Назад

Фильм Грекзит

Adults in the Room
Развернуть трейлер
Поделиться
7,8
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Взгляд за закрытые двери переговоров 2015 года, на которых правительство Греции противостояло диктату своих кредиторов из ЕC. Борьба за спасение национальной экономики и поддержку народа обретает черты поистине греческой трагедии. Политическая драма о резонансных событиях недавних лет «Грекзит» основана на документальном романе-бестселлере «Взрослые в комнате. Моя борьба с глубинным истеблишментом Европы» Яниса Варуфакиса – экономиста и экс-министра финансов Греции, выступившего одним из ключевых участников тех переговоров. Фильм был представлен во внеконкурсной программе Венецианского фестиваля-2019, где актриса Валерия Голино получила за свою роль в картине Премию Пазинетти.

2015 год. Экономика Греции на грани полного краха, ее долговой кризис достигает пика. Новое правительство во главе с премьер-министром Алексисом Ципрасом из победившей левой партии СИРИЗА ведет переговоры по вопросам госдолга с «тройкой» европейских контролеров. Изменить навязанные Греции условия пытается министр финансов Янис Варуфакис, которому приходится балансировать между национальными интересами и внешними обязательствами. При этом Варуфакис стакивается с жестким давлением одних партнеров и двуличным поведением других, а сами переговоры всё больше напоминают лабиринт, состоящий из сплошных тупиков.

Ценителям политических и финансовых драм по следам реальных событий предлагаем посмотреть онлайн фильм «Грекзит».

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Вступительные титры. Семь лет жители Греции томились под гнетом долга, а каждое новое правительство обещало населению избавить его от долговой тюрьмы.

Афины, Греция, 2015 год. Идет предвыборный митинг избирательного объединения СРИЗА. Ее лидер Алексис Ципрас говорит своим сторонникам: они долго били в барабаны и плясали. Теперь пришло наше время плясать и бить в барабаны. Мы не станем платить банкам кучу денег, которые они растранжирили и сэкономили на уплате налогов. А это – 600 миллиардов. На греков переложено 320 миллиардов из этого долга. Мы уничтожим олигархов.

Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле смотрит трансляцию с этого митинга по телевизору. Если они победят – мы вышвырнем Грецию из Евросоюза.

Алексис и его соратники по телевизору смотрят данные по итогам парламентских выборов в Греции. Они набирают больше 36 процентов голосов. Это победа. Все просят Алексиса произнести речь. После подведения окончательных итогов, мы вместе с нашими союзниками сформируем правительство и спасем страну.

Репортаж по телевидению. Ципрас приносит присягу, при этом отказывается клясться на библии, а делает это, положив руку на конституцию.

Янис Варуфакис, соратник Ципраса, сидит в баре со своим другом Стивом, доктором экономики. Я тебя помню еще со студенческих времен, тебя тогда называли Князем тьмы. Ты можешь дать мне совет? Стив: вы – левые радикалы. А потому немцы вас просто задушат. И для вашего народа это станет трагедией. Янис: мы хотим достичь компромисса. Стив: но вы ведь обещали перед выборами, что не будете расплачиваться по долгам? Янис: есть обещания, которые дают перед выборами, и суровая реальность. Я не стану отказываться платить по долгам, я настою на их реструктуризации. Стив: тебе не позволят провести реструктуризацию, ты – аутсайдер, который ценит свободу. Янис: тогда я стану инсайдером, который все-таки любит свободу, и который вытащит страну из долговой ямы. Стив: боюсь, ты все-таки останешься аутсайдером. Инсайдеры не позволят тебе ничего сделать.

Спустя пять месяцев и 12 дней.

Янис разговаривает с женой. Я подал в отставку. Мы с премьером спорили четыре часа, он не хочет меня понимать. Берлин стремится наказать Грецию, но ситуация безвыигрышная, причем не только для Берлина, но и для всего Евросоюза. Алексис думает, что Англия – наш друг, но она не отступит ни на шаг. Да, ты прав. В такой ситуации тебе следовало уйти.

Флешбэк. Янис разговаривает с членами правительства Ципраса: немцы хотят вышвырнуть нас из Евросоюза, но мы останемся. Они не ожидали, что мы начнем торговаться. На переговоры прибывает президент Еврогруппы (собрание министров финансов стран Еврозоны) Ерун Дейсселблум. Он разговаривает с Янисом, министром финансов в правительстве Ципраса. Янис: мы должны найти компромисс между нашими обещаниями народу и вами, теми, кто принимает решения, разоряющие нашу страну. Ерун: из этого ничего не выйдет. То есть вы предъявляете ультиматум? Ерун: если вы выйдете из Евросоюза, то ваша экономика рухнет.

Янис и Ерун на пресс-конференции. Журналист спрашивает Яниса: вы так же рабски говорите с Тройкой (Евросоюз, Европейский Центробанк и МВФ, крупнейшие кредиторы Греции), как ваши предшественники? Янис: нет, я по-прежнему разговариваю с европейскими банкирами, но я не хочу общаться с бюрократами, которые уже пять лет используют в Греции все те же методы. Это я о Тройке говорю. Сотрудничество с ними даже не обсуждается. Ерун покидает пресс-конференцию. Перед уходом он говорит Янису: вы только что похоронили Тройку.

Янис со своими помощниками едет по улицам Афин на такси. Его приветствуют люди. Янис: в них наша сила, однако мы их разочаруем, и они восстанут и будут требовать еще большего. Янис видит многочисленные вывески на магазинах и офисах: закрыто; сдается в аренду. У здания министерства финансов машина Яниса останавливается. Янис протягивает таксисту деньги, но тот отказывается брать плату: вы уже расплатились, когда врезали Еврогруппе по яйцам. Чуть позже Янис выясняет, что оставил в такси свой официальный костюм: надо найти этого водителя!

У министерства Яниса встречает пикет из женщин, представляющих интересы более 300 уборщиц, уволенных правительством. Янис говорит, что через четыре дня он решит эту проблему.

Янис говорит своим сотрудникам: всех уборщиц надо будет восстановить. И хватит разъезжать на Мерседесах, их надо срочно заменить. Да, я понимаю, что это – спектакль.

Париж. Янис приезжает с визитом в министерство финансов Франции. Его встречает министр: зовите меня просто Мишель. Он говорит о вековых узах дружбы, которые связывают Францию и Грецию. Янис рассказывает, что для выхода из МОФ (меморандум о взаимопонимании между Грецией и Тройкой) он составил план реструктуризации долгов страны, а также план по искоренению коррупции.

Мишель говорит, что он полностью поддерживает Яниса во всех его намерениях. Вы поможете нам перестроить Евросоюз. Но почему вы не едете в Берлин? Они там обижаются, что вы в первую очередь посетили Париж. Янис: вы меня пригласили, вот я и приехал.

Министры выходят на пресс-конференцию. Янис говорит, что он вел откровенный разговор с министром дружественной страны, несмотря на то, что Грецию сейчас подвергают всяческим унижениям со стороны Германии. Берет слово французский министр. Он говорит, что Греция должна выполнять все положения МОФ.

После пресс-конференции Янис спрашивает Мишеля: почему вы при личной встрече говорите одно, а публично – совсем другое? Мишель: привыкайте. Франция теперь не та, что прежде. Кстати, познакомьтесь: это наш министр экономики, промышленности и цифровых технологий – Эммануэль. Макрон предлагает ему поговорить где-то в более тихом месте.

Посол Греции во Франции спрашивает Яниса, куда он направляется из Парижа: в Берлин? Нет, в Лондон. Но ведь все решения принимаются в Берлине. А меня немцы не приглашают. Видимо, ждут, когда я сам себя к ним приглашу.

В Лондоне Янис разговаривает с греческим послом. Какое мнение у них сложилось о нас? Презрительное и высокомерное. Но лично вас министр уважает.

Янис встречается с министром финансов Великобритании Джорджем Осборном. Он говорит: Франция нам клялась в любви, но ничего не сделала. Джордж: а мы вас не любим. Особенно вашу полидогматичную партию. И вашу экономику, которая уже превратилась в главную угрозу экономике мировой.

Голос Яниса: не ожидал, что такой яростный евроскептик будет таким откровенным. Он обещал помочь, но ничего существенного не сделал, только подготовил мне пару встреч с местными финансистами и предупредил о том, что нападки с их стороны буду особенно жесткими.

Янис на встрече с британскими финансистами. Ему сразу говорят: если вы приехали, чтобы защищать вашу программу, то можете сразу же уезжать. Вы готовы на приватизацию? Да, за разумные деньги. За сколько готовы Парфенон продать? Он принадлежит всему человечеству.

Янис произносит речь. Нас избрали для спасения страны от долгов, в которых не признавались ни предыдущие правительства, ни Европа. Однако европейский план спасения экономики Греции – это спасение немецких и французских банков. Раздаются голоса: это полная чушь! Янис: и эти долги хотят переложить на плечи греческого народа. Полный размер нашего национального долга – 473 миллиарда. Вам мы должны 15 процентов от этой суммы. Мы намерены реструктурировать наш долг Тройке, но не собираемся трогать ваши 15 процентов, потому что не желаем делать из вас врагов. А как же остальные 85 процентов? Я покончу с жесткими мерами экономии, которые даже ваш сверхжесткий министр финансов считает чрезмерными. Нам нужно реформировать государство, работать со ставками налогообложения. Это требуется для привлечения инвестиций, в том числе и ваших.

Янису аплодируют. Посол говорит: это большой успех. По телевидению сообщают, что выступление Яниса перед банкирами привело к росту финансового рынка Греции на 11, 2 процента.

Янис по телефону разговаривает с женой. Что это за ужасная куртка на тебе? Я знаю, дочь меня уже за нее отругала.

Янис приезжает во Франкфурт. Он проводит встречу с представителями Тройки. Ерун доводит до присутствующих на совещании статистические данные: долг Греции перед ЕС – 186 миллиардов; перед ЕЦБ – 29 миллиардов; перед МВФ – 25 миллиардов. И это не считая долгов греческих банков. При этом ВВП страны упал с 250 миллиардов до 175. И у нас нет никакой уверенности в их банковской системе.

По телевидению сообщают, что цена акций на Афинской фондовой бирже снизилась на 10 процентов из-за позиции, которую занял ЕЦБ. То есть греки потеряли все, чего добились в Лондоне.

Янис встречается с министром финансов Германии Вольфгангом Шойбле. Янис: мы остаемся преданными Евросоюзу, но ведем переговоры для поиска компромисса между интересами кредиторов и волей избравшего нас народа. Мы не рассчитываем на полное прощение долга, а пытаемся найти разумное сочетание интересов, кроме того, мы рассчитываем предпринять эффективные меры для борьбы с теми, кто уклоняется от уплаты налогов. В Лондоне банкиры одобрили такие планы. Вольфганг: это дешевая пустышка. Я не намерен обсуждать с вами такие предложения. А чтобы бороться с лицами, уклоняющимися от уплаты налогов, я могу прислать к вам 500 наших специалистов. Янис: четыре года назад вы уже прислали к нам Тройку, они начали давать указания нашим министрам и превратили кризис в трагедию. Вольфганг: я – не Европа. Так что не ждите от меня финансирования ваших социальных программ и мечтаний о коммунистическом будущем. А ваш план передайте в научные институты. Янис: очень жаль, если перед тем, как поступить в институты, этот план не будет изучен в вашем ведомстве. Вольфганг: до совещания Еврогруппы осталось 12 дней. За это время вы должны пересмотреть вашу стратегию.

Вольфганг и Янис выходят к журналистам. Вольфганг: мы с моим греческим коллегой сошлись только в том, что мы ни в чем не сошлись. Оставляю его вам. Вольфганг отходит в сторону. Янис: однако мы не сошлись даже в этом. Журналисты спрашивают Яниса: то есть вы зашли в тупик? Вы оба занимаете радикальные позиции? Янис: да. Вот только у нас гуманитарный кризис, а у вас – экзистенциальный. Скажите, как долго будет продолжаться антинемецкая истерия в Греции? Янису демонстрируют на планшете карикатуры, на которых Меркель сравнивают с Гитлером. Янис: а как с этим дело обстоит у вас? Он показывает карикатуры из немецких изданий. На них Афродита Милосская протягивает руку за подаянием или показывает средний палец кредиторам Греции. Янис: нам необходимо остановить эти глупые игры в ненависть и расизм. Мы выступаем за переговоры. За 1000 лет наш народ приучил себя к терпению, стоицизм у нас в крови. Но этот кризис очень опасен. Вам, немцам, прекрасно известно, что такое кризис плюс унижение нации, впавшей в отчаяние. Змеи начинают вылупляться из яиц. В нашем парламенте третье место занимает партия нацистов. И они себя там прекрасно чувствуют. Нам нужна помощь немецкого народа и нормальная жизнь в Евросоюзе.

Вернувшись в Грецию, Янис совещается с Алексисом. Он предлагает готовиться к выходу из Евросоюза. Первый шаг: ЕЦБ сократит приток валюты в наши банки, и они начнут закрываться. Алексис: и что нам делать? Нужно подготовиться к встрече с Еврогруппой, там все решится. И нужно готовиться к замене евро национальной валютой.

Идет заседание правительства Греции. Один из министров говорит: к черту Брюссель! Русские дадут нам миллиарды. Янис: они тоже разорены. А Вольфганг настаивает на МОФ, который подписан нашими правыми. Он на него просто надышаться не может. Раздаются голоса: народ по горло сыт немецким диктатом. Но ведь Англия и Франция согласны с Германией. Если мы откажемся выполнять МОФ, ЕЦБ перекроет финансовые потоки. Поездка Яниса обернулась для нас катастрофой. Янис: до заседания Еврогруппы осталось 12 дней. У нас есть два варианта: подписываем МОФ и ведем себя как пай-мальчики; продолжаем упорствовать, и нас вышвыривают из Евросоюза. Но чтобы договариваться, мы должны продемонстрировать им наше единство, нужно показать, что мы не поддадимся их угрозам, что не дадим слабину и будем бороться до самого конца.

Янис проводит секретное совещание со своими помощниками. Перед встречей секретарша собирает у всех телефоны и прячет их в холодильник. Янис: мы должны готовить запасы криптовалюты, потом – бумажные деньги. Но делать это надо в глубокой тайне, чтобы не началась паника в стране. Мы в последнее время уволили 8000 врачей. Сколько больниц нам пришлось объединить? Неизвестно, такие подсчеты никто не вел. Янис: врачей надо вернуть. Но многие из них уехали за границу. Сколько человек? Порядка трех тысяч. Надо постараться их вернуть и снова открыть больницы. Теперь о приватизации. Программа Тройки позволяет продавать активы без контроля со стороны правительства. Сейчас продается все: земля, пляжи, дома, железные дороги, аэропорты и другие богатства. Это настоящая распродажа. При этом она не приносит никакой пользы бюджету. На вырученные средства мы вынуждены отдавать проценты по старым долгам, нам нужны новые займы. Для этого мы повышаем налоги, это наносит удар по экономике, поступление налогов снижается, нам приходится делать новые заимствования. Это прочная смертельная петля. Вы сделаете мне детальное предложение по приватизации.

Делегация греческого правительства приезжает в Брюссель на заседание Еврогруппы. Глава Еврокомиссии (исполнительный орган ЕС) Жан-Клод Юнкер перед выходом к журналистам сует в руку Ципраса галстук (тот явился на встречу без галстука).

На заседании Еврогруппы с участием представителей Тройки Ерун дает слово Янису: только покороче. Каковы ваши намерения? Янис: за пять лет и вы, и греческий народ устали от этой драмы. И мы хотим сохранить как ваше доверие, так и доверие народа. Нам нужно привести в порядок финансы и провести реформы. Многие из вас сожалеют, что мы левые. Но мы – европейцы. Мы не просим аннулировать долги, а предлагаем их реструктуризацию. Кроме того, мы хотели бы пересмотреть МОФ, чтобы покончить с жесткими мерами экономии, которые только мешают проведению реформ. Мишель говорит, что только что услышал послание греческого народа. Вольфганг заявляет: на выборах не позволительно менять экономическую политику государства. У вас есть обязательства по реализации МОФ. Еврогруппа не может менять свои решения после каждого избирательного цикла. Янис: а в чем же тогда смысл выборов? Если народные голосования неуместны, и мы не можем обсуждать МОФ, то что мы вообще тогда здесь делаем? Может быть, нам надо вообще запретить выборы? Вот наши предложения. Ерун объявляет перерыв на 10 минут. Он говорит Янису: вы не можете раздавать эти материалы, информируя о ваших намерениях парламенты. Если вы раздадите материалы – мы прервем заседание.

К Еруну обращается Кристин Лагард (директор-распорядитель МВФ): мы должны их выслушать. Ерун: нет, мы этого делать не станем.

В кулуарах министры финансов европейских стран дают интервью журналистам, нелестно характеризуя греков: это пустые бредни; средиземноморская спесь, помноженная на невежество.

После перерыва членам совещания раздают текст итогового коммюнике. Янис: дискуссия только началась, а нам уже предлагают итоговое коммюнике: Ерун: да, для обсуждения. Янис: но это отвергает компромисс между МОФ и мандатом, которым нас наделил греческий народ. Мы не хотим отменять документально, готовы подписывать только исправленный МОФ. Вольфганг говорит, что исправленный МОФ должен будет рассматривать Бундестаг. И я бы не предложил нашим депутатам одобрять какие-либо поправки.

Возобновляется заседание. Ерун говорит Янису: парламентам понадобится две – три недели для обсуждения поправок в МОФ, но ЕЦБ тут же перекроет вам кислород. И ваши банки закроются через два часа. Янис: то есть вы предъявляете мне ультиматум на первом же заседании? Как приверженец демократии я не поддаюсь на ультиматумы. Ерун: Греция как тот кузнечик, который веселился летом, а потом просит помощи у муравья. Ваша страна мошенничала, лгала и транжирила, а теперь за ваши глупости должны расплачиваться другие европейские страны? Янис: мы не отвечаем за действие прошлых правительств. А еще у вас непонятные зарплаты и пенсии. Но ведь Тройка уже сократила их на 40 процентов. И что, мы здесь собрались, чтобы оскорблять наши народы?

Кристин спрашивает Яниса: а вы подписали бы скорректированные МОФ? Тогда мы могли бы выпустить пресс-релиз и продолжить переговоры. Я советую вам подписать МОФ, чтобы предотвратить гуманитарный кризис. Вольфганг протестует: это определение чересчур политизировано. Янис: нет ничего более политизированного, чем игнорировать волю народа из-за фразы политического свойства.

Объявляется перерыв. Янис убеждает членов своей делегации: мы должны тянуть время. Кристин подходит к Янису: уберите «гуманитарный кризис», поставьте «коллапс». Янис: мне нужно посоветоваться с премьер-министром. Он разговаривает с Алексисом по скайпу. Чиновники Еврогруппы торопят греков: вы слишком долго совещаетесь. Министры финансов начинают расходиться.

С Янисом беседуют представители Тройки. Он говорит им: вы уже требуете повышения НДС, акцизов на алкоголь, табак, автомобили. Вы настаиваете на повышении пенсионного возраста до 67 лет, потом, наверное, заговорите о выселении семей, которые не в состоянии выплачивать ипотеку. И планируете снизить зарплату на 30 процентов, хотя уже урезали ее на 40 процентов. За годы выполнения ваших указаний ВВП страны уменьшился на 26 процентов, а государственный долг вырос на шесть процентов. Думаете, мы должны выслушивать вашу критику? Если вы не остановитесь – мы прервем заседание. А еще ваше предыдущее правительство обязалось продать 14 государственных аэропортов. Их готова купить немецкая компания. Цена – 1, 2 миллиарда, это справедливая цена. Янис: да это подачка! Есть еще покупатели? Это серьезная компания. Для покупки она возьмет кредит в ваших банках, который гарантирует ваше правительство. Янис: то есть вы хотите купить у нас аэропорты за наши деньги? Если вы не согласны – этот вопрос решат кое-где повыше.

Янис в посольстве Греции смотрит телевизор. Журналисты рассказывают о том, что по Европе ширятся выступления, на которых люди обвиняют чиновников Еврогруппы в проведении неоколониальной и расистской политики. Янису звонит Ерун, приглашает в свой офис. Он дает Янису текст скорректированного текста МОФ. Уберите все, что вам тут не понравится.

Янис вымарывает из документа большую часть его содержания.

Ерун взрывается: да вы просто тратите наше время. Саботируете работу совещания! Янис: ваша должность не дает вам права повышать на меня голос и игнорировать мои предложения. Если вы не выполняете свои обязанности, то об этом узнает общественность. Ерун: прошу прощения, просто напряжение слишком велико. Янис: с кем не бывает.

Голос Яниса: на том совещании мы так и не пришли к согласию. Глава Еврогруппы вел любимые им византийские дискуссии, чтобы убедить весь мир: Евросоюз работает над спасением Греции.

Участники совещания дают интервью. Один из них говорит про Яниса: высокомерный левак и некомпетентный переговорщик.

Янис говорит журналистам: МОФ даже журнал Шпигель назвал каталогом жестокости. Его положения просто невозможно выполнить.

Немецкое правительство продолжает настаивать на подписании греками МОФ. Ципрас объявляет референдум, на котором народ должен высказаться «за» или «против» принятия МОФ. Больше 60 процентов населения высказались против принятия плана Тройки.

Ципраса вызывают в Брюссель на встречу с главами европейских стран.

Финальные титры. Премьер-министр подписал МОФ, потом это решение было одобрено парламентом. Министр финансов ушел в отставку. Народ был уничтожен. Кризис продолжается. Люди переносят трудности стоически.

Знаете ли вы, что

  • Оригинальное называние фильма «Adults in the Room» на русский язык переводится как «Взрослые в комнате».
  • Янис Варуфакис взял название из цитаты Кристин Лагард после встречи Еврогруппы по греческому долгу в июне 2015 года: «На данный момент у нас не хватает диалога, ключевая необходимость – восстановить диалог со взрослыми в комнате».
  • Этот фильм основан не только на книге бывшего министра финансов Греции Яниса Варуфакиса. Варуфакис записывал почти каждую встречу Еврогруппы, на которой он присутствовал, и предоставил эти записи Коста-Гаврасу вместе с различными заметками и личными документами, чтобы использовать их в качестве основы для фильма.
  • История также была адаптирована для театра. Премьера постановки состоялась 27 сентября 2017 года в Театре Ноймаркт в Цюрихе.
  • Оформить подписку