Рецензия на фильм Пятьдесят оттенков свободы от Евгений Нефёдов

Fifty Shades Freed
Оценка фильма
5 из 10

Богатые тоже (снова) плачут

Прескотт, будучи профессионалом экстра-класса, моментально прибегает на шум с пистолетом наизготовку и помогает обезвредить Джека Хайда, проникшего в дом к Греям и попытавшегося взять Анастейшу в заложники. Ей не составляет труда убедить преступника сдаться, бросить нож, лечь на пол лицом вниз и положить руки за голову. Однако в ответ на резонное предложение своего коллеги надеть на мерзавца наручники женщина растерянно признаётся, что наручников у неё нет… «У меня есть», – выпаливает свежеиспечённая супруга, не сообразив, что тем самым приведёт в замешательство телохранителей, не догадывающихся о фривольных интимных пристрастиях нанимателей. Что и говорить, остроумная шутка, неслучайно находящая живой отклик в зрительном зале… Неужели Джеймс Фоули и кинодраматург Найелл Леонард рискнули отстраниться от сентиментальной интонации и привнести в действие толику юмора, иронии, а то и, чего доброго, сарказма? Увы, на поверку предположение оказывается преждевременным. Во главу угла кинематографисты по-прежнему ставят (вслед за писательницей) переживания Кристиана и особенно его избранницы и даже постепенно нагнетают драматизм. И всё-таки в третьей ленте есть кое-что такое, что отличает картину от предыдущих частей.

Собственно, режиссёр ещё в картине со странноватым (1) названием «На пятьдесят оттенков темнее» /2017/ постарался сгладить те двусмысленные моменты, на каких делала упор предшественница. На сей раз он и Леонард ушли от нехитрого (укладывающегося в достойную оруэлловского новояза формулу «извращения – это норма») пафоса оригинала гораздо, гораздо дальше. Сэм Тейлор-Джонсон завлекала зрителей пикантностью ситуации, всячески доказывая, что Грей, несмотря на нестандартные сексуальные предпочтения, – абсолютно адекватный человек. Фоули же, помнится, заставил миллиардера сознаться (под влиянием отношений с возлюбленной), что является никаким не доминантом, а самым обыкновенным садистом, получающим удовлетворение от причинения физической боли представительницам слабого пола, похожим на его мать. И вот семейная жизнь поспособствовала, кажется, окончательному избавлению от давних маний, скорейшему излечению от нанесённых в нежном возрасте психических травм. Даже пресловутую «красную комнату» муж использует по-новому – дабы «проучить» непослушную супругу… Вот так поворот!

В свете столь радикальных изменений создатели, вероятно, опасались того, как бы не разочаровать основную массу поклонников, тем более что и Ким Бейсингер уже не появляется на экране. Конечно, в фильме хватает «фирменных» фрагментов, когда Кристиан и Ана занимаются любовью, в том числе с использованием «игрушек» из арсенала приверженцев БДСМ. И непременно – под красивые, романтичные композиции, включая ремикс немеркнущего шлягера Джеймса Брауна I Got You (I Feel Good) в проникновенном исполнении Джесси Джей. Но этого мало. Джеймс, будучи постановщиком с богатым (куда более богатым, чем у Сэм) опытом работы в разных жанрах, постарался компенсировать «утрату», углубившись в стихию триллера. Кража ценной информации из офиса с последующим поджогом, проникновение в жилище, автомобильная погоня, наконец, похищение Мии и краткая, но напряжённая схватка с Хайдом – полный набор! Жаль только, что ограничения сюжета и тематики не позволили режиссёру развернуться по-настоящему, продемонстрировав мастерство хотя бы на уровне стильного неонуара с интригующим заголовком «После наступления темноты, моя дорогая» /1990/…

Тут уж и не знаешь, радоваться ли тому, что кинематографисты всё настойчивее отстраняются от эстетики «Mommy Porn», то есть ‘маминого порно’, к которому не без издёвки причисляют творчество романистки Э.Л. (полное имя – Эрика Леонард) Джеймс. Эротические фантазии постепенно перестают восприниматься самодовлеющими, отодвигаются на второй план, становятся лакомым, но уже как бы необязательным дополнением. Кажется, ещё чуть-чуть – и мы увидим что-нибудь в духе «Династии» /1981-89/, «Санта-Барбары» /1984-93/ или какой-нибудь «мыльной оперы» из жизни богатых и знаменитых посвежее. Взаимные упрёки, изредка перерастающие в ссоры, необходимость мириться с амбициями Анастейши (карьера в издательстве бурно развивается), а под занавес – главный сюрприз, показавшийся неприятным лишь поначалу. Можно не сомневаться, что с рождением ребёнка Кристиан и вовсе забудет о проказах молодости и привитых в раннем детстве комплексах. Всё это, пожалуй, само по себе не так плохо – во всяком случае лучше безудержного пения дифирамбов гедонизму и консюмеризму (в худших значениях терминов), как у Тейлор-Джонсон. Здесь вызывает внутренний протест другой аспект – чрезмерная, неприкрытая идеализация образа владельца Grey Enterprise Holdings, Inc. Не Тони Старк, конечно, но тоже – предел девичьих мечтаний. К сермяжной правде, боюсь, куда ближе были Брет Истон Эллис и Мэри Хэррон – в романе «Американский психопат» /1991/ и, соответственно, его блестящей экранизации. Такие личности, как Патрик Бейтман, обладающий почти неограниченными средствами для утоления тайных пороков (от садомазохистских практик логично перешедший к убийствам и расчленению трупов), вряд ли по доброй воле захотят перевоспитываться и превращаться в полезных членов общества.
__________
1 – Если вдуматься, словосочетание не слишком логично да и слабо соотносится с содержанием, особенно со счастливой развязкой.
0

Все комментарии

Оформить подписку