Рецензия на фильм Домино от Kickingrussian

Domino
Оценка фильма
6 из 10

В поисках аутентичности

Новый проект "Домино" известного такого известного мастера кинематографа, как Брайан Де Пальма ("Лицо со шрамом", "Путь Карлито"), оказался настоящим троянским конем для поклонников этого режиссера. Еще на стадии производства в Дании эта лента имела большие проблемы с финансированием и во время постпродакшна на стадии монтажа была безжалостно порезана продюсерами до вполне стандартного по хронометражу b-movie. Никто не видел оригинальный режиссерский вариант, тем не менее, Де Пальма остается даже в таком усеченном варианте автором, фирменный стиль которого прекрасно считывается в отдельных сценах и эпизодах картины. Ценители творчества найдут в "Домино" практически весь набор тем, которые создают соответствующий нарратив и которые волновали режиссера на протяжении его полувековой карьеры в кино. Де Пальма остается верен себе и продолжает восхищаться технологиями, поставленными на службу зла, продолжает пропагандировать вуайеризм и саркастично отзывается о властях, которые с большим трудом противостоят набирающему силы терроризму в Европе. Появившееся после семилетнего перерыва "Домино" не достигает уровня таких авторских шедевров начала 80-х, как "Прокол" или "Бритва", но остается крепким во всех смыслах фильмом второго эшелона в творчестве этого мастера саспенса. Политика, похоже, не очень сильно интересует Де Пальму, однако автор экранной истории сценарист Петтер Скавлан ("12-й человек", "Кон-Тики") старается вставить несколько острых шпилек в истории характеров, делая главного антагониста выходцем из американской тюрьмы Гуантанамо и несломленным за дюжину лет убежденным джихадистом, и в саму датскую локацию, которая одержима левацкими идеями и толерантностью. По-прежнему почерк легко узнаваем по тому гипнотическому напряжению, которое появляется в кульминационный момент, когда идет коррида, и бой быков вот-вот будет прерван зависшим над ареной беспилотником. Съемочный субъективизм мэтра, который проявляется даже сквозь продюсерское давление, не устает показывать, что величайшие ужас и напряжение в кино возникают от беспомощности и прогрессирующего чувства бессилия. Поэтому "Домино" оказывается триллером, где отстаиваются ценности западного мира, в меру наполненным "черным" юмором о европейцах, со своеобразно выстроенными сюжетными последовательностями, которые без всякого упоения цитируют собственные находки и осуществляют разведку новых идей Де Пальмы.

В основе событий, запускающих сюжет "Домино", лежит роковая ошибка Кристиана (Николай Костер-Вальдау, сериал "Игра престолов", "Боги Египта"), полицейского из Копенгагена, случайно оставившего дома свой табельный пистолет будучи отвлеченным горячим телом красотки, с которой провел ночь. Главный герой ленты выходит на патрулирование города со своим напарником и другом Ларсом (Сёрен Маллинг, "Исчезновение"). Герой Маллинга женат в отличие от Кристиана, однако его жена Ханна (Паприка Стеэн, "Любовь – это всё, что тебе нужно") тяжело больна и с трудом передвигается даже по дому. Роковая забывчивость сыграет с этими полицейскими-напарниками злую шутку и повлечет в последующем отстранение характера, которого играет Костер-Вальдау от его служебных обязанностей. Благодаря этому сюжет будет взломан по-настоящему, а пока Ларс и Кристиан отправляются на вполне рядовой вызов. По крови на обуви они очень быстро распознают очевидного преступника и "плохого парня" Эзру (Эрик Эбони, "Шутки в сторону 2: Миссия в Майами", "Крутые меры"), ливийца по национальности, бывшего спецназовца и добропорядочного гражданина Дании, который, так кажется на первый взгляд, присоединился к террористической ячейке "Исламского государства". Однако копенгагенские копы не знают, что Аль-Дин удерживает в заложниках детей Эзры и заставляет его быть убийцей. Герой Эрика Эбони производит впечатление жертвы обстоятельств и вполне мог бы рассчитывать на сочувствие, однако, когда Кристиан поднимается наверх и одалживает злосчастный пистолет у Ларса, Эзра ценой больших усилий освобождается от наручников, рассекает горло персонажу Маллинга и пытается уйти от преследования по крутым крышам датской столицы в стилистике "Головокружения" Хичкока. В то же самое время в квартире наверху обнаруживается нечто гораздо большее, чем следы обычной бытовой разборки, и Кристиан понимает, что он обнаружил еще одну квартиру террористического подполья. Характер, которого представляет Николай Костер-Вальдау, весьма комедийно пытается догнать Эзру, и в итоге оба падают с приличной высоты на ящики с помидорами, выставленными прямо на узкую улицу. Оглушенный Кристиан видит, что тот, кого он преследовал, оказывается похищен странными людьми, совсем не напоминающими выходцев с Востока. Таинственные незнакомцы оказываются агентами ЦРУ, которыми руководит Джо Мартин (Гай Пирс, "Две королевы", "Шпионская игра"), а Эзра преследует с целью мести одного из лидеров европейских террористов Салаха Аль-Дина (Мохаммед Азай, "Волк"), убившего в Ливии его отца.

В первом акте "Домино" Брайану Де Пальме удается организовать хорошо продуманный и только на первый взгляд выглядящий достаточно очевидным нуар, в котором находится место практически всем необходимым для жанра характерам, включая даже Алекс (Кэрис ван Хаутен, "Инкарнация", сериал "Игра престолов"), любовницу "глубоко женатого" семьянина Ларса, которая также служит в полиции. Сценарные проблемы от Петтера Скавлана, даже после такой достаточно успешной завязки, начинают преследовать "Домино" достаточно часто. Сюжет начинает припадать на обе ноги, когда циничные и самоуверенные американские агенты заставляют персонажа Эрика Эбони работать на них и заниматься поимкой Аль-Дина и для этого похищают всю его семью. Эзра, основным мотивом которого и так была месть, вынужден теперь выполнять всю грязную работу, которую не могут сделать представители Америки. В это время смертница Фатима (Сахли, "Фламандские натюрморты"), которой руководит герой Азая демонстративно расстреливает практически всю "красную дорожку" кинофестиваля в Нидерландах и ведет прямую трансляцию с места событий в прямом эфире в Интернете. Благодаря камере Хосе Луиса Алькайне ("Боль и слава", "Лабиринты прошлого") Де Пальма документирует джихад при помощи мобильных устройств, разделяя экран на две части и показывая убийства абсолютно в своей беспощадной манере, которая считывается с первых же секунд. В предшествующих сценах, как будто вынырнувших из фильмов 2000-х о событиях 11 сентября 2001 года, Аль-Дин готовит своих последователей к активным террористическим атакам и много рассуждает о "неверных", при этом режиссер очень хорошо понимает, какова роль растиражированного при помощи телевидения и глобальной сети страха, когда одна прямая трансляция резни и расстрела сможет сказать больше, чем тысячи пропагандистских листовок и книг. Однако все это происходит при условии того, что в результате неудачного редактирования и излишне рваного монтажа в некоторые моменты просто перестает работать. Динамический прессинг, который испытывают характеры "Домино" не позволяет им развиваться в полной мере и превращает их в экранные функции, однако даже при этом галопе Эрик Эбони успевает наэлектризовать пространство своим зловещим присутствием в кадре, а Гай Пирс явно развлекается от того, что играет такого во всех смыслах клишированного персонажа, агента-мерзавца из-за океана, который считает своих европейских коллег абсолютно недалекими и сентиментальными чудаками. Ответственная за эмоциональность в этом проекте героиня ван Хаутен пала жертвой монтажа и ее способное быть поразительным присутствие на экране сводится к суетливой поддержке протагониста во время преследования террористов.

У "Домино" Брайана Де Пальмы, стремящегося показать исправно тикающие без всяких остановок часы терроризма, есть несколько отличных неожиданных сюжетных решений, которые, как правило, слишком спешно раскрываются, и из-за этого лента мечется между напряженностью и эмоциями, не позволяя им раскрыться в полной мере. Лента показывает, что с годами мастерство никуда не исчезает, и острота многих сцен служит еще одним напоминанием о прошлых кинематографических триумфах этого режиссера. Оригинальный саундтрек высокого качества, написанный Пино Донаджо, давним соратником Де Пальмы, позволяет оттенить резкие монтажные переходы от крупных планов в драматических сценах и является образцом звукового сопровождения именно старой школы, где музыка вживлялась в кадр и работала на идею фильма. Местами режиссер пародирует сам себя и заставляет улыбнуться, как это происходит в сцене, где из ящика стола выглядывает подобно змее фрагмент USB-кабеля и вносит поправку в дальнейшее технологическое развитие ленты. Очевидно. что Де Пальма не реализовал в полной мере в "Домино" все продуманные эффекты, но его постановка компенсируется чистой энергией фильма второго эшелона, в котором играет большинство актеров именно из Дании, представляя галерею обычных европейцев, временами слишком тяжело переживающих внедрение в обычную жизнь многочисленных иммигрантов с Востока. То, что было в арсенале режиссера с конца 60-х годов прошлого века, все его маниакальное и смертоносное оружие автора, стремящегося подсматривать за всем миром сразу, оказывается реализовано в "Домино" больше как воспоминание мастера, чем реально способный удивить публику материал. Де Пальма не стремится ускорять темп своего фильма, подобно большинству современных режиссеров, время иногда от этого тянется еще мучительнее и воздух сгущается, превращаясь в конденсат, чтобы потом взорваться с огромной яркостью и заставить героев молниеносно решать сложнейшие уравнения в пространстве и времени картины. Поэтому развязка "Домино" более всего смахивает на компромиссное продюсерское решение, центральный персонаж Кристиана оказывается слишком глянцевым и правильным для этого режиссера и от этого лента преднамеренно уходит в открытый финал, оставляя только визуальную часть для авторского многоточия.
1

Все комментарии

Оформить подписку