», «Потомки», «Вина в наших звездах») в роли поверенного, помощника адвоката Тери Дункан; Закари Ливай («Шазам!», «Чудесная миссис Мейзел») в роли федерального агента Нила Бакленда.
  • Идея о съемках картины была зарождена еще в 2015 году, когда Мохаммед Ульд Слахи все еще находился в заключении в Гуантанамо (GTMO). Тогда продюсеры Ллойд и Беатрис Левин, а также Майкл Броннер приехали в Альбукерке, чтобы встретиться с адвокатами Слахи, Нэнси Холландер и Тери Дункан. «Когда мы читали «Дневник Гуантанамо», удивлялись остроумием, поэзией и мудростью Мохаммеда. Мы были тронуты его историей и почувствовали врожденную человечность и стремление доказать, что у всех нас общего куда больше, чем того, что разделяет нас. Несмотря на его жестокий и несправедливый мотив, он был вдохновляющим, своевременным и мог бы стать важным фильмом еще тогда», - вспоминает Ллойд.
  • Роман «Дневник Гуантанамо» был опубликован в Великобритании в 2015 году Джейми Бингом из Canongate. Продюсер Адам Экленд вспоминает: «Джейми, наш дорогой друг, попросил Бенедикта Камбербэтча принять участие в проекте. После того как Бенедикт прочитал отрывок из этой блестящей книги, он влюбился в нее и сказал: «Мы должны снять этот фильм».
  • Сам Бенедикт вспоминает момент, когда он открыл для себя книгу Мохаммеда: «Я взял книгу и прочитал ее от начала до конца, и был просто потрясен Мохаммедом. Его человечностью и юмором, его необычайной выносливостью и тем фактом, что он прошел через ад, и все-таки ему хватило духа рассказать, что произошло. Я был совершенно очарован и им, и его душераздирающей, тревожной историей».
  • Нэнси Холландер, международный прокурор по уголовным делам, которая в течение многих лет боролась за освобождение Мохаммеда ульд Слахи, вспоминает, когда продюсеры пришли к ней в офис и подписали соглашение на экранизацию – Мохаммед все еще находился в тюрьме. После освобождения Слахи 17 октября 2016 года Броннер отправился в Мавританию и начал работу над историей.
  • Продюсер Адам Экленд вспоминает, что сначала это был проект, в котором Бенедикт оставался лишь продюсером фильма. На данном посту он вел активную работу, но когда ему пришел один из черновиков сценария он завил, что хочет играть.
  • Создатели начали поиски финансирования, но большинство не хотели ввязываться в проект, так как Гуантанамо – слишком политическая и слишком сложная тема для кинодискуссии. Все понимали ее темную сторону. Так что работа команды в начале заключалась в основном в том, чтобы убедить партнеров, духоподъемности фильма, как «Побег из Шоушенка» или «Жизнь прекрасна». В конечном счете продюсеры Divergent Media, 30WEST, Topic Studios, BBC Films и STX International нашли партнеров, поддержавших производство.
  • При поиске режиссера, продюсерская группа отдавала себе отчет, что с таким проектом справится лишь профессиональный режиссер. Предложения отправили единицам, так как было крайне важно выбрать настоящего мастера. Вскоре продюсеры поняли, Кевин Макдональд станет лучшим кандидатом. Шотландский режиссер завоевал внушительную репутацию в индустрии благодаря мастерству в работе сложными или драматическими фильмами. К тому же он уже имел широкое признание и множество наград, включая премию «Оскар». «Кевин блестяще показывает реальную жизнь. Он энергичный, страстный. Режиссер, обладающий навыками создания настоящих триллеров», - утверждает Кларк. Но Кевина нужно было еще убедить! К тому моменту был готов лишь первый черновик сценария, написанный на основе интервью с Мохаммедом. В основном вышедших всего через три недели после освобождения. Тогда Кевин Макдональд связался с Мохаммедом ульд Слахи по Skype. «Этот человек такой обаятельный, такой забавный и совсем не такой, каким его можно представить. Он настолько противоположен первому впечатлению о нем: он влюблен в американскую культуру, может процитировать каждую строчку из фильма «Большой Лебовски», знает сюжет наизусть, потому что смотрел кино 110 раз, пока был в тюрьме», - рассказал Макдональд. Именно после этого разговора Кевин Макдональд присоединился к команде.
  • Двукратная обладательница премии «Оскар» Джоди Фостер, которая и сама не раз занимала режиссерское кресло («Маленький человек», «Финансовый монстр»), получила роль адвоката по уголовным делам. «Мне просто нравится, как работает мозг Кевина; он действительно любопытный и любознательный, и я была действительно поражена съемкой, увидев, как на самом деле работает его документальный дух. Кевин реально считает, что подход к созданию фильмов заключается в том, чтобы не пытается контролировать или формировать его. Думаю, это отлично сработало для «Мавританца», - говорит Фостер.
  • Невероятно, но самому Слахи, который являлся первым заключенным Гуантанамо, опубликовавшим мемуары во время отбывания срока, запретили передавать копию его же опубликованной книги. Ну а Кларк объясняет, что фильм не является прямой адаптацией, это больше автобиография Мохаммеда ульд Слахи, поэтому у режиссера и не получится показывать историю с разных точек зрения. Вот почему фильм освещает первые две трети истории – до подачи апелляции. И все же ключевой задачей для создателей фильма осталась достоверность. «Это всегда сложно, когда вы несете ответственность, занимаетесь адаптацией настолько острой темы. Мы не хотели мрачных, либеральных распрей. Это должна была быть человеческая история, в которой зрители могут отдаться переживаниям, менять мнение и дискутировать после просмотра. Историю рассказывает сам Мохаммед, а он большой философ. Он остроумный и сострадательный и это действительно главная причина, по которой мы решили снять про него фильм. В его жизни есть важное послание и его сила духа может изменить любого из нас к лучшему», - говорит режиссер.
  • Макдональд прекрасно понимал, с какими трудностями столкнется команда при адаптации такой сложной книги: «Как нам рассказать эту невероятно историю, в которой и геополитика, и юридическая терминология, в которой, к тому же, упоминаются разные страны? Как рассказать об этом достаточно просто, чтобы аудитория могла уловить суть? Я хотел, чтобы это была захватывающая повесть, когда кинозритель находится на грани, желая узнать, что будет дальше. Как нам использовать и максимум материалов, но при этом сделать сюжет развлекательным?». «Мы не хотели оскорбить ни одну из сторон, я действительно считаю, правдивые истории – это те, в которых  нет на сто процентов плохих парней. В которых люди объединяются, пытаясь сделать максимум, что в их силах. Даже когда им очень страшно. Думаю, после просмотра «Мавританца» каждый сможет сделать вывод: даже когда нас сковывает страх, мы все равно должны принимать правильные, человечные решения», - говорит Джоди Фостер.
  • На роль Мохаммеда ульд Слахи создатели фильма хотели выбрать выходца из Северной Африки. Того, кто говорит на французском, арабском и английском языках. Но Макдональд, который уже работал с Тахаром Рахимом на «Орле», внес свое предложение. И Тахар Рахим согласился не раздумывая. «Это актер североафриканского происхождения, невероятно обаятельный и симпатичный, и у которого огромный диапазон эмоций, я сразу подумал о нем», - вспоминает Макдональд. «Когда я впервые прочитал сценарий, я рыдал, я не мог поверить, что реально существует такой парень, который столько преодолел и не возненавидел весь мир. Это потрясающая история. Он герой, невиновный человек, заключенный в тюрьму и подвергнутый многолетним пыткам», - говорит Рахим.
  • Бенедикт, как актер и продюсер был в восторге от того, что Тахар присоединился к съемочной группе: «Он очень крут! С ним приятно работать, а за всем его весельем – острый интеллект. Характер Тахара действительно хорошо сочетался с персонажем со страниц и реальным Мохаммедом, с которым я познакомился».
  • Кевин Макдональд выбрал Джоди Фостер на роль адвоката Мохаммеда еще за полгода до того, как прислал ей сценарий. Популярная актриса, любимица публики, снимавшаяся во множестве отличных фильмов – та, о которой он мечтал и надеялся, что проект будет ей интересен. Когда Фостер прочла сценарий, ей понравился персонаж, однако актриса настояла, чтобы характер был жестче. «Удивительно, я ничего не знала об этом человеке и его истории. Думаю, мы все были слишком потрясены событиями 11 сентября: Америка замерла от страха, но никто особо задумывался о том, кто был привлечен к ответственности», - говорит Фостер.
  • Бенедикт Камбербэтч с трудом сдерживал энтузиазм: «Джоди просто невероятно мила, она умна, забавна. И да, конечно, фанат во мне вечно кричал: «Я нахожусь в одной сцене с Джоди Фостер!». Я вырос на ее фильмах и возможность работать с такой гениальной актрисой – всегда праздник. И, конечно, много знаний».
  • Помощника адвоката, правозащитницу Тери Дункан сыграла Шейлин Вудли. Ее героиня – это симбиоз двух реальных людей Тери Дункан и Сильвии Ройс. Режиссер описывает молодую актрису как теплую и искрометную личность с сильным чувством справедливости. Она работает вместе с более серьезной Нэнси в исполнении Джоди Фостер. Мохаммед ульд Слахи признался, что был взволнован, когда услышал, что Шейлин собирается сыграть Тери. По его словам, именно она обладает той теплой энергией, которая так нужна быдла этому персонажу.
  • Закари Ливай, который играет федерального агента Нила Бакленда, считает, что в триллере «Мавританец» второстепенные персонажи не менее важны, чем главные. «Даже если я и не главный персонаж, я очень хотел быть частью проекта. Хотя бы ради того, чтобы дать людям увидеть, все это действительно произошло с живым, настоящим человеком. Я думаю, невероятная сила прощения, которую Мохаммед ульд Слахи демонстрирует, позволяет надеяться на то, что и каждый из нас может научиться жить по совести даже в такое время, как сегодня», - говорит Закари Ливай. Его герой Нил, который тоже увлечен историей, происходящей в Гуантанамо. Он работает в одном из разведывательных агентств в правительстве США и старается провести максимально справедливое судебное разбирательство по делу ульд Слахи. «Нил оказался полезным в судебном деле из-за собственных травм, полученных 11 сентября. То, что тогда произошло заставило его испытать страх, гнев и ненависть, думаю, как и многих в тот момент. Мне кажется, именно в этом состоянии и находится Нил», - вспоминает Ливай.
  • Бенедикт Камбербэтч, прочитав финальный сценарий, заинтересовался ролью Стюарта Коуча. Он отметил, что в его карьере еще нет ничего похожего и эта роль станет для него особо важной.
  • Его персонаж дружил с пилотом одного из самолетов, направленных в южную башню Близнецов. Сам же герой является военным юристом. Он христианин, он хочет найти правду и привлечь виновных в теракте, но в ходе расследования начинает понимать, при каких именно обстоятельствах были получены признания. «Полагаю, больше всего я сочувствую как раз этому человеку, у которого есть веские основания найти виновников. Но в процессе рассмотрения дела понимает, что признания получены под пытками. Это не тот способ, которым получают доказательства. Это не соответствует принципам верховенства права», - поясняет Камбербэтч.
  • Режиссер признает, что роль Камбербэтча, пожалуй, самая сложная в триллере «Мавританец». Ведь Бенедикт должен сыграть человека, которого многие зрители сочтут крайне несимпатичным.
  • Режиссер Кевин Макдональд стремился к тому, чтобы «Мавританец» был настолько аутентичным и правдивым, насколько это возможно. Но некоторые проблемы оказались слишком реальными. Например, визит в Гуантанамо – просто невозможным. Но о тюрьме было уже много написано ранее, плюс и у съемочной группы все-таки были доступы к первоисточникам – Мохаммеду ульд Слахи, его адвокатам, а также – стороне обвинения.
  • Художник-постановщик Майкл Карлин, номинированному на премию «Оскар», вспоминает: «Гуантанамо – один из самых известных в мире лагерей для заключенных, но по-прежнему является супер секретным комплексом. А мне нужно было воссоздать аутентичную среду четырех разных миров и двух параллельных историй – Мавритания, Гуантанамо, Афганистан, Германия, Вашингтон, Альбукерке. Это не камерный фильм, где можно обойтись одной площадкой. У нас должен был быть масштаб и достигнуть его было не просто».
  • Карлин и Макдональд знают друг друга давно, и работали еще на «Последнем короле Шотландии», поэтому место для съемок искали вместе. «Мы исследовали Марокко и Сербию, и, в конце концов, приехали в Кейптаун. Потрясающая архитектура, которую мы могли использовать и адаптировать. Отличная бригада конструкторского и художественного отделов для создания огромных декораций. Другую часть картины мы снимали в Афганистане», - говорит Карлин.
  • Совсем другая история – родина Мохаммеда ульд Слахи – Мавритания, Западная Африка. Создателям хотелось отдать должное мужеству главного персонажа и почтить его семью. Но в Мавритании никто не снимает – страна расположена посреди пустыни Сахара. Большая проблема, которую все же удалось решить.
  • Мохаммед ульд Слахи, автор бестселлера, поделился после съемок триллера: «Иногда снимали сцены настолько реалистичные, что меня бросало в дрожь. Через 10 или 20 секунд я уже не мог смотреть. Мне казалось я снова в Гуантанамо».
  • С самого начала создатели фильма были рады видеть на съемочной площадке настоящих героев – Мохаммеда ульд Слахи и Нэнси Холландер. Хотя и пришлось потрудится, чтобы Моххамеду после освобождения выдали паспорт для выезда из Мавритании. «Я был потрясен и не мог сказать ни слова! Меня переполняло, когда я встретил в реальной жизни этих великих людей», - вспоминает Мохаммед ульд Слахи первую встречу с актерами и режиссером в Кейптауне. «Я обнял Мохаммеда! Потом, когда он начал говорить, я просто замолчал, пялился на него и просто слушал. Этот парень с широкой улыбкой рассказывал о том, через что он прошел, а ты просто слушаешь, затаив дыхание. Его прощение – вот что сделало его таким особенным и спасло от безумия. Он совсем не злился, это впечатляло и поражало, учитывая, что у него есть полное право на ненависть», - говорит Тахар Рахим. Ну а Фостер познакомилась со своим «персонажем» - Нэнси Холландер и поспешила отметить ее... противоречивость! И все же именно эта черта характера очень понравилась актрисе. «Наверно, противоречивость покорила меня в Нэнси больше всего – она структурированный мыслитель, умная женщина, взвешенная. Она осторожна во всем, что произносит и все же ей нравится красная помада и яркий лак для ногтей. Ей нравятся спортивные машины, ей нравится цифровое оборудование. В ней так много неожиданных противоречий и именно это прекрасно», - отмечает Джоди Фостер.
  • Джоди Фостер считает, что именно от главного героя данной повести люди могут научиться состраданию и всепрощению. «Думаю то, с чем столкнулся Мохаммед, многие из нас просто не пережили бы. Возможно, самым сложным для него был запрет на встречи с малышом, которому исполнилось всего два года. Бюрократия ведомств сделала все возможное, чтобы продолжать наказывать его и следить за тем, чтобы он не мог вернуться к нормальной жизни. Мохаммед может многое рассказать нам о системе управления США, о западной системе демократии», - говорит актриса. «Я очень хочу, чтобы зрители не думали, что «Мавританец» - это фильм о мести. В основе лежит большая теплота и человечность», - говорит режиссер Кевин Макдональд.
  • Бенедикт Камбербэтч добавляет: «Один из самых душераздирающих моментов в фильме – когда вы понимаете, система не сломила дух Мохаммеда, даже когда никакой надежды не осталось... Это фильм о внутренней силе, сильном стержне обычного человека. И об утешении. В «Мавританце» есть моменты, которые захватывают, и моменты, которые шокируют, моменты, которые глубоко трогают самые глубины. Есть и забавные, а также радостные события. В конце концов, вы наблюдаете за человеком, который все это пережил и остался верным самому себе. Это то, что должен уметь каждый».
  • Ошибки в фильме

  • Когда Мохамеду спрашивает задержанного по-французски, где находится Марсель, субтитры ошибочно переводят «la mer» как «океан». Марсель расположен на берегу Средиземного моря.
  • Оформить подписку