Рецензия на фильм Темные времена от Анна Кравченко 18.01.2018

Рецензия на фильм Темные времена от Анна Кравченко

Darkest Hour
Оценка фильма
8 из 10

Это все придумал Олдмен во 17-м году

Актер Джон Бут прославился тем, что застрелил великого американского президента Авраама Линкольна. Его собрат по профессии через 150 с лишним лет совершил нечто прямо противоположное: Гэри Олдмен сыграл в фильме «Темные времена» режиссера Джо Райта другого великого англосакса Уинстона Черчилля так, что легендарный премьер-министр предстал перед зрителями как живой.

Нас в последнее время слегка перекормили образом Черчилля, наш зритель его видит на экране, пожалуй, чаще, чем Ленина и Троцкого вместе взятых. При этом, излюбленный период апологетов Черчилля — это, разумеется, самые тревожные для Англии времена: весна 1940 года, когда решалась судьба практически всей британской сухопутной армии, запертой немцами в Дюнкерке. Совсем недавно мы уже видели историю об этом в ошеломляющей масштабами картине Кристофера Нолана. В драме Ричарда Лонкрэйна «Черчиль» (2017) также центральное место занимают сомнения выдающегося британского политика относительно операции «Динамо». Все великие слова, сказанные тогда самым знаменитым (на пару с Фиделем Кастро) любителем сигар, запали в памяти кинозрителей всех стран и народов: ничего кроме пота и слез… будем драться на морях и холмах… Как-то так. Поэтому привлечь чем-то новеньким иностранную публику, в чьи сердца эти слова не стучат пеплом Ковентри, достаточно сложно. Если бы не одно «но»: Гэри Олдмен.

Лично я пошла смотреть «Темные времена» исключительно для того, чтобы насладиться бенефисом одного из самых моих любимых актеров. И Олдмен эти надежды оправдал в полной мере. Он практически в одиночку держит на себе весь фильм, целых два часа приковывает внимание зрителя к картине, в которой почти отсутствует действие: разговоры, разговоры и снова разговоры. Причем, как я уже говорила, их содержание секрета ни для кого не составляет. Вот король принимает решение о назначении на пост нелюбимого им политика; а теперь Чемберлен и лорд Галифакс плетут интриги против своего однопартийца; Черчилль выпивает и закуривает; премьеру сообщают о капитуляции Бельгии; Черчилль выпивает, закусывает, просит помощи у Рузвельта, получает отказ, опять делает глоток и затягивается; жена воспитывает Черчилля в духе аристократического демократизма, Черчилль слушает и снова употребляет; знаменитая речь по радио; великие слова, сказанные в Палате общин. Сколько можно, мы про это читали, мы это все видели и слышали неоднократно! Но как это сыграно!

Где надо – красноречивый взгляд, где требуется – походка, жест, возглас. Олдмен просто бесподобен. Особенно в первой половине фильма (ближе к финалу пафоса становится все-таки многовато). Актер создает точный, объемный, прорисованный яркими (иногда весьма забавными) уверенными штрихами портрет своего героя. Надо отдать должное Джо Райту, его коллегам по съемочной группе: они проявили крайнюю изобретательность и сделали все возможное, чтобы подать свою звезду в самом выигрышном свете. Тяжесть наложенного на лицо Олдмена пластического грима ограничивает подвижность его лицевых мускулов. Это отчасти компенсируется разнообразием визуального ряда, выразительностью деталей, монтаж очень динамичен, Олдмен тоже много двигается. Оператор балует нас видами сверху, длинными проходами-проездами-пролетами камеры, играет с освещением, с композицией кадра, глазу есть, за что зацепиться. Плюс поддержка главного персонажа сплоченным актерским коллективом. Коллеги не пытаются конкурировать с Олдменом, наоборот, они прекрасно подыгрывают ему. Чего стоит, например, пара небольших сцен, где Георг VI (Бен Мендельсон) разговаривает с премьер-министром, которого он недолюбливает и побаивается. Просто слегка постаревшие Дживс и Вустер в лучших сериях по Вудхаусу. Клементина Черчилль в исполнении Кристин Скотт Томас – настоящий образец супер-леди. Ей поневоле веришь, когда она запросто называет своего великого мужа поросенком.

Стоит отметить идеологический посыл, адресованный авторами картины зрителям: демократические ценности forever! Посмотрите, граждане, как в самый напряженный момент своей истории британский народ ясно дает понять перетрусившей политической элите, что он не намерен сдаваться супостату. Для этого снята замечательная сценка в лондонской подземке, где Черчилль братается со своим электоратом. Если это и неправда – то хорошо придумано. А еще лучше снято и сыграно. Король объединяется с подданными, и вот шарманщик Чемберлен и его обезьянка Галифакс (язвительная характеристика Черчилля) посрамлены. Потом дело и до Гитлера доходит. Мы британцам тоже, конечно, немножечко помогли, но об этом лучше снять байопик про товарища Сталина.
0

Все комментарии

Оформить подписку