Рецензия на фильм Седьмой гость от Сергей Ю.

Оценка фильма
4 из 10

Следствие ведет Агафья Христенко

Одна и та же история может прозвучать абсолютно по-разному. Все зависит от рассказчика, его происхождения, образования, социального происхождения, принадлежности к тому или иному типу культуры, интеллектуального уровня, наконец. Представьте себе: человек приглашает гостей к себе домой. Он намерен сообщить им нечто важное. Накрывает стол на семь персон, обзванивает приглашенных. Через некоторое время человек превращается в труп. Удар нанесен кочергой из набора каминных принадлежностей. Мотивы для убийства были практически у всех гостей. Шестеро из них идентифицированы следствием. Загадкой остается фигура седьмого гостя. Так, это про какой роман Агаты Кристи вы нам рассказываете? Знаменитая английская писательница здесь не при чем. Сюжет сериала «Седьмой гость» создан его украинскими авторами самостоятельно. Так что перед нами творчество «Агафьи Христенко». Со всеми вытекающими последствиями.

Валя Зотова (Дарья Егорова) возвращается в город, где живут ее родители: Аркадий Сергеевич (Александр Тютин) и Людмила Ивановна (Наталия Васько). В Москве кроме квартиры она оставила опостылевшего за пять лет супружеской жизни мужа – Кирилла Колосова (Сергей Радченко). Он злоупотребляет алкоголем, да и вообще вышла за него Валя не совсем по своей воле, а в силу стечения очень странных обстоятельств. На самом деле она любила и любит до сих пор Андрея Чернова (Евгений Шириков). Но Андрей простой автомеханик, родители Вали были категорически против него. Им больше был по нраву Кирилл, с отцом которого, местным высокопоставленным чиновником, у отца Вали сложились очень тесные (и подозрительные с точки зрения антикоррупционного законодательства) отношения. Валя встречается с Андреем, между ними снова проскальзывает искра любовных отношений. Они принимают решение: Валя разводится с Кириллом, Андрей уходит от жены Ольги (Екатерина Тышкевич). Но события развиваются с устрашающей скоростью: арестован за взятки отец Кирилла, после этого он умирает от сердечного приступа, сказав на ушко сыну страшную тайну. Кирилл после этого приглашает семерых гостей. Дальше следует сюжет в духе Агаты Кристи с украинским акцентом.

Итак, тщательно проработанная детективная фабула используется в качестве сценария к телесериалу. Схема «он пришел; она ушла; у него был мотив; у него отсутствует алиби» воплощается в сценарий. Какие проблемы могут при этом возникнуть? Для начала персонажам необходимо превратиться из марионеток, движущих авторскую задумку от дебюта к финалу, в живых людей. Они должны разговаривать и вести себя как всамделишные люди, а не просто выдавать информацию, которая позволит не слишком сообразительному зрителю понять, как продвигается расследование. Агафья Христенко с подобными задачами справиться не может. Не те традиции. Нет за плечами мощного пласта хорошо усвоенной культурной традиции. Поэтому создатели сериала вербализируют все, в том числе и то, что можно передать другими средствами. Простой пример: папа и его умная дочурка разговаривают на очень важные темы. Сходи-ка ты, мать, на кухню, завари мне кофейку! – говорит папенька, хитро поглядывая на смышленую дочурку. Слегка удивленная мать (она не привыкла, что муж в такое время суток кофе потребляет) покорно уходит на кухню. Папенька и говорит: то, что мы сейчас обсуждать станем, для ее ушей не предназначено. Да мы уже поняли все. Нет, авторы сериала не доверяют интеллектуальным способностям своей целевой аудитории. Они проговаривают абсолютно все. Разжевывают до консистенции интеллектуально-эмоциональной кашицы и заботливо преподносят это варево ни в чем не повинным зрителям. Панове дорогие (или как вас там величать)! Степень дебилизации российского зрителя все-так не достигла того запредельного уровня, к которому вы привыкли. Нам пока еще можно тонко намекнуть на толстые обстоятельства.

Нет, нам не доверяют. Отсюда и безбожное переигрывание. Любую эмоцию актеры пытаются передать при помощи самой тщательной артикуляции. Вот мы страдаем, тут мы полюбили, испугались, рассердились. Прямо этюды на вступительных экзаменах в заштатный театральный вуз. Мимика максимально выразительная. Наверное, целевая аудитория поголовно страдает близорукостью. Отсюда и пронзительный макияж всех женских персонажей. Сюжетная логика – на том же уровне. Представьте себе картину: на месте преступления обнаружен труп молодого мужчины. Другой молодой мужчина дает признательные показания. А очень умелый адвокат берется доказать, что имело место убийство с превышением пределов необходимой обороны. И, как говорит очень продвинутый персонаж, у такой версии есть будущее. Обратите внимание, убийство произошло в комнате, где располагается накрытый для приема гостей стол. Там стоит посуда, закуски, графин с водкой, фужеры. Все остается в идеальном порядке. Но ведь самооборона предполагает нападение. Один молодой мужчина дерется с другим. Так они же в хорошей драке всю изысканную обстановку разнесут на молекулы и атомы! Нет, хороший адвокат докажет, что имела место самооборона.

Еще один пример. Персонаж говорит, что в качестве мотива для убийства супруга стоит рассматривать его нежелание давать согласие на расторжение брака. Возможно, на Украине действуют средневековые нормы, регулирующие семейные отношения (меня это не сильно удивит). Однако по сюжету действие сериала происходит где-то в России. Так, панове (господа? товарищи?), загляните в ст. 22 Семейного кодекса РФ. Тогда вы узнаете, что в случае несогласия одного из супругов на расторжение брака суд вправе назначить срок для примирения сторон. Не больше трех месяцев. А потом все равно разведет. Месяц на вступление в законную силу судебного решения. Итого: максимум четыре месяца – и вот она, желанная свобода. А теперь сравните это с минимальным сроком лишения свободы по любой из статей УК РФ за убийство.

Надругательство над здравым смыслом продолжается на всем протяжении сериала. Где-то по большому, а где-то так, тонкой струйкой. Например, затопленные камины посреди золотой осени в особняке Зотовых (так олигархи, им положено). И говорят персонажи «Седьмого гостя» не так, как это делают нормальные люди по эту сторону экрана, а так, как привыкла левая пятка авторов диалогов бесконечной череды сериалов. «За что ты так страшно думаешь обо мне, любимый!» Как сказано у классика: «О друг мой Аркадий Николаевич! Об одном прошу тебя: не говори красиво». Нет, не слышат нас. И говорят красиво, а показывают и того красивше. Аж с души воротит.
1

Все комментарии

Оформить подписку