Назад

Фильм В плену у сакуры

Sorokin no Mita Sakura
Развернуть трейлер
Поделиться
8,1
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Начинающая журналистка Сакурако получает задание – подготовить репортаж о русских военнопленных, попавших в Японию в 1904-1905 годах. Неожиданным источником вдохновения для нее послужит дневник ее прабабушки, сестры милосердия Юи, которая во время работы в лагере в Мацуяме влюбилась во вражеского офицера Александра Сорокина. Красивая историческая мелодрама об интернациональной любви с участием японских и российских актеров.

Русско-японская война. В небольшом городе Мацуяме завязывается невозможный роман между двумя людьми из разных миров – местной медсестрой, красавицей Юи, и молодым офицером Российской империи, военнопленным Александром Сорокиным. Политические, социальные и культурные преграды разделяют влюбленных, делая их связь почти обреченной. Более чем столетие спустя эту историю узнает правнучка Юи, современная японская журналистка Сакурако. Поначалу она не хотела браться за тему далекой войны, но благодаря дневникам прабабушки почувствовала на себе волнующее эхо прошлого. Теперь ей предстоит съездить в Россию и раскрыть старые тайны своей семьи.

Любителям трогательных костюмных мелодрам и японской культуры предлагаем посмотреть онлайн романтический фильм «В плену у сакуры».

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Эта история основана на реальных событиях.

Май 1904 года, Ляодунский полуостров. Битва при Наньшане.

Гаагская конвенция 1899 года «О законах и обычаях сухопутной войны», 2 раздел: «С военнопленными надлежит обращаться человеколюбиво».

Мацуяма, Япония. Наши дни. Кладбище русских солдат и моряков. Учительница рассказывает школьникам: во время русско-японской войны здесь, в Мацуяме, был создан первый в Японии лагерь для российских военнопленных. В то время население Мацуямы было около 30 тысяч человек, а в лагере за весь период побывало около шести тысяч пленных. К сожалению, 98 русских военнопленных скончались на этой земле от ран и болезней, полученных на войне, не дождавшись возвращения на родину. Для упокоения душ погибших воинов все надгробия направлены на северо-запад, в сторону России. Мы никогда не забудем погибших здесь воинов.

Школьники ухаживают за могилами. Съемочная группа местного телевидения снимает об этом сюжет. Редактор Сиро Курата говорит начинающей журналистке Сакурако Такамии: у нас есть отличный материал. Я хочу попросить тебя позже еще кое-что изучить для специального выпуска.

Сакурако встречает на кладбище свою бабушку (Кикуэ Такамия). Та говорит: каждый раз, как прихожу сюда, как-то спокойно становится на сердце. Я не ожидала тебя здесь увидеть. Тебе интересна история этого кладбища? Сакурако говорит, что для нее это всего лишь работа.

В редакции Сиро показывает Сакурако материалы, касающиеся русского кладбища в Мацуяме. На нем 98 могил русских военнопленных. А по документам того времени умерло 99 человек. Одной могилы не хватает. Имя человека, который есть в списке, но могилы которого нет – Александр Сорокин. Удивительно, он числился погибшим, а после войны от него пришло странное письмо, оно было засекречено цензурой (письмо адресовано Юй Такэде). Сакурако читает: сакура была очень красивой. Она удивляется: из-за этой надписи письмо поместили в архив? Сиро: трудно сказать. По записям Сорокин попал в плен в мае 1904 года, а дата его смерти – февраль 1905 года. Но сакура еще не цветет в феврале. Оказалось, что в Санкт-Петербурге есть дневник Сорокина. Ты поедешь со мной в Россию на съемки, мне очень нужна твоя помощь.

Сакурако читает книгу, которую ей дал Сиро.

Май 1904 года. В Мацуяму прибывает группа русских военнопленных, среди них – лейтенант Александр Сорокин. Врачи и сестры милосердия осматривают тех, кто ранен. Надзиратели пытаются отобрать у поручика Алексея Крушинского шашку, тот оказывает сопротивление, его поддерживает Сорокин. Стычку прекращает комендант лагеря для военнопленных – полковник Коно. Он обращается к русским через переводчика (Мурота): возможно, на Ляодуне вам пообещали оставить холодное оружие. Однако сегодня от военного ведомства пришел приказ об изъятии кортиков и шашек на временное хранение. Я тоже военный человек, я прекрасно понимаю ваше нежелание расставаться с оружием. Я обещаю вам соблюдать воинский этикет и воинскую честь, но прошу вас также, чтобы и вы помнили об этом. Поскольку действует Гаагская конвенция, нам надлежит обращаться с вами человеколюбиво.

Сорокин, Крушинский и другие офицеры сдают оружие. Военнопленных ведут в лагерь. Солдат селят в бараках, а офицерский состав – в помещениях буддийского монастыря. Сорокина замечает капитана первого ранга Василий Бойсман, подходит к нему: Саша Сорокин? Не ожидал вас здесь встретить. Офицер флота? Похвально. В юности вы не особо проявляли любовь к морю. Сорокин: так сложилось, господин капитан. На флоте о вас легенды слагают. Как получилось, что вы оказались здесь? Бойсман: корабль затонул, пятьсот человек погибли, остальные здесь со мной, в плену. Какие уж тут легенды, лейтенант?

Надзиратели ведут вновь прибывших к месту их проживания, заставляют разуться при входе в храм. Сорокин и Крушинский удивляются, что пол соломенный, а двери бумажные. Они знакомятся с лейтенантом Антоном Даревским и капитаном-лейтенантом Александром Святополк-Мирским. Те рассказывают, что стульев здесь не предусмотрено, сидеть приходится просто на полу. А условия содержания пленных офицеров вполне сносные: работать никто не заставляет, еду готовят специально для русских, пыток никаких нет. Ограничения, конечно, присутствуют, но, если подать прошение на имя начальника, то можно и в город выбраться. Цены там довольно низкие, на жалование, которое дает военно-морское ведомство, можно купить практически все. Спиртное употреблять не запрещено. В городе в веселых кварталах можно и с женщинами позабавиться. Но больше всего угнетает постоянный надзор, абсолютное безделье и полная неизвестность.

Комендант Коно вызывает к себе в кабинет Бойсмана, спрашивает его: что вы там говорили про единственную радость, которую я забираю у пленных? Я это по поводу писем, господин полковник. Коно: отправлять письма разрешено, пересылка оплачивается японским государством. Чем вы недовольны? Бойсман: как только ваш человек не понимает смысл, он сразу видит в нем шифр, и письма не отправляются. Недовольство пленных растет. Коно: цензура есть в любой стране. Бойсман: русский язык очень богат, наши люди воспитаны на великой литературе, они позволяют себе в письмах некоторые эпитеты, а переводчик видит в этом только шифры и коды. Коно: правила обращения с пленными устанавливает правительство, а мы только действуем в соответствии с указаниями. Бойсман: мы вам очень благодарны за гуманное обращение, но мы – русские, у нас есть родина, а письма – это единственное, что нас с ней связывает.

Бойсман спрашивает Сорокина: до нас тут почти не доходят вести из России. Что происходит на родине? Тот рассказывает: Россия сейчас, господа, представляет собой узел противоречий. Растет недовольство политикой императора. Положение серьезное. Рабоче-крестьянские волнения уже не редкость. А самое главное – в армию и флот проникают антиправительственные настроения. Даревский говорит, что, по слухам, подобные настроения просочились и сюда. Бойсман отдает распоряжение: если узнаете, кто ведет подобные разговоры – немедленно сообщите мне.

Святополк-Мирский не отдает честь проходящему мимо полковнику Коно. Надзиратели начинают избивать пленного, в драку ввязываются Сорокин и Крушинский. Сорокин получает травму головы, ударившись виском об угол стола. Коно и Бойсман прекращают стычку. Межу ними начинается дискуссия о соблюдении воинского устава. Бойсман утверждает, что русские – очень сложные натуры, порой сами себя не понимают, а Японию, видимо, еще рано называть цивилизованной страной. Коно возмущен: а солдаты такой цивилизованной страны, как Россия – просто жалкие пьяницы. Бойсман вводит среди русских офицеров запрет на употребление спиртного.

Сорокину становится известно, что среди японских офицеров у Бойсмана есть свой человек – это Мурота.

За обедом Бойсман говорит, что старания японцев обеспечить им достойные условия содержания следует ценить, это обходится очень дорого. Поэтому будьте благоразумны и радуйтесь тому, что у нас есть. Сорокину внезапно становится плохо, он падает в обморок.

Кикуэ говорит Сакурако: вижу, тебя увлекла эта книга. Она показывает внучке блокнот, в который вложен засушенный цветок сакуры: это дневник моей бабушки Юй Такэда, она была там, когда Сорокин вместе с другими пленными прибыл в Мацуяму. Бабушка Юй как будто возродилась в тебе.

Юй сообщает родителям, что записалась в сестры милосердия, поскольку в Мацуяму прибывает все больше и больше пленных, многие из которых ранены. Юкити Такэда заявляет дочери, что ей больше не нужно работать: ты выйдешь замуж за банкира. Свечи плохо продаются, в домах теперь везде электричество, но я не позволю, чтобы дело, которое передавалось в нашей семье из поколения в поколение, закончилось на мне. Мать (Такэ) говорит Юй: если ты выйдешь замуж, мы сможем получить кредит в банке. Один брат Юй (Кэндзи) погиб, второй (Кэнъитиро) остался без ноги и теперь постоянно пьет. Юкити: я думал, что война забрала у нас все, но Будда посылает нам спасение.

На берегу начальница Юй (София фон Таль) велит ей сменить повязку на голове пленного русского (Сорокин). Тот отмечает, что девушка прекрасно говорит по-английски. Юй сообщает, что до войны она работала учительницей английского языка. Она спрашивает, почему форма Сорокина не такая, как у всех остальных. Тот говорит, что он – офицер флота, служил на минном корабле «Амур». Юй меняется в лице, она плачет, ведь именно из-за мин «Амура» погиб Кэндзи, а Кэнъитиро стал калекой.

Сакурако сообщает бабушке, что в России нашли дневник Сорокина, и она поедет туда. Кикуэ радуется: значит, он смог добраться до России живым. Я не знала Сорокина, но бабушка Юй и мама очень хотели увидеться с ним.

Сорокина доставляют в госпиталь. У него сильный жар, он без сознания. У его постели ночью дежурит Юй. Она прикладывает к его голове холодные компрессы, вытирает пот с лица. Задремав, Юй видит сон, как Сорокин выстрелом из пистолета добивает барахтающегося в воде Кэндзи. Она просыпается, в приступе ненависти тянет руки к горлу Сорокина, чтобы задушить его. Но девушке удается справиться с собой.

Сорокин приходит в себя, встает с постели, выходит на улицу, застает там Юй: почему вы плачете? Та спрашивает: а у вас есть братья или сестры? Да, есть, моя младшая сестра живет в Санкт-Петербурге. Юй: если бы я на войне убила вашу сестру, вы бы смогли меня простить? Сорокин не знает, что ответить. Юй рыдает: простите, это был очень жестокий вопрос, я это понимаю. Это война, вы сражались за свою страну, а мой брат – за свою. Здесь никто не виноват. Сорокин обнимает девушку, пытается ее успокоить.

Утром Сорокин сообщает Юй, что ему стало гораздо лучше. Они беседуют. Сорокин делает Юй комплименты, просит давать ему уроки японского, а он ее будет учить русскому языку.

Дома отец и брат устраивают Юй скандал из-за того, что она «возится с этими пленными русскими». За Юй заступается мать. Но она тоже считает, что дочери нужно выйти замуж, как велит отец.

В купальне с горячими источниками русские обсуждают недавнюю попытку побега из лагеря двух военнопленных. Сорокин утверждает, что даже находясь здесь, можно служить отечеству, ведь есть сведения, которые можно получить только в Японии. Бойсман считает, что сначала необходимо выжить, это и будет служением отечеству. А еще он восхищается японскими женщинами: они заботливые, внимательные, трудолюбивые. Крушинский сообщает товарищам: кстати, Михаил, который потерял зрение, хочет жениться на Наке, сестре милосердия. Святополк-Мирский: это невозможно, в Японии родители сами выбирают партию своим детям, по любви здесь никто не женится.

Нака по секрету сообщает Юй, что они с Михаилом решили пожениться. Нака не знает, что они будут делать дальше, но выходить замуж без любви она не намерена.

На прогулке Сорокин говорит Бойсману: ходят слухи, что Россия и Япония ведут переговоры об обмене военнопленными. Наши выдвинули условие о том, чтобы освободить весь офицерский состав, но японцы, похоже, не соглашаются с этим. Бойсман: а на фронте есть изменения? Сорокин: я пока не получал писем, подробностей не знаю. Но вы же должны понимать, что Россия больше не может надеяться на монаршую милость. Эта война наглядно показала всю бездарность командования войсками. Страна в тупике. Бойсман: как офицер флота Его Величества я не могу согласиться с вашими высказываниями, но как гражданин не могу не признать некоторую правоту в ваших словах. Сорокин: вы – человек большого достоинства, поэтому я могу быть честен с вами. Бойсман: вы слишком молоды, а молодости свойственна пылкость признаний. Но эти вопросы требуют более глубокого осмысления. Сорокин: а вы знали мою сестру – Алену Павловну? Она вышла замуж, ждала ребенка, а потом ее мужа, безоружного человека, пристрелил жандарм на мирной манифестации. Разве это справедливо? Разве это преступление – высказывать свои мысли? Сестра осталась вдовой, а ребенок больше никогда не увидит своего отца. Бойсман: я повторю, что не одобряю ваших мыслей, но и осуждать вас не имею никакого права.

Навстречу Бойсману и Сорокину идут три сестры милосердия. Юй окликает Сорокина: я кое-что принесла для вас по просьбе лейтенанта Хренникова, он говорит, что ему больше не нужно. Юй отдает Сорокину бамбуковую трость.

Юй и Сорокину позволяют прогуляться вдвоем. Сорокин: если бы мы могли более свободно встречаться, я бы хотел, чтобы вы показали мне Японию. А еще я бы хотел показать вам Россию, мой родной город Санкт-Петербург, это красивейшее место. Юй: как бы я хотела путешествовать, посетить разные страны! Если бы я только могла, я бы с радостью приехала к вам в Россию.

Крушинский видит, как Сорокин ночью что-то пишет на листке бумаги расплавленным воском. Что это, бежать собрался? Возможно, когда придет время. Крушинский: не может быть! Так ты и есть тот шпион из оппозиционеров? Ты специально попал в плен. Вот почему ты был единственный в том месте из флотских. Сорокин молча складывает свое послание внутрь бамбуковой трости. Крушинский: откуда это? От лейтенанта Хренникова. Крушинский: ловко. А Юй, значит, почтовый голубь. Ты здесь, чтоб найти поддержку вашему движению? Сорокин: революция в России рано или поздно произойдет. Мы знаем, как организовать передачу власти мирным путем, избежав ненужных жертв. А для этого нам необходима поддержка японского правительства. Крушинский: Юй очень хорошая девушка, постарайся не втягивать ее в это, пожалуйста. Сорокин: я прежде всего служу отечеству, Юй тут не при чем.

Сакурако и Сиро приезжают в Санкт-Петербург. Сиро говорит, что хочет написать повесть и, возможно, снять фильм по материалам из дневников Юй и Сорокина. Сакурако и Сиро гуляют по городу, осматривая достопримечательности. Из Японии Сакурако звонит бабушка: я хочу тебе кое-что сказать. В твоих жилах течет частичка русской крови. Мы – потомки Сорокина. В старые времена над моей мамой часто издевались, потому что она была не похожа на других японцев. Прости, что не решалась тебе рассказать об этом.

Сакурако и Сиро встречаются с переводчицей Юлией. Та знакомит их со своим дядей – профессором исторического факультета Кириллом Ивановичем Богдановым, специалистом по периоду русско-японской войны. Он показывает дневник Сорокина.

Запись из дневника Сорокина. В мае 1904 года, в разгар русско-японской войны, я присоединился к пехотинцам и сдался в плен. Моя задача состояла в том, чтобы выйти на связь с представителями японского правительства, договориться о финансировании нашего движения. Перед тем, как отправиться на фронт, я изучил всю информацию об Японии, которая на тот момент была доступна у нас в России. У меня сложилось представление, что Япония – это очень маленькая и бедная страна, без особых достижений культуры. Однако Япония, которую я увидел своими глазами, оказалась совсем другой. Японцы очень трудолюбивые, старательные, дисциплинированные, они живут согласно законам. Все дети умеют читать и писать. Японцы очень помогают неграмотным солдатам, организовали курсы грамоты и японского языка для всех желающих. И самая большая ценность этой страны – женщины. Они усердно работают, как матери детям, безвозмездно дарят свою заботу раненым.

Крушинский от скуки берет в руки гитару и поет во дворе госпиталя русский романс. Потом кто-то начинает играть на балалайке. Русские военнопленные и японские сестры милосердия танцуют. Веселье прекращает унтер-офицер Ямамото.

Богданов знакомит Сакурако и Сиро со своей родственницей Ольгой. Сакурако показывает ей дневник Юй.

На балу японской знати Юй знакомят с ее будущим мужем (Кохэй Нагура). Юй говорит, что не умеет танцевать, и выходит на балкон. С ней заводит беседу София (графиня фон Таль): ты все-таки собираешься за него замуж? Ты же его не любишь. Юй: тут дело не в любви, в нашем обществе женщинам не позволительно выражать свое мнение. София: ты женщина нового поколения, тебе не обязательно связывать себя старыми традициями. Подумай о том, чего желает твое сердце.

Юй добивается свидания с Сорокиным. Они признаются друг другу в любви. Но Сорокин говорит о своем долге перед отечеством и необходимости вернуться в Россию. Он просит Юй поехать туда с ним. Юй рассказывает об обычае японцев любоваться цветением сакуры: она цветет в конце марта, это самое прекрасное зрелище на свете. Мы увидим это с тобой вместе весной. Сорокин: но для этого я должен остаться до конца марта в плену.

Японская армия берет Порт-Артур. На пьянке, организованной по этому поводу отцом, Юй узнает, что после этой победы обещают освободить военнопленных. Кэнъитиро говорит матери, что даже накануне своей свадьбы Юй путается с русским офицером.

Мурота сообщает Сорокину, что власти пока не могут договориться об обмене военнопленными. Существует и еще один фронт – политический. Если Сорокину нужно срочно вернуться в Россию, есть только один способ – побег. Но Сорокин хочет взять с собой Юй. Мурота ему говорит, что Юй выходит замуж, Сорокину следует о ней забыть.

Сорокин прорывается в госпиталь, пытается объясниться с Юй. Но Такэ не позволяет дочери оставаться с русским. Влюбленных растаскивают в разные стороны.

Мурота вручает Сорокину документ, используя который, он, добравшись до Кобе, сможет укрыться там во французском консульстве.

Один из раненых передает Юй записку от Сорокина. Тот уговаривает ее бежать вместе с ним в Россию, назначает ей встречу под сценой театра.

Жители Мацуямы и русские пленные собираются в театре Нанкай-дза, где организован вечер дружбы. Во время представления Крушинский и Святополк-Мирский говорят Сорокину, что будут прикрывать его с Юй побег, отвлекая полицейских. План, разработанный при участии Бойсмана, удается осуществить.

Коно докладывают: двоих беглецов мы взяли, но Сорокина пока не нашли. Комендант отдает приказ: Сорокина больше не искать, считать его погибшим.

Запись из дневника Сорокина. Восемь долгих дней мы добирались до французского консульства в Кобе. По договоренности с консулом нас возьмут на корабль, следующий во Францию, оттуда мы уже доберемся до Санкт-Петербурга. В ожидании выхода судна мы проведем несколько дней в квартире французского консульства в горах. Хотелось спокойствия и отдыха перед длинной дорогой. Эти дни стали самыми счастливыми и дорогими в моей жизни. В этом тихом месте мы были свободны от всех запретов и условностей. Это было только наше время и только наше место. Мы отдавались любви, забывали обо всем вокруг.

Проснувшись утром, Сорокин обнаруживает, что Юй исчезла. Она оставила ему только записку.

Февраль 1906 года, Санкт-Петербург. Сорокин пишет в дневнике: путь в Россию был долгим и трудным. Невыносимо тяжело было на сердце, когда я вернулся, но время, проведенное в Мацуяме, навсегда останется у меня в памяти. Мы полюбили жителей Мацуямы. Еще до побега я говорил нашим, что нужно отплатить японцам за доброту. Я убеждал, что нужно потратить наше жалованье в Мацуяме. Я очень просил своих друзей купить все свечи у Такэда. Надеюсь, это хоть немного помогло их семье.

Богданов рассказывает о дальнейшей судьбе Сорокина: он погиб во время революции 1917 года. Всю свою короткую жизнь после возвращения в Россию он прожил один. Он очень хотел вернуться в Японию, но в те времена это было невозможно.

Юй пишет в своем дневнике: я и правда сначала хотела уехать с ним в Россию, но поняла, что это невозможно. Я просила только об одном – чтобы его отпустили. Я умоляла отца и брата, я сказала, что выйду замуж за того, за кого они хотят. Я много раз объясняла им, что он возвращается в Россию не для того, чтобы воевать с Японией, а чтобы спасти свою страну. Полковник Коно закрыл глаза на побег Сорокина и написал в документах, что он умер. Я упросила отца позволить мне сопровождать Сорокина до порта Кобе, чтобы убедиться в том, что он благополучно отбыл из страны. Мой муж знал, что моя дочь – ребенок Сорокина, но воспитывал ее как свою. Я очень благодарно ему за то, что он принял все, как есть. Вот уже десять лет прошло, как мы расстались. Каждый год я посылаю письмо с фотографией нас с дочерью в сезон цветения сакуры, но ответа не получаю. Наверное, это письмо будет последним.

Богданов говорит: от Юй пришло только одно письмо. К сожалению, оно было доставлено уже после смерти Сорокина. Сакурако едва сдерживает слезы: Юй и Сорокин – мои прапрабабушка и прапрадедушка. Ольга тоже растрогана: мы – потомки сестры Сорокина, а все, кто здесь собрались – это потомки русских пленных, которые были на Мацуяме. Японцы и русские обнимаются. Богданов кладет рядом на столе два дневника: наконец-то Юй и Сорокин снова встретились.

Оформить подписку