бесплатно
Бастарды и дьяволы (Фильм 2015)

Бастарды и дьяволы (Фильм 2015)

    FullHD
    РУС · ENG
    РУС

Два брата с непростыми отношениями отправляются в путешествие по Колумбии, чтобы развеять прах своего отца. Эта поездка открывает им правду о прошлом покойного и помогает лучше понять самих себя.

Эд и Дион — два сводных брата, которые недавно потеряли отца. Парни мало общаются и их почти ничего не связывает: самоуверенный Дион вырос в Америке, а Эд, младший из братьев, провёл много времени в Колумбии. Они встречаются в колумбийском аэропорту — Дион прилетел, чтобы похоронить отца, которого он почти не знал. Эд неловко пытается разрядить напряжённую обстановку, и братья отправляются в путь. Им предстоит развеять прах покойного, но перед тем, как они выполнят свою миссию, героев ждёт множество испытаний. Эд и Дион должны будут узнать много нового друг о друге, об отце и его прошлом, а также пересмотреть свои приоритеты.

Как сложится дальнейшая история двух непохожих друг на друга братьев? Смогут ли они наладить отношения и стать настоящей семьёй? Приглашаем поклонников приключенческих драм смотреть онлайн роуд-муви «Бастарды и дьяволы».

Приглашаем посмотреть фильм «Бастарды и дьяволы» в нашем онлайн-кинотеатре совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Качество
Изображение и звук. Фактическое качество зависит от устройства и ограничений правообладателя.
FullHD
HD
1080
720
7,9
Рейтинг Иви

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Молодой мужчина приезжает на мотоцикле на пустынный берег, задумчиво вглядывается в линию горизонта.

Два мальчика гоняют футбольный мяч, дурачатся, валяются на траве.

Закадровый голос Габриэля Рохаса. Сынки, мои мальчики, в моих снах я и мои мальчики вместе, все втроем, а в реальности я скучал по вам и продолжаю скучать.

В аэропорту Боготы Эдуардо (Эд) Рохас встречает своего старшего брата Диона. Они практически не знают друг друга, у них разные матери, но один отец, который недавно умер.

Выйдя из знания аэропорта, Дион закуривает: даже не знаю, что удивительней – что он умер или что купил мне билет в Колумбию. Эд: ты там не был? Дион: ребенком разве что. Как твоя мама и, как его, Билл? Никак не могу понять, звать его твоим папой или Биллом. Эд: он в норме, все в норме. А как твоя тетка? Дион: нормально, наверное. Ты знал, что моя мама умерла? Да. Не был уверен, что ты в курсе. Обычно люди хоть открытку присылают, если у кого-то мама умерла. Эд: прости. Мне было лет тринадцать, наверно. Дион: пятнадцать. Эд: серьезно? Боже. Не угостишь сигареткой? Дион: это была последняя. Эд: ладно, я так-то не курю. Ты хорошо выглядишь, мне нравится твоя борода, красивая. А мне, видать, ген бороды не достался. Дион дает Эду докурить свою сигарету. Тот пытается выпустить колечки из дыма. Дион: неплохо для некурящего. Эд: зато я бухаю. А еще неплохо вру сам себе. Дион смеется: понимаю, о чем ты. Эд: а ты смеешься так же, как в детстве.

Закадровый голос Габриэля комментирует происходящее на экране. Смерть невозможно описать словами. Я вижу, как вы впервые встретились уже мужчинами в городе, где я родился. Эдвин Трухильо – самый опытный адвокат в Боготе – передает вам мои инструкции. Вы видите мое письмо, читаете мои слова, слышите мой голос. Вас ждет большое приключение. Возьмите меня с собой, я ваш отец, в вас течет моя кровь, наши узы священны. Такова моя последняя воля.

После визита к адвокату Эд и Дион приходят к своей бабушке по отцу. Та размещает внуков на мансарде у себя в квартире. Утром Дион будит Эда, предлагает ему купить цветы для бабули. Они отправляются на рынок, беседуют по дороге. Эд спрашивает: и когда ты потерял девственность? Дион: я был в программе под названием «Современные ученики не готовы к сексу». Я, типа, рассказывал об этом старшеклассникам, даже сам во все это верил. Продержался лет до семнадцати. Эд: вау! Я думал, ты скажешь, что классе в пятом.

Эд и Дион одеваются перед семейными посиделками. Дион просит Эда помочь ему завязать галстук. Они смотрятся в зеркало. Вот и мы, повзрослевшие.

Закадровый голос Габриэля комментирует встречу его сыновей с другими членами семьи.Семья – море воспоминаний, мелких деталей. Мой брат Алехандро примеряет мои туфли перед школой. Племянница Натали у меня на руках во время ее крещения. Лицо моего племянника Франсуа, когда я сказал смешной тост на его свадьбе. Мы пьем виски с моей сестрой Саритой, слишком много виски. Ты приходишь в этот мир, если тебе повезло – у тебя есть семья. А потом ты с ней прощаешься. Тетя Бланкита – французский парфюм; пошлые шутки дяди Родриго; мой племянник Хайро, поэт; моя мама. И Хосе Луис, лучший друг всей моей жизни. Мы не просто отдельные индивиды, мы связаны, мы части целого – семьи.

Дион и Эд на кухне пьют пиво с Натали. За кузенов! Примос! Соболезную вам, ребята.

Эд, который немного знает испанский, говорит Хайро, что отец написал в завещании, что им нужно отправиться в Сипакиру, чтобы развеять там его прах. Хайро готов сопровождать кузенов в этой поездке.

К столу выносят торт. Слово берет бабушка. Я очень рада, что вы все пришли сегодня сюда с открытым сердцем. Мне кажется, что это печальное собрание превратилось в праздник любви и привязанности.

Флешбэк. Молодой Габриэль бредет утром по улице с початой бутылкой в руках. Огненная вода. А что вчера было-то? Твою мать! Кажется, я победил. Габриэль вспоминает, как накануне в баре перепил на спор какого-то парня, а потом помочился на него под восторженные вопли болеющих за него девиц.

Утром Эд мается с похмелья.

Эд, Дион и Хайро едут на автобусе в Сипакиру, в его окрестностях посещают знаменитый Соляной собор. Это подземная католическая церковь, построенная в туннелях соляной шахты на глубине 200 метров под землей в недрах галитовой скалы. У ее подножья Эд и Дион развеивают часть праха Габриэля. Звучит его закадровый голос. Мама мне рассказала эту историю. Я был младенцем, это было в подземном соборе, в старой соляной шахте, во время моего крещения. Священник окунул мою голову в воду, а когда вынул – я плюнул ему в лицо. В этот момент мой отец сказал: теперь я точно знаю, что Габриэль – мой сын.

Вечером Эд, Дион и Хайро развлекаются в баре. Дион танцует с какой-то девицей, Эд и Хайро сидят за столиком, выпивают. Хайро: что ты думаешь о своем отце? Знаешь, я вижу его в тебе, вижу его в Дионе – в вас обоих. Он бывал очень милым. В себе я тоже его вижу. Иногда он мог быть грубым и даже жестоким. Но он никогда не говорил брехню, никогда не врал. Это была его правда. А ты не разговорчивый. Но я вижу в тебе его благородство и целостность. Знаешь, я так люблю тебя, кузен.

Хайро и Эд продолжают возлияния. Хайро признается: у меня биполярное расстройство, это семейная болезнь. Эд: тебе надо принимать медикаменты.Это химический дисбаланс. Хайро: нет, никаких таблеток! Я не хочу, чтоб жизнь была проще. Мир – сложное место, друг. Плохие люди принимают серьезные решения. Твоя страна, например. Когда вы объявили войну Ираку, твой папа позвонил мне, он был зол и очень расстроен. Знаешь, что устроили в конторе, где он работал? Сраный праздник, вечеринку! Потому что они производили оружие, они делали все деньги этого мира, на этих гребаных войнах. Думаешь, для твоего отца это было просто? Ты, поди, вот так себе представляешь Колумбию? Ты думаешь, что Колумбия – это Пабло Эскобар, наркокартели, насилие, да? И если тебя спросят, не колумбиец ли ты, ты такой: я не колумбиец. Братишка, Колумбия – твоя страна, она у тебя в крови. Все ваши американские новости отравляют людей, они говорят самую ужасную ложь, чтобы напугать вас, чтобы держать вас в страхе, чтобы никто не хотел увидеть правду. Чтобы все слушали это сраное радио и плясали, как психи. А правда в том, что мир ужасен. И я это чувствую. Мир прекрасен. Я хочу видеть его, как есть. Без таблеток.

На следующий день Хосе Луис во дворе своего сельского дома рассказывает Эду: пришел гинеколог, сделал анализ плаценты. Плацента чуть-чуть старая, всего на неделю, немного совсем. Если бы ребенок родился нормальным способом, то ей было бы плохо. Поэтому он решил немедленно сделать кесарево сечение. Это видно по твоему лицу. Дион на ходу сочиняет рэп на тему этой истории. Хосе Луис смеется, затем снова обращается к Эду: ты был похож на девочку, на цыпленка. Ты был таким беспомощным, но тебе помогли –медсестры, гинеколог, весь мир.

Хосе Луис привозит Эда и Диона к храму, затем братья едут к озеру Гуатавита , которое находится в кратере потухшего вулкана на высоте 3100 метров над уровнем моря. В этих местах они также развеивают часть праха своего отца. Звучит закадровый голос Габриэля. Здесь моя мама вышла замуж за отца. А потом они развелись. Он разводился четыре раза. Так что я никогда не женился. Я любил твою маму, Дион. Но потом я встретил твою маму, Эдуардо. Мне казалось, что с ней у нас все идеально. Но идеала не существует, так что продолжайте двигаться. Правда, я больше не могу двигаться с вами, но я здесь, чтобы указать вам путь. Я всегда с вами, я никогда не умру. Я вижу вас в озере Гуатавита, когда вы смотрите на свое отражение в воде.

Эд и Дион отправляются дальше по маршруту, составленному Габриэлем. Они приезжают в Эль Силенсио. Дион пребывает в приподнятом настроении: вива, Колумбия! Тут супер. Эд: вот только куда дальше? Дион: разберемся.

Братья в кафе рассматривают фотографии, которые вместе с инструкциями им оставил отец. На одной из них симпатичный дом. Что это за место? Кто-то из нашей родни должен знать, что это. Братьев окликает пожилой мужчина, сидящий за соседним столиком. Эй, американос, что ищете? Эд демонстрирует снимок. Кажись, я знаю это место. Это недалеко от Кали, километров пятнадцать. Бывали там? Эд: да-да, мы с папой были. Точно! У нас там дом. Старик советует: езжайте, мальчики, в Кали. Эд: спасибо вам. Что вы пьете? Огненную воду.

Дион угощает старика выпивкой, Эд выходит на улицу и с кем-то созванивается, после чего возвращается в кафе и сообщает брату: я устроил нам завтра двойное свидание в Кали. Я говорил с Бруни, это «мама», с которой жил папа. А потом я поговорил с «сестренкой». Старик: девки из Кали? Я чуть не женился на одной. Вас, парни, ждет сальса! Он поднимает тост: за нас, мерзких ублюдков! И за девок, которые нас любят.

Эд, Дион и общительный старик гуляют вечером по улицам города, пьют пиво, хохочут.

Эд и Дион едут в автобусе, вместе сочиняют текста, предвкушая свои приключения в Кали, где «лучшие бабы в мире». Затем Эд говорит: Татьяна сказала, что ты больше похож на колумбийца, чем я.

Дион интересуется: так Бруни – одна из папиных подружек? Эд: ага, типа, любовь с детства. От такого не избавишься. Забавно, меняешь столько отношений, а потом возвращаешься к тому же человеку. Дион: говоришь, у нее две дочки? Эд: да, и обе – просто отпад. Я запал на Констансу. Дион: а другую как звать? Эд: Шанталь.

Эд и Дион звонят в квартиру Бруни. Эд шепотом предупреждает брата: мне кажется, она не знает, что папа умер. Не ляпни что-нибудь лишнего. Бруни открывает парням дверь, обнимает Эда: какой сюрприз! Как ты? Хорошо. Я так рада тебя видеть. Затем Бруни приветствует Диона. Из комнаты выглядывает Констанса, ее волосы замотаны полотенцем. Она говорит Эду: прости, мы опоздали, я на работе задержалась. В прихожую выходит и Шанталь, она тоже перекидывается парой слов с Эдом. Девушки сообщают, что им нужно еще несколько минут, чтобы привести себя в порядок.

Закадровый голос Габриэля. Бруни. В своей жизни я любил многих женщин. Но ничто не сравнится с первой любовью. Это пытка и чистое счастье. Потому что ты молод и еще не знаешь, что все рано или поздно заканчивается.

Бруни, Эд и Дион пьют вино. Я так рада, что вы приехали. Как тебе Колумбия? Ты же первый раз здесь? Дион: да, первый раз. Очень нравится! Мне очень комфортно. Бруни: ты очень похож на Габриэля. Эд: в Колумбии прекрасная энергетика, мне приятно быть здесь. Ваши танцы – просто чудо, я обожаю их. Бруни: ну, рассказывайте, что вы делаете в Кали. Возникает неловкая пауза. Бруни: смотрели что-нибудь? Может, были на ферме бабочек? Очень красиво. Мы там были с Габриэлем. Как он, кстати? Дион: я не хотел этого говорить. На прошлой неделе нам позвонили, сказали, что Габриэль умер. Бруни в шоке: что? Нет! Эд: папа умер. У него был цирроз, кровеносный сосуд лопнул в печени. Мне жаль. Я не хотел, чтобы это так выяснилось. Бруни плачет, Эд ее обнимает. Вы поэтому приехали, да?

Бруни показывает парням семейный фотоальбом, рассказывает: это фото сделано на побережье Санта-Марта. Здесь мы такие счастливые. Там у нас были апартаменты для семейного отдыха. Было очень уютно. Через несколько дней мы поедем туда, на Страстную неделю. А это – Шанталь, это – маленькая Констанса. Вот мама, сестра. Мы с Габриэлем очень любили друг друга. Я сказала ему: завтра я уезжаю в Санта-Марту и пробуду там месяц. И вот, я уехала со всей семьей – с дядей, с мамой, с бабушкой. Но однажды внезапно кое-кто нарисовался. Как думаете, кто? Конечно, Габриэль. Мы немного потусили с ним, потанцевали. Ходили на пляж. Короче, мой дядя догадался, что у нас с Габриэлем что-то было. Когда он это понял, то вышвырнул Габриэля из апартаментов. Ему пришлось уехать. Прошло очень много времени, наверное, лет двадцать. В то время я жила в Вене. И вот мне звонит какой-то человек. Я с ним проговорила целый час и так и не поняла, с кем разговариваю. Я его не узнала. Но когда он сказал: «а ты помнишь Санта-Марту?», – вот тогда я поняла, что это Габриэль.

Закадровый голос Габриэля. Мы были детьми – Ана и я. Моя мать ушла от моего отца и увезла нас в тот дом, Кукольный домик под небом Кали. Детские воспоминания расползаются, как туман.

Тетя Ана встречает племянников. Привет, Эд. Я соболезную, но очень рада тебя видеть. А ты, наверное, Дион? Добро пожаловать в Алькамилу.

Тетя приглашает Эда и Диона в дом. Они садятся за стол, пьют вино. Эд: он работал в той конторе, в Чикаго, что-то там программировал. Один его сослуживец из Индии однажды сказал: Габриэль, вот как ты говоришь о женщинах – то же самое я чувствую к еде. Ана смеется. Дион: забавно. Я помню, он однажды говорил: женщины, как карри, нужно попробовать каждый вкус.

После купания в бассейне, который устроен у природного источника, Эд спрашивает брата: а у тебя было такое, что ты смотришь на свой член и понимаешь, что он меняется с возрастом? Дион отшучивается. Эд: думаешь, это место – наше наследство? Дион: надеюсь.

Ана рассматривает снимки с дальнейшими инструкциями Габриэля. На одной из фотографий написано: наследство будет вашим, когда вы найдете меня на краю мира. Ана: я не могу вам его описать, потому что это – часть души. Так ты там не была? Нет, но я очень хочу туда попасть и остаться там. На следующем фото – немолодой мужчина. Ана: это – отец Габриэль Михейя, он в Медельине. Это отличное место. Он, как продавец. Будьте осторожны, колумбийские продавцы очень-очень милые. Они привлекают вашу душу: иди сюда!

Закадровый голос Габриэля. Сестренка, маленькая девочка, которая так никогда и не покинула Кукольный домик.

Дион спрашивает Ану: это твой дом? Нет. Эд: значит, дом нашего отца? Ана: нет, Алькамила принадлежит всей семье. Когда я и Габриэль были маленькими, мы видели, как мой отец бил мою мать. И Габриэль начал смеяться. Это было для нас очень болезненно, потому что он все же был нашим отцом и говорил, что любит нас. Это сильно повлияло на Габриэля. Он не мог дать достаточно любви своим детям, не мог взять на себя ответственность, потому что сдерживал внутри себя столько гнева. Вы должны простить вашего отца за это. Наша цель в этой жизни – дарить любовь, прощать и не пытаться искать совершенства. Никто не идеален, но мы должны любить.

Закадровый голос Габриэля. Взрослея, я слышал истории о нем, но я больше не знал его. Так что я уехал, чтобы найти его, моего отца, даже не зная, где. Один во всем свете, потерянный мальчик.

В Медельине Эд и Дион знакомятся с падре Михейя. Тот говорит: ваш отец очень помогал нашей организации, провел с нами много времени. Я бы хотел, чтобы вы съездили в наш Центр, познакомились с детьми из приюта. У нас в Колумбии многоцентров дляпроблемных детей. Они приходят просто с улиц, или их бросили семьи, или над ними издевались. Это дети в очень тяжелой ситуации, которые отправились воевать, когда им было 11-12 лет. Здесь было очень много насилия, и дети часто становились его жертвами.

Вместе с падре Михейя Эд и Дион посещают приют, проводят время с детьми и подростками, которые там находятся.

Закадровый голос Габриэля. Вдали от дома, когда я скитался по улицам Медельина, он нашел меня – мой попутчик, эль падре.

Вечером Эд и Дион выпиваютв баре, играют в бильярд, общаются с девицами (брюнетка и рыжая), танцуют, приводят девушек к себе в номер.

Эд просыпается из-за того, что его ногу свела судорога. Он в одной постели с Дионом, который лежит в обнимку с обеими девицами.

На следующий день падре Михейя говорит Эду и Диону: когда ваш отец стал лучше узнавать нашу организацию, его заинтересовали наши медитативные практики. Это фантастическая техника и при этом очень простая. Когда вы медитируете, вы достигаете состояния чистого сознания. Многие считают, что медитация – это нечто религиозное. Нет, это нечто духовное. Вашему отцу бы понравилось, если бы вы обучались медитации. Мне кажется, это стоит потраченного времени – можно постичь совершенно чудесные вещи. Подумайте об этом.

Дион говорит Эду, что медитация точно не для него.

Эд идет на сеанс медитативной практики. Его посещают видения, связанные с братом и отцом.

Закадровый голос Габриэля. Когда ты был маленьким, Дион, ты сказал мне: папа, я хочу братика. Ты всегда хотел брата, которого ты мог бы любить, которого мог бы учить. Этого не случилось, когда ты хотел. Но, возможно, ты сможешь понять: правда в том, что я совершал ошибки, но я дал тебе брата.

За ужином Дион спрашивает Эда: почему ты все время боишься? Эд огрызается: а почему ты жуешь с открытым ртом? Это бесит. Дион: я не об этом. Ты вечно какой-то нерешительный, всегда колеблешься. Когда ты говоришь по-испански, ты будто всегда извиняешься. Эд: не я виноват, что меня трехлетнего увезли от отца, и я забыл испанский. Дион: именно. Но ты же должен понимать, насколько тяжело было твоей матери забрать тебя без предупреждения, не попрощавшись. Думаешь, папе было легко? Думаешь, он не вспоминал об этом каждый день, пока я жил с ним? Я знаю, что ты любил свою маму, но все равно это неправильно. Эд: ладно, я извиняюсь за маму. Дион: у вас есть Билл. Кстати, ты звал Билла папой? Нет. Ничего, я не осуждаю. Он для тебя больше отец, чем был папа. Эд: ты на меня злишься? Дион: не злюсь, просто хочу, чтобы ты говорил по-испански и проснулся уже на хрен. Папа мертв, мы в Колумбии. И это наша кровь. Больше такого в наших жизнях не будет, так что относить к этой хренотени с уважением. В смысле, где еще ты должен сейчас быть?

На пляже в Картахене Эд и Дион ссорятся, Эд покидает брата.

Вечером Дион употребляет кокаин, выпивает, кадрит в баре девицу, которая ни слова не понимает по-английски, приводит ее к себе в номер. Ночью, пока он принимает душ, девица сбегает, прихватив все вещиДиона.

Закадровый голос Габриэля. В какой-то момент своей жизни ты обнаруживаешь себя в полном одиночестве, лишенным всех удобств, к которым привык. Ничего не осталось, только подходящий момент, чтобы стать мужчиной, принять жизнь. Я обнаружил себя в одиночестве, с разбитым сердцем. Тогда я угнал мотоцикл с пляжа Таганги и отправился к краю мира. Никто не знает, где я был, только я сам.

Эд добирается до Санта-Марты, звонит Констансе, встречается с ней. Они целуются.

Эд и Констанса проводят время вместе.

Дион крадет у торговки фруктами папайю, жадно пожирает сочный плод.

Флешбэк. Юные Бруни и Габриэль лежат в постели. Откуда ты взялся? С Луны свалился. Я влюбленный астронавт, путешествующий сквозь космос. Хочешь слетать со мной на Луну? Бруни: мой дядя не отпустит меня на Луну. Раздается стук в дверь. Бруни: это дядя Рудольфо. Быстрей прячься в шкаф! Габриэль: да пусть он нас увидит, узнает, что я тебя люблю.

Констансаи Эд лежат ночью возле костра на пляже. Девушка спрашивает: и надолго ты останешься? Не знаю. А как же твоя работа? Не знаю. А что у тебя за работа? Я шахматист-гроссмейстер. Констанса смеется: это вряд ли. Эд: я временно безработный. Почему? Потому что я – ублюдок.

Дион знакомится с рыбаками, которые обитают на берегу, просит обучить его их ремеслу: а то я голодаю.

Бруни рассказывает Эду: у него было недостаточно денег, самолетом он прилететь не мог. Наверно, приехал на автобусе или шел пешком, добирался автостопом. Он появился неожиданно. Представь, как это было романтично. Но ему бы не позволили остаться в нашем доме. Дядя и мама очень разозлились, для меня это было суровое испытание.И Габриэль тоже на меня злился, а я не могла этого понять, ведь это была не моя вина. Эд: я на него похож своим темпераментом, но я его контролирую.А еще я тоже романтичный. Бруни: если говорить об отношениях, то для женщины все эти взрывы, вспышки – это очень тяжело. Эд: но я здесь. Ехал автобусом, шел пешком – и вот он я. И я очень влюблен в твою дочь. Бруни: я знаю. История повторяется? И что будем делать? Эд: не знаю. Я растерян. Я здесь и мне нужно найти край мира, но я не знаю, что это значит. Бруни: твой отец дал мне фотографию края мира прежде, чем уехал в Штаты. Я знаю, где это. Растроганный Эд обнимает Бруни.

Закадровый голос Габриэля. Ты помнишь Санта-Марту? Я помню. Внезапно вспомнился миллион ощущений, волна воспоминаний: солнце, взрыв эмоций.Обними ее за меня, почувствуй любовь, раскрой свое сердце, страхи, мечты, цели. Прими их, забудь свой путь, просто скользи сквозь ночь. Это – наш путь.

Констанса спрашивает Эда: а где твой брат? Не знаю. Когда ты возвращаешься? Эд молчит. Констанса: останься.

Дион расспрашивает рыбака о его семье. Тот говорит, что у него шестеро детей и восемь внуков. А братья есть? Братьев у меня 18, 12 от моих отца и матери и еще шестеро от отчима. А отец? Он умер. Мой тоже.

Эд приходит на пустынный берег, который Габриэль назвал краем мира, видит группу рыбаков вдалеке. К нему подбегает Дион, сбивает брата с ног, кричит: где тебя черти носили?

Эд и Дион мирятся.

Закадровый голос Габриэля. Я представил, что стою на краю мира, на краю жизни, на пороге смерти, и подумал о своих сыновьях. Если вас связываю лишь я, что будет, когда меня не станет?

Эд и Дион заходят в бассейн, наполненный лечебной грязью. Круто, я чувствую себя, как в утробе. Так и есть, всегда хотел почувствовать что-то типа перерождения. Кажется, это оно и есть.Эд погружается в грязь с головой, затем выныривает. Братья хохочут, затем бегут в море, смывают грязь.

Закадровый голос Габриэля. Мои останки там, где и должны быть – везде и нигде. Сынки, вы несете меня туда, где я хотел упокоиться, где я нашел отца, в сердце Колумбии, в простом доме. Это ваше наследие. Я написал письмо своему отцу, когда он заботился о тебе, Дион, как раз перед тем, как родился ты, Эдуардо.

Эд и Дион приезжают в сельский дом, где жил их дед, здесь братья уже бывали вместе в раннем детстве.

Cмотреть «Бастарды и дьяволы» на всех устройствах

Приложение доступно для скачивания на iOS, Android, SmartTV и приставках

Устройства для просмотра ИвиУстройства для просмотра ИвиПостер Бастарды и дьяволыПостер Бастарды и дьяволы