Назад

Фильм Солнце

Solis
Развернуть трейлер
5,1
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Астронавт Трой Холлоуэй обнаруживает, что на его космическом корабле произошла авария, и теперь он единственный выживший, а его неуправляемая капсула несётся прямо к Солнцу.

Трой Холлоуэй пробуждается на борту космической капсулы. Он дезориентирован и не сразу понимает, что произошло. Но вскоре, к своему ужасу, он обнаруживает, что его напарник мёртв, и он единственный выживший. По всей видимости, на космическом шаттле произошла авария. Но самым страшным открытием для Троя стало то, что из-за поломки отказала вся навигационная система, и теперь небольшая капсула с огромной скоростью несётся в сторону Солнца. Он пытается связаться с командным центром на Земле и, к своему удивлению, слышит сквозь помехи женский голос. Это командир Робертс, которая всеми силами хочет помочь астронавту. Она посылает поисковый отряд, но шанс на благополучный исход операции ничтожно мал: Трой не может дать точные координаты, да и скорость приближения его к светилу слишком высока. Он рискует сгореть заживо, задохнуться от нехватки кислорода или стать жертвой агрессивной радиации. К тому же астронавт морально раздавлен личной трагедией: не так давно он потерял маленького сына, и теперь, по сути, ему незачем возвращаться домой. Однако командир Робертс не намерена так просто сдаваться и попробует вытащить коллегу из космической бездны, но справится ли она с этой миссией?

Приглашаем посмотреть онлайн космическую драму «Солнце» на нашем сайте.

Языки
Русский, Украинский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Эпиграф. Не смотри в прошлое со скорбью, оно не вернется.

Переговоры между астронавтами. Прием, 2-04. Это Хатор-18, мы приближаемся. Время прибытия – пять минут. Понял, Хатор-18. Стыковочный док готов. Где вы в системе? Мы только что оторвались от планетарной гравитации Меркурия, готовимся к разгону, включили перенаправление скорости. Начинаем снижение скорости. Понял, берегитесь кластеров мелких камней, у нас была пара столкновений. Спасибо за предупреждение, лейтенант. Хатор-18 готов к посадке. Понял. Хатор-18 приближается. Время прибытия – четыре минуты. давайте закончим обрабатывать сектор, руководству нужен этот груз. Конечно, нужен. Как показатели давления, Холлоуэй? Все зеленые, все стабильно. У вас порядок, Милтон? Порядок. Милтон, чуть не забыл: в багажном отсеке прототипы солнечных костюмов. Можете их испытать? Им нужна активность. Поиграйте с ними немного и запишите результаты. Понял, лейтенант. Спускаюсь. Ты слышал, Холлоуэй? Да, слышал. Тут серьезные сейсмические колебания. Да, я тоже вижу. Какой-то подземный толчок. Еще одна вспышка. Да, и крупная. Немедленно прекращай операцию. Милтон, выходи из багажного отсека…

Потерпевший аварию космический шаттл. ТройХоллоуэй приходит в себя, осматривается. В соседнем кресле находится мертвый лейтенант Харрис. Холлоуэй предает сигнал тревоги. Кто-то меня слышит? Хатор-18, прошу мне ответить. Система связи молчит. Холлоуэй снимает шапочку, ощупывает кровоточащий затылок. Он проверяет вышедшую из строя аппаратуру, передает по рации: это ТройХоллоуэй, лечу вслепую. Я один, Милтон и лейтенант Харрис… Я лечу с ограниченной мощностью и без управления. Диагностика отключена. Кто-то слышит меня? Маячок ААП отключен. Но ИПР у меня на браслете работает, он дает сигнал.

Корабль вновь сотрясается от удара осколков астероида.Холлоуэй пытается выйти на связь с Хатором-18. Сквозь помехи прорывается женский голос. С кем я говорю? Это командир Робертс. Я – пилот Хатор-18. Вы новый пилот? Я вас не помню. Командир Серизава на месте? Я его временно заменяю, пока вы будете общаться со мной. Холлоуэй докладывает обстановку: случился выброс пара, наверное, анкер-сверла пробили карман на астероиде. Взрыв вследствие этого разорвал оболочку. Мы инициировали процедуру экстренной эвакуации, но... Я на борту капера, дрейфую с ограниченной мощностью и без управления. Тяга отсутствует, диагностика легла. Работает только рация, охладительная камера и системы жизнеобеспечения.

Робертс: каков ваш статус? Холлоуэй: дрейфую, мощность очень низкая, управление отсутствует. Робертс: как остальная команда? Что по статусу Милтона? Холлоуэй: Милтон был в грузовом отсеке, брал какие-то образцы, когда произошел взрыв и утечка. Взрывная волна сбросила его. Милтона унесло. Он мертв? Да. А лейтенант Харрис? Он тоже не выжил. Боже правый! Вас поняла. Что вы видите? Доложите вашу позицию, сообщите координаты. У меня их нет! Маячок ААП сломан, но на моем браслете ИПР подключен и должен обнаруживаться. Вас поняла. Но мы ничего не фиксируем. Назовите координаты. Да нет у меня координат! Тогда опишите, что видите. Хатор-18 видно с вашей текущей позиции? Мы – небольшое белое пятно на расстоянии. Холлоуэй: на расстоянии много небольших белых пятен, командир. С этой точки не видно ничего – ни Хатор-18, ни любой другой корабль. Этот кусок дерьма древний, командир. Робертс: этот кусок дерьма сохраняет вам жизнь. Вы ранены, Холлоуэй? Нет. Вас поняла. Мы зафиксировали ваш ИПР. Нужно время на вычисление позиции. Ваш браслет подключен к ААП? Должен быть подключен. Поняла. Нужно немного времени.

Сообщение системы: поляризационный фильтр включен.

Командир Робертс снова выходит на связь с Холлоуэем. Нужна ваша медицинская диагностика. Тот требует, чтобы Робертс соединила его с командиром Серизавой. Он недоступен, сейчас главная – я. Холлоуэй злится. Робертс снова запрашивает медицинскую диагностику. Холлоуэй сообщает: мой браслет частично неисправен. Робертс: тогда хватит самоосмотра. Мне приказано сохранять вам жизнь. Нужна оценка вашего состояния, чтобы я доложила об этом врачу. Холлоуэй: у меня легкая травма затылка. У вас сотрясение? Наверно, но я в порядке, командир. Вы четко видите? Слегка размыто. Вас тошнит? Да. Как ваше полное имя? Трой Уильям Холлоуэй. Имя компании и описание? Астероидная горнодобывающая корпорация. Ваша должность? Инженер-геолог. Ваша текущая миссия и обязанности? Инженер контроля ТО и общих задач по поиску на астероидах минералов. Я могу связаться с руководством? Робертс отказывает Холлоуэю в этой просьбе: мы временно потеряли с ними связь. Нас побило осколками после вашего отлета. Релейный передатчик пострадал, но технический помощник и командир работают над устранением поломки. А почему командир чинит релейный передатчик? Нас всего четверо. Научный офицер травмирован, я – самый квалифицированный пилот. Холлоуэй: сказали бы сразу, чем занимается командир. Робертс: вы не вправе оспаривать мои действия.

Холлоуэй: как скоро восстановят контакт с руководством? Робертс: на это потребуется около часа. Мы успешно определили ваше местоположение. Вы направляетесь напрямую к Солнцу. Анализирую диагностику ААП. Генераторы кислорода работают, уровень кислорода зеленый. Все в порядке. Однако система тяги и контроль систем вращения не работают, как и системы контроля загрязнений и регенерации воды.Контроль температуры кабины также не активен. Похоже, у вас неисправна охладительная камера. Температура опасно низкая. Сейчас – минус десять, и температура быстро падает. Так вы вскоре можете умереть от гипотермии. Но охладитель можно отключить вручную. Это ваш лучший шанс. Вы двигаетесь со скоростью пули к Солнцу с малым периодом вращения. Поляризованный фильтр включен, но только пока будет питание, а оно быстро падает. Однако прямое воздействие Солнца на таком расстоянии приведет к сильным ожогам минут через семьдесят. Похоже, в радиационной камере утечка. Вы будете облучаться все больше и больше. Посмотрите за значок радиации. Насколько он темный? Мутноватый. Я вас поняла. Мы должны перехватить вас до значительного облучения и ожогов.Будет непросто, но мы планирует прибыть минут через семьдесят пять. Мы летим за вами. Холлоуэй протестует: вы не можете! Робертс: спасибо за заботу, но мы стремительно приближаемся. Холлоуэй: на этом ААП нет воздушного шлюза, тяга и ускоритель лежат, у меня нет энергии. И как вы собираетесь меня перехватить? Мне что, вывалиться отсюда, а вы схватите меня, как в кино? Робертс: ААП под давлением. Если открыть люк – вас вытолкнет, при верных расчетах прямо нам в руки. Наш персонал готов вас поймать. Холлоуэй: не получится, я лечу слишком быстро. Робертс: справимся, наша траектория будет параллельна вашей.

Холлоуэй интересуется, почему для его спасения предпринимаются такие рискованные шаги: я уверен, что для руководства сейчас важен только их страховой полис. Робертс: так мне приказали. Если я могу спасти вам жизнь – я не упущу этот шанс.

Холлоуэй спрашивает: когда починят связь? Я смогу позвонить домой? Робертс: это будет возможно. Холлоуэй: а руководство понимало риск, когда приказало вам включить сборочные машины на полную мощность? Робертс: конечно, да. Вы сказали их мощность стабильна. Вспышка на Солнце была неизбежна. Холлоуэй: у руководства в транзите уже десять миллионов тонн минеральной руды! Им надо было еще больше? Все это из-за одной гребаной партии! Робертс: ваш браслет сообщает о начальной стадии гипотермии. Вскоре у вас ухудшится подвижность рук. Надо отключить охладитель, пока вы еще можете. Холлоуэй: если я отключу охладитель – здесь станет теплее? Значительно. Тогда починю его, стабилизировав температурный контроль. Робертс: нет, повреждения охладителя неустранимы. Холлоуэй: тогда лучше буду терпеть холод, чем спекусь здесь. У ААП есть эвакуационные костюмы. Оставлю охладитель включенным и просто оденусь. Робертс: по моим данным, у вас только один эвакуационный костюм. В нем кислорода на пятнадцать минут, еще пятнадцать – резервных. Эвакуационные костюмы в ААП – это не рабочие костюмы миссии, кислорода в них меньше. Если отключите охладитель в течение десяти минут, то должны выдержать рост температуры еще полчаса. Затем – плюс полчаса в эвакуационном костюме. Это даст вам возможность выжить семьдесят минут. Мы прибудем через шестьдесят.

Холлоуэй сообщает: на окне в кабине появилась трещина. Робертс: термальный шок, оно не выдерживает перепада температур по разные стороны стекла. Отключите охладитель и терпите жару, сколько сможете. Затем наденьте костюм. Холлоуэй: есть точное время, когда будет связь с руководством? Робертс: пятьдесят – шестьдесят минут. Холлоуэй: я должен поговорить с домом. Робертс: не отключите охладитель сейчас – ни с кем не поговорите. Добраться до клапана охладителя непросто, начинайте сейчас же! Действуйте быстро, там сейчас холоднее, чем в Антарктике. И помните: дальние отсеки не отделены от радиационной камеры, опоясывающей кабину ААП

Холлоуэй приступает к отключению охладителя. Ему удается добраться до клапана. Холлоуэй до мяса сдирает кожу с пальцев, которые примерзают к переохлажденному металлу.

Холлоуэй возвращается в кабину, усаживается в кресло: охладитель отключен. Робертс: был огромный спад давления. Что случилось? Холлоуэй обнаруживает впившийся ему в бок осколок, сообщает об этот Робертс. Та говорит: ваше тело будет нагреваться, вы потеряете больше крови, боль усилится. Надо скорей обработать рану. Возьмите аптечку, она должна находиться рядом с картриджем поглощенияуглекислого газа. Холлоуэй бинтует себе руку, вынимает из ребер осколок. Он снова просит соединить его с Серизавой. Робертс ему отказывает. Она говорит, что нужно чем-то прижечь рану.

В кармане погибшего Милтона Холлоуэй обнаруживает электромагнитные рукоятки для технических целей. Но эти устройства – прототипы, ими невозможно остановить кровь. Холлоуэй находит портативную паяльную лампу, прижигает с помощью нее рану, накалив вынутый из ребер осколок.

Робертс признается в том, что командир Серизава мертв. Наши повреждения от кластера осколков были значительными, системы жизнеобеспечения надо было чинить. Через считанные минуты воздуха не стало. Летели новые осколки, костюм Серизавы был поврежден, раскололись охладительные регуляторы, он утонул в своем же костюме – погиб, спасая нас. Почему вы не сказали мне об этом сразу? Потому что вы были близки с командиром. А вы были мне нужны стабильным.

В ААП снова летят осколки, корабль сотрясает удар. Вы в порядке, Холлоуэй? Меня крутит. Поняла. Анализирую вращение камеры. Она делает 60 – 70 оборотов в минуту. Остановить это невозможно. Дышите, Холлоуэй, и постарайтесь… Холлоуэй перебивает Робертс: разворачивайтесь! Или вы с экипажем развернетесь – или погибнет еще больше людей.Робертс отказывается разворачиваться. Ответьте мне, Холлоуэй! Что происходит?

Холлоуэй ползет к люку, он говорит Робертс: командир, пока я жив, вы будете лететь за мной. Та обеспокоена: что вы делаете? То, что нужно. Даже не смейте отрывать люк! Мы можем установить связь, вы позвоните домой. Дайте мне спасти вас!

В последний момент Холлоуэй отказывается от своей самоубийственной затеи.

ААП получает очередной удар, от которого его вращение прекращается.

Робертс умоляет Холлоуэя ответить ей. Тот приходит в себя, отзывается: я здесь. Слава богу! Каков ваш статус? Жарко, и голова сильно болит. Командир, скажите, что примерно по времени? Камера сгорит примерно через сорок минут. Вы должны выдержать растущую температуру еще минут десять. У вас кислорода в костюме на пятнадцать минут, еще пятнадцать резерва. Мы будем у вас минут через тридцать пять. С такими темпами вам хватит газа в ААП, чтобы вас вытолкнуло. Следующие несколько минут будет, как в печи. Вы должны терпеть растущую температуру как можно дольше. Когда примерно будет контакт с руководством? Где-то к моменту нашего прибытия. А можно поскорее? После смерти Серизавы связь чинит только наш техник, он делает все, что может. Вы должны позвонить ко мне домой, я должен поговорить с ней. Мне записать ваше сообщение на всякий случай? Нет, я скажу ей сам.

Робертс рассказывает: я никогда не хотела работать в горнодобывающей отрасли или быть пилотом. Мой отец работал на компанию. Его взяли пилотом на Хатор-1, но он упал накануне первой миссии, получил сотрясение, контракт с ним расторгли. Тогда отец предложил мне стать пилотом. Я решила попробовать, получила образование, сдала экзамены и тесты. И вот, спустя семнадцать лет, я тут – пилот Хатор-18. Командир? По умолчанию. Робертс просит Холлоуэя рассказать о себе. Я думал пораньше уйти в отставку. Эта мысль пришла мне после сегодняшнего. Я должен перед ней извиниться. Это все, что вы хотите ей сказать? Это все, что ей надо знать. Робертс: вы мне кое-кого напоминаете, кого я когда-то знала, кто жил прошлым, постоянно чувствуя вину. Что с вами случилось? Почему вы хотите извиниться? Холлоуэй: у нас был сын…

АПП получает очередной мощный удар. Что у вас происходит, Холлоуэй? Вы теряете давление.

Холлоуэй облачается в эвакуационный костюм. Вы слышите меня, командир Робертс? Вы в порядке, Холлоуэй? Это был очередной кластер обломков. Я в скафандре. Что по времени? Сообщение системы: батарея жизнеобеспечения – 95%, кислород – 18%. Слышали? Да. Холлоуэй, у вас появилась пробоина. Внутри камеры полностью пропало давление. Кислород, углекислый газ, азот – все ушло. Системы автоматически закрыли доступ к остатку кислорода и резервному баллону. Поврежденная система не даст открыть доступ вручную. Единственный вариант – прогулка в космос, чтобы устранить повреждения и вернуть доступ к кислороду. Это даст давление, чтобы вас вытолкнуть. Но нет троса, выйти в космос нельзя. Радиация плюс жара даже с костюмом погубят вас за несколько минут. Ничего нельзя сделать, мне жаль. Холлоуэй: я все это знаю. Вы с командой должны возвращаться. Робертс: я не могу повернуть назад. Перед потерей связи с руководством нам приказали забрать вас. Хотя бы один из членов вашего экипажа должен выжить. Катастрофа, при которой погибает весь экипаж, погубит всю программу и приведет к закрытию компании, а также всех связанных с ней программ и организаций. Если вы выживете, будет несколько лет простоя, полное расследование и изучение происшествия. Если погибнете – программу прикроют немедленно. Вы сейчас в приоритете. Так вы летите ко мне не из-за доброго сердца? Я бы полетела за вами даже несмотря на приказы. Я польщен, командир. Но мне все равно конец, до меня добралась радиация. Робертс: я не поверну назад.

Холлоуэй рассказывает: мой сын постоянно что-то изобретал, он был прекрасным мальчиком, умным. Ему было шесть лет. У меня был шанс поступить правильно, принять верное решение, но я его не принял. Я решил убежать в темные места, куда никто не хочет. Я должен извиниться перед ней.

Робертс признается: я потеряла дочь семь лет назад, ей было двенадцать. Муж не смог с этим смириться, он ушел от меня, бросил в тот момент, когда так был мне нужен. Он оставил мне записку: Ева, прости. Если бы я смогла поговорить с ним сегодня, то хотела бы, чтобы он не извинялся. Я мечтала бы, чтобы он обнял меня и сказал, как сильно любит. Мне не нужны были его извинения, мне нужен был он. Холлоуэй сообщает, что он ненадолго отключается.

На Солнце происходит вспышка.

ААП летит прямо к Солнцу.

Холлоуэй надевает на руки поверх скафандра электромагнитные рукоятки, спрашивает у Робертс: если я залатаю корпус, это позволит получить доступ к остатку кислорода? В теории – да. Его хватит, чтобы вернуть давление в кабину и вытолкнуть меня? Только если сможете выйти наружу. Я думаю, что смогу. Испробую новый прототип. Робертс: Милтон не успел их протестировать, они могут не сработать. Снаружи вы подвергнетесь стопроцентной солнечной радиоактивности. Значит, буду чинить в тени. Вы ведь можете проанализировать вращение ААП, чтобы я был уверен, что нахожусь на теневой стороне? Вам не хватит времени на ремонт. Холлоуэй: другого шанса не будет. Помогите мне сделать это.Робертс: поврежденная зона находится над генераторами кислорода прямо под поглотителями углекислого газа.

По команде Робертс Холлоуэй выходит в открытый космос. На ремонт у него всего пять минут, в течение которых он будет находиться на теневой стороне. Кислорода остается 11%. Холлоуэй жалуется, что у него болит голова и двоится в глазах. Это радиация, вам надо дышать медленней, вы быстро расходуете кислород. В случае попадания в прямые солнечные лучи вы зажаритесь заживо. Холлоуэю с трудом удается найти повреждение, следуя указаниям Робертс. Он приступает к устранению пробоины в корпусе. Количество кислорода уменьшается, система жизнеобеспечения работает на критическом уровне.

Давление восстанавливается, кислород стабилизирован, но в скафандре он заканчивается. Из-за этого мощность электромагнитных рукояток наполовину отключена. Система оповещает, что идет вдыхание углекислого газа, потеря сознания неизбежна. Холлоуэйна пределе сил пытается получить доступ к резервному кислороду. Это ему удается. Поляризирующий фильтр отключен, его повреждение носит критический характер.

Холлоуэй ослеплен ярким солнечным светом. Робертс сообщает: вам хватит резервного кислорода, я уже близко к вам и смогу вас достать. Мы установили связь с руководством, они связываются с вашим домом прямо сейчас.

Хатор-18 приближается к ААП. У Холлоуэя остается 3% кислорода, он задыхается и страдает от невыносимой жары. Робертс сообщает: слежу за вашим вращением, надо сбросить давление в момент нашей синхронизации.Холлоуэй: вы должны возвращаться, иначе тоже сгорите. Робертс: мы уже близко, я вас достану. Не смейте сдаваться, Холлоуэй! Держитесь до самого конца.

Холлоуэй бредит: папа не сдастся, не в этот раз. Я не знаю, что сказать, не знаю, что делать. Я так сильно тебя люблю. Потом он обращается к Робертс: будьте спереди, я выберусь через то окно. Поняла, достану вас спереди.

Кислород на нуле. Робертс сообщает: я на месте, я готова. Мы дозвонились до вашего дома, Холлоуэй. Я подключаю вас. Холлоуэй: спасибо вам. И вам спасибо, Трой.

Холлоуэй слышит голос своей жены Лиз: Трой, что происходит? Теряющий сознание Холлоуэй встает с кресла, делает шаг по направлению к ослепительному источнику света, говорит жене: я лечу домой.Окно в кабине лопается, разлетаясь на мелкие осколки.

Знаете ли вы, что

  • В фильме фигурирует регулярная ссылка на EEV, которая расшифровывается как аварийно-эвакуационное транспортное средство.
  • Трой Холлоуэй (Стивен Огг) является единственным живым персонажем на экране в течение всей картины. Его товарищ по команде Милтон (Сид Феникс) – труп с самого начала, коммандер Робертс (Элис Лоу) и Лиз Холлоуэй (Кейт Куган) – только голоса на другом конце линии связи.
  • Оформить подписку