Фильм Альфа

Alpha
Развернуть трейлер
Поделиться
8,2
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Во время неудачной охоты первобытный юноша отрывается от своего племени. Скитаясь по суровой местности, он берет с собой раненого волка, который превращается в лучшего друга человека. Живописную приключенческую картину о взрослении, выживании и дружбе «Альфа» снял режиссер Альберт Хьюз, наиболее известный по фильмам «Из ада» и «Книга Илая». Главную роль исполнил Коди Смит-Макфи («Дорога», «Планета обезьян: Революция», «Люди Икс: Апокалипсис»). Период позднего палеолита, около 20 000 лет назад. В преддверии зимы юный сын вождя Кеда вместе с отцом и соплеменниками отправляется на свою первую охоту. Столкновение со стадом бизонов заканчивается трагически: Кеда падает со скалы на глазах у отца и отделяется от племени, которое считает его погибшим и отступает. Тем временем Кеда переживает нападение волков, ранит одного из них, но не решается добить. Выходив хищника, Кеда берет его с собой. Не сразу доверившись друг другу, охотник и зверь объединяются в поисках дома, который станет для них общим. Историю вечной дружбы «Альфа» можно посмотреть онлайн на нашем сайте.

Языки
Русский, Украинский, Английский
Субтитры
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

FullHD, HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Действия фильма происходят в Европе, за двадцать тысяч лет назад от нашего времени. Молодой паренёк Кеда, вместе со своим племенем, которое возглавляет Тау, отец Кеды, проводят масштабную охоту на степных зубров. У Кеды не очень удачно выходит принимать участие в охоте, и он, как поначалу кажется, погибает от мощи одного из зубров, когда тот сбросил его с обрыва. События отматываются на некоторое время назад, к подготовительному временному промежутку, что, в конечном итоге, и приведёт к этой охоте. Ро, жена Тау, беспокоится за своего сына, поскольку она считает, что он не готов к охоте на зверя. Тау пытается убедить жену в том, что когда-то ему придётся охотиться, иначе, если все будут избегать охоты, племя вымрет, к тому же, Кеде нужно проявить себя перед другими, доказав им, что он достоин называться сыном своего уважаемого отца. Ро не успокаивают слова мужа, так как она убеждена в том, что Кеда полагается совсем на другие человеческие качества, находящиеся по ту сторону заточенного копья.

В пути, племя встречает других охотников, люди из которого оказываются знакомыми Тау. Все вместе, ориентируясь по символическим следам своих предков, они идут на Великую Охоту. Как и в ранних охотничьих периодах, с этого похода, могут вернуться не все. Позже, герои ранят кабана, Тау настойчиво просит Кеду добить раненое животное, Кеда очень не хочет этого делать, тогда Тау говорит ему, что это необходимо, ведь отнятая жизнь животного, не даст угаснуть жизни не только одного человека, но и многих людей. В итоге Кеда не может перебороть себя и свои моральные принципы, и тогда Тау, огорчившийся в своём сыне, самолично добивает кабана. Ночью охотники разбивают лагерь, во время трапезы, на лагерь нападает большая кошка и убивает молодого охотника, друга Кеды.

Очередной ночью, Тау показывает сыну волка, стоящего вдали, его он называет Альфа, ибо он лидер волчьего отряда. Рассказывая про волков, Тау сравнивает их образ жизни с их племенем (или с любым другим), в котором добиваются уважения делами, силой и спокойствием, этим Тау даёт наставление сыну, поскольку хочет, чтобы он в дальнейшем сменил его самого, став лидером, что может позаботиться о своих людях, и при этом, способен отражать нападки тех, кто желает занять место вожака. Также Тау говорит Кеде, что Альфой не рождаются, а становятся. Продолжительный поход наконец приводит героев к их цели, начинает демонстрироваться самое начало повествования, быстро переходящее к главному — падению Кеды с обрыва. Оказывается, Кеда упал не с самого обрыва вниз на землю, а остался лежать без сознания на выступе. Тау пытается спасти сына, но люди из племени останавливают его, заверив, что Кеда мёртв, так как упал он всё равно с довольно большой высоты. Также люди Тау не хотят, чтобы погиб ещё и он сам, в попытках добраться до тела сына. Проведя поминальную службу, как и по другу Кеды, два племени охотников, с добычей возвращаются в свои дома.

Позже, к Кеде подлетает стервятник, который кусает его, от этого паренёк приходит в себя. Кеда обнаруживает, что у него сильно травмирована нога, не видев иного выхода, он решает спуститься вниз, однако ничего не выходит из-за того, что сил совсем нет, а цепляться, вися на скале, толком не за что. Внезапно начинается ливень, вызывающий наводнение, Кеда падает в воду и снова теряет сознание, через некоторое время, будучи находясь на суше, он приходит в себя. Кеда вправляет себе ногу, временно подлатывает её, а после идёт к месту, где велась охота, там он видит, что по нему была проведена поминальная служба. Кеда понимает, что он остался один, и теперь ему придётся по-настоящему выжить, чтобы вернуться домой. Кроме того, Кеда слышит волчий вой, который заставляет его быстрее мчаться куда подальше от места охоты. Кеда, переждав ночь на дереве, а потом набрав воды и подкрепившись земляным червяком, подвергается атаке стаи волков, парень убегает от них и взбирается на дерево. Когда Кеда взбирался на дерево, ему удалось ранить наконечником копья одного из волков, остальные же волки отступили, но не сразу.

Часы спустя, Кеда собирается добить раненого волка, однако передумывает это делать, и решает его спасти. Для начала Кеда завязывает волку пасть, обрабатывает ему рану, а потом относит его в безопасное место. Занимаясь лечением своей ноги с помощью собранных трав, Кеда видит, как волк снял с пасти повязку. Парень делится с волком водой, тем самым стараясь образовать доверие между ними. Вскоре Кеда через не хочу убивает кролика и делится добычей с волком, при этом Кеда показывает волку, что человек здесь главный, да и про то, что волк хотел его съесть, Кеда не забыл, и как бы напоминает об этом животному. Герой отправляется в путь, к дому, он знает, что медлить нельзя, так как скоро выпадет снег, и он в разы всё усложнит. Волк навязывается к Кеде, очень скоро, они становятся настоящими друзьями, и даже на дичь охотятся вместе. Кеда решает дать кличку волку, и называет его Альфа.

С приходом снега, Альфу находит его семья, Кеда отпускает своего нового друга, и продолжает идти домой в одиночку, но пути Кеды и Альфы в ближайшее время снова сходятся, и в момент, когда Кеда проваливается под лёд озера, Альфа, что помогает герою спастись, остаётся с ним уже на постоянной основе. Кеду начинает донимать опасный кашель, а Альфа получает сильное ранение в сражении с большой кошкой, которую, выпущенной стрелой из ранее найденного у мёртвого охотника лука, убивает Кеда. В конце, неся на руках Альфу, обессиленный и больной Кеда приходит в свою деревню, там его встречают родители, которым вид живого сына, доставил безмерную радость. Деревенский целитель лечит и Кеду, и Альфу, однако выясняется, что Альфа не волк, а волчица, к тому же она вот-вот родит. Альфу и её появившихся на свет маленьких волчат, деревня оставляет себе, также, теперь все эти волки, являются представителями семейства Кеды. В последних кадрах показываются уже взрослые волки, что ходят на охоту вместе с племенем.

Знаете ли вы, что

  • Это первая режиссерская работа Альберта Хьюза, которую он снял без своего брата Аллена Хьюза.
  • Съемки фильма проходили неподалеку от Ист Кули (Драмеллер, провинция Альберта, Канада), а также в Ванкувере. Большие декорации к фильму были отстроены около Ист-Кент-авеню в Ванкувере. Ряд сцен был снят в городе Бернаби (Британская Колумбия, Канада). Для получения необходимых видов, на которые в последствии накладывалась компьютерная графика, был отснят материал в Исландии. Также некоторые сцены снимались в Провинциальном парке Дайносор, расположенном в провинции Альберта (Канада). Этот парк знаменит тем, что в нем были найдены останки более 500 динозавров. С 1979 года парк входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
  • Основные съемки фильма проходили с 22 февраля по 20 мая 2016 года.
  • Проект был впервые объявлен еще в сентябре 2015 года.
  • Это первый проект продакшн-компании Studio 8.
  • Кастинг к фильму был завершен 19 февраля 2016 года.
  • В фильме была задействована собака породы чехословацкая волчья.
  • Фильм не получил право указать в титрах, что «при съемках фильма ни одно животное не пострадало», из-за сцены, в которой происходит убийство и свежевание пятерых бизонов. По поводу этой сцены было проведено целое расследование организацией American Humane Association. Представители Studio 8 заявили, что все процедуры были совершены персоналом компании Longview Beef Jerky в соответствии с стандартами AHA, и что туши бизонов, которые использовались в фильме были уже заранее подготовлены к отправке на изготовление из них вяленого мяса.
  • АЛЬФА – наполненная захватывающими приключениями, и в то же время трогательная история про появление лучшего друга человека. Картина повествует о том, как вопреки всем возможным препятствиям и трудностям доисторическим людям удалось впервые одомашнить дикого зверя. В результате многолетнего исследования сценаристы воссоздали историю о семье, борьбе и дружбе, которые появились на Земле 20 тысяч лет тому назад.
  • Мир в то время выглядел по-другому, но был настолько же величественным и негостеприимным, как и теперь. Мужчины и женщины были совсем не похожи на тех кряхтящих существ, которыми их часто рисуют в современной культуре. Они создавали довольно сложные орудия труда, творческий подход поощрялся. Племена были похожи на семьи со сложной иерархической структурой. Сценарист Даниэль Себастьян Виденхаупт и продюсер Альберт Хьюз опирались на свои знания о выживании и возрождении, долго обсуждая эту идею по скайпу. Виденхаупт жил в Лос-Анджелесе, а Хьюз, которому первому пришла в голову история про мальчика и первую собаку, – в Праге. Говоря другими словами, чудеса современной технологии вернули потерянный мир для искушённой аудитории зрителей. «Мы хотели рассказать универсальную историю, которая была бы понятна каждому зрителю во всем мире, – рассказывает Виденхопт, – поэтому мы начали изучать невероятную культуру того далёкого времени. Чем больше мы исследовали и чем больше узнавали, тем больше понимали, что перед нами огромный пустой холст и масса красок для творческого поиска». Хьюз известен тем, что тщательно готовится к предстоящим проектам, и сам провёл скрупулёзное исследование, прежде чем связаться с Виденхоптом. Он обратился за помощью к доктору Джилл Кук, старшему куратору доисторического отдела Британского музея в Лондоне, которая стала техническим консультантом фильма. Она специализировалась на изучении эпохи с 40 000 по 10 000 лет до нашей эры. «Мне очень понравилась эта идея, – рассказывает она. – Было бы очень интересно рассказать историю о том, как волки впервые подружились с людьми и со временем превратились в домашних животных».
  • Доктор Кук предоставила Хьюзу археологические данные, характеризовавшие Солютрейский период. Режиссёр узнал, как жили люди, каким оружием пользовались, каким способом добывали огонь и вырезали мясо, как чистили кожу и шили одежду, и даже какие изготавливали аксессуары и украшения. Историческая достоверность была превыше всего, но драматичный сюжет требовал пренебречь некоторыми правилами. Исторические находки однозначно заявляли, что люди того времени предпочитали жить в пещерах или на выступах скал, однако Хьюз предпочёл расположить деревню на открытой местности. Декораторы создали для съёмок впечатляющие лачуги округлой формы, черпая вдохновение в археологических находках в Центральной Европе, России и Украине.
  • По мнению доктора Кук, такой тщательный подход к работе позволит аудитории увидеть часть реальной истории, стать свидетелями того, как прошлое оживает. «Я не возражаю против компромиссов, – говорит она, – ведь фильм показывает историю древнего человека не как смехотворного пещерного жителя безо всяких эмоций и дурных привычек. Он рассказывает о людях, похожих на нас самих, справляющихся с трудностями, борющихся с проблемами, испытывающих такие чувства, как любовь, страх и горе. Это даёт зрителю наглядное представление о том, какой могла быть жизнь в эпоху Ледникового периода. Результаты моих исследований увидят лишь несколько человек, а полнометражный фильм расскажет о доисторическом периоде огромному количеству зрителей и, будем надеяться, привлечёт интерес и к Музею!»
  • Решение о съёмках фильма было утверждено после того, как Хьюз презентовал проект Джеффу Робинову из недавно созданной компании Studio 8. Бывший президент Warner Brothers Picture Group открыл Studio 8 с целью создания фильмов для мирового проката. Робинов уже работал с Хьюзом над фильмом КНИГА ИЛАЯ. В сценарии фильма АЛЬФА он сразу увидел историю, способную очаровать любого зрителя, вне зависимости от возраста. «Он буквально влюбился в сценарий и тут же выкупил права на экранизацию, – вспоминает продюсер Эндрю Рона, тоже работавший над картиной КНИГА ИЛАЯ. – Всё произошло стремительно. Он сказал: «Я хочу, чтобы этот фильм стал первой ласточкой Studio 8». Так и случилось».
  • Ещё до подбора актёров необходимо было решить, как изображать животных в фильме. Особенно это касалось волка Альфы, с которым Кеда подружился во время своей трудной дороги домой. Кинематографисты понимали, что для картины понадобится много визуальных эффектов, чтобы убедительно передать все особенности Солютрейской культуры и, конечно, дружбу Кеды и волка. Хьюз хотел снять как можно больше сцен с настоящими животными и в соответствующей событиям локации. От эмоциональности отношений главных героев фильма зависело всё.
  • Утвердив Studio 8 своей штаб-квартирой на время съёмок фильма АЛЬФА, кинематографисты заручились поддержкой Марка Форбса, главного дрессировщика из калифорнийской компании Birds & Animals Unlimited. «Немалая часть фильма посвящена путешествию мальчика и волка, – отмечает Форбс. – Сложно было бы снять эти сцены с настоящим волком. Эти животные, как известно, своенравны, боязливы и с трудом поддаются дрессировке. Поэтому был проведён глобальный кастинг по всему миру. В итоге, мы остановились на чешском волчаке, который очень похож на волка и неплохо обучаем».
  • В 1955 г. в чехословацкой армии был проведён эксперимент, в ходе которого спаривали немецкую овчарку с карпатским волком. Результатом этого стало создание так называемого чехословацкого волчака. В 1982 г. волчак был признан официальной национальной породой Чехословакии. Форбсу повезло найти во Франции пятилетнего Чака, который участвовал во многих выставках и очень ценился заводчиками. «Его просто сажали в автомобиль и возили на выставки собак, – пояснил Форбс. – Он уже был социализирован, так что не приходилось начинать работу с нуля». Другие волчаки для стаи были привезены из Испании и Оркнейских островов в Шотландии. «Волки совсем не такие, как о них думают люди, – говорит Форбс. – Сами по себе они не хищники. Они держатся в стае и в одиночку могут быть очень пугливыми. Самое большое препятствие в работе с волком, даже если он волк-полукровка, – преодолеть любой его страх: съёмочная площадка, новые люди, необычные ситуации. Другая проблема состоит в том, что у них нет свойственного собакам желания вам понравиться. В этом нам повезло с Чаком – у него была внешность волка и немного больше собачьих генов. Он действительно стремился мне угодить».
  • Форбс потратил на дрессировку Чака четыре месяца. «Примерно через три недели, посреди ночи, он внезапно понял, что такое «поощрялочка», – смеётся Форбс. Он понял, что мы чего-то от него хотим, и почти нас не боялся. С тех пор Чак многому научился, преуспел в прыжках и во всем, что могло потребоваться на съёмках. Я, признаться, и не думал, что мы сумеем добиться этого от волчака».
  • Форбс заранее познакомил Чака с Коди Смит-Макфи, игравшим роль Кеда, чтобы Чак привык к актёру и не боялся. Осталось вызвать у Чака интерес к Коди при помощи всё тех же лакомств. Со временем Чак начал думать: «У Коди есть для меня что-то вкусное!»
  • «Коди много недель работал с Чаком, – рассказывает продюсер Эндрю Рона. – Он отправился в компанию Марка и отрабатывал основные навыки работы с животным. Волчак и человек должны были по-настоящему подружиться. Без этого и фильма у нас не было бы. Это как мелодрама, в которой герой и героиня друг дугу не нравятся». Хьюз сделал несколько проб, в которых Смит-Макфи был в костюме и работал с волчаком в пустыне. «Это было потрясающе, – заявляет Рона. – Именно в тот момент мы поняли, что снимаем фильм, который будет работать».
  • Рона вспоминает свою первую встречу с Чаком: «Мы с Альбертом отправились в компанию Birds & Animals Unlimited. Нам не терпелось познакомиться со звездой будущего фильма. Чак был очень своенравным и недоверчивым. Казалось, что он не хотел иметь с нами ничего общего и это уже не изменить. Однако он много времени провёл на съёмочной площадке и много работал с актёрами. Со временем Чак привык и стал частью семьи. Теперь, видя нас, он как будто говорит: «Эй, это же те люди, которые снимают фильм. Поехали». Чак стал настоящей кинозвездой. Его все полюбили. Все хотят с ним пообщаться. Это как наблюдать за начинающим актёром, который превратился в зрелого и уверенного в себе профессионала. Чак был готов сделать что угодно для Марка, и это удивительное достижение». Хьюз соглашается: «Без Марка Форбса и Чака не было бы фильма».
  • Главная трудность для Форбса состояла в том, чтобы отношения героев были как можно более реалистичными. «Альфа не должен был становиться по-собачьи преданным, потому что волк таким никогда не станет. Волк привык жить в стае и охотится в десять раз более эффективно в стае, а не в одиночку. Хотя бы это дало нам повод предполагать, что ради выживания волк мог пойти на сближение с человеком. В этом и есть главный лейтмотив истории. Герои понимают, что вместе у них намного больше шансов выжить. Однако мы старались сохранять напряжение и отчуждённость в некоторых сценах». Форбс продолжает: «Такое действительно могло произойти в реальности. В конце это невероятное стечение обстоятельств приводит героев к дружбе, благодаря которой собаки в современном мире считаются нашими лучшими друзьями. Наш фильм рассказывает о том, как это произошло».
  • Джефф Робинов из Studio 8 был убеждён, что кастинг признанных кинозвёзд только отвлечёт зрителя от самой истории и реалистичность повествования будет утрачена. Это означало, что кинематографисты могли собрать поистине международный актёрский состав. При этом для многих актёров английский язык вовсе не был родным. Кастинг на роль Кеды был особенно важен, поскольку в большей части фильма он был единственным человеком на экране. Кроме того, от него зависела эмоциональная окраска отношений, ставших краеугольным камнем сюжета: начиная от враждебного недоверия до с трудом завоёванной дружбы. «Нам посчастливилось работать с Сарой Холли Финн, удивительным кастинг-директором, – говорит Рона. – Она практически сразу предложила на роль Коди. Он был одним из нескольких человек, с которыми мы встречались, но роль была предназначена ему судьбой».
  • Коди Смит-Макфи признаётся, что первое же прочтение сценария поразило его в самое сердце. «Я снимался во многих современных историях и ждал, когда подвернётся проект, связанный с Природой», – рассказывает австралийский актёр. Двадцатилетнего Смит-Макфи никак нельзя назвать новичком в кинематографе, он повзрослел на экране. «Во всех моих персонажах есть что-то общее, – говорит он. – Они достаточно ранимые и наивные в начале фильма и взрослеют к финалу. Но в фильме АЛЬФА метаморфозы особенно заметны».
  • Актриса Мерседес Де Ла Зерда, сыгравшая одну из охотниц, говорит: «Когда видишь на экране Коди, понимаешь, как он добивается того или иного эмоционального эффекта, и это захватывает. В двух третях фильма на экране только он и несколько реплик. Не так-то просто найти талант, который может общаться на языке тела и будет обладать столь богатым внутренним миром». «Коди – очень талантливый актёр, – поясняет Хьюз. – При этом у него хорошо развиты инстинкты. Во время съёмок он не стремится что-то понять, он предпочитает чувствовать. Он прислушивается к своему персонажу, наблюдать за этим весьма интересно. Я бы сказал, что он на корпус опережает большинство юношей своего возраста. Когда я вижу его лицо крупным планом, я понимаю: «Боже! Этот парень и правда особенный».
  • Отец Кеды Тау учит своего сына быть бесстрашным воином и добытчиком, поскольку понимает, что полученные навыки могут однажды спасти ему жизнь. Кинематографисты предложили роль исландскому актёру Йоуханнесу Хёйкьюру Йоуханнессону, в котором Хьюз рассмотрел уязвимость, столь важную для его персонажа. «Он без труда может продемонстрировать стойкость и отвагу, которые были присущи вождю племени, – говорит Хьюз, – но при этом у него доброе сердце, и это было особенно ценно».
  • Йоуханнессон смог раскрыть сущность описанных в сценарии отношений между героями истории – как между отцом и сыном, так и между мальчиком и животным. Он готовил себя к тому, что во время работы над фильмом многое узнает о доисторических людях и том загадочном мире. Но он никак не ожидал, что будет работать в столь интернациональной команде. «Работа с людьми из других стран всегда увлекательна, – считает Йоуханнессон. – На съёмках этого фильма у нас работали австралийцы, исландцы, шведы, поляки, бельгийцы, чилийцы, боливийцы, канадцы, американцы. Казалось бы, все люди разные, но на самом деле это не так. Мы живём на разных уголках планеты, но, по сути, мы все одинаковые. Мы – просто люди, занимающиеся одним общим делом».
  • Язык – ещё один важный элемент фильма. Некоторым актёрам пришлось освоить кроманьонский диалект, а другим необходимо было продумать, как выразить свои эмоции без слов. «В сценарии было очень мало диалогов, – говорит продюсер Эндрю Рона. – Это было осознанное решение Альберта – он хотел, чтобы фильм был построен на эмоциях. Однако нам всё же пришлось создать кроманьонский язык. У нас не было ни малейшего представления о том, каким он был, и не было никакой возможности это узнать. Единственные знания о людях того времени мы могли почерпнуть из фрагментов их костей и других археологических находок». «Мы обратились в сообщество лингвистов Language Creation Society к специалистам, которые действительно создают новые языки, – продолжает Рона. – Они придумали различные диалекты для сериала «Игра престолов», язык На′ви для фантастической саги АВАТАР, криптонский язык для фильма СУПЕРМЕН. Последний разрабатывался кандидатом и доцентом кафедры антропологии Кристин Шрайер, которая, как выяснилось, работает в Канаде. Мы отправили ей сценарий, и она охотно взялась за работу. Она обратилась к знаниям о древнейших языках и проделала большую работу. Кристин удалось проследить историю происхождения языка». Став консультантом по лингвистике на съёмках фильма, Шрайер признаёт, что мы многого не знаем о древних языках. Фактически, у кинематографистов были развязаны руки для творческого поиска. «Большинство учёных сходятся во мнении, что кроманьонцы (представители вида homo sapience) говорили на языке Верхнего Палеолита, – поясняет Шреайер. – Однако сейчас не представляется возможным предположить, как именно изменились языки за столь продолжительный промежуток времени».
  • Шрайер изучила три древних языка, близких к описываемому в сценарии периоду и географической территории. Примитивные языки были реконструированы на основе существующих семей разговорного языка. У всех трёх языков были схожие звуки, и Шрайер использовала их, чтобы создать аудиосистему и структуру формирования предложений, которыми могли пользоваться кроманьонцы. Одним из этих диалектов был сино-кавказский язык, распространение которого датируется 20 000 – 25 000 годами до нашей эры, эпохой последнего Ледникового периода. Подтверждающие существование диалекта находки были сделаны в районе, который считается североамериканской частью ледникового максимума.
  • Через три с половиной месяца работы Шрайер создала функциональный язык и словарь приблизительно на полторы тысячи слов. Для каждого из актёров она подготовила распечатку с таблицей звуков, составленной на основе международного фонетического алфавита, с описанием того, как звуки должны произноситься, и провела обучающие семинары по скайпу. «Под каждым английским словом я написала перевод на кроманьонский, – говорит она. – Я указала значение каждого слова, потому что и порядок слов тоже отличался – сначала подлежащее, потом дополнение и лишь в конце – сказуемое. Необходимо было знать значение каждого слова, чтобы употреблять его правильно».
  • Интересно то, что именно изобретение нового языка побудило шведского актёра Йенса Хультена участвовать в проекте. Ему досталось амплуа вождя львиного племени, и по сюжету у его героя было несколько реплик на созданном Шрайер кроманьонском диалекте. «Поначалу учёба давалась мне нелегко, – признаётся актёр. – Не было, на что опереться. Скажем, в современной речи я могу привязывать реплики к мимике, киванию головы и тому подобному. Возможно, наши далёкие предки этого не делали. Труднее всего было отказаться от современных телодвижений, например, нельзя было стоять, что называется, руки в боки, или прислонившись к дереву. Пришлось устранить все ненужные телодвижения, к которым мы привыкли. Если доисторический человек что-то делал, то в этом был какой-то смысл и цель».
  • У Коди Смит-Макфи было не так много реплик по сценарию, зато Йоуханнессону в роли отца Кеды, наоборот, досталась львиная доля текста. «У Тау довольно много текста, потому что он постоянно поучает», – объясняет Йоуханнессон. К счастью, актёр частенько появляется на подмостках Национального театра Исландии и свободно владеет четырьмя языками, поэтому был подготовлен, как никто другой. Он также знал некоторые звуки, характерные лишь для датского и исландского языков, которые весьма сложно даются англоговорящим. «Кристин постоянно работала с нами, – продолжает Йоуханнессон. – Все наши реплики были расписаны по буквам и по звукам с указанием ударений в местах с акцентом. Чтобы запомнить новый язык, у нас ушло очень много времени. Сначала я просто пытался выучить звуки, но это было невозможным – их было слишком много. Кристин создала настоящий язык, у которого были свои правила, всё было взаимосвязано. Мне ничего не оставалось, как выучить слова. Через какое-то время я начал схватывать – это слово означает «будет», а это – «ты», а вот это «я». Я провёл за учёбой много часов, но когда, наконец, начал понимать новый язык, ощущение было невероятное».
  • Йоуханнессон описывает один важный день на съёмках. Он наблюдал за сценой Смит-Макфи, в которой не участвовал сам. «Коди говорил, а я его понимал! – восклицает актёр. – Это очень приятно, особенно с учётом того, что поначалу мне казалось совершенно невозможным выучить весь словарь. Я запаниковал. Однако, в конечном счёте, я овладел кроманьонским наречием. Вообще работа актёра начинается с заучивания своих реплик. Затем можно приступать к работе над сценами и обдумыванию того, как нужно будет сыграть в том или ином эпизоде. По идее, реплики должны помогать, подсказывать тебе, какую эмоцию необходимо сыграть. Но в нашем случае уже с заучиванием реплик были трудности».
  • Обучение языку было лишь частью подготовки актёров. За неделю до начала съёмок они начали тренировки в солютрейском учебном лагере под руководством Карла Ли, консультанта по обработке камня. Британский археолог специализируется на изучении доисторических орудий труда и оружия, а также способах их изготовления. Эксперт способен различить различные типы инструментов от эпохи Палеолита до Бронзового века.
  • Ли создал образцы каменных орудий труда и наконечники для копий, которые впоследствии использовали на съёмках фильма. «Это мой любимый период, – утверждает Ли. – Я специализируюсь на Верхнем Палеолите, последней эпохи Каменного века. Мы остановили выбор на солютрейской культуре, сочтя её многообещающей. Вам достаточно будет взглянуть на орудия труда представителей этой культуры, чтобы понять это. Современные каменотёсы изо всех сил пытаются сделать острие копья наподобие тех, которые изготавливали доисторические люди, но, как правило, терпят неудачу».  
  • Ли никогда прежде не работал с актёрами и не знал, чего ему ожидать. «Я думал, они испугаются грязной работы, – признаётся учёный, – но актёры засучили рукава и приступили к тренировкам. Мы добывали огонь, делали копья и ножи, отработали бросок копья в цель. Из Коди получился бы отличный специалист по обработке камня. Если он когда-нибудь бросит кино, я буду рад взять его в ученики! Он очень терпеливый и аккуратный и проделал фантастическую работу».
  • Йоуханнес Хёйкьюр Йоуханнессон делится своими впечатлениями: «Изначально идея состояла в том, чтобы мы остались одни на лоне природы на одну-две ночи и просто попытались выжить. Я бы сам нипочём не решился на это, но продюсеры не оставили мне выбора. Впрочем, потом продюсеры сменили гнев на милость, подумав: «А что, если один из актёров заболеет и не сможет работать?!» Поэтому ночевали мы все же в комфорте. Учебный лагерь дал нам понять, через что должны были пройти наши герои, чтобы получить то, что требовалось им для элементарного повседневного выживания».
  • Актёры познакомилась только в учебном лагере, и это помогло им сработаться. Марцин Ковальчик, игравший Сигму, правую руку Тау, говорит: «Я очень благодарен продюсерам за время, отведённое на подготовку к роли. Это помогло нам почувствовать себя настоящим племенем. Вообще, совместное времяпрепровождение и выстраивание отношений очень полезны для съёмочного процесса. Когда в кадре работают друзья, зрители это чувствуют. Кроме того, гораздо приятней работать с теми, кому доверяешь».
  • Актёрам со всего мира предстояло сыграть членов одного племени, поэтому было очень важно, чтобы они выглядели более или менее одинаково. Хьюз работал с командами визажистов и гримёров, начиная с индивидуальной внешности каждого актёра, и заканчивая подбором нужного цвета кожи.
  • Дизайнер костюмов Шэрон Дэвис раньше работала с Хьюзом над фильмом КНИГА ИЛАЯ. «Альберт вёл замечательный дневник исследований, в которой делал не только записи, но и наброски, – рассказывает она. – Картинки выглядели довольно современно, но передавали эмоциональность той или иной сцены. Он снабдил актёров и съёмочную группу фильмами и книгами о солютрейской культуре, чтобы актёры могли лучше подготовиться к своим ролям, а съёмочная группа – к предстоящей работе. Мы были потрясены тем, насколько многое знали и умели эти люди. У них были даже иглы, и они шили себе одежду, защищаясь от холода».
  • Доктор Джилл Кук предоставила дизайнерам костюмов результаты всех своих исследований, которые очень помогли им в работе. «Это было невероятно, – говорит Дэвис. – Джилл очень вдохновила меня, заявив: «Если у меня нет доказательств, тогда кто знает, было ли это вообще, и поэтому действуйте». Впрочем, у неё нашлись доказательства того, что доисторические люди умели шить и носили шкуры мехом внутрь. Они могли украшать себя примитивными аксессуарами, которые активно использовались в торговле. Они заботились о волосах. Они разрисовывали лицо. Они делали себе мокасины. Нас ожидала большая работа, потому что нам пришлось шить все это вручную».
  • Доктор Кук была поражена тем, как на её глазах талантливая команда Дэвис воссоздаёт элементы мира, которого давно нет. «Мы обсуждали назначение тех или иных орудий труда и оружия, шили фантастические костюмы, наблюдали за тем, как шкуры росомах и северных оленей превращаются в одежду, – вспоминает Кук. – Мы прикидывали, какими должны быть одежда шаманки и её драгоценности, разрабатывали дизайн подсумков, в которых охотники носили дощечки для разведения огня, иглу и нить. Мы создали множество вещей, которые я видела только на картинках в книгах». «Над созданием костюмов работало почти тридцать человек, – уточняет Дэвис. – Над мокасинами трудился профессиональный сапожник и команда из трёх человек. У ювелира было пять помощников. Три кожевенника кроили мех и кожу. Сначала я делала выкройку, потом выбирала мех, например, оленя, и прикидывала, будет ли он сочетаться с мехом бизона. Далее мы решали, каким стежком будем шить, будет ли капюшон, будет ли одежда украшена бисером или натуральными камнями. Это был очень творческий процесс. Актёров в фильме задействовано немало, поэтому шить нам пришлось много».
  • Дэвис использовала много искусственного меха. «Он даже лучше сидит, – считает дизайнер. – Внутренняя часть одежды сделана из искусственного меха, который не уступает настоящему. Когда животное умирает, мех теряет прочность. Даже при бережном уходе он все равно постепенно рассыпается. Кроме того, я являюсь активисткой общества «Люди за гуманное обращение с животными», поэтому мне действительно нравится искусственный мех. У нас был отдел, в котором создавались искусственные меха бизонов и овцебыков, не отличимые от настоящих».
  • Создав немало доисторических костюмов, Дэвис выдвигает вполне обоснованное предположение о людях Каменного Века: «Я думаю, что руки солютрейцев, вероятнее всего, были очень грубыми, ведь шитье должно было стать частью их повседневной работы. Им есть чем гордиться, ведь они делали по два стежка на каждом шве. Кроманьонцы работали очень тщательно, потому что халтурщики могли попросту замёрзнуть».
  • По словам Дэвис, существовала ещё одна проблема – необходимо было создать индивидуальный образ для каждого члена племени. «На всех актёрах была одежда из шкур, но мы были крайне ограничены в выборе, – объясняет дизайнер. – Какая одежда сделает вас вождём? И что носили юноши? Необходимо было сделать так, чтобы одежда наглядно отвечала на эти и многие другие вопросы. Зрители должны сразу понимать, кто перед ними – несмышлёныш или воин. Кроме того, у нас было три племени, и нужно было сделать так, чтобы члены разных племён выглядели по-разному. И всё же в их костюмах есть много общего, ведь они – друзья».
  • Костюмы были невероятно тяжёлыми, некоторые весили почти двадцать килограмм. Разумеется, актёры в таких одеяниях быстро уставали. С другой стороны, одежда защищала актёров от февральского холода. Мех становился ещё более тяжёлым во время частых ванкуверских дождей. А во время необычно жарких дней в Альберте актёрам могло показаться, что они работают в сауне. «Костюмы очень помогали вживаться в роль, – убеждена Мерседес Де Ла Зерда, сыгравшая охотницу Ну. – Надевая их, вы ощущаете себя по-другому. Каждое утро начиналось, как праздник. Когда я одевалась, минут по пять рассматривала каждую деталь, которую создали дизайнеры – пояса с клыками животных, ожерелья с необычными бусинами и камнями. У моей героини было ожерелье с фрагментом челюсти. Я гадала, создала ли Ну это ожерелье сама, почему она выбрала именно ту бусину или тот камень. И почему челюсть? Что это была за охота?»
  • Самый роскошный костюм был у шаманки – он выгодно отличался головным убором и накидкой из перьев. «Одеяние много говорило о моём персонаже, – считает чилийская актриса Леонор Варела. – Головной убор и плащ, которые носит шаманка, кажется, не от мира сего. Примерив костюм в первый раз, у меня появилось стойкое ощущение, что половину работы над ролью я только что проделала. В фильме есть сцена в деревне, когда я благословляю охотников. Это было поистине волшебно, потому что всё, что от меня требовалось, – просто появиться на церемонии».
  • Фильм АЛЬФА снимался в Ванкувере (штат Британская Колумбия) и его окрестностях, в южных прериях канадской провинции Альберта с их завораживающим небом и феноменальными закатами, в Лос-Анджелесе и в Апл-Вэлли (штат Калифорния), а также в восточной части Исландии.
  • Фильмы Хьюза славятся своими яркими картинками, и АЛЬФА предоставила возможность невероятно расширить кинематографическую палитру. Во время подготовки к съёмкам Хьюз создал около четырёхсот страниц раскадровок. В свою закадровую команду он пригласил молодого австрийского оператора Мартина Гшлахта, работы которого по достоинству оценили на кинофестивале операторского мастерства Cameraimage. Гшлахт, получивший премию European Film Award в 2015 году, согласился работать над проектом ещё до того, как прочитал сценарий. Привыкший к австрийским зимам оператор никогда не пасовал перед непредсказуемыми погодными условиями.
  • «Нужно чтобы природа, и, особенно, погода, стали вашими друзьями, – говорит Гшлахт о съёмках на натуре. – У природы нет плохой погоды. Просто не все умеют подстраиваться под неё. Необходимо быть очень точными в выборе света, времени суток, нахождении нужных ракурсов на весь съёмочный день. Нужно чётко представлять, какую сцену когда и где снимать. Но самая сложная задача состоит в том, чтобы найти красивую локацию и поймать свет – именно это сочетание делает сцену по-настоящему красивой. Поэтому мы поднимались засветло и выдвигались на локацию со всем своим оборудованием, чтобы заранее всё подготовить. Мы должны были учитывать всё – крупные планы, общие планы, задние планы. Это довольно сложно, но всё же невероятно интересно».
  • О работе над фильмом Гшлахт говорит: «Это был огромный сценарий, построенный на одних картинках. Диалогов практически не было, зато было множество атмосферных живописных локаций. Для Альберта очень важна работа со светом и созданием особой атмосферы на съёмках, поэтому меня ожидало феерическое приключение». Для Хьюза природа стала третьим главным героем фильма. Солютрейская деревня была построена на мысе, выходящем к реке Боу. Крутые травяные склоны спускались к реке, которая протекала в глубоком каньоне. Это была красивая, незабываемая локация в своём первозданном виде. Картинку дополняли живописные Патагонские горы на заднем плане.
  • В Ванкувере было выстроено семь хижин из кожи и гигантских костей мамонтов. Их разобрали, доставили на место съёмок и собрали вновь. Гигантские кости моментов были созданы методом 3D печати. Чтобы выстроить целую деревню, команде декораторов пришлось создать несколько сотен таких костей.
  • Леонор Варела, сыгравшая роль шаманки, была очарована жилищем своей героини: «В центре хижины всегда горел огонь, прогревающий и освещающий её. Сверху было отверстие для дыма. Хижина была сделана из кусков кожи, натянутой на клыки и кости и скреплённой верёвками. Внутри реквизиторы расставили множество самых разнообразных предметов, от безделушек и горшков с тлеющими благовониями, вплоть до камней, на которых сидели, и кожи, на которой спали. На коже были сделаны примитивные рисунки, иллюстрирующие их связь человека с природой».
  • Деревня в ночное время была волшебным местом. Огонь в лагере горел ярко, пламя поднималось высоко, и всё племя рассаживалось на камнях вокруг костра. Именно здесь шаманка благословила охотников перед их походом. «Альберт спросил, не знаю ли я каких-нибудь заклинаний, – с улыбкой вспоминает Варела. – Я ответила, что пока не знаю, но что-нибудь придумаю. Незадолго до съёмок сцены Альберт дал мне послушать одну композицию и предложил поимпровизировать с голосом. В итоге я выдала какой-то необъяснимый гортанный звук. Ума не приложу, как у меня это получилось, я импровизировала. Я очень благодарна Альберту за его помощь в работе над этой сценой». Другие актёры также отзывались крайне положительно о работе в реалистичных декорациях доисторической деревни.
  • Фильм также снимался и в провинциальном парке Дайносор, объекте всемирного наследия ЮНЕСКО. На экспозиции представлено 150 скелетов динозавров, которые жили в поздний меловой период, около семидесяти пяти миллионов лет назад. Особой гордостью являются обломки выветрелой каменной породы, которую многие примут за визуальный эффект. «Нам предоставили беспрецедентный доступ к месту, в котором, казалось, время остановилось, – говорит продюсер Эндрю Рона. – Это было захватывающее зрелище. Мы ходили по останкам и окаменелостям, которые пролежали в земле миллионы лет».
  • Специалисты по работе с локациями проложили прорезиненные дорожки, чтобы члены съёмочной группы не оставляли свои следы. До начала сезона дождей удалось отснять большую часть запланированного материала. В апреле в парке Дайносор выпал снег и работу, к сожалению, пришлось прекратить. В Альберте съёмочная группа работала на территории резервации индейского племени сиксиков (также именуемых черноногими) и в городе Драмхеллер. На каждой локации были найдены места с ландшафтом, напоминавшим Ледниковый период.
  • Один из огромных пустырей в Ванкувере, где раньше находилась индустриальная зона, использовали для съёмок сцен на фоне хромакея. Интересно было наблюдать за съёмками со стороны: огромные синие экраны, сфабрикованная метель и гигантская скала выгодно контрастировали с оживлённой улицей города всего в нескольких метрах от съёмочной площадки. «Фактически, у нас были декорации всего для двух полноценных площадок, – говорит декоратор Терри Льюис, – однако в конечном итоге у нас получилось намного больше – достаточно было перенести или повернуть некоторые элементы, и мы получали нетронутое заснеженное поле.
  • Несколько несложных манипуляций – и площадка превращалась в узкую пещеру, через которую пробирается главный герой. Каждый вечер после слов режиссёра: «Всем спасибо и спокойной ночи», команды строителей и декораторов, специалисты по созданию визуальных эффектов принимались за работу, чтобы подготовить площадку к следующему съёмочному дню». Художник-постановщик Джон Виллетт говорит: «Мы переставляли буквально всё, что было на съёмочной площадке, на другие места и получали совершенно другую локацию».
  • Альберт Хьюз понимал, насколько сложно будет воссоздать историческую достоверность в фильме АЛЬФА. «Очень непросто воспроизвести условия Ледникового периода в наши дни, – говорит Хьюз. – Это будет что-то среднее между Сибирью, Исландией, Северным Полюсом и, наверное, Новой Зеландией. Сегодня на всём Земном шаре не найдётся места, которое бы хоть отдалённо напоминало интересующие нас ландшафты, поэтому пришлось довольствоваться натурной съёмочной площадкой в Ванкувере. А несколько раз нам пришлось натягивать хромакей и на реальной локации в Альберте. Словом, нам пришлось решить пару локационных ребусов, чтобы фильм в итоге удался. Именно в Альберте мы нашли локации, которые выглядели точь-в-точь как бескрайняя тундра. Европа в то время выглядела именно так, хотя с уверенностью мы, конечно, судить не берёмся».
  • Супервайзер по визуальным эффектам Джеффри А. Окун занимался небесами, как реальными, так и нарисованными. «Небо будет отдельным персонажем в каждом кадре, – утверждает Окун. – Оно поможет передать эмоциональные переживания героев фильма». Эндрю Рона отмечает, что фильм станет замечательным примером того, как новейшие технологии сочетаются с реальными локациями. «У нас были визуальные эффекты, о которых вы даже не догадаетесь, при этом вы можете ошибочно усмотреть визуальный эффект там, где постаралась сама природа, – утверждает продюсер. – Мы нашли совершенно замечательные локации в Альберте, однако на постпродакшене из них сделали нечто фантастическое. У нас была исландская съёмочная группа, африканская съёмочная группа. Мы снимали фильм на множестве самых разнообразных локаций. Вне всяких сомнений, мы не справились бы без высоких технологий, но и реальные локации сыграли свою существенную роль».
  • Все, кто, так или иначе, был занят в работе над фильмом, понимали, что их нелёгкая работа окупится сторицей, когда доисторический мир оживёт на больших экранах. В конечном итоге всё делалось для того, чтобы зрители собрались в кинотеатрах, чтобы увидеть захватывающую историю о мальчике и волке. «Можно сказать, что мы стремимся к эскапизму, – говорит Хьюз. – Это чем-то напоминает истории, которые в детстве мы рассказывали у костра. Наверное, каждый помнит, как все собирались у ночного костра и, вздрагивая от каждого шороха, слушали захватывающие истории. Именно ради этого ощущения люди ходят в кино. Мы вместе смеёмся, вместе плачем. Вокруг нас – незнакомцы, но мы переживаем одни и те же эмоции».
  • В фильме АЛЬФА рассказывается история необыкновенной дружбы, изменившей ход истории. Главные герои нашли в себе силы перебороть превратности судьбы. «То, что он сам принимал за слабость, оказалось его главной силой, – объясняет режиссёр картины, говоря о Кеде. – Если бы ему не хватило добросердечности, чтобы оставить волка в живых, волк не помог бы ему самому выжить. Один был нужен другому, и именно с этого началось их грандиозное путешествие».
  • Эндрю Рона надеется, что зрители отлично проведут время в кино, но и найдут, о чём задуматься. «Это будет замечательный аттракцион для зрителей, но кто-то может чему-то и научиться. Замечательное чувство, когда фильм получается не только развлекательным, но и поучительным. Будет очень здорово, если кто-то заинтересуется, как мы появились, кем были наши далёкие предки, как мы связаны с ними. Фильм, разумеется, развлекательный, но подтекст, надеюсь, заставит зрителей задуматься».
  • Ошибки в фильме

  • Когда Кеда падает во время охоты, он ударяется о два уступа и пытается ухватиться за третий до того, как приземляется. Однако в следующих кадрах, когда камера перемещается от племени к бессознательному телу Кеды, никаких выступов между краем утеса и тем местом, где лежит Кеда, не видно.
  • В первой сцене в пещере Кеда встает на колени, чтобы приблизиться к волку. В этот момент на его обуви хорошо видна резиновая подошва, которой там быть не могло.
  • Оформить подписку