Рецензия на фильм Красавица и чудовище от Дарья

Beauty and the Beast
Оценка фильма
6 из 10

И снова здравствуйте

Казалось бы, сколько можно переснимать одно и то же? Версии «Красавицы и чудовища» выходят чуть ли не каждый год, и найти между ними отличия становится почти невозможно. К тому же, экранизация 2017-го года уже по трейлеру обещала покадровое копирование популярного диснеевского мультфильма, что могло быть интересно только с технической стороны. Возглавивший проект Билл Кондон, известный, прежде всего, как режиссёр финальной части «Сумерек», тоже доверия не внушал. Некое любопытство вызывала лишь задействованная в главной роли Эмма Уотсон, пытающаяся, как и её коллеги по «Гарри Поттеру», переплюнуть себя в юности. Одним словом, особый энтузиазм перед просмотром фильм мог спровоцировать только у ярых фанатов самой истории.

И тем удивительней тот факт, что уже с самых первых кадров новая версия «Красавицы и чудовища» настраивает на вполне приятный лад. Эмма Уотсон по-прежнему чертовски обаятельна и по-прежнему выглядит на 16 лет. Плюс ко всему, её Белль куда больше наделена стремлениями, чем в мультфильме 91-го года: упор сделан на то, что она любит читать и мечтает вырваться из маленького мирка, в котором приходится существовать. Белль теперь не просто красавица с добрым сердцем, она ещё и умница, и немножко «другая». Бунтарская нотка, добавленная сценаристами, очень хорошо ложится в русло старого сюжета и объясняет, почему главная героиня не желает выходить замуж за первого парня не деревне и почему проникается симпатией к Чудовищу. Если раньше сказка заключалась в том, что Белль находит настоящую любовь, преодолев предрассудки (только она смогла увидеть принца в диком существе), то теперь заколдованный замок с его необыкновенными обитателями становится для девушки не препятствием, а возможностью жить иначе. Обретение возлюбленного здесь даже не самоцель, а логичное завершение истории об изменениях к лучшему. И такая трактовка куда ближе современному зрителю, чем классический стереотип о «выйти замуж и жить долго и счастливо».

Современные веяния добрались и до других героев в сказке, в частности, до многострадального Ле Фу, чья ориентация стала новостью чуть ли не мирового масштаба. Впрочем, скандал, как всегда, раздули из ничего: забавный толстячок, сохнущий по Гастону, не вызывает ни грамма отвращения. Наоборот, персонаж Джоша Гэда – второе (после Эммы Уотсон) светлое пятно в фильме. И не потому, что он собой что-то там утверждает (равноправие геев в кинематографе и т.п.), а просто потому, что он вызывает улыбку каждый раз, как появляется в кадре, и отлично справляется с функцией comic relief. Другие второстепенные герои в фильме отнюдь не так же последовательны в своём поведении, да и смотреть на них зачастую скучно. Больше всего расстраивает Принц, который провёл долгие годы в шкуре Чудовища, но, тем не менее, ведёт себя немногим лучше Гастона. Он такой же заносчивый и глуповатый; такими же искусственными способами он пытается вызвать чувства у Белль. Даже к финалу картины не совсем очевидно, в чём же его прозрение и чем завоевал он сердце девушки.

По большому счёту, весь фильм держится на хрупких плечах Эммы Уотсон, чьих стараний, естественно, недостаточно, чтобы превратить происходящее на экране в по-настоящему волшебную сказку. Создатели слишком понадеялись на то, что знакомая всем история сработает сама по себе, но этого не происходит. Те, кто смотрел мультфильм 91-го года, будут постоянно сравнивать – и зачастую не в пользу киноверсии. Те же, кто с мультфильмом не знаком, вряд ли особо вдохновятся. Картина 2017-го года забывается сразу же после просмотра, но, с другой стороны, особо негативных эмоций не вызывает. И поневоле задумываешься, что, может быть, такой расклад не самый плохой для современного кино.
0

Все комментарии

Оформить подписку