Рецензия на фильм Ван Гог. На пороге вечности от Сергей Киташов

At Eternity's Gate
Оценка фильма
7 из 10

Порог через искусство в вечность

«Человек приходит в мир не для того, чтобы быть счастливым, а чтобы созидать и оставить после себя нечто великое».

— Винсент Ван Гог

Я бы хотел поговорить с тобой.
Его жизнь, как одна затянувшаяся, неудачная шутка, то ли брошенная вслед судьбой, то ли так неосторожно обращённая против самого себя. Человек бесконечно страдающий от недопонимая окружающими его людьми, он был обречён с самого своего рождения быть изгоем общества, постоянно пытающимся доказать свою значимость, если не перед человеческим родом, то перед всей вселенной, а вернее сказать – вечностью.

-Винсент. У тебя получилось, Винсент. Ты – великий художник! Твои работы висят абсолютно в каждой, даже самой маленькой галерее мира. Люди любят твои работы. Особенно те, что с подсолнухами. Ты ведь тоже их любишь… подсолнухи. Верно?

-А знаешь, Винсент, у тебя есть собственный музей. Он находится в Амстердаме. Там висят твои лучшие работы. А ещё, перед этим музеем, Винсент. Перед этим музеем ярко-жёлтым цветом переливается огромное поле золотистых подсолнухов. Да, подсолнухов…твоих любимых. Как жаль, Винсент, что ты никогда не сможешь ни увидеть это поле, ни узнать, что за ним стоит музей, где висят твои лучшие работы.

-К сожалению, единственное, что мы можем сделать для тебя сейчас, Винсент – это лишь хранить память о твоей жизни, быть её частью через картины, написанные твоей рукой и слова, произнесённые твоим сердцем. Сегодня мы способны отдать дань уважения твоему таланту, сказать спасибо и извиниться за тех, кто не смог принять твоего гения тогда, когда это было так тебе нужно, через искусство, которому ты посветил себя целиком.


Взгляд со стороны.
Ван Гогу, его судьбе, жизни, картинам, абсолютно заслуженно посвящено множество фильмов, как документальных, так и художественных. Из последних стоит вспомнить «Ван Гог. С любовью, Винсент» Хью Уэлшмана и Дороты Кобел. Чудеснейшая картина, в прямом смысле этого слова. Самое настоящее ожившее полотно, сшитое из работ мастера.

Однако, сегодня речь пойдёт о фильме с немного другой припиской в названии. «Ван Гог. На пороге вечности» - это первая за восемь лет со времён «Марала» работа американского кинорежиссёра, «оскаровского» номинанта - Джулиана Шнабеля. Ещё одна лента о великом творце, не такая простая и однозначная, как может показаться на первый взгляд.

Как и подавляющее большинство картин о выдающихся личностях, работа Шнабеля представляет собой байопик, обличающий определённый этап жизни, в данном случае, экстраординарного голландского художника. В основу сюжета кладутся события позднего периода жизни, деятельности и творчества Ван Гога. Перед зрителем предстаёт уже готовый художник, не боящийся подносить кисть к полотну, но поначалу ещё, делающий это с присущей, каждому новому начинанию заинтересованностью, постепенно переходящей в тотальную самоотдачу и даже зависимость от процесса.

В своём новом фильме, Шнабель не ставит первоочередную цель – показать становление великого мастера, показать то, как он начал рисовать, когда впервые взял в руки кисть, и что на это его подвигнуло. В первую очередь режиссёр задаётся вопросом: «Каким он был?», а не «Как он таким стал?». Иными словами, всё своё внимание он направляет на раскрытие внутренних переживаний и мыслей художника в период, когда его картины не были достоянием мировой культуры, а лишь служили «оплатой» небольшой комнатки на чердаке трактира посредством усилий родного брата. Не видя того, как Винсент Ван Гог стал художником для самого себя, мы становимся свидетелями куда более важного события – мы видим, как он стал художником для самой Вечности.

Одинокий, неизменно терзаемый муками самореализации, ищущий признания с одновременным покоем в творчестве художник. Таким он существует на экране. Таким он был и в реальной жизни. Но постановщик не пытается оправдать бедного творца, не пытается как-то унизить его этим или наоборот – восхвалить. Он просто показывает то, каким художник был, со всеми его душевными ранами и невзгодами жизни, отдавая на откуп зрителям решение осуждать или сочувствовать. Лично для себя режиссёр не создаёт никаких иллюзий насчёт отношения к тому, о ком он рассказывает. Именно в его понимании: Ван Гог – это глубоко замкнутый в себе человек, чья душевная утончённость и чувство единения с природой не могут быть сравнимы ни с кем и ни с чем.

Тем не менее, несмотря на общую камерность и утончённость рассказываемой истории через моральные страдания мастера, сам фильм не стремиться строить из себя необоснованно-возвышенное произведение искусства, в попытках выдать желаемое за действительное или казаться тем, чем он не является. Лента довольно проста, хоть и не без особых эстетических и этических находок. Что только придаёт ей очков в копилку с надписью «Есть за что хвалить».

А вот за что хвалить не стоит, так это, на мой взгляд, за излишнюю сумбурность демонстрируемых событий. Хотя лента одним своим существованием и говорит: «Принимайте меня такой, какая я есть», не пытаясь подстроиться под общество массового зрителя. Она скорее хочет, чтобы это общество, если не подстраивалось под её законы, то, как минимум, их понимало. Как это было в случае и с самим Ван Гогом. Что, в целом, подводит к идее, что весь фильм – это одна сплошная двухчасовая метафора, красочно интерпретирующая подобную мысль. Всё же спешка, и более чем ускоренный темп повествования, в купе с под стать нестабильной, прерывистой и резкой операторской работой, картине лица не делают. Однако, не исключено, что найдётся и тот зритель, кто воспримет это исключительно, как специфику режиссёрского видения. И в чём-то он тоже будет прав. Тут уже дело вкуса.

По ту сторону камеры.
Говоря о техническом исполнении. Камера в фильме действительно, что называется «не может найти себе место». Что создаёт некий дискомфорт при просмотре. Но в то же время, оператор Бенуа Деллом создаёт эффект постоянного присутствия смотрящего в гуще событий, непосредственного участия в них. Постоянные крупные планы героев чередуются с общими пейзажами природы и наоборот. Благодаря операторской работе и органично дополняющей её музыке, мы можем прочувствовать на личном опыте душевные смятения художника, увидеть мир его глазами, понять чисто физически, каково это, когда тебя разрывает изнутри желание творить и не дают двигаться вперёд жизненные обязательства. Мы можем почувствовать себя сумасшедшими. Только был ли сам Ван Гог таким – навряд ли.

И навряд ли Уильям Дефо, совершенно изумительно исполнивший роль мастера, смог бы разделить мнение о сумасшествии художника. Однако, сам актёр точно должен быть таким, чтобы иметь возможность так шикарно, с точным попаданием в образ исполнить эту роль. Дефо более чем заслуженно получил номинацию на «Оскар», как «Лучший актёр первого плана» за свой перфоманс. Актёры, разделяющие с ним съёмочную площадку: Руперт Френд (Тео), Оскар Айзек (Поль Гоген), Мадс Миккельсен (священник), Матьё Амальрик (Поль Гаше) и остальные, своим присутствием в кадре только улучшают, как игру Дефо, так и весь фильм в целом. Особенно хорош Айзек – не менее точное попадание в образ второго великого художника.

Переступая порог.
«Ван Гог. На пороге вечности» - картина, как уже говорилось ранее, неоднозначная. Невероятная актёрская игра соседствует здесь с не самыми очевидными и лучшими операторскими решениями. А утончённость и глубина работы с внутренним характером и переживаниями Ван Гога, не позволяют в полной мере раскрыться общей истории его жизни, обрекая её быстрым, иногда сбивчивым темпом повествования. Но, как итог, картина всё же даёт то, ради чего с ней стоит ознакомиться. Она даёт зрителю ощущение путешествия в мир художественного искусства, воодушевляя и подводя его к тому самому порогу, переступив через который, пусть и всего на два часа или одно мгновенье он сможет заглянуть по ту сторону обыденной жизни.

-Вот и всё, Винсент. Надеюсь этот фильм бы тебе понравился, если бы ты, конечно, знал, что такое кинематограф. В кино, кстати, тоже есть и подсолнухи, и картины. Кино – это и есть картины, только быстро сменяющие друг друга. Поэтому оно так завораживает. Но сейчас, всё же, не об этом.

-Сейчас остаётся лишь сказать: «Спасибо тебе, Винсент за то, что мы имеем возможность наслаждаться твоими прекрасными картинами и смотреть о тебе хорошее кино».
0

Все комментарии

Оформить подписку