Назад

Фильм Зловещие мертвецы: Черная книга

Evil Dead
Развернуть трейлер

Преданные фанаты говорили об этом несколько десятилетий, жадно впитывая любые крохи информации от представителей студии. И вот зловещие мертвецы вернулись, чтобы низвергнуть в пучину первобытного ужаса каждого, кто хоть краешком глаза осмелится заглянуть в Книгу Мертвых. Однако, вопреки ожиданиям, Сэм Рейми не стал снимать продолжение истории о похождениях бравого Эша, а спродюсировал ремейк. Постановщиком переосмысления, получившего название «Зловещие мертвецы: Черная книга», стал испанский режиссер Федерико Альварес, а сценарий написала обладательница «Оскара», знаменитая Диябло Коуди («Джуно», «Тело Дженнифер»). Вскоре «Зловещие мертвецы: Черная книга» можно будет посмотреть онлайн. Новая история во многих моментах пересекается с оригинальным фильмом, только на этот раз главным героем стала молодая девушка по имени Миа. Одолеваемая непреодолиомой тягой к наркотикам, она решается поехать с друзьями в отдаленную хижину в лесной чаще, чтобы немного отвлечься. В полуразвалившейся хибаре молодые люди находят странную книгу, которая открывает для них ворота в Ад. После первоначального монтажа фильм получил самый жесткий прокатный рейтинг «NC-17», поэтому создателям пришлось вырезать несколько особо жестоких моментов, чтобы уложиться в более приемлемый рейтинг «R».

6,3

Рейтинг показывает сильные стороны фильма

Об ivi.рейтинге
КиноПоиск 6,0
6,3
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры
Подробнее об ivi.рейтинге
КиноПоиск 6,0
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры
Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

В начале картины в лесу группа людей оглушают девушку, а старуха начитывает странные тексты из старинной книги. Выясняется, что молодая героиня, одержимая демоном, убила свою мать. Отец обливает ее тело бензином и поджигает, а она выкрикивает проклятия, обещая уничтожить души каждого из собравшихся.

В наше время группа друзей приезжает в лес к заброшенному дому, чтобы отдохнуть. Внутри хижины они находят трупы животных и старую книгу, написанную на рунном языке. Некоторые записи удается прочитать – они предупреждают, что слышать описанные заклинания ни в коем случае нельзя. Нарушив запреты, ребята все равно произносят загадочные слова.

С ними происходит нечто страшное, половина превращается в одержимых безумцев, жаждущих крови. Двое сохранивших разум героев пытаются снять проклятие, сжигая книгу, но она не горит. Тогда они хотят уничтожить дом и, облив все бензином, собираются бросить спичку, когда один из парней слышит голос своей сестры в подвале. Он спускается туда и борется с извергающей демонические проклятия девушкой, после чего закапывает ее, избавляя от влияния духа, а после реанимирует. Раненный брат просит ее бежать, но героиня понимает, что древний демон получил необходимые ему пять душ.

Разрезав восставшее из бездны существо на куски, девушка уничтожает его, после чего останки потустороннего монстра поглощает земля. Она единственной остается в живых.

Знаете ли вы, что

  • Сложив вместе первые буквы имен пятерки основных персонажей, можно получить слово «демон».
  • Первоначально на роль Мии была утверждена Лили Коллинз, однако несовпадение рабочих графиков вынудило ее уйти из проекта. Поговаривали, что причина была в другом: капризной исполнительнице просто не хотелось играть наркоманку.
  • Первой кастинг прошла Элизабет Блэкмор, утвержденная на роль Натали.
  • Картина стала первой «полнометражкой» среди работ Федерико Альвареса. Этот проект осуществил детскую мечту режиссера, так как он снял фильм полностью по своему усмотрению.
  • Для соблюдения классической атмосферы прошлых лет, режиссер старался по возможности отказаться от компьютерной графики в пользу физических спецэффектов.
  • Исполнить одержимость демонами актерам помогал специально приглашенный хореограф, который контролировал реалистичность каждого движения.
  • Из-за невероятной толщины белых контактных линз, актрисе Бетси Бэйкер пришлось нападать на «Эша» буквально вслепую.
  • Использовавшийся в съемках дом был полностью уничтожен пожаром. Единственным, что от него осталось, стала кирпичная труба и выкопанная для эпизода со спуском в погреб яма.
  • Так как во время работы над фильмом был использован особый пластический грим, непригодный для использования на улице, создателям пришлось построить две одинаковые хижины – в настоящем лесу и в павильоне.
  • Режиссерский подход к съемочному процессу и его страсть к спецэффектам просто поразили продюсеров картины. Альварес смог добиться необходимой аутентичности и нагнетания обстановки лишь необычными ракурсами съемки и передвижениями камеры.
  • Одна из героинь использовала целых пять специально подготовленных протезов руки, которые должны были продемонстрировать стадии ее преображения.
  • Как отметил супервайзер картины по физическим спецэффектам, для съемок потребовалось порядка трехсот литров рвотной жидкости и двадцать пять тысяч литров искусственной крови.
  • Роль девочки-наркоманки могла бы исполнить Джиллиан Джейкобс, которая проиграла ее Коллинз. Когда же последняя вышла из проекта, героиню исполнила Джейн Леви.
  • Зрители могли бы увидеть Натали в исполнении Торы Берч или Агнес Бракнер, а Оливию могла сыграть Джерни Смоллет.
  • Профессор, голос которого доносился из магнитофонной записи, исполнил телеведущий АМС Боб Дориан.
  • Финальные титры сопровождаются свинговым мотивом, который, затухая, превращается в завывание ветра – звуки, использовавшиеся в начале картины.
  • Автомобиль компании ребят всегда используется в картинах Сэма Рэйми.
  • Одержимая Линда получает удары бутафорским бревном, использовавшимся в другой картине режиссера («Это убийство!»).
  • Режиссер и продюсер картины сыграли в ней стоящих на обочине рыбаков, а последнего также можно увидеть возле дерева в эпизоде, где автомобиль пересекает мост.
  • Карты, разложенные на столе в одном из эпизодов, имеют тот же порядок, что и в оригинальной картине 1981 года.
  • Разорванное ожерелье, найденное у хижины, лежало таким образом, что создавался силуэт черепа.
  • В эпизоде, где Мия получает бусы от Дэвида, герои сидят на автомобиле Эша, использовавшегося в оригинальной ленте.
  • Нарисованный в Книге крылатый демон, стоящий спиной, является художеством английского автора Блэйка.
  • В 1981 году на экранах кинотеатров всего мира появился фильм "Зловещие мертвецы". Переполненные ужасом зрители отзывались о картине по-разному, и все же ужастик по праву можно считать стартовым в карьерах режиссера Сэма Рэйми, продюсера Роба Тейперта и актера Брюса Кэмпбелла. Сюжет рассказывает историю пятерых друзей, который отправились в затерянную в лесу избушку и случайно выпустили на волю кровожадные силы Зла. Авторы фильма сами не ожидали, что их детище станет культовым и обретет миллионы поклонников по всему миру.
  • На протяжении вот уже более 30 лет снятая буквально за копейки франшиза считается одной из самых страшных в истории кинематографа. Рэйми, Тейперт и Кэмпбелл уже много лет обсуждали возможность и рациональность съемок ремейка. «Когда мы снимали первый фильм "Зловещие мертвецы", нам приходилось бороться за каждый следующий съемочный день, – вспоминает Тейперт. – Мы никогда не думали, что картина превратится в успешную франшизу, и что будет снято еще два фильма».
  • Фильм станет полноценным ремейком одного из самых узнаваемых и успешных фильмов ужасов. Съемочная группа под руководством Рэйми, Тейперта и Кемпбелла настроена всерьез напугать зрителей нового поколения, сочетая высокие технологии XXI века и классические приемы, которые используются на съемках фильмов ужасов. Первым идею снять четвертый фильм озвучил Сэм Рэйми. «Я искренне верю в то, что столь замечательная история достойна вернуться на большие экраны, но на этот раз – в лучшем качестве картинки и звука, – говорит продюсер. – Оригинальный фильм нам пришлось снимать на 16-миллиметровую пленку. Звук записывали в режиме моно, потому что стерео попросту не могли себе позволить. Что уж говорить о формате 5.1… Мы напечатали всего около 60 копий и, как следствие, охватили весьма скромное количество кинотеатров. Картина не была оценена цензорами, поэтому многие рынки также оказались закрыты для нас. Собственно большинство зрителей посмотрело фильм либо на VHS, либо на DVD. Но даже те, кому посчастливилось увидеть картину на большом экране, смогли «насладиться» весьма посредственными изображением и звуком». Кэмпбелл был менее всех прочих заинтересован в возвращении на съемочную площадку "Зловещих мертвецов". «Из года в год фанатов потчуют все новыми и новыми фильмами о Фредди, Джейсоне и прочих героях фильмов ужасов, – говорит Кэмпбелл. – Аудитории нужно что-то новенькое. Ну, правд, не вечно же мне бегать по съемочной площадке с голым торсом и эффектными жестами заводить верную бензопилу. Всему есть предел!»
  • Помимо прочих причин, Рэйми справедливо полагал, что перезапуск оригинального фильма станет неплохим локомотивом для начинающих звезд кинематографа. «История напоминает те страшилки, которые рассказывают у костров в пионерских лагерях, – считает продюсер. – Они передаются из поколения в поколение, и с каждым новым пересказом в них добавляется что-то новое и интересное». В этом случае свою версию истории рассказывает режиссер Федерико Альварес. «Он – исключительный кинематографист, – утверждает Рэйми. – Мне хотелось, чтобы именно он адаптировал мою историю для современного поколения зрителей. С учетом улучшенной картинки и звука, фильм стал именно таким, каким мы его задумывали изначально».
  • Карьера Альвареса началась в 2010 году с короткометражного фильма «Приступ паники!» [Panic Attack]. В пятиминутном триллере рассказывалось о нападении гигантских роботов на столицу Уругвая. Короткометражка собрала на портале YouTube более 7 миллионов просмотров (и это число продолжает увеличиваться ежедневно), а также вызвала живой интерес у представителей киноиндустрии.
  • Рэйми и Тейперт являются одними из многочисленных поклонников творчества Альвареса. Они довольно быстро заключили с ним договор от имени студии Ghost House Pictures, которую Натан Кахейн и Джозеф Дрэйк открыли специально, чтобы снимать ужастики и триллеры. «Как это часто бывает, проект завертелся сам собой, – рассказывает Тейперт. – Сэм искренне восхищался талантом Федерико, и сам решил вступить в продюсерскую группу фильма "Зловещие мертвецы: Черная книга". Федерико вызвался написать сценарий вместе со своим другом Родольфо Саягесом, так что уже на первую встречу они пришли с первоначальными набросками. Прочитав то, что они написали, мы поняли – участие Брюса в качестве актера совершенно не обязательно. Он смог взглянуть на проект непредвзято и выступить одним из продюсеров».
  • Альварес и Саягес предложили партнерам новое и очень необычное прочтение "Зловещих мертвецов". Они сохранили общую концепцию оригинала, но при этом представили новых персонажей и внесли некоторые изменения в сюжет. «Брюс, Роб и Сэм уловили знакомые нотки в новом сценарии, – считает исполнительный продюсер Дж. Р. Янг. – Федерико и Родольфо поняли, на чем основаны "Зловещие мертвецы", и на этой базе сделали что-то свое». По словам сценариста и режиссера, его первостепенной задачей стала попытка снять самый страшный фильм, какой только можно себе представить. «Для меня эта картина стала такой, какими я видел "Зловещих мертвецов" одиннадцатилетним подростком, – говорит Альварес. – Он не был поход ни на один другой фильм, действие происходило в совершенно сумасшедшей вселенной. Мне хотелось заново воссоздать ту потрясающую атмосферу. Мы все сошлись на том, что ремейк должен быть именно таким». «Мы решили оставить неизменным все важное и нестареющее из оригинала, и обновить все остальное, – продолжает режиссер. – Сохранилась общая идея – пятеро друзей попадают в место, кажущееся безопасным, и пытаются убить друг друга. Лично меня эта тема очень пугает, куда больше, чем, скажем, толпа мертвецов, пытающаяся съесть героев в каком-нибудь фильме о зомби. Представьте только – ваши лучшие друзья один за другим начинают охотиться за вами! Стены комнаты сходятся! Некуда бежать и никакие увещевания или угрозы не действуют… В этом – немалая часть магии оригинального фильма. Мне это врезалось в память с первого же просмотра».
  • По словам Альвареса, сложнее всего было определить, какие элементы оригинального фильма нуждаются в улучшении. Главной героиней становится Миа – девушка, которая пытается отказаться от наркотической зависимости. «Она борется с ломкой, а друзья стараются ей помочь, – объясняет Альварес. – В оригинальном фильме подростки приезжают в лес, чтобы выпить и покурить травку. Это имело смысл, поскольку тогда герои были гораздо моложе. Нам же пришлось придумать другую причину, по которой друзья оказываются в хижине. Этот аспект мне кажется очень важным. Речь уже не о наркотиках, а о том, что ты стараешься пережить и оставить в прошлом. И в этом – ключевой смысл фильма. Одно дело – знать путь, совсем другое – пройти его. Муки переживания предстоит испытать всем нашим героям, в том или ином смысле».
  • Тейперт был впечатлен тем, насколько точно новый сценарий передавал концепцию оригинального фильма, особенно учитывая кропотливо переработанный сюжет. «Сюжетная канва претерпела некоторые изменения, – говорит он. – Но в конечном итоге один из героев все равно откроет заветную книгу, и начнется чертовщина». «Федерико работает очень страстно и самозабвенно, – добавляет Тейперт. – Чем больше мы его узнавали в работе, тем больше убеждались в верности нашего выбора. Он интуитивно чувствует, что важно для фильма. Наши точки зрения не всегда совпадали, и он всегда предлагал какие-то новые и свежие решения, которые нам и в голову не приходили».
  • Фильм стал полнометражным дебютом Федерико Альвареса. «Мы понимали, что он – именно тот, кто нам нужен, – говорит Янг. – И на то было несколько очевидных причин. Во-первых, любовь к франшизе была у него в крови. Во-вторых, он отлично понимал ответственность, которую несет перед фанатами франшизы. И, в-третьих, «Приступ паники!» наглядно доказывал, что Федерико способен снять что-то из ряда вон выходящее, даже располагая весьма скромными финансами. Сейчас, оценивая оригинальный фильм Сэма, Роба и Брюса, я понимаю – они работали точь-в-точь так же, как работал Федерико. Они тоже были движимы желанием снять необычный фильм ужасов, который бы по достоинству оценили любители жанра».
  • Для режиссера проект стал осуществлением детской мечты. Ему предоставили неограниченную свободу и позволили снимать свой фильм так, как он сочтет нужным. При этом он всегда мог воспользоваться богатейшим совокупным опытом Рэйми, Тейперта и Кэмпбелла. «Они всегда и во всем были готовы мне помочь, – с благодарностью отмечает Альварес. – И всякий раз предлагали какие-то потрясающие идеи». Съемочная группа оригинального фильма понимала, что им придется отказаться от прав собственности, которыми они владели более 30 лет. Только в этом случае Альварес мог снять именно тот фильм, которого от него ждали. «Мы, конечно, помогали, но это скорее напоминало помощь родителей, которые учат ребенка кататься на велосипеде, – объясняет Тейперт. – Сколько бы советов не роилось в наших головах, мы дали возможность Федерико получить большую часть опыта самому».
  • Рэйми много работал с Альваресом над сценарием, при этом позволяя режиссеру делать свой фильм, а не переделывать оригинал. «Мне очень нравились и его литературный стиль, и манера повествования, – признается продюсер. – Я просто позволял себе скромные комментарии по поводу и того, и другого. Ни я, ни мои коллеги никогда ни на чем не настаивали, потому что знали, что имеем дело с великолепным сценаристом и выдающимся режиссером. Мы просто предлагали иные варианты и альтернативные пути. Иногда он пользовался нашими советами, иногда – нет. Но с каждой новой правкой сценарий становился все лучше и лучше». «То же самое можно сказать и в отношении монтажа картины, – продолжает Рэйми. – На какие-то моменты мы Федерико просто указывали. Иногда он прислушивался, иногда поступал по-своему. Постепенно я полностью передал ему монтажные «поводья», поскольку очень уважаю его творческое видение».т«Нашим главным подарком для Федерико стало то, что мы не контролировали каждое его телодвижение, – вторит коллеге Кэмпбелл. – Мы лишь старались удерживать съемочный процесс в рамках того, что считаем ценным для франшизы в целом. Все остальное зависело только от самого Федерико».
  • Фанатское сообщество неоднозначно отреагировало на официальную новость о запуске съемок ремейка. Кинематографисты чутко прислушивались к различным мнениям, которые высказывали поклонники серии. «Фанаты невероятно важны, – утверждает Рэйми. – Оригинальный фильм выжил только благодаря излишне активным субъектам, которые находили картину на видеокассетах и советовали его своим друзьям. Именно они позволили нам снять два сиквела. На самом деле, и решение о съемках этого фильма во многом зависело от них, несмотря на то, что прошло уже более 30 лет. Так что фанаты – очень важный фактор. Надеюсь, этот фильм их не разочарует».
  • По словам Тейперта, новый фильм будет не банальным ремейком, а, скорее, полным переосмыслением оригинальной картины. «Общая концепция осталась той же – пятеро друзей отправляются в лесную избушку, и в одного из них вселяется демон, – объясняет продюсер. – Но в новом фильме будет множество необычных поворотов, кардинально отличающих его от оригинала. Это будет совершенно иное зрелище». Альварес, похоже, выработал некий иммунитет на давление, связанное с переработкой канонической картины. «Все мои мысли, желания и усилия были направлены на то, чтобы снять хороший фильм, – говорит режиссер. – Да, я понимал, что снимаю ремейк классического ужастика, но старался не придавать этому большого значения. Старый фильм никуда не денется. Он не станет лучше или хуже только потому, что вышел ремейк. Три оригинальные картины франшизы будут по-прежнему будоражить воображение и щекотать нервы фанатов. Наш фильм станет лишь новой частью. Нельзя даже сказать, что мы переписывали сценарий оригинального фильма. Мы просто взглянули на него под другим углом». Альварес добавляет, что у него свое личное отношение к ремейкам. Самыми любимыми фильмами в его детстве были "Нечто" и "Муха", которые также были ремейками более ранних картин. «Тогда я даже не подозревал о существовании оригинальных фильмов, – признается он. – С момента выхода оригинальных "Зловещих мертвецов" прошло уже более 30 лет. Я думаю, сейчас самое время, чтобы переснять картину для нового поколения зрителей. И мне кажется, они не будут разочарованы. Это будет по-настоящему страшный ужастик».
  • Оригинальный фильм вызвал достаточно неоднозначную реакцию зрителей. Прокатчики решили не ранжировать картину, справедливо опасаясь, что он будет ограничен категорией «18+» за излишне зрелищные и кровавые сцены. В этом случае кинотеатральный прокат фильма потерял бы немало залов. Тейперт замечает, что сегодня режиссерскую версию картины показывают в телевизионном эфире. Но в далеком 1981 году подобные ужасы были для зрителей в новинку. «Снять хороший ужастик очень сложно, – считает продюсер. – Сэм говорит об этом жанре, что это «попытка поймать человеческую душу сачком для ловли бабочек». Вам надо искренне хотеть напугать аудиторию до дрожи в коленках. Вам надо искренне хотеть удивить своего зрителя. Если взгляд акцентирован на одной части экрана, что-то обязательно должно произойти в другой. Для таких фильмов не обязательно участие звезд категории «А» или использование дорогостоящего оборудования. Но вам необходимо манипулировать и вести зрителя в нужном направлении. При этом за все 90 минут фильма он не должен понять, что им манипулируют или ведут куда бы то ни было».
  • Тейперт добавляет, что для того, чтобы снять поистине выдающийся ужастик, который оставит после себя богатое наследие, кинематографистам нужно стремиться к чему-то новому и свежему. «Зрителям всегда нравится видеть на экране то, что они еще никогда раньше не видели, – уверен продюсер. – Жанр постоянно развивается, и то, что пугало вас в детстве, вряд ли напугает сегодня». «Я помню один из заголовков на страницах газеты Christian Science Monitor, который гласил «Именно такое кино нам как раз не нужно», – добавляет Тейперт, говоря об оригинальном фильме. Мы надеемся, что этот фильм окажет на публику столь же сильное, пусть и неоднозначное воздействие. Уверен, картина должна понравиться моему сыну, а он, поверьте, видел почти все. Для тех, кто ищет леденящий кровь и пробуждающий мурашки хоррор, наш фильм будет полностью соответствовать ожиданиям». «Черная книга" – стопроцентный хит в своем жанре, – утверждает Янг. – Это будет билет в другое измерение. Современная аудитория видела многое, но мы задрали планку еще выше, чем вы можете себе вообразить. Мы искренне старались снять фильм, который бы жил собственной жизнью. Роль оригинального фильма никто не умаляет. Он был снят удивительно талантливыми кинематографистами. Я очень уважаю их работу, поэтому мы старались не просто снять новую картину, но и познакомить современную аудиторию с творчеством этих гениев».
  • Рэйми гарантирует, что даже фанатов франшизы в новом фильме ожидает немало сюрпризов. «Сюжет полностью переработан, – утверждает он. – Ситуация похожая, но то, как в героев вселяются демоны, и то, как персонажи реагируют на эти метаморфозы – все по-другому. Серьезные изменения коснулись, конечно, и картинки. Да и страшилки будут совсем иными». Кэмпбелл описывает новый фильм единственным простым словом: «Беспощадность. Федерико сделал все от него зависящее, чтобы вас засосало в водоворот истории, из которого вы по доброй воле не сможете выбраться. Фильм захватывает вам и не отпускает до самой развязки». «Это вам не какой-то черный юмор или страшный мюзикл, – предупреждает он. – Это будет настоящий фильм ужасов, захватывающий и парализующий свои «жертвы». С каждой секундой он будет становиться все более жестоким и страшным. Эдакая высокооктановая и запредельно-адреналиновая забава. Ах, да, и еще. Детки! Если вы найдете странную книгу в какой-то заброшенной избушке… прыгайте обратно в тачку, разворачивайтесь и валите по добру, по здорову!» «Наш фильм предоставит безграничный простор для любителей побояться и повздрагивать, – добавляет Рэйми. – Рискну посоветовать вам его посмотреть».
  • У Брюса Кэмпбелла нашелся только один совет, когда дело дошло до кастинга актеров на роли в фильме. «Я сказал, что на этот раз нам нужны актеры получше, чем в первом фильме, – вспоминает он. – Снимаясь в фильма, мы были, чего греха таить, совершенно неопытными. Сейчас бы я сказал, что диалоги никуда не годятся. То тогда… Тогда откуда нам было знать разницу? Тогда мы просто произносили свои реплики с максимальной доступной нам искренностью, и зрителю этого нравилось». Поиск талантливых молодых актеров не представлял сложностей, учитывая репутацию, которую франшиза заработала за многие годы. «С нами хотели работать очень многие актеры, – говорит Тейперт. – Актеры категории «А» нечасто и неохотно принимают предложения сниматься в ужастиках. Мы же смогли выбрать, как нам казалось, лучших молодых актеров, которых Голливуд только мог предложить». Впрочем, актерский талант был не единственным критерием, по которому набиралась труппа. Более того, кастинг проводился очень щепетильно и придирчиво. «Если не брать во внимание протезирование и грим, мне хотелось по-настоящему напугать эту молодежь и перенести это на пленку, – говорит Альварес. – Все без исключения согласились с таким условием, без каких бы то ни было ограничений. Никто из них ни разу не позволил себе сказать: «Мне бы не хотелось делать того или этого». Я искренне благодарен им за такую самоотверженность».
  • Однако худшие испытания достались Джейн Леви, которая играет роль Мии. «Мы все представляли себе Мию в воображении, – говорит Тейперт. – Джейн не совсем соответствовала образу, который мы представляли. Но после весьма динамичного прослушивания, Сэм, Брюс и я согласились практически бесспорно, что она – именно та, кого мы ищем. И она на деле доказала, что мы ни на грамм не ошиблись. Роль была действительно не простой, но она никогда не сдавалась и за счет невероятной энергии самозабвенно шла к намеченной цели. Ей действительно нравилось быть монстром. На съемках фильмов, подобных нашему, это очень помогает». «Сам Господь послал нам Джейн, – соглашается Янг. – Когда она играет в кадре, это завораживает и трудно отвести взгляд. По сценарию Мию ожидает необычное наказание, и Джейн с радостью согласилась даже на эту сцену. Будь то напряженная драматическая или леденящая кровь ужасная сцена – она всегда выходила на площадку без малейшего намека на страх».
  • Роль одержимой демонами наркоманки стала желанной сменой амплуа для Леви, которая блистала в ситкоме канала ABC «Пригород». «Она – настоящая сорвиголова, которая не знает слова «нет», – говорит об актрисе Альварес. – На самом деле, она постоянно просила чего-то большего. Что бы не происходило с ее героиней, она была готова снять еще один дубль. При этом она – очень красивая девушка, что также было немаловажно для сюжета. Вы видите, что она уязвима, и невольно проникаетесь к ней симпатией. Но когда она попадает в объятия Зла, она становится самым ужасным созданием, которое только можно себе вообразить».
  • Переключившись с телевизионного шоу на кровавый фильм ужасов, актриса получила долгожданную возможность проверить свои силы. «Эта роль открыла мне невероятные перспективы, – говорит она. – Моя героиня старается избавиться от наркотической зависимости, а потом ею овладевают демоны! Мне представился шанс попробовать себя в чем-то новом и неизведанном. Кроме того, на проекте работали удивительно талантливые люди, с которыми мне всегда хотелось поработать. Ну и в завершение, поначалу мне казалось, что съемки в Новой Зеландии – это очень романтично. Если бы я знала, во что эта «романтика» выльется…» Героиня Леви – сама младшая в группе друзей. «Она – младшая сестра Дэвида, – рассказывает актриса. – Эрик и Оливия относятся к ней, как к младшей сестренке. Они выросли вместе, а за Мией всегда нужен был глаз да глаз. Дэвид не слишком хорошо справлялся с обязанностями старшего брата. Поэтому Миа пытается не только наладить свою жизнь, но и восстановить с Дэвидом хорошие отношения. И у нее это получалось до того момента, когда она отправляется в лес и видит зловещую фигуру. Она на все 100% готова пройти через муки физической боли и паранойи наркотической ломки. Но когда она видит фигуру в лесу, понимает, что это место далеко не безопасно. Только вот беда – ее никто не слушает». Помимо прочих тягот и лишений, связанных с непростой ролью, актриса прошла тест на дисциплинированность. Часы, проведенные в гримерной до и после съемок, только добавляли стресса, накопленного за день. «Я ложилась спать ровно в 8:30, – рассказывает она. – Я ела только фрукты и овощи, не покидала площадку даже в выходные дни. Мне приходилось заниматься йогой и выполнять дыхательную гимнастику, чтобы выкладываться на полную катушку. Думаю, если бы не эти упражнения, я бы не справилась с ролью». Однако куда сложнее для Леви, как ни странно, было играть роль Мии в начале фильма, еще до того, как в нее вселяется демон. «Вначале нужно было действительно играть, – говорит она. – Когда моя героиня стала одержима, я могла делать все, что мне заблагорассудилось. Мне предоставили полную свободу действий. Я могла пытать, издеваться и даже убивать. Это прозвучит странно, но было весело». Леви призналась, что она – жуткая трусиха. Несмотря на это, съемки фильма вызвали у нее живой интерес к ужастикам. «Картины этого жанра ужасно интересны, потому что основываются на первобытном страхе, – считает актриса. – В нашем фильме существует мистическая подоплека, шикарное развитие персонажей и отличная история. Страх завладевает вами с самого начала картины и не отпускает до самого конца. Это – настоящий экстрим. Читая сценарий, я подумала: «О Господи! Кровавый дождь?!» А потом: «Да, круто! С удовольствием искупаюсь под кровавым душем!» Брат Мии и их друзья пытаются сохранить самообладание и найти всему рациональное объяснение, даже когда одержимая демоном девушка начинает преображаться. Дэвид просто не может поверить в то, что это происходит на самом деле, несмотря на все увещевания сестры. «Да и никто бы из нас не поверит, – говорит Альварес. – В каком-то смысле их диалог представляет собой тематическую эссенцию всего фильма».
  • Роль Дэвида играет Шайло Фернандез. Поначалу актер вообще был готов отказаться от прослушивания. Впрочем, далеко не потому, что не хотел получить эту роль. «Я уже записался на прослушивание, когда мой агент прислал мне переписку между Федерико и его агентом, – рассказывает Фернандез. – Они говорили друг с другом так, словно я уже утвержден на роль, а я ведь еще даже пробы не прошел. Тогда я решил, что вообще не пойду на прослушивание». По счастью, агент актера убедил его не отказываться от столь заманчивого предложения, и Фернандез вскоре был утвержден на роль Дэвида, юноши с довольно трудным детством. «Их мама сошла с ума, – говорит актер. – Мой герой защищал сестренку, как мог, пока ей не исполнилось 18 лет. Потом каждый начал жить своей жизнью».
  • Отношения Дэвида с сестрой и друзьями стали одной из причин, вызвавших заинтересованность Фернандеза уже на стадии чтения сценария. «Роль предполагала глубокое погружение в образ, – говорит он. – Мне никогда не приходилось сниматься в подобных фильмах, но мне всегда нравилось рассматривать ужастики под разными углами, поэтому я согласился». Еще в Лос-Анджелесе Фернандез несколько раз встречался с Альваресом, чтобы уточнить особенности своего персонажа. «Поскольку Федерико был еще и сценаристом, он мог объяснить все, что вызывало у меня вопросы или затруднения, – говорит актер. – У него очень нестандартное режиссерское видение. Было очень занятно наблюдать, как воплощаются в жизнь его идеи. На площадке он всегда был предельно собран, внимательно следил за тем, что каждый из нас делает на площадке, чтобы впоследствии выдать каждому комментарии и рекомендации».
  • Работа на съемочной площадке фильма открыла новую сторону кинематографа для Фернандеза. «Мы делали упор на то, чтобы снять самый лучший фильм, на который только были способны, – говорит он. – Роб и Сэм очень помогали Федерико и ни коим образом не тормозили его творческий процесс. Они хотели снять фильм, который бы по достоинству оценили фанаты. Признаться, эта задача мне кажется чертовски трудной, но я рад, что принял участие в этом проекте». Демоны вырываются на свободу после того, как в подвале находят старинный манускрипт. Его обнаруживает Эрик – школьный учитель и давний приятель Мии и Дэвида. Когда герой Лу Тэйлора Пуччи читает вслух отрывок из найденной книги, он, сам того не желая, вызывает из небытия злого демона, который жаждет уничтожить наш мир.
  • «Эрика влечет к книге какая-то необъяснимая сила, – говорит Янг. – В первом фильме это никак не отражалось. Однако благодаря актерскому таланту Лу и режиссерскому видению Федерико мы уверились в том, что необходимо более весомое объяснение происходящего, чем банальное любопытство».
  • Пуччи, который является фанатом оригинального фильма, просто не мог отказаться от предложения поучаствовать в съемках нового фильма классической франшизы. «Я снимаюсь в ЗЛОВЕЩИХ МЕРТВЕЦАХ!!! – не скрывает своего восторга актер. – Это – самый башнесносный и страшный фильм на свете! Да у меня просто слов нет!» Однако сначала ему пришлось пройти довольно непростое прослушивание. «После проб у меня было отвратительное чувство, – вспоминает он. – Мне предложили разыграть сценку, в которой я нахожусь за дверью и психую. Без какой бы то ни было предварительной подготовки и репетиции. Я чувствовал себя полнейшим идиотом, когда орал и вопил в пустоту. Каково же было мое удивление, когда спустя неделю мне перезвонили. Мне сказали, что на втором прослушивании будет Брюс Кэмпбелл, и мне не терпелось встретиться с ним. И все же я до конца не верил в то, что получу эту роль».
  • Пуччи пересмотрел оригинальный фильм, наверное, 15 раз и надеялся, что кинематографисты подойдут к адаптации ремейка творчески и с должным уважением. «Наш фильм получился еще страшней, – считает он. – Благодаря таланту Федерико зритель непременно будет сопереживать нашим героям. Друзьям некуда деться, и сама природа, кажется, ополчилась против них. Зрители, которые не видели другие фильмы франшизы, будут просто поражены. Их сначала вовлекут в процесс, а затем проведут сеанс шоковой терапии. Фанаты получат ожидаемую порцию всевозможных мерзостей, а кроме того, по достоинству оценят качество проработки персонажей».
  • Рэйми и Тейперт ранее уже встречались с Джессикой Лукас, которая играет роль Оливии. В 2009 году они вместе работали на съемочной площадке мистического триллера "Затащи меня в ад". «Мы просто обожаем ее, – говорит Тейперт. – Она отлично сыграла свою роль. Джессика фанатично увлечена своей работой. Она с удовольствием снимается в динамичных сценах и терпеливо переносит все «издевательства» гримеров».
  • Оливия выросла в городке Флинт, штат Мичиган и дружила с Мией, Дэвидом и Эриком до тех пор, пока Дэвид не обособился. «Оливия стала инициатором этого путешествия, – рассказывает Лукас историю своей героини. – Она работает медсестрой и чувствует своим долгом помочь подруге преодолеть все тяготы наркотической ломки. Ко всему противоестественному она относится со скептицизмом». Когда Лукас услышала, что Рэйми готовится к съемкам фильма, она сразу решила пройти пробы на одну из ролей. «Это – совершенно замечательное продолжение культовой франшизы, – считает она. – Когда я прочитала сценарий, мне стало по-настоящему страшно. Когда играешь роль в ужастике с элементами мистики, все должно быть на высоте. Это одновременно и трудно, и весело. Но в то же самое время ты не ограничен какими бы то ни было рамками».
  • Для съемки сцен с одержимыми демонами героями Альваре пригласил профессионального хореографа. Тот помог актерам двигаться по возможности более реалистично. «Мы начали с небольших, едва заметных глазу движений, – говорит Альварес. Они привлекают взгляд своей необычностью. Даже легкая судорога, которую на площадке могли вообще не заметить, на экране могла вызвать невероятный эффект».
  • «Федерико нам очень помог, – признается Лукас. – Каждый из нас, конечно же, хотел сохранить свою актерскую индивидуальность, но при этом достойно сыграть роль. Мы играли какие-то сумасшедшие сцены – словно у нас по телу разливается яд, нас начинало трясти, и пол уходил из-под ног. Это было здорово!» Актерам также помогли совместные репетиции. В процессе они наладили хорошие отношения, которые были у их героев по сценарию. «Это стало одним из ключевых элементов нашей полноценной работы, – говорит актриса. – Мы в любой момент могли обратиться друг к другу за помощью».
  • Лукас искренне верит, что фанаты фильма благосклонно примут реинкарнацию классики. «Я надеюсь, они с уважением отнесутся к тому, что мы попытались сделать фильм несколько иначе, – признается она. – Мне кажется, что покупая билеты на такой фильм, люди жаждут быть напуганными. Фильм отлично подходит для этих целей. Как только фильм перейдет из размеренно-повествовательной фазы в кроваво-кромсательную, динамика будет только увеличиваться с каждым кадром. Если вы считаете себя поклонником жанра, не понравиться картина вам попросту не может. В ней нашлось место всему – и напряженным диалогам, и пугающим неожиданностям, и кровавым разборкам, и даже веселым шуткам. Словом, в фильме есть все, что только вы можете ожидать от качественного ужастика».
  • Элизабет Блэкмор, играющая роль Натали, первая прошла пробы на роль. «После прослушивания мы решили: «Она великолепна, надо ее запомнить», – вспоминает Тейперт. – И чем больше новых актеров к нам приходило, тем больше мы склонялись к тому, чтобы вернуться к Элизабет. Она была готова на любой экстрим на съемочной площадке, но при этом никогда не теряла нити повествования и не забывала, кого играет. Она терпеливо переносила физическую боль, поскольку на съемках фильмов такого рода без нее, увы, не обойтись. Да и вообще, она никогда не жаловалась, несмотря на сложный грим, различные протезы и многие другие неудобства». Натали – девушка Дэвида и не знакома с другими ребятами. «Она открыта для диалога и стремится понравиться компании, – говорит Блэкмор. – Натали чем-то похожа на зрителя. Она видит компанию впервые и никого не знает».
  • Читая сценарий в первый раз, она была дома одна. «Снаружи сгущались сумерки, и у меня явно пошаливали нервишки, – с улыбкой вспоминает Блэкмор. – Мне пришлось пройти по дому и включить везде свет. Некоторое время я просто сидела в кресле, пытаясь успокоиться. Только после этого смогла дочитать сценарий до конца. В тот момент я поняла, что до беспамятства хочу сняться в этом фильме». Актриса убеждена, что хорошая атмосфера на съемочной площадке шла на пользу общего дела. «Наши герои – обыкновенные люди, поэтому они переживают те же эмоции, что и мы, – объясняет Блэкмор. – Скажем, дружеские отношения нетрудно сыграть, если подружиться вне съемочной площадки. Я никогда раньше не снималась в фильмах ужасов, и для меня это было похоже на гонку по незнакомой трассе. Я никогда не знала, что нас ждет впереди, возможно, что-то мрачное или запредельно интересное. А мистические элементы заставляли вообще позабыть о повседневной жизни».
  • Поддержание тонкой, но прочной связи с реальной жизнью помогло актерам сохранить индивидуальность даже после того, как их герои попали во власть демонической силы. «Одержимые не похожи на каких-нибудь зомби, – описывает Блэкмор. – Это совсем другое. Тебе нужно поддерживать баланс человеческой сущности и демонического «заражения», но при этом одержимый – все тот же человек, запертый в своей биологической оболочке. Одержимые отдают себе отчет в том, что происходит, и что они делают. Но они ничем не могут воспрепятствовать силе, которая их контролирует. На самом деле это очень страшно – видеть, что человек все еще жив, но совершенно не управляет своим телом».
  • Еще одним непростым для актеров испытанием стало то, что кинематографисты решили акцентировать внимание на физических спецэффектах, а не на компьютерной графике. «Довольно сложно управиться с всякими протезами, когда ты в гриме, да еще играешь одержимого демонами, – улыбается актриса. – Нас предупреждали, что нам предстоит серьезная работа, сопряженная с разными трудностями; что нередко мы невольно будем бороться с желанием сорвать с себя все эти фальшивые накладки и разрыдаться. Так оно и было. Когда съемки были закончены, я почувствовала невероятное облегчение». Впрочем, Дж. Р. Янг считает, что все трудности только помогали формировать атмосферу поддержки и взаимопонимания на площадке. «У нас подобралась отличная актерская труппа – молодые, энергичные энтузиасты, – говорит он. – Она все приняли наши предложения, готовые сделать что-то из ряда вон выходящее, завораживающее, пугающее; что-то, чего зрительская аудитория никак не ожидает. Когда видишь их вместе, невольно думаешь, что они знакомы целую вечность… Съемки были изнурительными, это правда. Ребята провели немало ночей измазанными кровью на холоде и под дождем. Но я неоднократно наблюдал за тем, как один актер играл какую-то сложную сцену, а его коллеги, которые могли нежиться в теплых постелях после напряженной смены, стояли рядом и всячески подбадривали его. Такая поддержка просто неоценима!»
  • Федерико Альварес решил начать работу над фильмом с воссоздания некоторых визуальных элементов оригинального фильма, ставших каноническими. При этом фактор страха должен был увеличиться в разы за счет самых новых технологий. Успех этой затеи во многом зависел от постоянного координирования работы различных отделов. Чтобы сохранить классическую атмосферу 1981 года, Альварес пытался использовать по большей части физические спецэффекты, воздерживаясь от компьютерной графики там, где было возможно. После долгих поисков Тейперь и Рэйми остановили выбор основной локации для съемок на новозеландском Окланде. «Мы хотели, чтобы Федерико ни в чем себе не отказывал, и решили, что лучшего места, чем Новая Зеландия, нам не найти, – говорит Кэмпбелл. – Там подобралась классная, сплоченная закадровая команда, привыкшая работать серьезно». Это решение позволило кинематографистам обратиться за помощью к специалистам, с которыми они работали более десяти лет. «Несметное число мастеров своего дела изъявили желание работать с нами, потому что они обожали франшизу, – говорит Тейперт. – Все они примерно моего возраста, и все точно так же, как и я обожают кровь, кишки и прочие страсти-мордасти. Атмосфера на площадке царила просто запредельно позитивная».
  • Подготовительный период начался с работы художника-постановщика Роба Гиллиса. Он взял на себя нелегкую ношу по воссозданию уникальной картинки, которая бы в чем-то перекликалась с визуальным рядом оригинального фильма. «Федерико четко и ясно представлял себе, что он хотел получить в конечном итоге, – утверждает Гиллис. – Нам оставалось реализовать его идеи и задумки. Мы старались работать по упрощенной схеме и использовали весьма ограниченную палитру с тем, чтобы фон никогда не «лез» на передний план. После этого мы добавляли броские элементы, подчеркивавшие тот или иной элемент локации или помещения. Хотя самое большое внимание мы уделяли, конечно же, крови».
  • Количество съемочных дней в павильонах было сведено к минимуму. «Мы хотели найти настоящую хижину в лесу, – говорит Альварес. – Актерам всегда легче играть на натуре, где они могут оглянуться и увидеть настоящий лес. Поэтому этот момент не вызывал ни у одного из нас сомнений». Альварес, Янг, Гиллис и Тейперт обследовали немало мест в лесах в окрестностях Окланда и, в конце концов, нашли идеальную локацию, отвечающую всем требованиям. «Нам было очень важно воссоздать атмосферу хижины из "Зловещих мертвецов", – говорит Янг. – Мы нашли отличную полянку, на которой бы поместилась такая лачуга, да и окружающая растительность отлично подходила под наши планы. Даже в текстуре лесного массива чувствовалось что-то пугающее».
  • Гиллис смог не только заново отстроить хижину, похожую на ту, которая была в оригинальном фильме, но и внести некоторые незначительные коррективы. «Мы придумали даже историю этой постройки, – говорит он. – Хижина, якобы, была выстроена в 20-е годы прошлого века. В 50-е она переживала свои лучшие времена, а потом пришла в запустение. Еще будучи детьми, Миа и Дэвид отдыхали в ней вместе с матерью. До наших дней сохранились некоторые напоминания о том славном времени, как, например, старые фотографии на стене». Чтобы добиться желаемого результата, команда художников начала строительство хижины с нуля. «Точнее, нам пришлось построить две хижины, – уточняет Гиллис. – Точную копию нужно было воздвигнуть в павильоне, поскольку сложный пластический грим нельзя было снимать на натуре. Надо сказать, что было довольно непросто скопировать все, до последней мелочи, учитывая то, что постройка по сценарию была скособочена и вообще далека от идеального состояния. Мы собрали одну лачугу на стенде в павильоне, перенесли ее в лес, а после этого собрали точно такую же, используя все тот же стенд. Таким образом, мы получили возможность снимать большую часть сцен на свежем воздухе».
  • Хижина в павильоне должна была отвечать всем требованиям Альвареса, который использовал самые невероятные ракурсы съемки. «Съемочная площадка разделена пополам – первый этаж и подвал, – говорит Гиллис. – В углу подвала находится люк и небольшое пространство под ним. Именно этот тайник становится источником всех ужасов и кошмаров. Он заполнен мертвыми кошками. Можно назвать его эпицентром Зла, поскольку именно в нем и находят Книгу. Съемка в павильоне позволила нам периодически поднимать съемочную площадку вверх таким образом, чтобы подвал оказывался как бы на первом этаже. Все стены были съемными, чтобы оператор мог иметь достаточное пространство для маневров».
  • В дополнение к хижине, Гиллис взялся восстановить еще один из ключевых элементов франшизы – Книгу Мертвых. «Чтение этой книги стало поворотным моментом в фильме "Зловещие мертвецы!, – говорит Тейперт. – Вообще, оригинальный фильм изначально назывался "Книга мертвых". Сэм вычитал о ней на лекции по древней истории. Однако агент убедил нас в том, что название просто ужасно, поскольку ничего поистине страшного в себе не несло и аудиторию бы не впечатлило. Он предложил массу своих вариантов, которые, честности ради надо сказать, были не намного лучше. Но со "Зловещими мертвецами" мы как-то смогли свыкнуться. Остальное вы знаете».
  • Предложив несколько идей по дизайну книги, Гиллис решил не мудрствовать лукаво и сделал книгу до невероятия простой. «Единственными сложными элементами стала обложка из «человеческой» кожи и запечатана колючей проволокой, – говорит художник. – Мы решили, что это будет достаточно страшно. Кроме того, нам пришлось подготовить содержимое книги, поскольку именно информация со страниц подсказывает Эрику, как вызвать демонов. Мы решили, что книга должна быть написана, по идее, сотни лет назад. Какие-то заметки оставил летописец XII века, на других страницах можно разобрать письмена XIV века на совершенно другом языке. Книга передавалась из рук в руки многие столетия, и каждый последующий обладатель добавлял в нее что-то свое. Со временем текст на станицах становился все более запутанным и красочным. Именно это буйство красок и информации открывается глазам Эрика, когда он берет книгу в руки».
  • Альварес поразил продюсеров своим подходом к съемке и любовью к различным эффектам. Режиссер был убежден, что с помощью необычных ракурсов съемки и нестандартного передвижения камеры он сможет добиться требуемого накала страстей и аутентичности. «История сама по себе проста и незатейлива, – говорит он. – Весь сюжет крутится вокруг пятерых друзей, оказавшихся в одной затерянной в лесу хижине. Любой без труда себе представит такую ситуацию. Именно потому, что история настолько приземленная, я и не хотел перебарщивать с компьютерными спецэффектами». «Смысл спецэффектов для меня заключается в том, чтобы взять несколько элементов обычных эффектов, скомбинировать их и получить нечто новое и интересное, – продолжает он. – Слишком большое количество компьютерной графики отвлекает вас от происходящего на экране. Мне приходилось иметь дело с компьютерной графикой в Уругвае и могу с уверенностью сказать — даже идеальные спецэффекты не останутся незамеченными».
  • В тех случаях, когда без компьютерной графики было не обойтись, кинематографисты прибегали к помощи супервайзера по визуальным эффектам Джорджа Ритчи, который сглаживал неровности и устранял шероховатости. «Зритель сейчас в кинотеатры ходит искушенный, – говорит он. – Поэтому было очень приятно поработать на проекте в роли «шлифовальщика», а не «металлурга». Честно признаться, мне не нравится изображение, полностью сгенерированное на компьютерном мониторе. Компьютерной графики и без того слишком много в нашей жизни, поэтому я предпочитаю работать точечно, «мелкими мазками». В нашей профессии очень ценно такое творчество. Не часто сталкиваешься с проектами, в которых мою работу действительно можно не заметить».
  • Начиная с работы над раскадровками и на протяжении всего съемочного процесса кинематографисты постоянно задавались вопросом, сколько кадров они смогут снять вообще без использования спецэффектов. «Эти мозговые штурмы лишний раз подчеркивали то, что мы команда и делаем одно дело, – говорит Янг. – Каждый отдел делал свой неоценимый вклад. Очень радостно осознавать то, что завораживающие и леденящие кровь моменты были сняты с использованием различных визуальных составляющих, которые изготавливались различными отделами».
  • Над многими эффектами трудилась творческая группа, состоящая из профессионального дизайнера грима Роджера Мюррея, который разрабатывал весь протезированный грим для фильма, и группа гримеров, возглавляемая Джейн О'Кейн. «Я работал с ними на протяжении многих лет, – говорит Тейперт. – В прошлом Джейн всегда хотела использовать столько фальшивой крови, сколько только было возможно. В этом фильме мы предоставили ей шанс устроить героям настоящий кровяной душ». “На протяжении всей своей профессиональной карьеры Роджер готовился к подобному проекту, – продолжает продюсер. – Многие годы он создавал элементы реквизита и детали специального пластического грима, но никогда еще ему не доводилось участвовать в съемках проекта, к работе над которым была привлечена вся его команда и были бы использованы их навыки и знания в таком масштабе. В силу развития технического прогресса немало эффектов заменила компьютерная графика. Фильм позволил многим специалистам блеснуть в их области физических специальных эффектов».
  • Тейперт работал над многими проектами с большим количеством компьютерной графики. Продюсер заявляет, что бесспорно почувствовал и по достоинству оценил разницу. «Когда в кадре руки, ноги и головы отрываются при помощи компьютерной графики, в этом есть какая-то «хирургическая» красота, – объясняет он. – Оцифрованная графика позволяет понаблюдать в замедленной съемке за тем, как, скажем, отпиливают руку. Кровь разлетается веером, и зритель невольно верит в то, что конечность действительно удалили насильственным образом».
  • Мюррей, выросший на фильмах ужасов, до сих пор помнит, как впервые посмотрел ЗЛОВЕЩИЕ МЕРТВЕЦЫ в 15-летнем возрасте. «Было безумно увлекательно вернуться во времени и заново пережить те эмоции, – говорит он. – Я пережил это, уже только читая сценарий. Новый сюжет стал еще более реалистичным. Персонажи описаны по-иному. Что делает историю еще более страшной. Федерико просто с ума сходит по визуальным эффектам и хотел, чтобы все они были задействованы непосредственно на съемочной площадке. Вообще, очень увлекательно сотрудничать с режиссером, который понимает толк в твоей работе». По мере того, как улучшалось качество спецэффектов, пугать аудиторию становилось все сложнее и сложнее. «Зритель, посмотревший множество разнообразных ужастиков, вырабатывали какое-то противоядие от страха, – говорит Мюррей. – Сейчас более важным стало определение того, что стоит показывать в кадре, а о чем достаточно просто намекнуть. Мне кажется, у нас получилось очень страшное кино». По мере того, как их герои претерпевали демонические метаморфозы, актерам приходилось все больше и больше часов проводить в гримерных. Для Натали команда специалистов по пластическому гриму приготовила пять различных ручных протезов, которые демонстрировали разные стадии ее преображения. «В итоге ей пришлось отсечь себе руку, – говорит Мюррей. – Мы начали с силиконового протеза и привлекли дублера актрисы. Девушка появлялась в кадре, а ее дублерша за кадром управляла движениями протеза. Еще один протез предназначался для съемки сцены, в которой девушка отрезает руку. Еще один — для сцены, в которой отрубленная рука падает на пол. Элизабет пришлось пройти через все это вместе с нами».
  • Однако это ничто по сравнению с тем, через что пришлось пройти Джейн Леви, которая играла роль Мии. «Сначала она оказалась в тернистом кустарнике, затем ее серьезно обожгло огнем, и только после этого проявилась ее демоническая сущность, – рассказывает Мюррей. – Мы выделили восемь самостоятельных стадий ее превращения. Каждая из них требовала наложения до 150 различных накладок пластического грима в разных комбинациях».
  • По словам О'Кейн, травмы Мии стали отправной точной при создании грима для актрисы. «Когда мы видим ее впервые, она предстает наркоманкой со стажем, пытающейся спрыгнуть с иглы, – говорит О'Кейн. – В этих сценах она очень подавлена, и мы в буквальном смысле слова видим, как она мучается. Силиконовые накладки должны были обновляться для каждого дубля, поэтому команда Роджера не страдала от безделья. Джейн в среднем проводила ежедневно по три часа в гримерном кресле. Последним штрихом к ее портрету становились контактные линзы. Она вставляла их и отправлялась на съемочную площадку. Могу лишь сказать, в кресле она вела себя очень терпеливо. Ей никогда ранее не доводилось столько времени проводить в гримерном цехе, но она была очень увлечена своей ролью и очень любила, когда мы превращали ее в страхолюдину». Леви говорит, что с трудом вспоминает подробности этого мрачного процесса. «Я садилась в кресло и замирала, позволяя им заниматься своим делом, – рассказывает актриса. – После этого меня опрыскивали из распылителя, чтобы казалось, будто я вспотела, и выливали на меня банку фальшивой крови. Помню, как изготовляли форму с моей головы. Ее вымазали клеем, которым пользуются дантисты, завернули в папье-маше, подождали, пока все высохнет и начали срезать готовую форму. Кроме того, были сняты слепки моих зубов, замерен язык, созданы формы моего торса, руки и ноги. В общей сложности за этими процедурами я провела что-то около 12 часов». Брюс Кэмпбелл вспоминает, что в его время этот процесс несколько отличался. «Слепки голов актеров изготовлялись из гипса, – говорит он. – Процесс был настолько примитивным, что ведущая актриса лишилась своих ресниц. Актер наклонялся над формой с гипсом, макал в нее лицо, приподнимался и позволял гравитации убрать с лица излишки. К сожалению, ресницы намертво впечатались в гипс и были буквально «сняты» вместе со слепком». На этот раз даже костюмерам пришлось работать в тесной связке со специалистами по спецэффектам. «Нам приходилось частенько советоваться с ребятами из отдела пластического грима и протезирования, чтобы визуальные эффекты выглядели, как надо, – замечает дизайнер костюмов Сара Вун. – Костюмы нам пришлось шить с расчетом на то, что протезы будут управляться дистанционно. В некоторых одеяниях спина скроена из очень эластичного материала, в других имеются специальные вставки и потайные карманы. Но даже если место на костюме «заканчивалось»… Вы не представляете себе, насколько много можно скрыть при помощи выкрашенного под цвет кожи корсета. Во всяком случае, фальшивой крови туда помещается достаточно».
  • Альварес попросил Вун создать костюмы, которые бы не несли на себе явные отпечатки той или иной эпохи, но были выполнены в явно американском стиле. «Было еще одно пожелание – Федерико хотел, чтобы одежда свидетельствовала о социальном положении владельца, – уточняет дизайнер. – Мы старались сделать так, чтобы молодые люди, сидящие в зале, соотносили себя с главными героями. Таким образом, мы планировали создать новый дивизион поклонников ужастиков».
  • Держа все это на подкорке, Вун создала винтажный костюм Мии. «У нее не так много денег, чтобы тратить их на новую, стильную одежду, – рассказывает костюмер. – Поэтому ее гардероб состоит в основном из старых вещей с некоторыми элементами и аксессуарами, которые ей достались от матери и даже бабушки. Для начала мы определились с верхней одеждой – ею стала старая толстовка. Тут все просто – ей предстоит пережить непростое время, а любимая толстовка несет с собой комфорт и уют. Еще одним элементом костюма стала юбка, которую мы сшили по выкройкам 1920-х годов. Получилась очень милая юбочка, которая несла в себе определенную драматическую нагрузку. Мы работали на контрасте – красивый предмет одежды гротескно смотрится на человеке, одержимом демоном. Вообще, винтажный стиль одежды героини сильно контрастировал с ужасным созданием, в которого она превращается. В общей сложности мы сшили 62 костюма, включая те, которые предназначались каскадерам и дублерам. Весь гардероб Мии был выполнен вручную».
  • Супервайзер по физическим спецэффектам Джейсон Дьюри утверждает, что не будет преувеличением назвать фильм одной из самых кровавых картин в истории. «30 ДНЕЙ НОЧИ был достаточно масштабным и кровавым фильмом о вампирах, на съемках которого мы истратили около 4500 литров фальшивой крови, – уточняет он. – В этом фильме количество использованной крови приблизительно равняется 25 000 литров. Если учесть все пробы и сами съемки, мы перевели около 300 литров одной только рвотной жидкости. Вообще, количество разнообразных фальшивых жидкостей человеческого организма для этого фильма превышает любое другое, с которым я когда бы то ни было сталкивался за свою карьеру. Достаточно отвратительно и бесспорно ужасающе».
  • Дьюри вспоминает, что на съемках режиссер часто требовал от команды по визуальным эффектам: «Больше! Больше! Добавьте еще немного!» «Федерико предложил использовать новые эффекты и частенько ставил нас в тупик, – улыбается он. – Было нелегко, но с другой стороны – очень интересно. Но чаще всего он просил добавить дыма и крови. И того, и другого у нас было с избытком». Именно это и нужно было Альваресу. «Я постоянно слышу вопросы типа: «А не слишком ли много крови? А не слишком ли много того? А не слишком ли много сего?» – говорит режиссер. – Я им отвечу: «Никогда не бывает слишком много! Если мы делаем кровавый хоррор, он соответствовать жанру». Аудитория может смело ожидать всевозможных неожиданностей! Хотя в любом случае, достаточным образом не сможет себя подготовить никто».
  • Зловещие мертвецыя" были малобюджетным проектом, экономилось на всем, включая, разумеется, спецэффекты. На этот раз в финансах затруднений не было. «Главное достижение кинематографистов за минувшие 32 года – технологии, развивавшиеся семимильными шагами, – говорит Тейперт. – Мы снимали по самой примитивной системе и во многих случаях выкручивались импровизациями. Мы даже тележками для камеры не пользовались. Мы попытались воспроизвести ту маниакальную силу, которая двигала нами тогда, но сдобрить ее солидной порцией современных спецэффектов. В частности, мы использовали самую новомодную камеру, которая снимает в супервысоком разрешении 4К».
  • Однако самым сложным испытанием для съемочной группы стала настройка света. «Снимая оригинальных ЗЛОВЕЩИХ МЕРТВЕЦОВ, мы рассчитывали в первую очередь на кинотеатры под открытым небом для автомобилистов, – говорит Тейперт. – В таких «кинозалах» куда больше света, чем в закрытых. Поэтому мы стремились сделать картинку как можно более яркой, чтобы зрители смогли четко увидеть происходящее на экране, несмотря на окружающее освещение. Федерико использовал более творческий подход. Фильм получился очень атмосферным, красочным и текстурным».
  • Альварес также решил проигнорировать традиционализм, снимая многие сцены в дневное время. «Не так много ужастиков снимается при солнечном свете, – говорит режиссер. – Но мы снимали на очень мощную камеру с безумной цветовой палитрой, так что было грех отказываться от искушения, и картинка получилась отличная. Я чувствовал, что многие сцены очевидно нужно было снимать ночью. Но мы смогли найти немало творческих решений, позволивших нам перенести действие на день. При этом становилось еще страшнее – ведь было отчетливо видно, что же на самом деле прячется в лесу».
  • Оператор Аарон Мортон описывает картинку фильма единственным словом – «жесть!» «Федерико использовал нестареющий кинематографический прием, с помощью которого усыплял бдительность зрителя в начале фильма, – говорит он. – Вообще, мы применили весь богатейший инструментарий классических ужастиков. Зрители непременно проникнутся к персонажам симпатией. И когда начнет твориться чертовщина, мы, по идее, должны получить максимальную отдачу аудитории».
  • Для Мортона самым сложным аспектом в съемках был поиск корректного баланса света и тени. «Даже если кругом царит мрак, предметы не должны быть бесформенными пятнами, – объясняет оператор. – Девушки должны выглядеть привлекательно, а юноши – мужественно. Мы снимали на новую Sony F65. Фантастическая камера! Вкупе с линзами Arri Master Prime картинка получалась очень органичной. Отчасти благодаря специальному фильтру помех, который позволил нам сделать картинку очень похожей на ту, которая была 30 лет назад. На настоящий момент это – последнее слово в технологии кинематографии».
  • Кинематографисты уделили большое внимание сцене, в которой силы Зла гонятся за Мией по лесу. «Наверное, все хорошо помнят этот момент в оригинальном фильме, – говорит Мортон. – Тогда мы привязали камеру к какой-то сухой ветке, и двое ребят тащили ее, держа за разные концы, по бурелому. Мы немного усовершенствовали эту «конструкцию», использовав стэдикам и трос со страховкой. Когда вы видите, что силы Зла гонятся за Мией по лесу, на самом деле это я с камерой в руках лечу, привязанный лонжей к тросу. Весьма беспощадный способ съемки, должен признаться».
  • Монтаж также играл немаловажную роль в создании повествовательной динамики. «В оригинальном фильме монтаж был рваным и грубым, – говорит монтажер Брайан Шоу. – Впрочем, в то время это было приемлемо. Мы же постарались восстановить тот, казалось бы, давно канувший в Лету способ монтирования фильма. Федерико даже прописал это в сценарии. Признаюсь, когда я читал сценарий, ловил себя на мысли, что три-четыре сцены я бы вообще выкинул. Но для него не было лишних сцен. Он знал, на чем строится человеческий страх, и точно рассчитывал, в какой момент стоит делать переход». То, насколько трудна была работа съемочной группы фильма, напомнило Тейперту увлекательное, хоть и непростое приключение, в которое он в свое время отправился со съемочной группой оригинального фильма. «Съемки оригинальных "Зловещих мертвецов" были для нас утомительны, в конце каждой смены все были выжаты, как лимоны, – вспоминает он. – Но кроме того, это был неоценимый опыт для Сэма, Брюса и меня. Именно на той съемочной площадке зародилась наша дружба, которая выдержала испытание временем. В этот раз нам было немного легче, потому что финансы сняли с нас некоторый груз. Тем приятней было вновь поработать с Сэмом и Брюсом над чем-то, что когда-то объединило и сплотило нас». «С Федерико очень приятно работать, – продолжает продюсер. – У него есть все качества профессионального режиссера. Несмотря на то, что это его первый полнометражный проект, у него есть творческое видение, опыт работы на съемочной площадке и целеустремленность. Работать с таким режиссером – одно удовольствие. Надеюсь, что в будущем нам еще не раз доведется поработать вместе». «Не могу не отметить, что на съемках этого фильма постарались буквально все, – говорит Кэмпбелл, посмотрев финальную версию картины. – И это касается не только актерской игры, но и операторской работы, и визуальных эффектов. Вы уже не увидите садовый шланг, разбрызгивающий фальшивую кровь. На этот раз фильм снимался со всеми современными технологиями и с внушительным бюджетом. Возможно, когда-нибудь кто-то снимет фильм, связывающий обе наши картины. При случае подкину эту идею студии Alamo Drafthouse в Остине. Думаю, ужастик получится – что надо!».
  • Ошибки в фильме

  • Когда главную героиню возвращают к жизни, на ее лице не видно ни единого ожога, полученного в горячем душе. Кроме того, ее язык также выглядит целым, хотя ранее, пугая Натали в подвале, девушка разрезала его надвое.
  • Оформить подписку