Рецензия на фильм Вита и Вирджиния от Сергей Кудрявцев

Vita and Virginia
Оценка фильма
6 из 10

Не надо бояться Вирджинии Вулф

31-летняя британская постановщица Чанья Баттон в своём втором фильме «Вита и Вирджиния» (а в её дебютной картине Burn Burn Burn, которую у нас перевели комично - как «Ни пуха, ни праха», уже присутствовал косвенный лесбийский мотив) обратилась к реальной истории интимных взаимоотношений двух английских писательниц 20-30-х годов ХХ века - Вирджинии Вулф и Виты Сэквилл-Уэст. И основывалась, прежде всего, на личной переписке этих двух свободолюбивых натур, смущавших нравы той поры. Причём парадоксальность подобной связи обеих сочинительниц заключалась не только в том, что они считали себя женщинами, которые любили своих мужей и находились в прочных дружеских отношениях с собственными партнёрами по жизни, также помогавшими в творческих делах. Определённый мезальянс этих писательниц состоял в принадлежности к разным слоям общества - ведь Сэквилл-Уэст была аристократкой и супругой известного дипломата и политика Хэролда Николсона, к тому же пользовалась куда большим успехом у читателей, чем Вулф, остававшаяся элитарной романисткой. Однако не могла не осознавать величие таланта той, в которую влюбилась как бы заочно, а потом предприняла неимоверные усилия, чтобы сначала завоевать расположение «нелюдимой одиночки», позже покорив её сердце и став вдохновительницей такого необычного произведения, как «Орландо».

Особый пиетет и даже восторг, испытываемый Витой по поводу Вирджинии, вольно или невольно отыгрывается в исполнении этой роли английской актрисой Джеммой Артертон, которая явно уступает более молодой по возрасту американке Элизабет Дебики (а вот в жизни было всё наоборот: Вулф родилась на десять лет раньше, чем Сэквилл-Уэст), неожиданно утончённой и возвышенной на экране в качестве яркой представительницы модернистской литературы двадцатого столетия. Если Артертон изображает энергичную и страстную, но всё-таки легкомысленную и ветреную особу, которая привыкла всегда добиваться своего, чего бы это ей ни стоило, то Дебики с тактом и деликатностью воплощает образ словно отрешённой и относящейся к неким горним сферам исключительно романтической личности, которая воспринимает мир и людей как бы сквозь магический кристалл собственного творчества.

Поэтому знаменательно, что в ленте Баттон практически опущены за ненадобностью многие комплексы и мании, связанные с душевной болезнью Вирджинии Вулф - и романистка предстаёт более уравновешенной и чуть ли не контролирующей скромно и строго все свои желания и поступки. А лесбийская любовь между двумя женщинами, показанная вполне целомудренно и красиво, может быть интерпретирована как непреодолимая жажда духовной близости и художнического родства этих неординарных натур, которых тянет друг к другу не в одном лишь чувственном плане, но и с призрачной мечтой об единении душ. Вот и своего рода раздвоение заглавного персонажа вулфовского «Орландо», пребывающего то в женском, то в мужском обличье, является неосуществимой не в выдуманной реальности надеждой на обретение подлинного естества собственной сущности. И как раз кинематографический роман Виты и Вирджинии закономерно оканчивается с написанием литературного произведения о поиске идеальной идентичности, хотя в действительности они продолжали поддерживать отношения почти до обречённого акта самоубийства Вулф.
2

Все комментарии

Оформить подписку