Назад

Фильм Дед, привет

Ilosia aikoja, Mielensäpahoittaja
Развернуть трейлер
Поделиться
8,1
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

У главного героя, сурового деревенского деда из финской глубинки, умерла жена. Жизнь для него потеряла всякий смысл, пока однажды к нему не приехала 17-летняя внучка София.

Ворчун живёт в тихой деревне в Финляндии. Привычный ритм жизни нарушается после смерти любимой жены, с которой герой прожил 60 лет. На похороны приезжает семья деда – жители больших городов. Сын Пекка ненавидит всё финское, считая родную страну и её жителей дремучей деревней. В таком духе он пытается воспитывать единственную дочь – подающую большие надежды девушку. Встреча родственников после долгой разлуки не отличается теплотой. Совсем затосковавший дед больше не видит смысла в своей жизни и хочет побыстрее умереть. Он даже начал сколачивать себе гроб.

Неожиданно мрачные планы героя нарушаются: упрямая внучка София вместо того, чтобы поехать на важный форум в Хельсинки, решила пожить у своего нелюдимого дедушки. Поначалу Ворчун не слишком рад такому сюрпризу, однако вскоре двое таких разных людей находят общий язык.

«Дед, привет» стало продолжением картины «Ворчун» 2014 года, снятой режиссёром Доме Карукоски.

Как будет развиваться сюжет финской трагикомедии, вы можете узнать, посмотрев онлайн фильм «Дед, привет» на нашем сайте.

Языки
Русский, Финский
Субтитры
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

На кровати лежит мертвая пожилая женщина (Герта). Ее держит за руку старик (Ворчун). Он забирает вещи своей покойной жены, направляется к выходу из дома престарелых. Сотрудница приюта предлагает Ворчуну вызвать такси. Тот отвечает: я приехал сюда на своем Эскорте, на нем и уеду. Можете сообщить об этом в полицию.

Ворчун приезжает на свою ферму. Он выкапывает кустик картошки, осматривает клубни.

Ворчун стучит в двери своего соседа Колемайнена. Он говорит, что отдает ему всю свою картошку: тебе ее на несколько месяцев хватит, можешь ее есть три раза в день. Колемайнен: а сам чем питаться будешь? Ворчун: а я помирать пойду.

Ворчун заходит в сарай, подбирает доски нужного ему размера. На всех вещах и инструментах прикреплены листочки бумаги, на которых указано, кому предмет достанется после смерти хозяина.

Сын Ворчуна Пеккасо своей дочерьюСофией в аэропорту Хельсинки у стойки компании, предоставляющие автомобили в аренду. Пекка недоволен тем, что в машине полной комплектации отсутствует GPS-навигатор. Пекка выясняет, что самолет, на котором должна прибыть его жена Катри, задерживается на полтора часа. Странно, тут еще и задержки бывают!Пеккапредлагает Софии не терять время зря: можешь подучиться, к Принстону не помешает. Пекка с дочерью обсуждают предстоящий девушке бизнес-семинар, который должен состояться в столице Финляндии. Пекка говорит, что на этом мероприятии можно обзавестись хорошими связями. Только ты не теряй времени на финнов. Лучше общайся с американцами. Они странные, но к этому можно привыкнуть.

Появляется Катри. Семейство садится в арендованную машину и отправляется в путь. Пекка предлагает перекусить. Он с женой и дочерью заходит в придорожное кафе. Его изумляет ливерная колбаса: такой цвет, прямо как лица жителей этой страны! Катри: это же практически паштет. Пекка говорит, что ливерная колбаса не имеет ничего общего с паштетом. Пекка постоянно изумляется местным ценам, утверждая, что в Брюсселе, откуда он прилетел с дочерью, все гораздо дешевле.

В церкви проходит поминальная служба. Входят Пекка с женой и дочерью, садятся на скамейку. Ворчун говорит священнику: пора закругляться. Тот сворачивает службу.

Поминальный обед. Во главе стола сидит Ворчун, рядом с ним оба его сына – Пекка и Хессу с женами (Катри и Минья) и София. Пекка рассказывает родственникам о том, какой конкурс пришлось выдержать Софии, чтобы попасть в Принстон. Из стен этого университета вышло восемь нобелевских лауреатов. Ворчун говорит, что не надо гоняться за премиями, нужно просто заниматься своим делом. Пекка заводит разговор о своей покойной матери. Он говорит, что в дни ее молодости никто не слышал ни о какой эмансипации. Ворчун воспринимает такие речи в штыки, он говорит, что Пекка насмехается над своими родителями. Ворчун выходит из-за стола и произносит речь: есть вещи, которые ни за что нельзя вернуть обратно – поясницу без боли, циркулярную пилу, которую одолжил Колемайнену… Колемайнен кричит со своего места: да верну я ее тебе, хоть завтра. Ворчун продолжает: вальс на свадьбе. Она тогда настояла, чтобы я его с ней станцевал, хотя я и не умею. С ней я был счастлив, даже когда мы просто молчали. На моих похоронах будет кофе и минералка. Гроб я сам себе смастерил. Так что угощайтесь, а я пошел помирать.

Родственники Ворчуна стоят у сарая, где старик возится с новеньким гробом. Пеккаговорит жене: это уже деменция, явный Альцгеймер. Его нужно поместить в соответствующее заведение. Пекка подходит к отцу: ты понимаешь, что нанесешь нам психологическую травму, если покончишь самоубийством? Ворчун: я еще с ума не сошел, чтобы руки на себя накладывать. А как ты собираешься помирать? Как все в нашем роду – в бане. Пекка: то есть ты вот так – зайдешь в баню и скажешь, что тебе надо помереть? Ворчун: так и будет. Пекка: хорошо. Как тебе дата – 17 ноября? Я запишу в ежедневник: в этот день мой отец даст дуба. Прощай, теперь, наверное, уже больше не увидимся.

Ворчун бродит по лесу. Внезапно он натыкается на группу туристов азиатской внешности, которые собирают грибы. На всех азиатах одинаковые желтые накидки, у всех велосипеды. Ворчун сообщает туристам, что у него умерла жена. Маленькая женщина кладет Ворчуну руку на плечо, гладит его. Она что-то говорит на своем языке товарищам, те окружают Ворчуна, гладят его по спине и рукам.

Пекка, Катри и София стоят на вокзале. Пекка снова инструктирует Софию о том, как себя вести на семинаре в Хельсинки. Он передает дочери пластиковую карту: вот тебе немного денег, только трать их с умом. И еще раз говорю: не общайся с финнами. Ладно, нам пора, мы присмотрим для отца заведение. Родители прощаются с Софией и покидают вокзал. Объявляют прибытие поезда, следующего в Хельсинки. София берет чемодан и уходит с вокзала.

Ворчун сидит на улице возле бани, перечитывает письмо, которое когда-то ему написала Герта. К нему сзади подходит София. Так ведь и до инфаркта довести можно! София говорит, что хочет остаться у деда. Ведь за тобой кто-то должен ухаживать? Ворчун: с чего вдруг такая любовь? Мы же друг друга почти не знаем, а, пигалица? И я через пару месяцев точно дам дуба. София: но ведь не сегодня же? А ты где спишь, не в гробу? София говорит, что займет комнату на втором этаже дома. И я хочу в баню. Сегодня женский день.

Пекка и Катри разговаривают с заведующей домом престарелых. Пекка удивлен уровнем цен: за такой метраж – такие большие деньги! Он проверяет сантехнику в номере, где можно будет разместить Ворчуна. Заведующая говорит: вы все-таки подумайте. А пока заполните анкету, где дадите характеристику вашего отца.

София и Ворчун ужинают. София: я помню, как мы с бабушкой купались, мы прыгали в реку со скалы. Она меня плавать научила. Мне тогда лет пять было. Как вкусно! Что это? Ворчун: свинка и картошка с соусом. София: воображаю, как такое блюдо могли бы подать на дипломатическом приеме у папы. Ворчун: тебе, наверное, деньги нужны стали? София: нет, деньги мне не требуются. Я хочу немного покоя.

Ворчун вечером смотрит с улицы в окно своего дома. Он видит разгуливающую по комнате в нижнем белье Софию. Старик отправляется к дому Колемайнена, стучит в дверь. Колемайнен отпирает: ты знаешь, который час? Да верну я тебе твою пилу! Ворчун: она беременна. Колемайнен: пила? София. Я такое у жены видел, и когда корова отелилась. Слушай, у меня картошки почти не осталось. Ты мне хотя бы часть верни. Колемайнен: сначала отдаешь, потом назад требуешь. Это как-то не по-людски.

Пекка и Катри играют в гольф. Катри набирает номер Софии, та не отвечает на вызов. Пекка: после вон той лунки я сам ее наберу.

София в своей комнате. Она рассматривает плакаты с рок-звездами на стенах, листает обнаруженные на полке комиксы. Потом София включает кассетный магнитофон, раздаются звуки рок-баллады. В комнату входит Ворчун. Тут ничего не изменилось. София: вот тут папа и жил, пока не сбежал от тебя в 16 лет? Ворчун спрашивает Софию: а жених у тебя есть? Какие у тебя планы? Ты не собираешься дом приобрести в ипотеку? София: парня у меня нет, брать кредит на дом в банке при такой рыночной ситуации – я еще с ума не сошла. Ворчун: а кто тебя кормить будет? София: давай лучше в магазин съездим.

В машине София видит висящую на зеркальце заднего вида вещицу: что это? Неужели бабушкины бигуди? И на них бабушкины волосы? Ворчун: это позволяет мне помнить ее лучше, чем с вашими фотографиями в телефонах-тыкалках.

В супермаркете София набивает тележку множеством самых разных продуктов: я хочу тут все!

К Ворчуну подходит его знакомый врач Кивинкинен. Я хочу вас предупредить, что столько еды в вашем возрасте нельзя. Ворчун: это все София, у нее волчий аппетит. Кивинкиненспрашивает подошедшую к тележке Софию: а ты спортом не занимаешься? Гребля была бы очень полезна. София: это моя жизнь, так что сама и разберусь. Ворчун спешит завершить разговор: спасибо тебе, хотя и не за что. Кивинкинен: я видел на парковке твой Эскорт. Кто за рулем? Я же сам у тебя права отобрал в прошлом году. Если ты ездишь без прав – то это серьезное преступление, и я обязан сообщить об этом в полицию. София: это я его сюда привезла. У тебя есть права? Да. В Бельгии их выдают с 16 лет. Но ты же в Финляндии. А мне уже все равно 18 исполнилось.

На кассе Ворчун возмущается суммой чека: 249 евро. Да тут нет и на 200! Кассир спрашивает: у вас есть дисконт? Ворчун: у меня Эскорт, на парковке стоит. София говорит, что она сама рассчитается за покупки и достает банковскую карту.

Ворчун и София подходят к Эскорту. Рядом в своей машине сидит Кивинкинен. Ворчун предлагает внучке сесть за руль. Та признается, что не умеет водить. Ничего, сейчас научишься. София садится за руль и, следуя указаниям деда, заводит машину, трогается с места, сбивая стоящую на парковке магазинную тележку. Некоторое время Кивинкинен следует за машиной Ворчуна, но затем все-таки сворачивает на другую дорогу. София ведет машину до самой фермы Ворчуна. Она говорит деду: дай пять! Ты – самый лучший инструктор в мире. Ворчун: а родители знают? София: нет, они думают, что я на форуме в Хельсинки, завожу нужные связи. София поднимает сумку и направляется к дому. Ворчун ее останавливает: тебе нельзя носить тяжести, ты и так под сердцем носишь. София: что – ношу? Ворчун: пока не родишь, не узнаешь. Но это наверняка ребенок.

Пекка и Катри сидят в сауне. Пекка пытается дозвониться до Софии, у него это не получается. Пекка: что это за страна такая? Как я ненавижу Финляндию! Сидящий рядом с ним мужчина говорит: потише, здесь люди отдыхают. Пекка и Катри бурно обсуждают свою дочь. К разговору подключаются люди, сидящие рядом. Один мужчина говорит, что детям лучше давать свободу, а то они просто убегут.

За ужином София и Ворчун едят китайскую лапшу. Ворчун ломает палочки: не привык я питаться шнурками! Ты расскажешь мне, как все вышло?

София рассказывает о том, как она со своими одноклассниками пошла в Брюсселе в модный бар. На мне было такое обтягивающее платье! Мы крепко выпили. В баре София познакомилась с темнокожим парнем, который поразил ее воображение тем, что пил водку с мороженным. А утром я проснулась в номере отеля, его уже и след простыл. Я даже имени его не узнала. Вобщем, я напилась и сглупила, теперь моя жизнь окончена. До 12 недель я вообще не знала, что беременна. У меня месячные бывают нерегулярно. Ворчун: есть на свете вещи, которые нельзя вернуть назад. Например, поясницу без боли. По телевизору говорят, что спину можно вылечить гимнастикой. Наглая ложь! А тебе нужно обо всем рассказать матери. И отцу, наверное, тоже. А ты представляешь, что он мне устроит? Представляю.

Пекка звонит Софии. Ты где? Я на бизнес-форуме, у нас идет видеоконференция. Сейчас прямо передо мной видный инвестор из Южной Кореи. Его зовут Ким КиДук.

В номере отеля Пекка читает вопросы анкеты, выданной ему в доме престарелых. Опишите, что его может порадовать. Да ничего его не радует, он никогда не веселился, не танцевал, не улыбался. Как он общается с друзьями? Да у него нет никаких друзей. Катри: ты вот так прямо и напишешь? Пекка: да. Ведь это все чистая правда. Катри: но тогда ты эту анкету будешь отдавать без меня.Катри заходит в свой личный кабинет на планшете. Слушай, София расплатилась картой в универсаме в деревне твоего отца.

София заходит в сарай, где Ворчун возится со своим гробом. София: симпатичный он у тебя получился. Она садится на поленницу, сложенную у стены, дрова обрушиваются. Ворчун, глядя на последствия беспечности Софии, говорит: своих детей я вырастил. Теперь их дочь, а потом и следующий ребенок.

Звонит домашний телефон. Ворчун берет трубку. С ним говорит Пекка. Ворчун: с какой стати она, городская девчонка, заберется в такую глухомань? И вы нашли, кому карту дать! Старик бросает трубку. Пекка, который вместе с женой сидит в ресторане, начинает дико орать, проклиная своего отца.

София благодарит деда. Ворчун: я никогда еще в жизни не врал, мать твою! И не сквернословил. Теперь вот начал, перед самой смертью. Кричит Колемайнен, который находится в своем доме: что случилось? У нее воды отошли? София шепотом обращается к Ворчуну: даже мама не знает, а ты рассказал этому старикашке? Колемайнен: меня зовут Колемайнен. София: ничего себе, у него слух! Колемайнен: меня за это в армии уникумом прозвали.

Ворчун подходит к стиральной машине, которая стоит на улице перед крыльцом. Тебе что-то надо постирать? Вообще-то стирка – женское занятие. Но раз она стоит на улице – это механизм, мужская забота.

Катри успокаивает мужа: ты только представь – София в деревне, ест картошку со свининой, ходит в туалет на улице, доит корову в хлеву, пьет воду из колодца или даже квас! И еще она ест ливерную колбасу. Пекка и Катри смеются. Пекка: наверное, она потеряла карту, ею кто-то воспользовался. Надо будет заблокировать карту. А потом я ей позвоню.

Ворчун заходит в комнату Софии, поправляет одеяло на ее постели. У женщин вечно ноги мерзнут. Вот теперь нормально.

Ворчун сидит на кухне, перечитывает старое письмо. Герта просит мужа, который уехал по делам из деревни, купить себе теплые носки. А то ты свои дома забыл. А мне дома тепло, хорошо, что теперь даже печку топить не нужно, есть электричество. Я довольна, хотя ты и не любишь лишние траты. Дай тебе волю – ты бы и могилу себе сам вырыл.

Ворчун поднимает глаза, ему кажется, что на лестнице, ведущей на второй этаж, стоит молодая Герта.

Утром София поднимается раньше деда. Она идет на кухню, осматривает содержимое стенного шкафа, находит там лопаточку, на ней бумажка с надписью: для Софии. София роняет стоящую на полке чайную чашку, у той отлетает ручка.

София выходит на улицу, пьет воду из колодца, идет по лугу, дразнит пасущихся там овец: а кто тут самый глупый?

София выходит к берегу реки. Она сидит на скале, что-то рисует в блокноте. Девушка раздевается и прыгает в воду со скалы. София плавает и вопит от удовольствия.

Ворчун просыпается, идет на кухню, обнаруживает чашку без ручки. Это же ее чашка! Ворчун обходит дом, заходит в сарай, зовет Софию.

София гуляет по лесу, обнаруживает домик на дереве, забирается туда, видит надписи: Пекка и Хессу; кто сюда заберется, получит по попе; Пекка – дурк. София набирает номер отца: привет, дурк! Угадай, где я?Пекка: на занятиях. София: я в лесу, и я беременна. Пекка пропускает это сообщение мимо ушей. С тобой все в порядке? София: в полном. Пекка: я заблокировал карту. София: передай трубку маме. Она говорит Катри: я тебя люблю. А еще я хочу, чтобы у нас дома иногда готовили картошку с поливкой.

К домику подходит Ворчун. Он требует, чтобы София спустилась на землю. Твой отец плохо сделал этот домик. София: почему? Вон сколько лет простоял. Она топает ногой, доски ломаются, София падает на землю. Ворчун ругает внучку за бабушкину чашку, говорит, что беременным не положено лазить по деревьям. София: ты хочешь, чтобы я уехала?

Пекка и Катри занимаются сексом. Пеккаспрашивает жену: тыо чем думаешь? Тебя здесь нет. О любви я думаю. Да не об этом! Катри отталкивает мужа. София никогда так не говорила, у нас в семье же это не принято. Что-то с ней не так. Мне подсказывает материнское сердце. Едем туда! И позвони Хессу. Пусть тоже подъедет, у него лучше контакт с отцом.

София разговаривает с дедом. А с чего ты помирать собрался? У тебя что, рак? Ворчун: видишь возле дома дерево стоит? Его посадил мой отец, когда я родился. А теперь у него корни гнить начали. Придется срубить, ничего не поделаешь. Так и люди. Нет теперь моей старушки. София: скажи честно, ты ее любил без памяти? Ворчун: я картошку люблю. София: а зачем тебе гроб? Можно ведь просто в яму лечь. Ворчун: я просил муниципалитете, чтобы разрешили меня в саду похоронить. А они: гигиена! Но все-таки лучше сразу помереть, чем годами в постели лежать. София: но ведь бабушка так и жила, она была практически овощ. Ты даже сам хотел, чтобы она отмучилась. Ворчун взрывается: кто тебе такое сказал, отец? Не смей так о бабушке говорить. Ворчун предлагает внучке уезжать. Расписание автобусов на кухне на стене висит.

София собирает вещи, прислушивается к себе, хватается за живот. Кажется, шевелится. Ворчун: какой у тебя срок? Не знаю. Ты в своем Брюсселе ходила в консультацию? Нет. По деревьям лазить тебе можно, а к врачу так нельзя? Едем.

Врач в женской консультации приглашает в кабинет Ворчуна вместе с Софией. Сколько лет? 17. Кто отец? Ворчун: она с дерева упала, вы посмотрите, все ли в порядке. А отец нам не нужен, он водку с мороженным употребляет. У вас есть наследственные болезни? София: да. Мой папа – идиот.

Врач делает УЗИ. С ребенком все нормально, сердце бьется. На ножках и ручках по пять пальчиков. У вас есть какие-то страхи? София: да, мне через три месяца в Америку ехать в университет. Да вам как раз рожать придется!

София выходит на улицу. Она говорит Ворчуну, что уедет из деревни.

София сидит на автобусной остановке. Рядом в своей машине Ворчун, он смотрит на внучку. К нему на велосипеде подъезжает Кивинкинен. Я тебя сфотографировал, когда ты по дороге ехал. Смотри. Вот черт, забыл выйти из режима селфи. Ворчун: я к тебе в три часа зайду, мне совет врача нужен.

В машину садится София.

К дому Ворчуна подъезжает машина, оттуда выходят Пекка и Катри. Следом за ними к дому подъезжает Хессу. Они входят в дом, осматривают все помещения, пытаясь обнаружить следы присутствия здесь Софии. Катри говорит, что, скорее всего, материнское чутье ее на этот раз подвело: Софии здесь не было.

Ворчун в кабинете Кивинкинена. Врач осматривает старика. Все хорошо, вот только давление немного не в порядке. Так пропиши мне что-нибудь. Так ты же никогда лекарства не принимал. Ворчун: а теперь буду.

Утром на следующий день Катри рано утром подходит к дому Ворчуна. Она видит Софию. Ворчун угощает невестку кофе, показывает ей снимок УЗИ. Мать разговаривает с Софией, обещает ей помогать.

Пекка сидит за столиком уличного кафе. Рядом с ним пристроился Кивинкинен. Он рассказывает Пекке, что София живет в дому Ворчуна.

Пекка и Хессу приезжают к дому Ворчуна.София сообщает отцу о своей беременности. Пекка приходит в ярость, он требует сделать аборт. Ему возражают: на таком сроке аборт запрещен. Пекка: да никто не узнает! За внучку вступается Ворчун, начинается яростная семейная перебранка. София бежит к машине деда, садится за руль и уезжает. Родственники пускаются за ней в погоню. Ворчун спотыкается и падает. София тормозит, бежит к деду. У нее начинаются схватки. Родители и дядя везут Софию в больницу, Ворчун остается лежать на земле у дороги. Его обнаруживают азиатские туристы, укладывают на тележку, прицепленную к велосипеду, и отвозят старика в больницу.

София рожает недоношенного ребенка, которого помещают в специальную камеру для поддержания жизнедеятельности ослабленных младенцев.

Ворчун приходит в себя. У него сотрясение мозга. Старик встает с койки, бродит по больнице, находит палату Софии. Он знакомится со свей правнучкой, которую называют Гертой.

Пекка отвозит Ворчуна домой. Отец с сыном мирятся, Ворчун рассказывает Пекке, каким тот был в детстве.

Ворчун и Колемайнен высаживают картошку. После работы Ворчун идет домой, к нему подходит приехавшая из города София: дед, привет! В коляске сидит маленькая Герта.

Ворчун, с внучкой и правнучкой гуляют в лесу, собирают грибы. Ворчун объясняет внучке: эти грибы обожают японцы, мацутаке называются. На вкус так себе, но стоят очень дорого. Не веришь – погугли. Мы можем с ними такой стартап замутить!

Знаете ли вы, что

  • Съемки фильма проходили в Финляндии.
  • В основе фильма лежит одноименный роман Томаса Кирё.
  • В 2018 году фильм стал рекордсменом проката в Финляндии среди фильмов финского производства.
  • Оформить подписку