Рецензия на фильм Банды Нью-Йорка от Сергей

Gangs of New York
Оценка фильма
9 из 10

[Достойное упоминание] фильм «Gangs of New York» или пять углов Манхэттена

Центром притяжения ирландской бедноты и бандитов в XIX веке был район Манхэттена под названием «Пять углов». Пять углов — район, образованный улицами Кросс, Энтони, Литл-Уотер, Оранж и Малберри, которые выходили на крошечную площадь, стал самой настоящей колыбелью ирландских банд Нью-Йорка. Едва появившись, район считался достаточно приличным и спокойным местом. Но начиная с 1820 года все стало резко меняться (с этого момента и нужно писать историю банд как явления).
Построенный на болоте, район постепенно погружался обратно в трясину. Сырость, разрушающая дома, постоянные туманы и ядовитые испарения, поднимающиеся с болот, вынудили всех более-менее состоятельных жителей Пяти углов съехать в другие части Манхэттена. Дома освобождались, цены на проживание в них падали до неприличия, и в бывшие квартиры добропорядочных ньюйоркцев начали заселяться ирландские иммигранты, наводнившие город после революции и провозглашения Ирландии республикой.

ЧАРЛЬЗ ДИККЕНС о Пяти углах : «Ну и местечко! Узкие проходы расходятся направо и налево, и везде запах грязи и отбросов. Образ жизни, который здесь ведется, приносит те же результаты, что и везде. Грубые, обрюзгшие лица, которые мы видим в этих домах, таковы же, каковы и по всему миру. Сами дома преждевременно постарели от дебоширства. Посмотрите, как обрушиваются прогнившие балки и как разбитые и запачканные окна хмуро смотрят тусклыми глазами, словно подбитыми в пьяной драке. Здесь живет множество свиней. Интересно, удивляются ли они тому, что их хозяева ходят на двух ногах, а не на четырех и что они не хрюкают, а разговаривают?»

Помимо прочего, это был первый в истории Америки настоящий расовый «плавильный котел», потому что в «Пяти углах» селились не только ирландцы, но и чернокожие, которые в штате Нью-Йорк получили свободу в 1827 году. Прежде представители разных рас держались в США наособицу, но жители «Пяти углов» были слишком бедны, чтобы жить раздельно. Они могли позволить себе лишь крошечные уголки в переполненных доходных домах, порой переоборудованных из индустриальных зданий, и у них не было никакой возможности диктовать, кто будет жить рядом. Кстати, именно благодаря этому зародилась чечетка, которая соединила ирландские и африканские танцы.

Десятилетия спустя, в первой половине XX века, изучением бандитской истории Нью-Йорка занялся журналист Герберт Эсбери. Он прославился как автор скандальных, зачастую разоблачительных статей об американском обществе. В 1928 году Эсбери опубликовал объемный труд под названием «Банды Нью-Йорка: Неформальная история подполья», который в основном был посвящен противостоянию американских и ирландских бандитов в XIX веке. Эта книга до сих пор считается обязательным чтением для любого, кто интересуется историей Нью-Йорка.

Мартин Скорсезе этой историей живо интересовался, и в 1970 году 28-летний постановщик впервые прочел «Банды Нью-Йорка». Книга его поразила и захватила. Скорсезе попытался заинтересовать крупные студии «Бандами» в начале 1990-х, после выхода его популярных лент «Славные парни» и «Мыс страха». Но тогда ничего существенного у него не вышло. Лишь когда в 1997 году «Титаник» Джеймса Кэмерона приплыл к рекордным сборам и в Голливуде решили, что дорогостоящие исторические эпопеи вновь стоит снимать, «Бандами» заинтересовался Джо Рот, тогдашний председатель правления Walt Disney Sudios.

Рот поначалу согласился вложить деньги своей команды в «Банды», но затем осознал, что с «семейным» диснеевским брендом задуманная Скорсезе жестокая взрослая лента никак не сочетается. Поэтому после долгих обсуждений и переговоров проект был переведен на студию Miramax, в распоряжение Харви Вайнштейна – того самого, которого недавно многие женщины обвинили в сексуальных домогательствах. Вайнштейн и прежде не считался человеком вежливым и церемонным, но Скорсезе он очень уважал, и работа с мэтром была для него воплощением давней мечты. По крайней мере, поначалу. Основным инвестором «Банд» стала американского компания британского продюсера Грэма Кинга Initial Entertainment Group, которая в дальнейшем работала со Скорсезе над лентами «Авиатор», «Отступники», «Хранитель времени».

Сценарист Джей Кокс увлекся «Бандами», потому что его дед был нью-йоркским полицейским и собирал газеты и книги о давнишней преступной жизни. Когда Кокс превращал документальное исследование в художественное повествование, он вдохновился песней Брюса Спрингстина Thunder Road, где были слова «молись напрасно о спасителе, который восстанет с этих улиц», и решил, что главным героем ленты будет «уличный спаситель» – молодой ирландский бандит, который объединит и возглавит ирландских преступников, чтобы отвоевать свое место под солнцем Нью-Йорка. Соответственно, главным злодеем картины станет влиятельнейший американский гангстер, пытающийся подмять под себя ирландцев из «Пяти углов».

У обоих персонажей были реальные прототипы. Прототипом главного героя по имени Амстердам Валлон стал уже упомянутый гангстер и политик Джон Морриссси (хотя у Амстердама и Джона не так уж много общего), а прототипом злодея Уильяма Каттинга по кличке Билл Мясник стал Уильям Пул, в самом деле известный как Билл Мясник, потому что он держал мясную лавку. Пул был лидером американской криминальной группировки в Нью-Йорке и политического движения, известного как «Партия незнаек». Странное название объяснялась тем, что эта организация возникла как тайное общество, и ее члены изначально по уставу должны были отвечать «не знаю» на сторонние вопросы об обществе. «Незнайки» были ярыми противниками католицизма и мигрантов-католиков, преимущественно ирландцев.

«Реальный факт - 1855 году Билла (Мясника) Пула застрелили после очередного конфликта с людьми из «Таммани Холл» — нью-йоркского штаба Демократической партии США, в котором на тот момент состояло множество гангстеров. Удивительно, что, получив пулю в живот и пулю в сердце, Мясник умудрился прожить еще две недели.»

Кстати, обратите внимание на слова «получил пулю». В фильме преступники преимущественно сражаются холодным оружием, что напоминает о средневековых баталиях, но на деле бандиты в XIX веке в основном погибали от пуль. Огнестрельное оружие было довольно дорогим, но для гангстера оно было незаменимо, и его старались иметь. Впрочем, тогдашние бандиты действительно отлично орудовали холодным оружием и голыми руками. Моррисси и Пул славились как боксеры, и многие их подельники участвовали в рукопашных поединках.

Пул был убит в 1855 году, но в фильме смерть Билла отнесена к 1863 году, чтобы гангстер погиб на фоне масштабного бунта, который произошел в Нью-Йорке, когда во время Гражданской войны Линкольн объявил о принудительном наборе в армию. От воинской повинности можно было откупиться за 300 долларов, что было неприкрытой дискриминацией бедняков. Поэтому в Нью-Йорке начались погромы и беспорядки, которые пришлось подавлять армии.

Изначально Скорсезе хотел снять в главной роли Роберта де Ниро. Рассматривались и другие кандидатуры, включая Малкольма МакДауэлла. Однако к концу 1990-х все они отпали по возрасту. Зато появилась новая яркая звезда – герой «Титаника» Леонардо Ди Каприо. Скорсезе с большим интересом следил за карьерой молодого актера, так как видел в нем «звезду поколения» калибра де Ниро. В свою очередь, Ди Каприо тоже стремился поработать со Скорсезе, причем именно над «Бандами Нью-Йорка».
Женщины играли значимую роль в «Пяти углах», и в сценарии нашлось место для главной героини. Это рыжеволосая красотка Дженни Эвердин, карманница и мошенница, которая входит в банду Билла, но влюбляется в Амстердама. Звезда «Все без ума от Мэри», «Ангелов Чарли» и «Шрэка» Кэмерон Диас в то время была на пике славы, и ей поручили перевоплощение в Дженни.

Британский мэтр Джим Бродбент сыграл Уильяма Твида по прозвищу Босс – одного из влиятельнейших и богатейших закулисных политиков Нью-Йорка XIX века. Твид опирался на голоса ирландцев, чьи представители тесно с ним сотрудничали, и он противостоял попыткам протестантов ущемить права католиков.

В итоге «Поймай меня, если сможешь» стал полноценным прокатным хитом, а «Банды Нью-Йорка» собрали 194 миллиона долларов и при бюджете в 100 миллионов долларов едва окупили затраты. Зато картина была номинирована на 10 «Оскаров». Правда, ни одной статуэтки создателям ленты не досталось. Даже Дэй-Льюис не получил награду, хотя потрясающе сыграл Билла Мясника.

Критики приняли фильм неоднозначно. С одной стороны, у картины было много сильных сторон, включая ту же игру Дэй-Льюиса. С другой стороны, в целом она получилась слабее, чем безупречные шедевры Скорсезе вроде «Таксиста» или «Славных парней». Казалось, что эпоху, которая редко попадает в объектив, можно было отразить мощнее и выразительнее. Довольно очевидным минусом постановки был Леонардо Ди Каприо, напрочь проигравший напору Дэй-Льюиса и утонувший в его харизме.

Тем не менее со своей главной задачей «Банды Нью-Йорка» справились. Они талантливо мифологизировали малоизвестный период истории мегаполиса и стали яркой, запоминающейся частью его экранной криминальной летописи. Возможно, кто-нибудь когда-нибудь снимет лучший фильм о том времени, но пока «Банды» уникальны и более чем достойны внимания. Важно лишь не использовать их как историческое пособие. Это не байопик, и в фильме много отступлений от фактов.
1

Все комментарии

Оформить подписку