Рецензия на фильм 100 вещей и ничего лишнего от Kickingrussian

100 Dinge
Оценка фильма
7 из 10

Пора просыпаться

Название проекта "100 вещей и ничего лишнего" немецкого актера, режиссера и сценариста Флориана Давида Фица ("Самый крутой день", "Иисус любит меня") звучит как политический манифест. Однако при этом лента далека от прямых политических высказываний и проходит с иронией по итогам постиндустриального развития того поколения, которое выросло уже после падения Берлинской стены и объединения двух Германий. Режиссерский вариант Фица, где он снялся в одной из главных ролей, старается показать доблестный пример, как отдалиться от общества потребления и начать жить собственной жизнью, а не навязанными кем-то маркетинговыми схемами. Примечательно, что главные герои фильма - Пауль (Фиц) и Тони (Маттиас Швайгхёфер, "ХОТ-ДОГ", "Четверо против банка") - этакие среднестатистические бюргеры-барахольщики, в распоряжении которых находится порядка 10 000 вещей, что на порядок больше, чем у их родителей-бунтарей, имевших когда-то проблемы со "Штази" в Восточной Германии. При этом они не производят впечатления людей, оседлавших жизнь и взявших ее за крутые бока, хотя и обладают в 100 (!) раз большим количеством житейских предметов, чем их прадеды. Для того, чтобы испытать своих протагонистов Фиц проводит очень забавный лабораторный эксперимент, в котором выводит формулу для нашей заурядной и обывательской современности: личное счастье всегда связано с тоской по лучшему миру, однако при этом в поисках счастья отнюдь не нужно пускаться во все тяжкие и идти по пути радикальных перемен. Сопротивляться убогой европейской действительности, по мнению, автора просто жизненно необходимо, но вся эта борьба замыкается на отдельном индивидууме и победой в ней оказывается не победа на выборах партии, например, "зеленых" в бундестаге, а любовь, которая является главной победой на этом изменчивом фронте битв против разъедающего внешне и внутренне представителей большинства стран цивилизованного мира потребительского вируса. Флориан Давид Фиц старается расширить стереотипные характеры персонажей в этой ленте и начинает в итоге уверенно говорить со зрителями на своем языке, он - на стороне мечтателей-минималистов, а не алчных прагматиков, готовых выжать из каждого человека максимум выгоды ради собственной выгоды. Поэтому "100 вещей и ничего лишнего" легко укладывается бадди-муви, где в комедийном ключе испытываются кризисы дружбы и любви двух мужчин, находящихся на самом пороге кризиса среднего возраста, которые познали вкус удачи, потеряли от этого голову и оказались способны переосмыслить все после чудовищного по своей степени азарта увлекательного пари.

По сюжету "100 вещей и ничего лишнего", Пауль и Тони - старые друзья, которые дружат с самого детства. Тони младше Пауля на 2 года, он не так креативен, как его друг, однако, как ему кажется, он умеет продавать идеи и видеть в простых вещах источники финансовой прибыли. Герои Фица и Швайгхёфера основали стартап в Берлине по разработке приложений для телефонов и уже готовы продать свой проект заокеанскому IT-инвестору, о, этот тонкий немецкий юмор, Дэвиду Цукерману (Артём Гильц, "Безбашенные"), в котором просматриваются все выхолощенные черты владельца Facebook Марка Цукерберга. Важно понимать для этой экранной истории, что родители Пауля - Ренате (Ханнелоре Эльснер, "Цвет сакуры") и Вольфганг (Вольфганг Штумф, "Красавчик") - типичные восточные немцы, выросшие в социалистической ГДР, и люди, не обремененные мещанством и вещизмом. Они смогли заложить в Пауля самое главное и вырастили его в атмосфере любви, за которую также боролся и его явно недолюбленный собственными родителями друг Тони. Эта конкуренция, эта зависть, эта любовь к одной и той же девочке в старшей школе стали для них основой для соперничества в будущем, где каждый старался самоутвердиться за счет другого. Из-за этого в прологе зрители могут увидеть два совершенно разных образа жизни, в которых у Тони все идет по хорошо отлаженной схеме, все в порядке, душ, кофе и расчесывание драгоценной шевелюры по расписанию и ни одного способа свернуть с этого пути и расслабиться. Хаотичный засоня Пауль не прочь поваляться в постели, купить что-нибудь для себя не очень нужное на интернет-аукционе, в том числе и страшно дорогие кроссовки, он - типичная мишень для всех продавцов, готовый покупать ненужный хлам себе в дом и без устали лелеять свое детище, приложение, с которым им не так одиноко, потому что оно настраивается под пользователя, с которым он может разговаривать обо всем на свете и к которому он привязан всем сердцем. В общем и целом, Тони и Пауль - это два больших ребенка, не торопящихся взрослеть, которые получили социализацию в Восточной Германии, но оказывающиеся абсолютно беззащитными перед убивающими соблазнами, которые навязываются окружающим миром и пресловутыми стандартами жизни в западном обществе. Причем один из них старается находиться над потребительством вполне осознанно, а второй - руководствуясь нахлынувшими разочарованиями. Пауль вместе со своим приложением становится превосходным подопытным кроликом для Тони, который с радостью сообщает ему, что он страдает тягой к спонтанным покупкам и купил благодаря этому полторы сотни ненужных вещей за последнее время. После обильных возлияний на вечеринке, где отмечалась успешная продажа стартапа, друзья оказываются абсолютно голыми на полу одного из берлинских лофтов. Они заключили невероятной пари, и теперь эти два потребительских наркомана могут брать не больше одной вещи в день со склада в гараже, куда друзья сгрузили все принадлежавшее им барахло.

Флориан Давид Фиц, адаптируя для "100 вещей и ничего лишнего" идею хипстерского просвещенного аскетизма, не скрывает, откуда растут ноги его интересной во всех смыслах авторской работы. Финская документальная комедия "Мои вещи" Петри Лууккайнена, появившаяся на экранах в начале 2013 года, также остроумно рассматривает преодоление экзистенциального кризиса по преодолению барахольства и познанию того, что нужно такого, настоящего, для жизни. Вопрос будущего для героев Фица и Швайгхёфера оказывается еще и вопросом налаживания личных отношений с противоположным полом, поскольку Пауль и Тони никогда особым успехом у женщин не пользовались, то есть особое удовольствие наблюдать за похождениями этих странных самцов без собственности. Эти два больших ребенка находят предмет своих воздыханий буквально в соседнем гараже, Люси (Мириам Штайн, "Последнее турне", "Омамамия") способна очаровать собой этих двух мужчин. Эта особа, которая кажется максимально экзальтированной и спустившейся с небес, страдает шопоголизмом в последней стадии, лечится с переменным успехом от этого в психиатрической клинике и оставляет все свои приобретения на своем личном складе забытых вещей. Без особого ядреного радикализма Фиц начинает разрабатывать в комедийном ключе гендерные стереотипы и моделировать отношения в этом треугольнике, где каждый в одиночку пытается справиться с постыдными привычками и зависимостью от вещей. Чем дальше развиваются отношения между Люси, Тони и Паулем, тем больше они начинают размещаться в центре экранной истории и тем больше автор проекта пытается поговорить с публикой о смыслах постиндустриального общества, где уже нет борьбы за выживание в прямом смысле, но где существует куча зависимостей, делающих из человека достойного раба образа жизни и ежедневных привычек. Флориан Давид Фиц прекрасно понимает, что его работа должна в комедийном ключе помогать переосмысливать ее главным героям весь опыт, приобретенный до этого и то, во что они верили раньше. А это значит, что с протагонистами постоянно что-то происходит, они живут все эти долгие 100 дней в других условиях, и мир для них начинает открываться совсем с другой стороны. Поэтому лента далека от критики самого общества, а предпочитает находить смешные моменты в жизни очень хорошо спроектированных персонажей Фица и Швайгхёфера.

"100 вещей и ничего лишнего" оказывается тем немецким фильмом, который прочно держится своих корней, и сценарий, который кажется поначалу необычным, выводит на традиционную для комедийных фильмов схему. Введенные Фицем в ленту любовные отношения становятся отличным и надежным способом, чтобы как следует показать со всех сторон протагонистов этой истории и продемонстрировать все, за что они держатся в жизни, их ценности и способы разрешения конфликтных ситуаций. Идеалист Пауль всерьез думает, что его приложение сможет изменить мир и верит в это, потому что его приложение способно стать спасением для одиноких людей, которым иногда даже и поговорить не с кем. Напротив, Тони готов на все лишь бы разбогатеть благодаря проекту, и из-за этого дружба двух друзей проходит не только проверку, но и заставляет их переосмыслить свою работу, когда двоих берлинских мечтателей безжалостно обходит суперум (и суперпройдоха) Цукерман из Силиконовой долины, который обладает куда большим объемом ресурсов, чем у Тони и Пауля. Из-за этого фильм Фица приобретает также и ненавязчивый философский аспект, благодаря которому становится ясно, что найти можно что-то лишь тогда, когда уже произведен отказ от всего лишнего и ненужного. Как режиссер, Фиц блестяще обыгрывает все эти темы о том, владеем ли мы сейчас вещами, создавая привязанность к ним, или же вещи начинают обладать нами, создавая еще более тесную связь. Сколько вещей и объектов собственности нужно для настоящего счастья? И на этот вопрос у Фица также есть ответ в его фильме, он не гнушается решением простого уравнения и наглядно показывает, что зажиточность и благосостояние не всегда могут выступать мерилом для настоящего счастья. Освобождение от вещей вот так, по-диогеновски, не гарантирует максимального просветления, но учит концентрироваться Тони, Люси и Пауля на том главном, что должно быть в их собственной жизни, где они начинают сами принимать решения вопреки навязанному социумом мнению. Поэтому "100 вещей и ничего лишнего" становится хорошим популистским проектом, где все хорошо с юмором по-немецки и где извлекается максимальная выгода из дифирамбов минимализму как новому способу существования в обществе.
4

Все комментарии

Оформить подписку