Назад

Фильм Джим Маршалл: Рок-н-ролл в объективе

Show Me The Picture: The Story of Jim Marshall
Развернуть трейлер
Поделиться
8,4
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Документальный фильм о творчестве и частной жизни знаменитого фотографа Джима Маршалла, который в своих работах запечатлел самые значимые моменты эпохи рок-н-ролла. Маршалл снимал концерты The Beatles, Боба Дилана и Джимми Хендрикса, а также документировал зарождение важных общественных движений 60-х годов прошлого века.

Джим Маршалл – автор самых известных фотографий времён расцвета рок-н-ролла. Документальный фильм Альфреда Джорджа Бейли предлагает зрителям поближе познакомиться с личностью этого удивительного творца, которая, в отличие от его снимков, часто оставалась в тени профессиональной славы Маршалла. Картина представляет фотографа как непокорного и необузданного человека по другую сторону камеры от легендарных музыкантов, которых он снимал и с которыми всегда умудрялся найти личный контакт. Помимо уникального видения мира, которое делало Маршалла лучшим фотографом, способным запечатлеть красоту и безумие эпохи 60-х – 70-х, фильм рассказывает о его вредных привычках и саморазрушительных тенденциях, рисуя многогранный портрет одного из самых талантливых фотографов своего времени.

Всех, кто интересуется фотографией и историей музыкальной культуры, приглашаем посмотреть онлайн яркий документальный фильм «Джим Маршалл: Рок-н-ролл в объективе».

Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

FullHD, HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Говорит Амелия Дэвис, фотограф и владелица компании «Джим Маршалл Фотографи ЛЛС»: с самого начала работы с Маршаллом я заметила, что у него есть проблемы с сильной кокаиновой зависимостью. Она сформировалась у него еще с конца 60-х – начала 70-х годов. И зависимость эта вела его к гибели. Он отдалился от людей, заперся в своей квартире.

Диктор на телевидении сообщает о смерти Джима Маршалла. Именно благодаря ему у нас сохранилась память о кумирах рок-н-ролла, он снял их всех: Колтрейна, Дилана, Хендрикса. Он оставил нам их всех. Джиму Маршаллу было 74 года. Джим Маршалл все последние 20 лет был на передовой всех музыкальных событий. В начале 60-х он снимал Дилана, потом отправился в Сан-Франциско и фиксировал происходящую там психоделическую революцию. Отношение к фотографии тогда было не самым серьезным.

Амелия Дэвис. Он умер так, как хотел это сделать, в отеле в Нью-Йорке, во сне. Он читал книгу, которая так и осталась лежать раскрытой на его груди. Полицейские оцепили сигнальной лентой вход в отель. Прохожие спрашивали: что тут случилось? Убили кого-нибудь? Он умер так, как хотел, как чертова рок-звезда.

Джим Маршалл. Им казалось, что фотографы злоупотребляют своим положением. Если артисты впускают нас в свою жизнь – значит, они нам доверяют всецело. И злоупотреблять этим доверием недопустимо, преступно.

Брюс Таламон, фотограф, писатель, друг Маршалла. Он умел снимать, и делал это чертовски здорово. Вот, например, его серия с Колтрейном. Полная самоотдача и преданность делу. Или лето любви в Сан-Франциско в Хейт-Эшбери. Он тогда был в самой сердцевине событий.

Хейт-Эшбери, лето 1965 года. Джим Стерн, инженер звукозаписи и технический директор «Фэктори Рекордз». Это была настоящий плавильный котел, тогда не было ни рас, ни национальностей, никто об этом даже не задумывался. Мы были просто людьми.

Кэтрин Поппи, подруга Маршалла. Я впервые встретила его в Хейт-Эшбери, там выступали местные рок-группы, никто еще не знал, что они станут знаменитыми, и Маршалл был настоящим ядром семьи Хейт-Эшбери.

Джоэл Селвин, журналист и писатель. Он тогда мотался по всему городу, от одной тусовки хиппи к другой, он был одним из очень немногих профессиональных фотографов, имя которого связывают с движением хиппи. Тогда много кто снимал происходящее, но мало кому это удавалось делать так же хорошо, как Маршаллу. Он тусил с группой Грейтфул дэд, она тогда внезапно прославилась. Но в то время именно он считался звездой. А они были музыкантами любителями без какого-либо статуса.

Йорма Кауконен, гитарист группы «Джефферсон Эйрплэйн». Джим Маршалл был первый, кто пришел и захотел нас поснимать. А до этого никому до нас дела не было. Так, торчки какие-то, шатаются, бродят повсюду. А он был с нами все это время. В каком-то смысле он стал членом нашей маленькой семейки. Это был тот самый краткий миг, когда мы имели возможность быть, кем хотим, говорить то, что хотим.

Амелия Дэвис. Мы с ним познакомились в 1998 году. Я пришла к подруге на день рождения, ей исполнилось 30 лет. Подходит такой человечек: топ-топ-топ. Привет, чем занимаешься? Я: фотографией. А ты? Я тоже. Ты лесбиянка? Да. Вот черт, вечно мне нравятся замужние или лесбиянки. Но я думаю, что мы с тобой станем добрыми друзьями. Я тогда не знала, кто он такой. Мы вращались в разных кругах. У меня тогда мама умерла, а самой мне поставили диагноз «рассеянный склероз», это был непростой для меня период жизни. И тогда я начала работать его ассистенткой. Все последующие 13 лет моей жизни вплоть до его смерти были заполнены Джимом Маршаллом.

Маршалл оставил Амелии все права на свои архивы и на свою компанию. Она выполняет эту работу вместе со своим партнером до сих пор.

Мишель Маргеттс, журналист и бывшая подруга Маршалла. Нет ничего проще, чем рассказ о нашем знакомстве. Я тогда училась на факультете журналистики в университете Сан-Франциско. Нам дали стандартное задание, надо было написать материал. Приходит к нам один парень. Я его спрашиваю: мне нужен материал про какую-нибудь знаменитость, все равно про какую. А он: пожалуйста, вот вам Джим Маршалл. Я: а кто это такой? Он: есть такой придурок, но он реально известный, сделал фотки для сотен альбомных обложек. И его сейчас как раз из тюрьмы выпустили. Это было в 1984 году. Мы тем же вечером встретились в баре. Я опоздала примерно на полчаса, прихожу. Видно, он там просидел уже часа три. Сидит, пьет зеленую «Маргариту». Тогда как раз был день святого Патрика. Я смотрю на него сверху вниз: сидит такой злобный гном в жутком раздражении. Ты опоздала! Он мне показал коробку с пачкой пробных фотографий. Я: так это же пробные фото! Он: каждая из них бьет наповал. Это будет мое возвращение. Я его назову «Джим Маршалл: охота на людей».

Квартира Джима Маршалла, 2006 год. Маршалл рассказывает, что он в детстве наклеивал в альбом изображения различных фотоаппаратов, рядом проставлял цену на них. Так началось мое увлечение фотоаппаратами. Мне всегда нравились машины, оружие и фотоаппараты. Машины и оружие создавали для меня много проблем. А фотоаппараты – никогда.

Из радиоинтервью Джима Маршалла, октябрь 1978 года. Я приехал в Сан-Франциско с родителями в возрасте полутора лет. Там я вырос, там прожил почти всю мою жизнь.

Жосин Парилли, помощник судьи в отставке, Калифорнийский апелляционный суд. У него была явно заниженная самооценка, он ведь был сыном эмигрантов. И у него была очень сильная связь с матерью. Она чем-то напоминала такую итальянскую мамашу. Маршалл, бывало, сердился на нее, когда она указывала, как ему жить. Но было видно, что он очень ею дорожил, он любил свою мать.

Майкл Загарис, друг. С его мамой я виделся всего пару раз. Но видно было, как он ее любил. Он вырос в напряженной обстановке, вокруг него были только его мать и тетки. Отца рядом не было уже давно. У него было сложное детство ребенка из эмигрантской семьи в белой Америке. Ему вообще повезло, что он уцелел.

Джим Маршалл. В 18 с половиной лет я пошел в военно-воздушные силы. Это было в 1956 году. Через полтора года я оттуда ушел, потому что не хотел становиться писарем. Я вернулся в Сан-Франциско и там увлекся автогонками. Я был крутым гонщиком. Фотографировать я начал в разгар эпохи битников. Не забывайте, Сан-Франциско тогда был столицей этой субкультуры. Именно сюда приехал Джек Керуак после публикации своей знаменитой книги «В дороге»

Джим Маршалл. Я отснял 50 тысяч пленок. Может быть, даже 100 тысяч. Вот тут на пленках с 577 по 584 Джон Колтрейн. Он попросил меня подбросить его на интервью. Я подвез его и потом снимал на протяжении всего этого интервью.

Брюс Таламон. Он просто увидел Колтрейна. Вот эта фотография, которая снята на закате. Тут свет передан как на полотнах художников эпохи Возрождения или Тернера. Маршалл очень любил и блюз, и джаз. Он много фотографировал исполнителей, особенно черных, он вставал на защиту обиженных. Колтрейн и был частью протестного движения, так же, как и Маршалл. Он ездил на джазовые фестивали в Монтерей, делал там все фотографии. Это было сразу после окончания периода сегрегации, и люди тогда не жили отдельными расовыми общинами, чего сейчас уже нет.

Джон Колтрейн и Майлз Дэвис подпускали Маршалла к себе. Они воспринимали его как художника одного с ними уровня.

Джим Маршалл. Впервые я встретил Майлза в 1959 году. Я тогда спросил его: почему у тебя труба зеленая? А он мне в ответ: я же не спрашиваю, почему у тебя фотоаппарат черный? Как-то я ему показал свои фотографии Колтрейна. Он мне: а почему ты меня так не снимаешь? А я ему: а почему ты меня к себе не подпускаешь так, как он?

Джефф Розенхайм, сотрудник отдела фотографии музея Метрополитен. Фотоаппарат – это дневник жизни в музыке. Я думаю об этом, когда смотрю на эту коллекцию Маршалла в нашем музее.

Нью-Йорк, 1962 год. Джим Маршалл приезжает сюда на два с половиной года. Он снимал не только музыкантов. Вот фотографии Вуди Аллена. Он также много работал для театра. А вот фотография Боба Дилана. Он просто бродит по улицам. И внезапно откуда-то появляется катящееся колесо.

Джим Маршалл. Я хотел иметь полную свободу. Дайте мне запечатлеть то, что я хочу.

Грэм Нэш, музыкант. Люди ему доверяли всецело. Иногда он становился просто бешеным, но его допускали в личное пространство. Он по-настоящему самовыражался посредством своих фотографий. Глядя на них, видишь, что он думает и чувствует.

Джим Маршалл. Когда я работаю, то превращаюсь в муху на стене, мне надо сфотографировать абсолютно все.

Амелия Дэвис. У него была привычка, куда бы он ни шел – всегда фотоаппарат на плече. Он был очень любопытен, это его отличало от многих других фотографов.

Джим Маршалл. Эти снимки в день убийства Джона Кеннеди я сделал на одном углу.

Брюс Таламон. Он, кажется, был сирийским евреем и католиком. И не дай вам бог было перейти ему дорогу! Все его принимали просто за еврея, из-за его шнобеля. А он был еще и католиком. Это многое объясняло.

Мишель Маргеттс начинает писать статью про Маршалла в 1984 году. Он ей передал свои фотографии. 167 сантиметров, Джим Маршалл – маленький человек с большим талантом. 200 лет назад он воевал бы с ветряными мельницами. 100 лет назад он бы вышел на большую дорогу с пистолетом в руке. А сегодня он занимается фотографией.

Ньюпорт, 1962 год. Джим Маршалл приехал сюда снимать фолк-фестиваль. Он тогда захватил волну движения за гражданские права.

Фотографии Маршалла: марш на Вашингтон; выборы в Миссисипи; убийство в Миссисипи четверых студентов, активистов в борьбе за гражданские права.

Фотографии Маршалла из серии «Бедность в Америке».

Джон Сэвидж, автор книги «1966». Стадион Кэндлстик-Парк, 1966 год. Он снимал здесь последний концерт Битлз. Они знали об этом, они даже прямым текстом попросили, чтобы их снимал именно Маршалл.

Джим Маршалл. Это было 29 августа 1966 года. За сцену пустили только меня одного, я выходил с ними из гримерки на поле. Звук был самый примитивный, только усилители. Свет был – свет стадиона. Им тогда все уже просто осточертело, концерт был не самый успешный, публика сидела от них за километр, акустика была просто ужасающая. Да еще погода плохая, сильный ветер. Они были рады покончить с этим, они были сыты по горло. Это было их последнее публичное выступление.

Битлз открыли двери потоку британских рок-групп из северной Англии через Атлантику, их репутация, их талант захватили американский рынок. Именно Сан-Франциско тогда стал мировым центром рок-музыки. Из Лондона никто не мог пробиться на вершину, пока не сыграет в Сан-Франциско. И Маршалл их всех снимал: Кита Ричард, Эрик Клэптон, Джимми Хендрикс (он американец, но начинал в Англии). Это было сказочное время: солнце, девушки. Они вернули нам блюз, – вспоминает Нион Макэвой, генеральный директор книжного издательства.

Монтерей, 1967 год. Снова судьбоносный момент для Маршалла. Раньше никогда не проводился фестиваль только для рок-исполнителей. И там были все звезды, от Рави Шанкара до Джимми Хендрикса.

Маршалл сделал серию снимков Хендрикса во время проверки им инструментов. А вот фото этой звезды под воздействием кислоты. Вид у Хендрикса просто обезумевший.

Хендрикс обливает гитару бензином и поджигает ее.

Маршалл: такого раньше никто не делал.

Мишель Маргеттс. Он не просто фотографировал, он не останавливался ни на минуту. Вот этот знак мира на бетонной стене. Маршалл проделал настоящее исследование, он задокументировал, как в 60-е годы менялось значение этого знака, это был способ общения Маршалла с миром.

Серия фотографий Маршалла, посвященная антивоенному движению в США 60-х годов.

Фолк- и рок-фестиваль в Северной Калифорнии, 1968 год. Джим Маршалл ведет себя крайне агрессивно, угрожает людям ножом и пистолетом.

Майкл Загарис. У него было много оружия. Иногда создавалось ощущение, что он мог им воспользоваться. Насилие сопровождало его всю жизнь.

В 1968 году Джима Маршалла обвиняют в покушении на убийство друга его жены. У них зашел спор о налоговых документах. Мужчина достал нож. Маршалл выстрелил в тротуар, пуля срикошетила и попала мужчине в живот. Он выжил. Поскольку этот человек не стал выдвигать обвинение, Маршалл отделался условным сроком и штрафом в 1600 долларов.

В 1968 и 1969 году Джим Маршалл принимает участие в концертах Джонни Кеша в тюрьмах Фолсом и Сан-Квентин.

Сын певца говорит, что Маршалл стал настоящим другом для его отца. Хорошо, что про концерт в Фолсоме не был снят фильм. Маршалл снял его лучше.

Джим Маршалл. Я сказал ему: давай сделаем снимок для начальника тюрьмы. И так получился этот злой снимок со средним пальцем.

Майкл Загарис. Он родился в Чикаго, потом переехал в Сан-Франциско. Маршалл запомнил своего отца красивым, грубым, иногда пьяным, любимцем женщин. Я как-то спросил, может быть из-за отсутствия отца ты стал таким грубым. А он мне: ты что, решил удариться в этот чертов психоанализ?

Мишель Маргеттс. Он вспоминал про отца. Тот знал 13 языков, но вынужден был красить дома. Джим помнил две сцены с участием отца. Один раз он испек ему очень большие оладьи. А в другой раз так приложил Джима лицом об стол, что выбил мальчику два зуба. Первую историю он рассказывал с улыбкой, а вторую – с гневом. Уже взрослым он посетил могилу отца, провел на ней несколько часов, примирился с ним.

Альтамонтский фестиваль, организованный в 1969 году группой Роллинг Стоунз.

Кадры с фестиваля, лозунги: мы дети 60-х! Мы дети Америки! Мы дети крови!

Джим Маршалл пришел в ужас от разгула насилия на фестивале. Он в такой спешке его покидал, что оставил там 18 пленок.

Амелия Дэвис. Когда он подсаживался на кокаин – то закрывал двери в квартиру. Потом он стал писать записки и вешать их на дверь: завтра в 12; завтра ничего до четверга. Когда он выходил из загула, все его рубашки были в крови, повсюду был кокаин, мусор.

Амелия Дэвис дважды уходила от Джима Маршалла в 2001 – 2007 годах. Он ее умолял вернуться, она к нему возвращалась.

В марте 1970 года Маршалл второй раз женится на Ребекке. Но в семейных отношениях снова появляются трещины.

В 1968 – 1970 годах Маршалл делает серию фотографий с Дженис Джоплин.

Джим Маршалл. Она была такая естественная, такая человечная, очень ранимая. Вот две фотографии, которые сделаны с одной точки. Многие не любят фотографии, сделанные снизу: ноги кажутся толще и короче. Но Дженис сказала: это часть работы, это закулисная жизнь. Это правда.

Фотографии 1971 года: Арета Франклин, Рэй Чарльз и Кинг Кертис; Лед Зеппелин; Крис Кристофферсон; Майлз Дэвис в спортзале на ринге; Оллмэн Бразерс Бэнд.

Джим Маршалл. Из всех музыкантов, с которыми я встречался, больше всех я любил Дуэйна Оллмэна. Когда он погиб – из мира ушла часть меня. Он мне был как брат.

Брюс Таламон. Он умел входить в фотографию, становиться частью ее. Вот фотография Дуйэна Оллмэна. Он играет на гитаре в ванной комнате. Тут же больше нет никого! Очень интимный снимок, где тут был Маршалл?

Джим Маршалл. 50 фотографов предложили свои услуги по освещению турне Роллинг Стоунз в 1972 году. Я предложил свои 10 снимков, и работу дали мне. Потом я сделал обложку «Лайф».

Из радиоинтервью. Каково это – быть так близко к плохим парням рок-н-ролла из Роллинг Стоунз? Джим Маршалл: я перенюхал кокаина больше, чем они. Тур 1972 года был просто засыпан кокаином. Отличный был тур!

Майкл Загарис. В те времена это было чем-то вроде совместного спорта: выпивка, кокаин. Не то, чтобы мы им подражали. Мы сами такими были, нам было любопытно.

Джим Маршалл. Я принимал по пол унции порошка в неделю, это 14 граммов, то есть почти по два грамма в день.

Амелия Дэвис. Параллельно с карьерой росла его наркозависимость, усиливалась его злость. Он чувствовал, что это ему мешает жить, пытался с этим бороться.

Джим Маршалл. Мне надоело снимать большие концерты с тех пор, как рок-н-ролл стал бизнесом. Все стали говорить: ой, я тут такой потный, не надо так близко!

Майкл Загарис. В 1978 году проходил грандиозный фестиваль, там гвоздями были Клэптон, Флитвуд Мэк. Во время шоу за барабанной установкой стоял столик, там было шампанское, пили прямо во время выступления. Маршалл снимал и выкладывал там кокаиновые дорожки. Ему велели уйти со сцены, когда он наширялся. Он ушел, говоря: у меня тоже есть пистолет!

Джим Маршалл. Раньше было весело. Нет, бизнес тоже был. Но было весело. Конец пришел, когда всем начали заправлять счетоводы и бизнесмены.

Майкл Загарис. Где-то в 1975 – 1977 годах всем начали заправлять корпорации. И тогда Маршаллу пришел конец. Он понял, что всем наплевать на то, кто ты такой. Это как в спорте. Какой бы ты великий не был – падаешь, тебя оттаскивают и находят следующего.

Мишель Маргеттс. 1 декабря 1981 года. Обычный зимний день, он встает, готовит чашечку кофе для Ребекки. Они женаты уже восемь лет, она успешно работает в банке, готовится к очередной командировке. Ребекка сказала ему, что ее самолет прилетит около семи. Время проходит, он думает, что самолет запаздывает. Ему звонят из Вестерн Юнион: Ребекка сбежала, прихватив 20 тысяч долларов.

Жосин Парилли. Он рассказывал, как закрыл ее в стенном шкафу и забил гвоздями, чтобы она от него не сбежала. Не знаю, как уж она оттуда выбралась. Вот вскоре после этого она от него и ушла. Теперь навсегда.

Мишель Маргеттс. Он не слышал о ней около года, потом пришли бумаги на развод. Он мне говорил: я к ней был невнимателен, я был глуп, я был наркоманом. Я просрал свою жизнь. После ухода Ребекки он начал стекать в бездну отчаяния.

В 1984 году Мишель Маргеттс предлагают написать большую статью про Джима Маршалла. Нас, конечно, на занятиях по этике учили, что нельзя спать… вы сами понимаете. Но он мне сказал: ничего, все нормально. И пообещал дать свои фотографии. Но потом Маршалл выложил такой маршалловский козырь. Он попросил меня кое-что для него сделать, иначе он не даст фотографии. Но я стала такой сицилийкой. Сказала, что ничего делать для него не буду, что вообще статью не напишу, что он меня еще умолять будет. И он меня потом 25 лет умолял.

Брюс Таламон. Говоря о Маршалле, нельзя обойти вопрос авторских прав.

Джим Маршалл. Я мог бы жить одними своими архивами. Я никогда ни на кого не работал, все, что я снимал, принадлежит только мне. Я берег свои фотографии, а теперь они берегут меня. Я обращался в ФБР по поводу нарушения авторских прав. Как-то пираты выпустили альбом Дилана и Кэша с моей обложкой. Я звоню на студию: где вы это взяли? А они меня посылают: ничего мы тебе говорить не обязаны. Я пишу запрос в ФБР по поводу пиратства. Им крепко досталось. Так что я их наказал законным способом.

Майкл Загарис. Он мне говорит: только расслабишься – тебя обдерут как липку. Если уж они до музыкантов добрались – то мы вообще никто, мы в самом низу лестницы. Вот поэтому у меня есть пушка.

Из радиоинтервью. У вас были проблемы с оружием? Да, были.

В 1983 году Джим Маршалл был арестован по нескольким уголовным статьям, включая вооруженные угрозы соседям.

Маршалл приехал к дому, где находилась их с Ребеккой роскошная квартира. Он достал револьвер 45 калибра и вошел в подъезд. Соседи позвонили в полицию. У Маршалла был найден целый арсенал: 14 пистолетов, ружье и автомат. Он получил год исправительных работ.

После отбытия наказания Маршалл перестал разговаривать с матерью.

Маршалл: у меня 80 кузенов по всему побережью. И никто из них меня не навестил в тюрьме. Даже мать не пришла.

В период с 1884 по 1995 год Джим Маршалл почти не снимал, у него было мало друзей, мало работы. Ему никто не звонил. Но постепенно он стал выправляться, справляться с наркотиками.

Его фото – свидетельство времени.

Джим Маршалл: я поймал суть каждого музыканта, с кем работал.

Вудсток, 1969 год. Джим Маршалл. Я там был четыре дня, на меня не действовали наркотики, кислота больше не забирала. Я снял номер в отеле, но так там ни разу не появился. Я ночевал в машине, которую взял напрокат, провонял весь. Машина стояла в 50 метрах от сцены.

Фотографии Джима Маршалла из Вудстока.

Финальные титры. Джим Маршалл удостоился чести быть первым и единственным фотографом, получившим премию Попечительского Совета Грэмми, специальную награду за его хронику истории музыки.

Знаете ли вы, что

  • Фильм стал обладателем награды Международного кинофестиваля в Сан-Франциско.
  • Мировая премьера фильма состоялась на кинофестивале SXSW в марте 2019 года.
  • Оформить подписку