Назад

Новый Папа

The New Pope
Развернуть трейлер
8,9
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Яркое, но короткое правление в Ватикане молодого Папы Пия XIII завершилось трагически: он впал в кому. Видимым главой всей Католической церкви становится британский аристократ и богач, урожденный сэр Джон Брэннокс. Взяв себе имя Иоанн Павел III, новый Папа устанавливает новые порядки. После молодого несговорчивого американца он кажется безупречным понтификом. Жаль, что «кажется» – здесь ключевое слово. Под белым одеянием Иоанна Павла III тоже скрываются внутренние демоны. Ему будет непросто заменить своего блистательного предшественника, тем более что кома – еще не конец. Однажды прославленный Пий XIII, он же Ленни Белардо, придет в сознание и вернется в Ватикан, где у него осталось много неоконченных дел. Нужно ли говорить, что далеко не всех обрадует его чудесное возвращение?

Лауреат премии «Оскар», итальянский режиссер Паоло Соррентино представляет продолжение нашумевшего мини-сериала 2016 года «Молодой Папа». Джуд Лоу возвращается к одной из лучших ролей в своей карьере, но теперь его Папе приходится делить власть с героем Джона Малковича.

Один из самых ожидаемых сериалов 2020 года «Новый Папа» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Монахиня обмывает тело обнаженного мужчины, к которому присоединены многочисленные медицинские приборы. Она аккуратно поправляет салфетку, которым прикрыт пах находящегося в коме Папы Римского Пия XIII. Завершив процедуру, монахиня ложится на стоящий рядом диван, поднимает руку, потом опускает ее себе на живот. Ее лицо искажает гримаса наслаждения.

Монастырский дормиторий (общая спальня). Монахини готовятся отойти ко сну. Входит карлица-настоятельница: всем спать! Она закрывает двери и уходит. Монахини ложатся в кровати. Через некоторое время они поднимаются, курят, красят губы, душатся. Звучит музыка, монахини исполняют коллективный танец возле подсвеченного распятия. Они одновременно в такт музыке бросают в воздух свои чепцы.

В операционной идет операция по пересадке сердца находящемуся в коме Пию XIII. Через стекло за происходящим наблюдают несколько кардиналов и маркетолог Ватикана София Дюбуа. Врачи обмениваются репликами: самое смешное, что это сердце принадлежит египтянину, мусульманину. Приступаем!

Ночь. На площади стоят верующие. На них футболки с портретами Пия XIII. Они становятся на колени и читают молитву «Отче наш».

В церкви возле статуи Богоматери за здоровье Пия XIII молится Эстер.

Пий XIII после завершения операции садится на операционном столе, он подходит к стеклу, за которым стоят кардиналы, подмигивает Софии. Та целует стекло перед лицом понтифика. Пий XIII в одних трусах обходит кардиналов и с улыбкой присаживается на стул, находящийся за спинами прильнувших к стеклу католических иерархов.

Утро. В церковь, где всю ночь молилась Эстер, входит священник: ты провела тут всю ночь в молитве? Эстер: ничего не вышло, пересадка не удалась. А ты как об этом узнала? Мне ничего узнавать не надо, я все чувствую.

Венеция. На площади перед госпиталем, в котором проводилась пересадка сердца Папе, молча стоят люди. В операционную входят кардиналы, по их лицам текут слезы. Кардиохирург молча моет руки.

Из здания госпиталя выходит кардинал Анджело Войелло, государственный секретарь Святого Престола, он садится в катер. Там находится посланник при Святом Престоле Бауэр. Бауэр цитирует кардиналу текст, который только что на своем сайте произнес халиф, лидер мусульманских радикалов: «… в Коране сказано, что наш враг – Иблис. А это – христианство». Войелло: меня не интересуют слова этого умалишенного. Бауэр: нет, вас должно интересовать все. Терроризм стучится в ваши двери, волна сексуальных скандалов с участием высших иерархов захлестнула вашу организацию. А еще у вас имеется Папа, которого боготворят. Три неудачные пересадки сердца – а он все еще остается в коме. И вам необходимо пресечь такое обожание. Это опасно, ведь идолопоклонство – прелюдия к войне. Войелло: умеете вы доходчиво объяснять. Бауэр: это входит в мои обязанности посланника при Святом Престоле. Войелло: а вы только посланник, или у вас имеются и другие деликатные поручения правительства? Бауэр: целых девять месяцев Папа находится в коме, но он еще жив – и в то же время мертв. Поэтому вы нуждаетесь в новом Папе. Войелло: но ведь наш шанс – это именно Пий XIII. Неужели в вас нет ни капли сострадания? Бауэр: я даже слова такого не знаю. Мне ведь платят за полное отсутствие сострадания. Войелло: вы слишком торопитесь, а у нас – свой темп. Поэтому мы и продержались так долго. Наш порядок – наша сила. Бауэр: ваша империя рушится. Предлагаю кандидатуру Эрнандеса. Или, может быть, вам больше по душе кандидатура Джона Брэннокса?

Войелло смотрит по телевизору интервью, которое дает Эстер: Ватикан – это скопище змей и негодяев, шантажистов и извращенцев. Там нет ни единой чистой души. Но они просчитались. Пий XIII– святой, для того, чтобы творить чудеса, ему нужно просто дышать. Войелло: это камень в мой огород, это она мне. Но что она может знать о моей работе! Она заключается не в созерцании, а в делах. Она считает меня помойной крысой, но ведь именно такая крыса нужна для того, чтобы расчистить дорогу для Пия. А ты, Джироламо, мой ангел-хранитель, будешь и дальше меня поддерживать? Призрак Савонаролы, сидящий рядом с Войелло, громко хохочет.

Сады Ватикана. Войелло совещается с кардиналами, своими сторонниками. Кто-то говорит: а как вам нравится кандидатура Паулетто? Ты имеешь в виду – как мужчина? Войелло: у нас нет времени для шуток. Про Паулетто: у него обнаружена болезнь Паркинсона, так что уже через три месяца нам придется выбирать нового Папу. Может быть, Штейнбек? Войелло: недавно у него обнаружились проблемы с простатой. А как вам легендарный Джон Брэннокс? Войелло: он ужасный сноб, никогда не стремился стать Папой. Кардинал Агирре: так дайте же нам список претендентов в трезвом уме и в твердой памяти! Может быть, это Эрнандес, он ведь выдающийся священник. Войелло: я таким не доверяю. Кардинал Ассенте: так дайте же нам своего кандидата, ведь у Эрнандеса есть много сильных сторонников. Войелло: не кажется ли вам, что пришло мое время? У меня все отлично со здоровьем, я готов представить вам медицинское заключение. Хочу представить вам моего нового помощника, монсеньора Луиджи Кавалло. Кавалло подходит к кардиналам. Войелло: он прекрасно может заставить почувствовать себя неловко любого и будет просто незаменим. А теперь посмотрите на меня другими глазами. Вы знаете меня как госсекретаря, коварного, деспотичного, невыносимого. Но Папой я стану совсем другим: добрым, скромным, мудрым, с уважением относящимся к любым сексуальным ориентациям. Наконец-то обычный человек станет необычным Папой. Кавалло: посмотрите на него, разве можно представить кого-то более заурядного, он приземистый, лицо у него непривлекательное. Войелло: я бы объявил войну эксцентричности в любых ее проявлениях. На плечо Войелло гадит птица.

Под звуки торжественного хорала и звучащего за кадром рэпа кардиналы, входящие в состав конклава, идут в Сикстинскую капеллу. Посторонние удаляются, кардиналы рассаживаются по местам за столами. Они заполняют бюллетени и бросают их в урну для голосования. Объявляются результаты. Три лидера набирают наибольшее количество голосов: Брэннокс – 15; Войелло – 37; Эрнандес – 50.

Ассенте говорит Войелло: думаю, конклав явно затянется, непросто получить две трети голосов кардиналов. Эрнандес говорит своим сторонникам, что Войелло для Папы не вышел ростом.

Снова проводится голосование: Брэннокс – 20; Войелло – 25; Эрнандес – 65.

Наступает перерыв. За кадром звучат мысли кардиналов:

мне нужен такой Папа, чтобы разрешил нам жениться. А то мне с Луизой приходится скрывать отношения, из-за этого я постоянно такой угрюмый;

хочется, чтобы Папа был такой, как я;

нам нужен Папа, который сочувствует гомосексуалистам: да делайте вы, что хотите, у меня и без вас забот хватает;

нужно, чтобы Папа меньше верил в бога и больше верил в меня;

хочу, чтобы Папа напоминал мне отца, которого я никогда не знал;

хочу, чтобы Папа пронзил мое тело теми же гвоздями, которыми прибили к кресту Христа;

нам нужен Папа, которому неведомо милосердие, чтобы он предал анафеме всех педофилов и гомосексуалистов, чтобы он сказал: все, хватит терпеть, в мире только две вещи – бог и бедность, для меня это одно и то же;

хочу, чтобы Папа отправил меня в ад за всех этих совращенных детей.

За кадром звучат мысли Войелло: я хотел бы сам стать Папой, ведь только я смогу понять вас всех.

Новое голосование: Брэннокс – 15; Войелло – 32; Эрнандес – 67.

Войелло в перерыве совещается со своими сторонниками. Ассенте: он лидирует, нам не прорваться, после 34 голосования его изберут по принципу простого большинства. Войелло: я в курсе, как все это устроено. А где Агирре? Он уже переметнулся к Эрнандесу. У нас нет шансов! Завтра 35 тур. Эрнандесу нужно 58 голосов, а с Агирре у него есть уже 69. Все кончено. Войелло: нет, все только начинается. На меня сошел Святой дух. Он сказал: большинство тебе не поверит, но более податливому кандидату могут поверить те кардиналы, которые пока отдают голоса аутсайдерам. А это – целых 26 голосов. С нашими 38 это уже 64 голоса. Вот что сказал мне Святой дух, величайший математик на свете. Кардиналы любят слабых Пап. Ассенте: ты снова решил поиграть в эту игру? И кто же твой кандидат на этот раз?

Решающее голосование. К удивлению сторонников Эрнандеса большинство получает кардинал Вильетти. Он берет себе имя Франциск II, в честь святого Франциска Ассизского.

В туалете встречаются Эрнандес и Войелло. Эрнандес обращает внимание на родинку на лице своего соперника: ты проводил гистологический анализ? Да, все в порядке. Это просто мой дополнительный мозг, который включается при решении простых второстепенных задач. Таких, как сегодня, например.

Войелло, София и Кавалло работают над текстом первой проповеди нового Папы. София приводит цитаты из библии. Войелло: это слишком апокалиптично для первой речи, не надо пугать верующих. Кавалло предлагает другие темы. Войелло: очаровательно! София: а это не слишком слащаво? Кавалло хохочет, прикрывая рот ладонью. София: что, зубов стесняетесь? Войелло: да, эту женщину ничем смутить нельзя. Нет, это не слишком слащаво. Тут присутствует добродушие и честность. Эти качества отличают нового Папу.

Франциск II волнуется перед своим первым выступлением, по его лицу текут слезы. Войелло пытается его успокоить. Франциск II: неужели вам никогда не хочется заплакать? Только тогда, когда меня бьют. Но побить госсекретаря Святого Престола никому в голову не приходит. А вам нечего бояться, только прочитайте речь, которую для вас с любовью и строгостью написала моя команда.

Франциск II и кардиналы выходят на балкон собора святого Петра. Папа обращается к верующим: помолимся за нашего любимого Папу Пия XIII! Войелло: вот умница! А теперь прочитай речь, главное – не отступать от текста. Прилетает белый голубь, срывает листок с текстом с пюпитра и уносит его. Войелло: скажи им, пусть помолятся за беженцев! И сразу уходи! Лицо Папы меняется, он поднимает руки и смотрит в небо. Войелло: боже, он начинает понимать, что у него есть власть! Франциск II обращается к верующим: мы можем открыть Ватикана для беженцев, мы раздадим наши богатства бедным! Я буду делать все, что завещал святой Франциск Ассизский! Войелло: что за бред ты несешь!

В кабинет Войелло входит Кавалло: все хотят с вами встретиться – кардинал Эрнандес, премьер-министр Италии. Его очень беспокоят проблемы с беженцами, вопросы безопасности. Эмигранты просто осаждают Рим! Руководители связанных с нами корпораций нервничают. Бауэр не приходил? Нет. А вот это скверно.

Франциск II в окружении монахов францисканцев. Он требует, чтобы ему принесли кулич. Но ведь до пасхи еще далеко. Мне на это плевать! Я ведь могу и расстроиться. А расстраивать Папу – последнее дело. Он обращается к кардиналам: мне на все наплевать, ведь народ и пресса на моей стороне, особенно представители левых партий. Так что мое папство будет длительным и превратится в царство бедности. А еще нам нужно поскорее организовать выборы нового госсекретаря.

Францисканцы не пускают кардиналов в столовую Ватикана: там все места заняты беженцами. Папа собирает кардиналов в Сикстинской капелле. Он читает им увещания святого Франциска о пользе бедности и нестяжательства. Теперь мы будем жить по этим правилам. Сейчас перед вами пройдут монахи с корзинами, куда вы побросаете свои золотые кресты и перстни. Потом мы продадим и ваши роскошные облачения. Все эти деньги мы раздадим бедным. А взамен я вас всех обниму. Монахи собирают украшения, Папа обнимает обедневших кардиналов.

Ночью монахи с фонариками проникают в информационный центр Ватикана. Они докладывают Папе: коды доступа на всех компьютерах изменены. Теперь доступ ко всем банковским счетам есть только у вас. И войти в хранилище никто, кроме вас, не сможет. Франциск II смеется: вот они завтра возрыдают!

Войелло успокаивает взволнованных кардиналов: спокойно, я во всем разберусь! Он встречается с Франциском II: что за игру ты ведешь, Томасино? Я просто выполняю свою работу, раздаю все деньги бедным, с этого ведь начинал и святой Петр. И не смей больше называть меня по имени. Так ты хочешь разрушить государство, простоявшее две тысячи лет? Отнюдь. Наоборот, мы вернемся к тому, с чего начинали, то есть к милосердию. А потом по завету святого Франциска мы перейдем к целомудрию. Я запрещу не только насильственный секс, но и все сексуальные акты, даже самоудовлетворение. Повсюду будут установлены камеры, даже в туалетах. Войелло: давай еще будем головы на площади рубить онанистам. Ты просто безумен! Франциск II: нет, я – Папа Римский, не смей называть меня безумцем. Мне вообще не нужны помощники, а только исполнители, чтобы не приближаться к рассаднику зла – курии. А ты больше не госсекретарь. У тебя была власть – теперь ее нет. Скоро я лишу тебя сана, ты и кардиналом быть перестанешь. Войелло: вы перегибаете. Это не должен делать даже Папа. Франциск II: это угроза? Ты мне угрожаешь, а я действую. Ты думал, что можешь мною манипулировать, что я наивный? Исповедник не может быть наивным после того, что он слышал. А ведь я исповедовал не только Пия XIII, но и всю курию, и тебя. Я знаю обо всех скандалах и грехах. Все – обо всех.

Ночью в Сикстинской капелле встречаются Эрнандес и Войелло. Они приходят к мысли, что нужен новый Папа. Им будет тот, кто на выборах набрал голосов меньше, чем каждый из них. Это сэр Джон Брэннокс. Эрнандес: это поборник золотой середины. Вот только его трудно будет убедить стать Папой. Но ты у нас великий мастер убеждения. И у нас имеется препятствие: Франциск II. Войелло: ничего, мы используем силу молитвы и доброй воли.

На улицах люди молятся за здоровье Пия XIII, в дормитории молятся монашки, в Сикстинской капелле молятся кардиналы.

Франциск II принимает таблетку, хватается за сердце и падает.

Левый мизинец Пия XIII слегка шевелится.

София, сидя на скамейке в садах Ватикана, дразнит францисканцев, расстегивая пуговицу на блузке, а затем показывает им средний палец.

Кардиналы разбирают свои перстни и кресты, отобранные у них францисканцами.

Беженцы покидают Ватикан.

Войелло слушает радиопередачу, ведущая задает вопросы о том, кому выгодна смерть Папы Франциска II.

София становится на колени перед своим мужем, Томасом Альтбруком, который голый стоит в душе. Мужчина мастурбирует, глядя на нее. София просит его не запачкать ее одежду, но мужу это не удается. Ничего, переоденусь. Альтбрук: отправляйся с ними и принеси мне этого Папу в кармане. Говорят, он очень красив.

Кардиналы Войелло, Гутьерес, Ассенте и Агирре, а также София едут в поезде по направлению к поместью сэра Джона Брэннокса. Войелло говорит, что Брэннокса нужно уговорить занять папский престол до похорон Франциска II. Иначе может получиться очень неудобно. Делегация появляется у дверей замка ночью. Им отпирает дворецкий Дэнни, который держит на поводке крупного пса. Он сообщает гостям, что сэр Джон примет их завтра, сегодня он очень устал и лег спать. Войелло пытается возражать, но ему приходится смириться. Гости расходятся по своим комнатам. Ночью всем им является дух Пия XIII.

Утром София слышит музыку арфы. Она разговаривает по телефону с мужем, потом мастурбирует при помощи этого гаджета. На краю ее постели сидит Пий XIII.

Флешбэк. Близнецы Адам и Джон Брэнноксы говорят друг другу, что никогда не расстанутся.

Могила Адама Брэннокса, погибшего 40 лет назад. Перед ней в инвалидных колясках родители близнецов. За ними наблюдает Войелло. Он говорит Дэнни: они так сидят уже больше часа. Это что, способ бальзамирования? Дэнни говорит, что герцог и герцогиня просидят возле могилы еще восемь часов, потом мать покойного Адама вздохнет – стариков увезут в замок. Дэнни приглашает Войелло в замок.

Войелло знакомится с Брэнноксом. Тот рассказывает, что родители живут в другом крыле замка, чтобы не видеть его. Они считают, что в гибели брата виноват именно Джон. Они из тех, кто всегда ищет виноватых. А мы, католики, можем обвинять во всем бога.

Брэннокс и члены делегации сидят за столом. София просит Брэннокса рассказать, как ему удалось обратить в католицизм множество англикан. Пустыми разговорами не о вере. Я говорил с ними о гольфе, о футбольном клубе «Арсенал», о том, как женщины скрещивают ножки, о прекрасном, о поэтичном. И они открывали, что быть католиком – значит быть всем, и все на свете – благодать божья. Брэннокс высказывает сожаление в связи с Брекситом: это еще один шаг в дехристианизации Европы.

Итак, вы хотите, чтобы я стал Папой? Церковь сейчас раздета, а вы хотите обрядить ее в одежды моей умеренности? Но перед тем, как одеть церковь, надо сначала ее осмотреть, понять, чем она больна, что нужно отсечь. А это – очень непростая задача.

На следующий день члены делегации встречаются в парке. Войелло говорит, что им надо спешить. Подходит Дэнни и просит кардинала уделить ему несколько минут. Он говорит Войелло: я присматриваю за ним с детства, он очень хрупкий, как фарфор.

Члены делегации встречаются с Брэнноксом в домашней часовне замка. Он заводит с гостями разговор о любви. А как вы сами понимаете, что есть любовь? Брэннокс рассказывает притчу: у дороги лежит бродяга. Государство ему обещает: мы тебе поможем. Врач ему говорит: я тебя излечу. Дочь обещает дать ему денег, друг – угостить вином. И только церковь молчит. Она о нем думает. И пока церковь думает о бродяге – я буду думать о церкви. Сегодня я займусь поисками ответа.

В пустой зале стоит телевизор. Халиф с экрана снова повторяет, что христиане – это Иблис. Внезапно экран телевизора гаснет.

Знаете ли вы, что

  • Шоу является продолжением сериала «Молодой Папа» (2016 – 2017).
  • Съемки сериала начались в конце 2018 года в Италии.
  • Часть сцен была отснята в соборе Святого Петра в Ватикане. Также съемки проходили в Милане, Венеции и в Риме.
  • Первый тизер сериала вышел 28 августа 2019 года.
  • Вторая и седьмая серии сериала были показаны в рамках 76-го Венецианского кинофестиваля.
  • Оформить подписку