Назад

Фильм Опасное расследование

Shock and Awe
Развернуть трейлер
7,4
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

После теракта 11 сентября американские политики заявляют, что Ирак готовит оружие массового поражения. Группа журналистов ищет опровержение этим словам, видя за ними лишь повод развязать войну. Режиссер Роб Райнер («Когда Гарри встретил Салли», «Мизери», «Пока не сыграл в ящик») представляет фильм на основе реальных событий «Опасное расследование». Главную роль исполнил трехкратный номинант на «Оскар» Вуди Харрельсон. Теракт 11 сентября 2001 года, унесший жизни почти трех тысяч человек, потряс всю Америку. Скорбь, страх и возросший патриотизм американцев становится мощным инструментом в руках тех, кто стоит у власти. Вашингтон обещает найти и наказать виновных. Политики видят в трагедии «иракский след» и публично заявляют, что Саддам Хусейн хочет использовать оружие массового поражения. Лишь немногие ставят под сомнения «предостережения свыше». Опытный журналист Джонатан Лэндей вместе с коллегами проводит самостоятельное расследование. У них находятся надежные источники, в том числе из Пентагона, подтверждающие, что власти просто ищут повод развязать войну. Перед группой репортеров стоит непростая задача – выделиться в потоке пропагандистской информации и уличить во лжи Президента США. Политическую драму «Опасное расследование» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Сенатские слушания по делам ветеранов в Вашингтоне (США), 2006 год. Рядовой Адам Грин на инвалидной коляске выступает перед сенатской комиссией. Он говорит, что любит цифры, а потому использует их в своем выступлении. 1 миллион 400 тысяч – столько людей служит в армии США. 555 – столько дней прошло с момента объявления войны Ираку и моего вступления в армию. 3 – столько часов прошло с моего прибытия в армию до взрыва мины, на которой подорвалась наша машина. 6 – столько дюймов было в осколке, который перебил мне спинной мозг. Ваше решение о начале войны в Ираке сломало мне жизнь. А теперь я задам вам один вопрос: на кой черт это было нам надо?

Вооруженные люди ведут заложников, глаза которых завязаны. Одного из заложников террористы собираются расстрелять. В его кармане звонит мобильный телефон. Журналист Джонатан Лэндэй требует, чтобы ему развязали руки. Инструкторы, проводящие учения военных корреспондентов говорят, что от навыков поведения в экстремальных ситуациях зависит жизнь репортеров. Лэндэй говорит, что уже 11 раз был на войне. А от ответа на поступивший ему вызов зависит его работа. Лэндэй получает сообщение о событиях 11 сентября 2001 года.

Коламбус, штат Джорджия. Адама Грина будит его отец: парень заснул прямо в баре, принадлежащем его семье, во время вчерашнего футбольного матча. Прибери тут. Отец Грина включает телевизор, там репортаж о терактах 11 сентября. Военным сегодня наливаем бесплатно, – говорит Грин-старший.

Информационное агентство Найт-Риддер, отделение в Вашингтоне. Его глава Джон Уолкотт просит сотрудников отойти от окон, у которых они столпились. Что вы делаете? Наблюдаем за Белым домом. Ждете эвакуации его сотрудников? Кто хочет – может отправляться домой, к своим семьям. В офисе появляется Лэндэй. Он в облачении велосипедиста. Ты куда так вырядился? Жена закрыла машину, куда-то задевала пульт. Так что я добирался на велосипеде.

Сотрудники агентства слушают выступление президента Джорджа Буша младшего.

На следующий день. Журналист Уоррен Стробел, сотрудник Найт-Риддер, разговаривает с чиновником из Государственного департамента. Когда мы входим в Афганистан? Пока мне сказать нечего. Стробел докладывает Уолкотту о том, что министр обороны Дональд Рамсфелд считает, что главная цель – Ирак. Уолкотт приходит в ужас:это абсолютно дурацкая идея, установить в Ираке демократию для защиты Израиля! То, что Саддам Хусейн сотрудничает с Усамой бен Ладеном, – полная чушь! Светский правитель и религиозный фанатик! Тот, кто это утверждает, совершенно не знает реалий Ближнего Востока.

Стробел разговаривает с референтом Сената. Тот сообщает: госсекретарь Колин Пауэлл против вторжения куда-либо еще, кроме Афганистана.

Ночью Лэндэй подкарауливает госслужащегоу его дома: только один вопрос. Я не назову ни ваше имя, ни организацию: мы ищем иракский след? Без комментариев.

Стробел разговаривает со специалистом по Ближнему Востоку. Существует ли связь между Саддамом Хусейном и Аль-Каидой? Имеются ли прямые улики по этому поводу? Нет даже косвенных.

Лэндэй звонит специалисту по вопросам национальной безопасности: администрацию президента интересует Ирак? Собеседник не желает отвечать на этот вопрос.

Лэндэй дома за ужином. Его жена Влатка сообщает: у ребенка в школе сегодня проводилась дискуссия на тему «Как Америка стала великой?». Лэндэй говорит, что это нормальное явление, патриотизм сегодня очень востребован. Влатка утверждает, что это не патриотизм, а национализм. Она все это уже видела у себя на родине в Югославии накануне НАТО-вских бомбежек Белграда.

Стробел возвращает вечером домой. Он пытается открыть дверь, не выпуская из рук свертков с покупками, роняет их. Соседка, стоящая у двери своей квартиры, предлагает Стробелу свою помощь. Тот благодарит и отказывается.

Сотрудник президентской администрации сообщает Лэндэю: у нас идет дискуссия. Журналист интересуется: меня в Афганистан отправляют в командировку, мне нужно брать обратный билет или готовиться к поездке в Ирак?

Источник сообщает Стробелу: бывшего директора ЦРУ отправляют в поездку по Европе на поиски доказательств причастности Саддама Хусейна к событиям 11 сентября. А они в этом еще не убеждены?

Уолкотт общается с аналитиком разведывательных данных: что это за болтовня про Ирак? Это правда. Нам надо что-то крупное взорвать, а в Афганистане с такими объектами не очень. А если мы поймаем Усаму бен Ладена – война тут же потеряет всякий смысл.

Сообщения из Афганистана: шестые сутки продолжается наступление на позиции Аль-Каиды.

Послание президента о положении страны, 29 января 2002 года. Буш говорит, что главари террористов, захваченные в Афганистане, сегодня помещены в тюрьму в Гуантанамо.

Стробел берет интервью у высокопоставленного сотрудника Госдепартамента. Тот говорит, что перед США стоит задача по обеспечению свободы в других странах, распространение там демократии как образа жизни.

Уолкотт связывается с представителем военной разведки, находящимся в Афганистане. Тот говорит о возникших затруднениях: мы не знаем, как можно бомбами и ракетами вбить в каменный век страну, которая оттуда выбралась только наполовину. Нас отсюда перебрасывают. Куда? Неизвестно.

Буш по телевидению говорит об угрозе применения режимом Хусейна отравляющих веществ. Президент США говорит о том, что Северная Корея, Иран и Ирак представляют собой ось зла, несущую беды всему человечеству.

Сотрудник Госдепартамента в интервью говорит о том, что народ Афганистана готов стать под знамена свободы и сбросить гнет талибов. А Саддам Хусейн должен уйти, по этому поводу дискуссии исчерпаны. Весь вопрос в том, как он это сделает.

Лэндэй находится в армейском пресс-центре в Афганистане. Он говорит коллегам: Усама бен Ладен был тут, рядом, но эти придурки его упустили, он ушел в Пакистан в Зону свободных племен.

Стробела знакомят с Лисой Майер. Это та самая соседка, которая предлагала ему свою помощь. Вы журналист? Да, работаю в Найт-Риддер. Это газета? Нет, это консорциум, который включает в себя 31 газету. Мы пишем для них материалы, а они на свое усмотрение их размещают у себя. Стробел говорит, что недавно развелся с женой. Женился он в 22 года. Так что сейчас он немного не в форме. А вы попробуйте задать мне несколько вопросов. Хорошо: вы республиканец или демократ? Вам дается вторая попытка.

Уолкотт говорит по телефону с редактором газеты из Филадельфии: Артур, почему вы не размещаете наши материалы? Какой смысл входить в состав консорциума и игнорировать наши материалы? Ваши материалы как-то не вяжутся. С чем не вяжутся? С правдой?

Адам Грин приходит на призывной пункт. По радио передают новости: доказана причастность Саддама Хусейна к событиям 11 сентября.

Знаменитый военный корреспондент Джо Гэлловэй выступает на пресс-конференции. Насколько снятый по вашей книге фильм соответствует первоисточнику? Там 80 процентов правды и 20 процентов – ложь. По стандартам Голливуда это большое достижение. Вы можете провести параллели между Вьетнамом и Ираком? Это совсем разные вещи. Но главный урок, который мы извлекли из Вьетнама: за ошибки правительства своими жизнями расплачиваются солдаты.

После пресс-конференции Уолкотт приглашает Гэлловэя на обед.

Адам Грин сообщает родителям, что записался в армию. Мать показывает ему атлас мира: покажи, где тут находится Афганистан? Ты собираешься воевать с людьми, о которых вчера даже не слышал. Ты еще ребенок. Но на мою родину напали. А отцу ты тоже предлагала на карте Вьетнам поискать?

По телевидению сообщают о том, что нет никаких сомнений в том, что у Саддама Хусейна вскоре может появиться ядерное оружие.

Стробел сообщает Уолкотту: мои источники сообщают о том, что Байден сказал Бушу, что его отец понимал, что делал, когда не пошел на Багдад. Он считал, что время еще не пришло, надо подождать лет пять.

Уолкотт предлагает Стробелу и Лэндэю: напишите об этом, и делайте это жестко. Лэндэй цитирует один из своих источников: вполне возможен распад Ирака на несколько территорий и гражданская война на протяжении десятков лет, в которую окажется втянута Америка.

Стробел стучит в дверь квартиры Майер. Он прячет за спиной букет, когда Лиса открывает дверь, Стробел в растерянности выбрасывает букет в окно. Я думаю, что мы еще не дошли до стадии, когда нужно делать друг другу подарки. Жаль, я бы от цветов не отказалась. Тогда вы можете поднять букет с крыши моего автомобиля перед тем, как мы поедем на нем в ресторан на ужин.

В ресторане Лиса говорит Стробелу, что подготовилась к встрече с ним, почитала его материалы. После смерти пророка мусульмане поделились на суннитов и шиитов. А после войны англичане и французы произвольно поделили населенные арабами территории между разными государствами. В Ираке 20 процентов суннитов, а потому Саддам Хусейн железной рукой правит шиитским большинством и курдами. И главным спонсором терроризма выступает вовсе не Ирак, а Иран. А вы очень быстро стали моим любимым автором. Стробел говорит, что сегодня ему пришлось попросить бывшую жену посидеть с его двумя сыновьями, так что вечер пора заканчивать.

Чиновница, работающая в Пентагоне, сообщает Стробелу и Лэндэю о том, что в этом ведомстве создана дополнительная разведывательная служба, независимая от ЦРУ. Они делают выводы на основе непроверенных данных, подгоняют факты под собственные теории, не используют информацию из арабских источников, зато израильтяне к ним входят без пропуска. А еще их источниками выступают иракские диссиденты, которые уехали из страны много лет назад. Кто куратор этого разведотдела? Дональд Рамсфелд, министр обороны.

Интервью Дональда Рамсфелда. Он говорит, что убежден в наличии у Ирака оружия массового поражения. А доказательства? Рамсфелд рассуждает об «известной неизвестности».

Стробел говорит Уолкотту: решение о вводе войск в Ирак уже принято, теперь они ищут оправдания для этого.

Стробел и Лэндэй беседуют с сотрудником разведки. Это не сбор данных, это сбор вишни. Как это? Это когда вишни не хватает, берут кусок дерьма и раскрашивают как вишню. Есть ли признаки наличия оружия массового поражения у Саддама Хусейна? Нет. Но ведь Хусейну хочется его приобрести. А я хочу поиметь Дженнифер Лопес. Мы обыскали весь Ирак, заглянули под хвост каждому верблюду. И знаете, что мы нашли? Ни хрена!

Лэндэй говорит жене: у нас кто-то крадет Нью-Йорк Таймс. Нет, это я отказалась от подписки. Но ведь мне она нужна для работы! Это голая пропаганда, они публикуют одни пресс-релизы из администрации президента и Пентагона. И знаешь, что? Если им нужна война, они ее устроят. Ты им помешать не сможешь.

В редакции Стробел и Лэндэй читают статью в Нью-Йорк Таймс: Саддам Хусейн ищет компоненты для создания ядерного оружия, была сорвана сделка по приобретению Ираком партии алюминиевых трубок, которые могут использоваться в реакторе для обогащения урана.

В офис Найт-Риддер приходит Гэлловэй. Уолкотт предлагает ему вести колонку и при этом печататься там, где Гэлловэй захочет. Надо подумать.

По телевидению передают новости, в которых цитируется материал Нью-Йорк Таймс про алюминиевые трубки.

Нью-Йорк Таймс публикует сообщение: перебежчики из Ирака сообщают о двадцати тайных военных заводах, работающих в этой стране.

Лэндэй и Стробел беседуют со специалистом по ядерному оружию. Тот говорит, что видел спецификации на те самые трубки. Они непригодны для обогащения урана, они не того размера.

Гэлловэй встречается с высокопоставленным источником. Тот говорит: вы пытаетесь спасти прессу от полного уничтожения. Но ведущие издания не берут наши материалы! Значит, вы докопались до правды.

Сенатор Роберт Берд, проголосовавший против резолюции о начале войны в Ираке, рассказывает по телевидению о том, что он когда-то проголосовал за резолюцию по Тонкинскому инциденту, которая привела к эскалации войны во Вьетнаме. В результате погибло 58 тысяч американских солдат, это была кровавая бойня. А мы, принимая резолюцию, использовали недостоверную информацию. Сходите к мемориалу погибшим во Вьетнаме.

Гэлловэй рассказывает коллегам: меня вызвал Рамсфелд. Он меня спрашивает: ваши источники – отставные генералы? Я говорю ему: на 80 процентов это те, кто находится на действительной службе. И некоторые из них сидят в этом зале. Это на самом деле так? – интересуется Уолкотт. Нет. Но видели бы вы, он завертелся, словно уж на сковородке!

Лэндэй разговаривает с женой в постели. Он рассказывает ей о своих переговорах с сотрудниками спецслужб. И ты говорил с ними по телефону? Тебя же прослушивают! У нас в доме наверняка уже стоят жучки! Ты затрагиваешь интересы спецслужб, а еще тут пахнет большими деньгами. Тебя могут убить, а у тебя семья. Но это же Америка, а не Югославия! Америка сильно изменилась.

На почту Лэндэю приходят письма с угрозами.

Нью-Йорк Таймс публикует статью о создании в Пентагоне разведотдела. Лэндэй хватается за голову, он говорит Стробелу: мы облажались, что скажет Уолкотт! Они нас опередили.

Пикник возле дома Лэндэя. На него приглашены его отец, Стробел, Лиса и ее отец. Пожилые люди спрашивают у журналистов: почему все газеты пишут одно, а вы говорите другое? Если президент и вице-президент что-то сообщают – это должна быть правда! Но ведь у них нет доказательств наличия у Саддама Хусейна ядерного оружия. А как вам такое доказательство, как гриб атомного взрыва? Вы не помните Карибский кризис, когда русские разместили ракеты на Кубе. Если бы Кеннеди не проявил тогда волю… Но Кеннеди тогда предъявил в ООН доказательства размещения русских ракет на Кубе.

Уолкотт приезжает в Филадельфию, приходит на редакционную планерку в газету своего консорциума. Он стыдит редактора: у тебя вместо головы задница, где у тебя совесть, почему ты не печатаешь наши материалы? Среди моих читателей большинство патриоты. Ты вылизываешь задницу Нью-Йорк Таймс. Им потом придется извиняться перед читателями. Тебе это тоже придется делать.

Стробел и Лэндэй приходят к руководителю Иракского национального конгресса Ахмеду Чаллаби. Тот уверен в наличии у Хусейна оружия массового поражения. Назовите свои источники. Чаллаби отказывается это делать. Но вы уже 10 лет не были в Ираке. Вы просто хотите занять место Хусейна. Если народ меня изберет. Не верите мне – спросите других эмигрантов, которым вы поставляете информацию? Лэндэй обвиняет диссидента во лжи, тот называет журналистов высокомерными: теперь я понимаю, почему вашу писанину никто читать не желает.

Госсекретарь США Колин Пауэлл произносит в ООН речь, обвиняя Ирак в создании химического оружия и намерениях создания ядерного оружия.

Адам Грин прощается с родителями.

Джордж Буш говорит о нежелании Ирака добровольно разоружаться.

Адам Грин прибывает в Кувейт.

Буш, выступая перед военными, говорит о том, что крупные операции в Ираке завершены.

Машина, на которой едет Адам Грин, подрывается на мине.

Финальные титры. Мировое сообщество убедилось в том, что Джон Уолкотт, Джонатан Лэндэй, Уоррен Стробел и Джо Гэлловэй все полтора года до вторжения США в Ирак писали абсолютную правду. Газета Нью-Йорк Таймс впоследствии принесла извинения своим читателям.

Прошло 17 лет, и теперь войска продолжают действовать в нестабильном регионе уже против ИГИЛ. Финансовые расходы уже составили дватриллиона долларов. Убито и ранено более 36 тысяч американских военнослужащих и около миллиона иракцев. Оружие массового поражения так и не было обнаружено.

Знаете ли вы, что

  • Роль Джона Уолкотта изначально должен был сыграть Алек Болудин, но у него не получилось выкроить для этой работы время в своем расписании.
  • Джон Уолкотт, Уоррен Стробел, Джонатан Лэндэй и члены их семей исполнили в фильме камео.
  • В фильме встретились члены команды из фильма «ЛБД» 2016 года: актер Вуди Харрельсон, режиссер Роб Ранйнер и сценарист Джоуи Хартстон.
  • Оформить подписку