Рецензия на фильм 2:22 от Kickingrussian

2:22
Оценка фильма
7 из 10

Закон сохранения звезд

Каждый из нас решает самостоятельно, верить ли в судьбу или относить определенные моменты жизни к простым совпадениям, но достижения нумерологии отрицать достаточно трудно, особенно, когда в само название фильма вынесены только цифры - "2:22". Хотя сочетание "2:22" и означает раскрытие тайны с точки зрения цифр, но никто не ожидал от австралийца Пола Карри мощного продюсерского прорыва с лентой "По соображениям совести" в прошлом году. Оставаясь в тени успеха Мэла Гибсона, Карри проявил себя как крепкий профессионал и смог привлечь для своего проекта "2:22" двух звезд идеально подходящих для него по фактуре - австралийку Терезу Палмер на роль Сары ("Берлинский синдром", "И гаснет свет...") и голландца Михила Хаушмана на роль Дилана ("Игра престолов", "Век Адалин"). По сюжету, Сара - куратор галереи современного искусства, Дилан - авиадиспетчер, они - идеальные жители мегаполиса и, хотя они живут в Нью-Йорке, ничего характерного для американцев в этой ленте нет. Поэтому "2:22" станет находкой для любителей мистических мелодрам, где элементы триллера выступают главным двигателем сюжета, локация действия - условна и космополитична, а драма героев, родившихся в один год и в один день - рапид поиска себя накануне тридцатилетия.

Сценарий Тодда Стейна и Нэйтана Паркера ("Равные", "Луна 2112") вызвал интерес у студии еще задолго до начала съемок. Помещая в центр истории Дилана как человека, склонного к алгоритмам и имеющему дар устанавливать связи между всем, его окружающим, авторы предполагали, что в переполненной совпадениями "2:22" будут разыграны все карты триллера о несущем опасность фатальном событии. Отсутствие случайностей в жизни, ее запрограммированность стали основной движущей силой начала картины, где герой на окончании третьего десятка лет жизни осознает, что его один день похож на другой. Программа функционирования Дилана как социальной единицы вдруг дает сбой, когда он чуть не отправляет в могилу несколько сотен ничего не подозревающих пассажиров двух самолетов. После случайного знакомства Дилана и Сары во время спектакля, "2:22" рискует начать развитие по пути манерной романтической драмы, где у героев огромное количество общего и они оба объединены общей надломленностью. Она - балерина, которая никогда не сможет танцевать, он - пилот, который уже давно не поднимает самолеты в воздух. Но внезапно у фильма появляется дополнительная интрига, потому что Дилан обнаруживает все больше совпадений во всем происходящем вокруг него. Видения с Центрального вокзала Нью-Йорка, где все происходит в 14:22 (или 2:22 по большим вокзальным часам) продолжают преследовать героя Хаушмана и ведут фильм как уже таинственный триллер о давнем преступлении.

Подобно таким нумерологическим триллерам недавнего времени как "Роковое число 23" Джоэла Шумахера или "Знамение" Алекса Пройаса в "2:22" начинает проявляться избыточная ясность всех деталей, которая делает ленту близкой к стерильной по части манипулирования зрителем и лишает ее даже намеков на саспенс. Прекрасные съемки Дэвида Эггби ("Сердце дракона", "Харлей Дэвидсон и ковбой Мальборо") и отсутствие сложных сцен и диалогов между героями уводят ленту от интеллектуальной вычурности в сторону более простых решений. Таких, например, как инцидент на выставке в галерее у Сары, когда голограммы, представленные ее бывшим парнем Джонасом (Сэм Рид, "Белль") повторяют точь-в-точь, что видит Дилан в своих снах о Центральном вокзале. В итоге все полномочия антагониста уходят к Джонасу, как и то, что он выступает в качестве фигуры, связывающей две истории, которые разделяет три десятка лет. А две личности, Дилан и Сара, оказываются настолько переплетены с прошлым, что иногда интрига сюжета кажется вымученной в сторону любовной линии окончательно. Финал "2:22" представлен развивающимся наихудшим для подобных фильмов образом, он снимает все неопределенности с напористостью простого рубанка и доводит зрителя до раздраженного нервного смеха финальными кадрами.

Поэтому "2:22" оказывается после просмотра фильмом возможностей, но не реализации. С одной стороны, и герой Хаушмана, и героиня Палмер вживаются в своих персонажей на всю глубину, но представлению их ролей не хватает режиссерской оригинальности подачи, поэтому они просто представляют двух красивых людей, которые скользят по поверхности материала. Один - как в меру странный умник, одержимый видениями, другая - сонно-красивая с намеком на инфантильность представительница богемы. То, что нам показывают события в 2:22 на Центральном вокзале добрый десяток раз хотя и намекает на столь любимый Диланом алгоритм неизбежности, навязчиво растягивает хронометраж фильма и ослабляет драматизм финальных событий. К сожалению, "2:22" не очень умело разделяет в итоге судьбу и простую цепочку совпадения событий. Вместо яркого и зрелищного действия нам предоставляют местами очевидные блуждания в собственном темном Дне Сурка главного героя, который только начинает осознавать реальные жизненные ценности. Слишком методично Пол Карри ведет зрителя к универсальному финалу из мыльной оперы, который становится не точкой, а жирной кляксой на всем фильме.
2

Все комментарии

Оформить подписку