Рецензия на фильм То, что никто не видит от Kickingrussian

Tas, ko vini neredz
Оценка фильма
7 из 10

Теслабой

Полнометражный дебют "То, что никто не видит" латвийского режиссера Станислава Токалова был представлен пару лет назад на Московском кинофестивале и стал воплощением слаженной работы интернациональной команды, в которую вошли представители России, Великобритании и Испании. Такой опыт сотрудничества позволил направить поток творческих идей в русло европейского артхауса и получить при очень скромном съемочном бюджете очень своеобразный кинопродукт. Работа Токалова, снятая в пределах одной локации, по-новому представляет взгляд на классический любовный треугольник, подключая для этого нейронные сети и искусственный интеллект. Лента развивает очень непростой вопрос о том, как компьютерный гений может оказаться в физическом, интеллектуальном и эмоциональном тупиках и может ли он выбраться из них самостоятельно, без человеческой и машинной поддержки. Известный больше в качестве художника-постановщика Вальдемар Калиновски ("Форсаж", "Покидая Лас-Вегас"), работавший на экранной историей к "То, что никто не видит" вместе с Токаловым, в качестве базового концепта проекта использует двух максимально закрытых друг от друга людей, пытающихся найти подход к друг другу и построить отношения при помощи внешнего анализа поведения и сигналов. Это позволяет им эксплуатировать и развивать абсолютно фантастические идеи о моделировании чувств и их адаптацию под конкретного человека, в данном случае это один из главных характеров - Николя (Евгений Ткачук, сериал "Годунов", "Ван Гоги"), грезящий созданием такой компьютерной системы, полностью подстраивающейся под конкретного индивида. Тем не менее, как постановщик Токалов смотрит на ситуацию с абсолютно разных сторон и понимает, что для этого фильма очень важной является именно чувственная составляющая, которая будет показывать путь спасения от общей трагедии в жизни Николя и его медсестры Эльзы (Катерина Шпица, "Экипаж", "Пятница"). Терапия эмоциональных травм, показанная в этом проекте, происходит именно благодаря очень прихотливо выстроенному экранному союзу двух центральных персонажей, которые проявляют себя мастерами невербального общения. Поэтому "То, что никто не видит" оказывается психологической драмой, где большое место отведено мистике и фантастической беллетристике, позволяющим запускать сложно прогнозируемые повороты в развитии истории этого фильма.

В первой же сцене "То, что никто не видит" знакомит с миниатюрной Эльзой, которая работает медсестрой в клинике и занимается выхаживанием тяжелобольных. Героиня Катерины Шпицы находится в отношениях с заведующим, доктором Кауфманом (Андрис Кейшс, "Кольцо Намея", "Нелюбовь"), годящимся ей в отцы, на которого она обычно смотрит снизу вверх из-за очень большой и сразу же бросающейся в глаза разницы в росте. Эльза является для Кауфмана каким-то странным продолжением истинно отцовской любви и плохо сдерживаемых плотских фантазий. Внутреннее одиночество, которое окружает героев Кейшса и Шпицы просматривается настолько же хорошо, насколько они оба понимают, что их отношения больше основаны на покровительстве и разуме, чем на любви и чувствах. Когда Эльза получает приглашение стать сиделкой для впавшего в кому молодого и очень богатого компьютерного гения Николя, находящегося в уединении в большом особняке за городом, то она соглашается после недолгих раздумий. За здоровьем и интеллектом Николя наблюдает некая нейропрограмма, получившая название "Анна". Вся информация о его состоянии вводится в мощный компьютер при помощи сбора данных с системы видеонаблюдения и самими медсестрами, после чего очень часто происходит корректировка лечения. Также система безжалостно фиксирует все халатности обслуживающего персонала, поэтому героиня Шпицы очень быстро понимает, что у нее появляется шанс получить полную власть над обездвиженным Николя, который практически постоянно лежит с закрытыми глазами и не подает активных признаков жизни. Эльза цинично избавляется от сменщицы, которая попадается на очень простом нарушении рабочего режима и приводит еще к тому же в особняк Николя любовника. Постепенно главная героиня понимает, что причиной комы ее подопечного является слишком больная увлеченность разработкой системы искусственного интеллекта, впрочем, кроме этого она начинает постепенно испытывать еще и чувства к обездвиженному герою Ткачука. Любовь начинает творить чудеса и в один из дней Николя открывает глаза и начинает подавать более активные и доступные для понимания признаки жизни. Однако очень быстро открывшаяся радость жизни у центрального персонажа сменяется навязчивыми идеями и он начинает бить тревогу и бормотать о том, что его преследуют некие Янсонсы, с которыми заодно и доктор Кауфман. Они-то как раз и являются теми "плохими парнями", которые подослали к нему сиделку Эльзу и хотят теперь выманить все секреты изобретений и разработок.

Станислав Токалов, как постановщик и основной идейный двигатель "То, что никто не видит", пожалуй, более остальных понимает, что сталкивая двух людей, Николя и Анну, лицом к лицу во втором акте этой ленты, он начинает рассматривать вопросы поиска доверия во взаимоотношениях двух людей. Проекция на тему искусственного интеллекта "Анны" и обозначение его в виде третьей вершины любовного треугольника начинает тормозить динамику развития сюжета и уводить его в сторону лирической составляющей, что было наиболее адекватным решением при слабом производственном бюджете. Проект Токалова мог бы стать отличным породистым и темпераментным триллером, а Катерина Шпица могла бы стать исполнительницей роли с упором на женский экшн, но вместо этого автор начинает концентрироваться на детских проблемах характера Ткачука. Из представителей его семьи появляется в некоторых сценах отец, тот самый Вилис Янсонс (Арнис Лицитис, "Трудно быть богом", сериал "Узник замка Иф"), и можно при этом узнать, что мать Николя тяжело больна и находится при смерти. Благодаря неспешным, стремящимся повторить манеру Тарковского, ретроспекциям можно узнать очень многое о детстве главного героя и его стремлении свести к минимуму общение с живыми окружающими людьми. Ролевой моделью для героя Ткачука является никто иной, как сам Никола Тесла, гениальный изобретатель и эксцентрик от науки, при этом акцентов на этом ученом даже слишком много и для не самого внимательного зрителя: книга, которую обнаруживает Эльза в кабинете своего пациента, потрет на красной стене и комментарий отца о созвучности имен. А тем временем в подвале дома, практически на перфокартах и магнитных дисках, готовится прорыв в новое измерение разума. Очевидно, что метафор в своем проекте Токалов использует не так много, но их образность не вызывает неоднозначности трактовки. Исчезающая периодически в кранах вода весьма прозрачно намекает на то, что основа всей жизни на нашей планете характеризует провалы в отношениях между главными характерами, а появление из-под крана ржавой жидкой массы свидетельствует по по всем признакам кризис возникшей любви между Николя и Эльзой. Мириады точек на экране мониторов призваны олицетворять тонкие нейронные связи все больше и прочнее опутывающие "Анну", Николя и Эльзу, но иногда это свечение сопровождается подмигиванием красной лампочки. Скудость бюджета порождает "театральный" дизайн картины, что не всегда ей идет на пользу и заставляет только под некоторым нажимом блестящей игры, которую демонстрирует, подобно настоящей приме, Катерина Шпица, принять все условности этих винтажных интерьеров.

Стремящийся казаться максимально серьезным в "То, что никто не видит", Станислав Токалов старается большую часть фильма зашифровать какое-то особенное послание для потомков на тему "Искусственный интеллект и его роль в установлении контактов между интровертами". Можно списать это на отсутствие авторского опыта прохождения и проживания в подобных показанным в фильме ситуациях, но в первую очередь это связано с тем, что в этой интересной ленте предпринята попытка по-новому переосмыслить существующие уже много лет жанровые клише о помощи больному и его влюбленности в свою медсестру после выздоровления. Проработка историй персонажей оказывается не на самой большой высоте. И если привязанность к Николя малоконтактной и ведущей множество дневников о практически всех своих знакомых и близких людях Эльзе остается с вынесенной за скобки экранного повествования мотивацией. Зритель так никогда и не поймет, почему героиню Шпицы ведет в этому гальванизированному и капризному воплощению молодого Стивена Хокинга с массивом фобий и навязчивых идей. Какую обиду надо было нанести главному характеру, чтобы он при жизни отказался от своих несчастных родителей и символичесrи "похоронил" их под двумя крестами недалеко от своего особняка?... Актерский дуэт Шпица-Ткачук хорошо взаимодействует в этом проекте и наполняет его весьма необычной экранной химией, когда хрупкое милосердие пытается обуздать эгоистичного и эгоцентричного мыслителя, с большим трудом представляющего, что творится в реальном мире, но с любовью и недюжинным рвением постоянно модернизирующим собственную особенную Вселенную. Причем для Катерины Шпицы участие в этом международном инди-проекте стало возможностью заявить о себе именно персонажем, который оттягивает на себя большую часть экранного времени и показывает задатки хорошо понимающей все нюансы роли драматической актрисы, делающей этот образ по-хорошему тонким и нервным. Кажется, что ее внутренняя пружинка вот-вот раскроется и у нее начнется затяжной нервный срыв, но этого не происходит. Поэтому "То, что никто не видит" подает большие надежды в качестве дебюта и не боится говорить на сложном и не лишенном находок авторском языке, показывая всем, что в Европе появляются люди, стремящиеся уйти в сторону от традиционных мэйнстримовых путей и стремящиеся увлечь зрителей оригинальным концептом и свежими идеями, намекающими на то, что в отношениях грядет не только битва полов, но и битва между людьми и компьютерами. Свершается все, о чем только мечтали самые смелые фантасты прошлого века.
1

Все комментарии

Оформить подписку