Назад

Нефтяная игла

The Oil Fund
Развернуть трейлер
Поделиться
8,3
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Блестящий финансист Пер Грепп распределяет инвестиции нефтяного фонда Норвегии. К Перу приставляют надзирательницу из Комитета по этике Кэтрин Холанд, отстаивающую принципы социальной ответственности. Норвежская комедийная теледрама о морали в мире больших денег «Нефтяная игла» стала дебютом в сериальном формате для режиссера Харольда Цварта («Каратэ-пацан», «Агент Коди Бэнкс», «Орудия смерти: Город костей»). Дуэт «акулы бизнеса» и блюстителя нравственности воплотили на экране Томас Гуллестад и Кэтрин Торборг Йохансен. Финансовый гений и безнадежный циник Пер Грепп управляет инвестициями пенсионного фонда Норвегии, основанного на заоблачных суммах налога с нефтегазовой отрасли. Работа Греппа – ежедневно тратить около одного миллиарда норвежских крон. За его деятельностью устанавливает контроль Комитет по этике, от лица которого выступает принципиальная и неподкупная активистка Кэтрин Холанд. Ее обязанности – следить, чтобы Грепп вкладывал деньги фонда только в социально ответственные сферы бизнеса. Грепп пытается найти баланс между нравственностью, прибылью и личными интересами, но со временем чувствует, что ходит по тонкому льду. Один неверный шаг может стоить ему карьеры, не говоря уже о финансовой стабильности и моральном здоровье всей нации. Приглашаем посмотреть сериал «Нефтяная игла» в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский, Норвежский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

По телевидению передают репортаж. В то время как большая часть мировой экономики страдает от сокращений и жесткой экономии, каждый норвежец уже стал миллионером. Норвегия – северная страна с пятью миллионами жителей. В 60-х годах прошлого века на ее обширном побережье была обнаружена нефть. Цель нефтяного фонда – инвестировать по всему миру от имени норвежцев, обеспечивая их экономическое будущее. Его представители лавируют среди воротил мировой экономики, но пусть вас не обманывают их модные офисы и дорогие костюмы. Они – служащие социал-демократической партии и Норвегии. Сегодня особенный день, сегодня Норвежский нефтяной фонд достигнет отметки в десять триллионов норвежских крон.

Специалист по инвестициям Государственного пенсионного фонда Норвегии Пер Грепп приходит в офис. Сотрудники департамента трейдинга встречают его аплодисментами. На электронном табло интерактивный график экспоненциального роста приближается к отметке десять триллионов. Грепп торжественно объявляет: сегодня мы вошли в историю.

Директору фонда Бьорг Хейстад наносит визит министр финансов, которая говорит, что президент США просит Норвегию оплатить свой взнос в НАТО. Хейстад не намерена этого делать: в честь достижения магического числа уже заказан торт. Министр утверждает, что после достижения этого показателя на обложке журнала «Тайм» окажется не вовсе не Хейстад, а Пер Грепп. Хейстад интересуется: сколько вам нужно? Сто двадцать семь миллиардов. Хейстад совершает транзакцию. Сотрудники фонда видят это на графике, они разочарованы. Торт остается невостребованным.

Вечером Пер встречается со своим отцом. Он рассказывает, что у него уже закончились идеи для инвестиций, а показателя в десять триллионов они так и не достигли. Отец предлагает вложить деньги в компанию Disney. Перу эта идея кажется несерьезной. Отец утверждает, что он купил пластиковую фигурку от компании Disney за половину своей пенсии. Это будет подарок для внучки Тельмы. Пер хочет вписать в открытку и свое имя, поскольку забыл о дне рождении дочери. Отец против. Чтобы тот согласился, Пер решает все-таки инвестировать средства фонда в компанию Disney. Он намеревается совершить операцию со своего мобильного телефона. Отец пытается отобрать у Пера аппарат, чтобы сын продолжил с ним общаться. В результате Пер ошибается в количестве нулей и вместо восьми миллиардов покупает акции на восемьдесят миллиардов. Эта сделка привлекает внимание члена Комитета по этике Катрины Холанд.

Утром информацию о том, что Нефтяной фонд Норвегии приобрел основную часть акций компании Disney, передают в новостях. Коллеги Греппа обеспокоены. Если это техническая ошибка, то исправить ее будет сложно. Видар Виландер говорит, что такие инвестиции незаконны, они превышают десятипроцентный лимит. Грепп признается Хейстад, что ошибку совершил именно он. Теперь нужно просто продать акции и начать все сначала. Но он предлагает немного повременить с продажей, чтобы цена их доли успела вырасти. Хейстад говорит, что это будет манипулирование рынком. А ведь фонд работает на норвежское правительство.

В офис приходят представители Комитета по этике во главе с Катриной Холанд. Она говорит, что Нефтяной фонд не может владеть долей более десяти процентов акций одной компании. Хейстад уверяет ее, что как только откроются торги, акции Disney будут проданы. Холанд заявляет о том, что она проведет расследование, поскольку был нарушен один из законов о финансовых учреждениях. Необходимо выяснить, как была допущена ошибка. Сделка выглядит, как манипулирование рынком. Представители Комитета по этике начинают проверку всех компьютеров. Холанд запрещает сотрудникам фонда покидать офис до окончания проверки.

У Греппа возникает идея, как избежать связанных с проверкой потерь. Он о чем-то договаривается со своими помощниками Оддом Стормоеном и Анной Смайт.

К концу рабочего дня в компьютерах отследить ошибку так и не удалось. Холанд интересуется, продаются ли акции Disney. Грепп врет, что этим заняты все доступные фонду трейдеры. В этот момент приходит Одд и вызывает Пера на переговоры по скайпу с исполнительным директором компании Disney Бобом Айгером. Холанд настаивает на том, что сообщить о продаже акций должна именно она. Анна приводит Катрину в кабинет, показывает на монитор: это трансляция из его офиса в Лос-Анджелесе. На экране пустое кресло. Катрине говорят, что мистер Айгер скоро подойдет. Но через некоторое время Холанд обнаруживает, что ее обманули. Она ищет Греппа. Тот находится в департаменте трейдинга, он тянет время до окончания торгов и продает акции только когда они значительно вырастают в цене. Полученная прибыль составляет шестнадцать миллиардов. Хейстад говорит Греппу, что он уволен. Тот заявляет, что завтра во всех газетах появится новость о том, что директор Нефтяного фонда уволила сотрудника за слишком большую прибыль. Холанд утверждает, что уволены будут все, включая директрису. Хейстад пытается договориться с Холанд: чего ты хочешь? Я хочу работать у вас специалистом по защите этической стороны инвестиций. Хейстад вынуждена согласиться. Греппа это не радует.

Грепп утром выходит из дома. Его поджидает посол США. Грепп усаживается в ее машину. Госпожа посол интересуется: зачем вы инвестируете в Вольво? Прямо сейчас для совершения сделки несколько представителей Швеции направляются в Осло. Грепп утверждает, что ему ничего об этом неизвестно. Посол говорит: если вы вложите деньги в Вольво, некоторые американские промышленники будут очень недовольны. Иди и разберись с этим шведским недоразумением.

Холанд делает презентацию. Норвегия и Швеция – Давид и Голиаф. Соседи и вечные соперники. В 70-х норвежское правительство предложило разделить нефть пополам со шведским Вольво. Старшая сестра Швеция отвергла норвежскую нефтяную инициативу. Жители Швеции не поверили в норвежскую промышленность и упустили шанс на многомиллиардное сотрудничество. Теперь, когда влияние Норвегии растет по всему миру, королевство Швеция одумалось. Видар Виландер добавляет: сделка по Вольво никогда бы не была претворена в жизнь, но сегодня Норвежский нефтяной фонд станет совладельцем Вольво. Холанд обращает внимание коллег на то, что шведы, скорее всего, не очень рады экономическому успеху Норвегии. Поэтому ни при каких обстоятельствах нельзя дразнить Швецию достижениями Норвегии. В конференц-зал врывается Грепп и спрашивает Холанд: Вольво – твоя идея? Да, эта сделка основана на общих интересах. К 2020 году Вольво будет выпускать только электрокары. Грепп уверен, что на экологичных машинах нельзя заработать. Холанд считает, что в длительной перспективе отдача может быть гораздо важнее. И мы рискнем миллиардами, чтобы ты вложилась в окружающую среду? Холанд говорит: мы не будем делиться со шведами нефтью, это долговременные и этичные инвестиции.

К зданию фонда курьеры доставили паллету с огромным количеством наличных денег. Холанд в шоке: что это? Грепп поясняет: китайские юани – прибыли от казино в Макао. С каких пор мы принимаем наличные? С этих самых, им так удобнее. Холанд требует, чтобы деньги убрали до приезда шведов. Курьеры отказываются это делать. На улицу выходит Стормоен: опять наличные из Макао? Пятьдесят один миллион! Пер и Одд толкают погрузчик с горой денег на подземную парковку. Подъезжает директор фонда с двумя шведами (Стелман Бакман и Хендрик Сьорген), их встречает Холанд. Бакман отмечает, что обслуживающий персонал в их гостинице и посольстве – шведы. Он интересуется, работают ли вообще сами норвежцы. Хейстад говорит, что у норвежцев обычно другая работа. Так мы, шведы, у вас вместо польских гастарбайтеров? Не совсем, польских гастарбайтеров у нас тоже полно, четверых я, например, наняла, чтобы отремонтировать ванную.

На парковке Грепп интересуется: что шведы ненавидят больше всего? Стормоен говорит: норвежцев. Каких именно? Стормоен показывает на экране своего смартфона, как лыжник Петтер Нортуг «унижает шведов» на чемпионате мира в Фалуне. Пер просит Одда разобраться с деньгами, а сам уходит на переговоры со шведами.

В вестибюле шведы замечают панно с графиком роста активов Нефтяного фонда. Вы действительно столько заработали? А что это за внезапный взлет? Это день, когда наш главный специалист по инвестициям Пер Грепп начал работать на фонд. Мы хотим с ним познакомиться. Хейстад ведет шведов в департамент трейдинга: здесь работают целых двести норвежцев, они каждый день ходят на работу.

Холанд видит Греппа, который облачился в майку с надписью «шведов устраивает второе место». На лицо он нацепил маску с изображением Петтера Нортуга. Очень смешно, снимай сейчас же, они будут здесь с минуты на минуту. Появляются шведы. Грепп говорит, что новый специалист по работе с Вольво – это Нортуг. Норвежский лыжник, который вечно дразнит шведов? Возникает неловкая пауза. Потом Сьорген произносит: забавно, может к нам и Бьорн Борг присоединится? Хейстад просит Холанд проводить гостей в конференц-зал, а сама говорит Греппу: не испорти нам сделку со шведами.

Грепп спускается на парковку: им плевать на Нортуга. Стормоен уже замаялся с наличными деньгами: что нам с ними делать? Может, просто купим футбольную команду? Грепп говорит: отвези их на третий этаж.

Хейстад приступает к обсуждению условий сделки со шведами. Приходит Смайт и приносит Холанд последнюю модель айфона: это подарок от Apple. Сьорген спрашивает: у вас есть доля в Apple, и телефоны вам достаются бесплатно? Разве это не коррупция? Холанд вынуждена оправдываться: я не заказывала новый телефон. Ей звонит Грепп: сколько еще норвежских успехов они смогут вынести? Потом он появляется в конференц-зале лично, интересуется: в чем выгода сотрудничества со шведской компанией, которая почти полностью принадлежит китайцам? Грепп утверждает, что это просто экологическая благотворительность, можно сказать, помощь сестренке в беде. Сьорген оскорблен. Прощаясь, Грепп говорит: я просто зашел посмотреть на наш новый трофей. Потом он звонит Стормоену: тащи сюда скорей деньги. Сьорген обращается к Холанд: я думал, мы с вами пришли к соглашению, что это не благотворительность. Бакман добавляет: Вольво это вам не трофей, Швеции не нужна ваша экологическая благотворительность.

Выйдя из лифта, Стормоен не может справиться с погрузчиком, тяжелая тележка катится по коридору и врезается в двери конференц-зала. Целлофан рвется, пачки денег вываливаются на пол. Шведы спрашивают: это что за провокация? Вы над нами смеетесь? Хейстад оправдывается: это не имеет ни малейшего отношения к нашему бизнесу. Так это не ваши деньги? Грепп заявляет: это от китайцев, не от тех, которым принадлежит Вольво, а от других. Сьорген говорит: из всех стран на Земле, ребята, нефть нашли именно вы, черт вас подери. Они с Бакманом уходят. Сделка сорвана. Холанд пожимает Греппу руку: поздравляю, отличная работа.

Один из сотрудников фонда открывает окно, от сквозняка юани разлетаются. Стормоен безуспешно пытается их поймать. Деньги сыплются на улицу прямо на головы усаживающимся в машину шведам. Те злятся. Норвежцы! Нет слов!

Оформить подписку