Назад

Фильм Холстон (на английском языке с русскими субтитрами)

Halston
Развернуть трейлер
7,0
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

История яркого и амбициозного американского модельера Роя Холстона Фроуика, который в 1970-х годах стал знаменитостью благодаря своему новаторскому взгляду на моду и дизайн. Приглашая на подиум самых известных людей из мира кино и шоу-бизнеса, он превратил свои показы в незабываемые шоу.

Рой Холстон был обычным парнем из Айовы, которому удалось добиться небывалых карьерных вершин и признания в мире моды. Он стал первым дизайнером, который начал устраивать коллаборации с брендами масс-маркета и приглашать селебрити на подиум в качестве моделей. Американская мода, которая до появления Холстона была интересна преимущественно американцам, вдруг привлекла внимание всего мира.

Холстон стал иконой своего времени, он купался в роскоши и продолжал творить, располагая безлимитными бюджетами и самыми престижными контрактами. Однако, достигнув всего, о чём можно только мечтать, он не смог удержаться на вершине успеха и сорвался в пропасть, потеряв всё, ради чего так долго и упорно работал.

Приглашаем вас познакомиться с удивительной историей знаменитого модельера, посмотрев онлайн документальный фильм «Холстон».

Языки
Англ.+субтитры
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Титры. Фильм документальный, но рассказчик – лицо вымышленное. А тех людей, которых с нами уже нет, сыграли актеры.

Закадровый голос. США, 1984 год. В Америке снова утро. Миллионы мужчин и женщин отправляются на работу. А высоко над улицами в Олимпик-тауэр находится один из самых знаменитых людей и самый успешный индивидуальный предприниматель в истории моды – Холстон.

Выпуск новостей по телевидению. Вчера весь Нью-Йорк гадал, что же случилось с Холстоном.

Это история из мира высокой моды и больших денег, речь идет о человеке, носителе одного из самых ярких имен в американской моде.

Обычное дело, они купили его имя и продали труд его жизни за бесценок. И будто этого мало – его выгнали из собственного офиса. Люди скажут, что он все это предвидел, но он не учел того, что все 215 видеокассет будут стерты по указу корпорации. Кто я такая? Я работаю в архиве, и у меня нет своей роли в этой истории.

Энди Уорхол написал его портрет. Картины для Холстона были важнее всего, а ткани требуют к себе особого подхода. Жизнь – это картина, – любил он говорить. И он получил свою идеальную картину, вот только цена за нее вышла слишком высокой.

Интервью с Холстоном. Вернемся к началу. Вы занимались шляпами, сами торили свой путь?

Том Фэллон, друг Холстона. Он создавал шляпы на заказ для магазина «Бергдорф». Мы жили по соседству, вместе шли на работу по утрам, по дороге сплетничали, болтали, смеялись. Он был таким весельчаком! Мы подходим к зданию, там такие вращающиеся двери. И он тут же меняется. Холстон входит в «Бергдорф». Сначала я этому поражался. Потом понял, что он надевает маску Холстона. У него даже голос менялся: доброе утро, дамы! Он имел дело с дамами из самого высшего общества.

Интервью. Это вы создали шляпку-таблетку для Джеки Кеннеди? Да, это я.

Закадровый голос. 1961 год. Это была просто гениальная шляпка. Документальные кадры церемонии инаугурации президента Кеннеди. Почти все дамы тогда были в норковых шубах. А на Джеки Кеннеди – шерстяное пальто и фетровая шляпа. Она произвела фурор.

Холстон на интервью. Это была веселая история. Тогда был очень ветреный день, она придерживала шляпу, на ней появилась вмятина, она оставалась до конца церемонии. И все, кто ей подражал, стали эту вмятину копировать. Очень смешно! Я был молод, и этот случай сделал меня знаменитым. Впервые «Бергдорф» рекламировал своего дизайнера. Я возглавил отделение, там трудилось 150 шляпников, 12 дам занимались продажей. «Бергдорф» был миром избранных.

Фэллон. Холстон родился в Айове, так писали. Сам он об этом не говорил, он был слишком занят своим движением вперед, так что о нем известно немного, о его личной жизни, о прошлом.

Закадровый голос. В 1966 году состоялся черно-белый бал Трумена Капоте. Все туда стремились попасть.

Мариса Беренсон, модель, актриса. Твое социальное положение зависело от того, пригласили тебя на этот бал, или нет. И я совсем не уверена в том, что Холстона туда позвали.

Телевизионный репортаж. Мы сняли для вас этот черно-белый бал в цвете, чтобы вы увидели это. Вот Джон Кеннет Гэлбрейт, вот махарани Бароды, баронесса Ротшильд, миссис Лоэл Гиннес. Мы рассказываем вам об этом, поскольку вы недостаточно богаты, влиятельны или красивы, чтобы быть здесь сегодня вечером.

Фэллон. Если говорить о социальном положении, то Холстон ведь шляпы шил. Ирония заключалась в том, что Холстон создал более 100 масок для этого вечера. Для владелицы «Вашингтон пост» Кей Грэм, для Кендис Берген. Я его спросил: ты сам идешь? Он: конечно! Конечно, Трумен его не пригласил, но он все равно туда попал. Он был на лице каждого и все же оставался невидимкой. Мы как-то были в гостях у одной дамы из Саутгемптона, нашей клиентки. Когда гости сели за стол, двое мужчин оставались стоять за своими стульями. Они сказали, что не сядут за один стол с педиками. И Холстон потом сказал мне: пойми, не надо надеяться, что нас будут воспринимать не как дрессированных педиков-пуделей, которые прыгают через обручи в руках богачей.

Документальный фильм. Большинство представляет себе гомосексуалистов именно такими – женоподобными мужчинами. В этом фильме кадры даны в негативе, чтобы исключить опознание представленных в нем людей. Сцены сняты скрытой камерой. Несмотря на изображение в негативе все действия легко распознать. Показано поведение гомосексуалистов на пляже.

Кинематографист Джоэл Шумахер. Я познакомился с Холстоном на Файр-Айленд. Он был невероятный человек, мы быстро подружились. Это были времена сексуальной свободы, такова была жизнь до СПИДа. Мы с Холстоном веселились от души, могли отправиться потанцевать в Гарлем, такая была эклектика. В 60-х шла политическая, нравственная, социальная революция. Холстон понимал, что наступает новый социальный порядок, выросло новое послевоенное поколение: секс, наркотики, рок-н-ролл. И даже высокая французская мода изменилась. Сен-Лоран, Живанши, Карден открыли бутики готовой одежды. Холстон побывал в Париже, и тогда в «Бергдорфе» начались разногласия.

Голос Эндрю Гудмана, владельца «Бергдорф-Гудман». Холстон был странным человеком, привередливым. Он всегда был требователен к каждому пустяку.

Заголовок в газете: Холстон покидает «Бергдорф» в 68-м!

Джоэл Шумахер. Он мне тогда сказал, что у него имеется финансовая независимость. Он попросил меня держать себя в руках. Я тогда плотно сидел на наркотиках. Я завязал с внутривенными и пошел к нему работать.

Публицист Роберт Кури Хэй. Салон располагался на углу 68-й Стрит и Мэдисон Авеню в маленьком ветхом доме без лифта. Очень скромно. Поднимаешься по лестнице, заходишь в дверь и оказываешься в волшебном мире. Это была квартира размером с весь этаж, но она была превращена в невероятный мир волшебства и экзотики. Вы словно попадали в индийский дворец, в сафари на дикой природе. Еще я помню там мебель. Страшно неудобная, она была сделана из рогов. Сидеть на ней не хотелось, но выглядела она потрясно. Он создал у себя очень демократичную атмосферу.

Джоэл Шумахер. Я был бедняком из Лонг-Айленда, но среди нас были и такие люди, как Мариса Беренсон и Берри, они выросли в Париже. Этакий социальный микс получился.

Эльза Перетти, модель и ювелир. Мне очень нравилась компания гомосексуалистов. Я провела с ними 15 лет, я их обожала. Потому что у меня не было любовника.

Модель Пэт Кливленд открыли в метро. Я зашла к ним, он мне сказал: приходи завтра на показ. Он тогда был полностью сосредоточен на своей коллекции. И на показ пришли все леди из высшего общества. В первом ряду сидели дамы из «Вог». Он выстроил нас, девушек, в одну линию. Все были одеты с иголочки. Холстон подходил и шептал каждой на ухо: помни, ты лучшая.

Модель Нэнси Норт. Его одежда меня потрясла. Вот то, что я захотела бы носить. Никаких молний, натягиваешь все через голову.

Джоэл Шумахер. Это был неожиданный успех. Он создал чистый образ, а после 60-х простота была необходима. Все было очень по-американски. И сделал все это американский парень.

Телешоу «Кем я работаю». Холстон представляет свою коллекцию женских шортов.

Писатель Боб Колачелло рассказывает о знакомстве Холстона с Энди Уорхолом. Они познакомились еще в 50-е годы, когда Уорхол делал рекламу для витрин «Бергдорф». Так что Энди в мире моды был как рыба в воде.

Холстона притягивали открытые талантливые люди, такие, как Эльза Перетти. Она все время рисовала. И Холстон как-то предложил ей стать ювелиром.

Интервью. Кто вас вдохновлял? Холстон: конечно, это был Чарльз Джеймс. Он был моим другом.

Патрисия Мирс, историк моды. Джеймс был поразительно талантлив, его считали гением даже европейцы. И Холстон нанял его для работы над своей коллекцией. Это был провал. Каждый из них хотел быть главным. В результате все получилось каким-то вымученным. Чарльз Джеймс перекручивал ткань, получалось очень красиво, однако носить это было абсолютно невозможно. Холстон говорил, что в 70-е годы никому такая сложная одежда не нужна. Так что их дорожки разошлись, Холстон сказал, что двери в его мастерскую для Чарльза Джеймса закрыты.

Говорит Чарльз Джеймс. Холстон мог бы торговать одеждой, у него был вкус, он мог выбирать хорошие вещи. Но он еще хотел, чтобы его имя стояло на этикетке. А это уже плагиат.

Закадровый голос. Холстон тогда уловил, что жизнь женщин поменялась: элегантность и красота без налета маскулинности, гордость за свое тело.

Модель Карен Бьернсон. Мы были свободны, а он создавал для нас одежду.

Модельер Крис Бойер. Если резать ткань по косой, то одежда из нее буквально струится по телу. Но шить ее очень сложно.

Иллюстратор Джо Эула: у него были просто золотые руки. Он – один из величайших модельеров всех времен наряду с Баленсиагой и Сен-Лораном.

Институт технологии моды в Нью-Йорке. Здесь хранится самая большая коллекция одежды Холстона, а также его выкройки. Искусствовед называет эти выкройки настоящими произведениями абстрактного искусства.

Эльза Перетти. Холстон пугал меня больше любого другого мужчины, которого бы я знала на протяжении всей моей жизни. Почему? Он был великолепен. Во всем и всегда. Я им восхищаюсь.

Репортаж из магазина готовой одежды «Холстон». Что сейчас лучше всего продается? Платье-рубашка из ультрасуэда за 200 долларов. Оно побило рекорды продаж. Но за настоящей экстравагантностью дамы приходят в шоу-рум «Холстон» на Мэдисон авеню. Там супер-продавец Пэт Аст окажет им особый прием.

Интервью. Считаете ли вы, что Пэт Аст своим поведением оскорбляет моду? Холстон: я так не считаю.

Энди Уорхол и Холстон принимают участие в «Коти Эдвардс шоу». Модели поют, играют на различных музыкальных инструментах, танцуют. Зрители не знают, что об этом думать. А Пэт Аст выбирается из торта и поет «С днем рождения меня!»

Статья в газете: хотел ли Холстон высмеять это событие?

Интервью. Холстон: я жил в Айове буквально пять минут, то есть уехал я оттуда в очень юном возрасте. У отца был бизнес, который заставлял нас вести настоящую кочевую жизнь. Мы жили в Кентукки, Миссури. Наконец, осели в Индиане. Но прошлое меня не интересует. Давайте лучше поговорим о настоящем.

Менеджер по заказам Сасси Джонсон. Когда приезжала его мать – она все время его поправляла: наша фамилия Халстон.

Крупным планом открытка Холстону от Лайзы Миннелли. Ты любишь жизнь, а я люблю тебя.

Лайза Миннелли. В день нашего знакомства он говорил, а я только слушала. Он что-то на меня надевал. И потом его одежда танцевала вместе со мной. С тех пор мы стали не разлей вода. Он мне стал как отец. Когда я была маленькая, папа дарил мне по пять нарядов ежегодно. Уже тогда я понимала, как одежда может поменять мироощущение человека. С тех пор я одевалась только у Холстона.

Холстон принимает решение заняться парфюмерией. Он останавливает свой выбор на «Макс Фактор». А это – дочерняя компания «Нортон Симон».

Интервью с президентом компании «Нортон Симон» Дэвидом Махони. У него было чувство стиля, и я решил взять его на борт. То есть вы купили «Холстон» целиком, все модели, эскизы? Да, полностью. И на какой срок? Навсегда.

Заголовки в газетах 1973 года. «Нортон Симон» покупает «Холстон».

Голос за кадром. Все его друзья были рады. Это было началом конца или просто новым началом?

В 1973 году пять французских и пять американских дизайнеров устроили показ в Версале. Раньше никого из американцев в Париж не приглашали. Это была настоящая Версальская битва.

Мариса Беренсон. Ему нужна была звезда. Он взял с собой Лайзу Миннелли. Махони тоже туда поехал, он очень хотел прорваться в высший свет. Человек он амбициозный. Между модельерами возникли трения. Французы заняли все места для репетиций, не думая о нас. Это было очень грубо. Холстон был подавлен. Всех примирила Лайза Миннелли. Она исполнила песню перед нашим выходом – и началось шоу в стиле мюзикла. Это было просто дико на их фоне. Столько энергии, столько радости, любопытства! Вот она – Америка. Именно Версаль дал американской моде место на карте. Холстон был на вершине успеха. Когда он вернулся домой, то поменялся и внешне, и внутренне. Даже прическу поменял, стал одеваться не так богемно. Он был очень уверен в себе. Он стал Холстоном.

Холстон вдет репортаж из своего нового дома, утверждая, что это – эталон современного жилища. Я чувствую себя в нем как в трехмерной статуе.

Управляющий «Нортон Симон» Майкл Лихтенштейн. Я к нему приехал и увидел, как он радуется этому дому как новой игрушке. Я ему сказал: вы умеете тратить деньги.

Холстон заказывает Эльзе Перетти флакон для туалетной воды.

Эльза Перетти. Я работаю над этой стекляшкой до сих пор. Она еще не обрела совершенство.

Голос за кадром. В 1975 году никто еще не видел таких флаконов с изогнутым горлышком. В «Макс Фактор» его сразу возненавидели. Туда нельзя сверху налить жидкость, это невозможно! Пришлось разработать специальную крышку, пошли разговоры об экономической нецелесообразности. Но Холстону были безразличны их проблемы. Поскольку он считал флакон произведением искусства, то он не стал там писать свое имя. Оно было только на ленточке, привязанной к горлышку. Аромат вошел в моду, его раскупали мгновенно.

На телешоу «Кем я работаю» Холстон рассказывает о других своих проектах

Голос за кадром. И тут-то и начались проблемы. Он хотел разрабатывать все, что выходило под его брендом.

Поди Линч, секретарь Холстона. Я постоянно ходила в банк и приносила ему наличность в конвертах. Он давал указания, кому их нужно отдавать. Я не видела, чтобы он нюхал кокаин, но я раздавала кучу денег, по 2 – 3 тысячи долларов каждые две недели. А потом он сказал: мне нужен человек, который будет полностью мне предан.

Эльза Перетти. И не надо болтать о том, что мы с ним были наркоманами. Да, мы покуривали. Но мы ведь работали. Мне приходилось трудиться ночи напролет. А как это сделать без наркотиков? Но мы курили, никаких тяжелых наркотиков. Иногда немного кокса нюхали.

Фэй Робсон, новый секретарь Холстона. Я была предана ему на 1000 процентов. Он был настоящий трудяга, рано приходил, поздно уходил. Так было, по крайней мере, до «Студии 54».

Джо Эула. Это я привел его в «Студию 54». Это было в 1977 году. И его нельзя было вытащить из этой проклятой норы. Он просто влюбился в нее. Он организовал там день рождения Бьянки Джаггер. Ее фотография верхом на лошади облетела весь мир. В «Студию 54» хотели попасть все. Там царила жестокая дискриминация. Например, в клуб не пустили одного банкира, тот подал иск на миллион долларов.

Репортер спрашивает Энди Уорхола: если бы у вас был день рождения, кого бы вы хотели увидеть за своим столом? Элизабет Тейлор и Холстона.

Геи создали свое общество. Они социализировались, как в свое время евреи.

В «Студии 54» Холстон знакомится с художником Виктором Хьюго, они становятся партнерами.

Голос Виктора Хьюго. Мы с ним прожили 15 лет. Это была почти семья.

Джо Эула. Почему Холстон терпел Хьюго? Потому что любил.

Холстон переезжает в Олимпия-тауэр. Он сам проектирует помещение мастерской и офис компании.

Фэй Робсон. Там повсюду были зеркала, было много света. Это была лучшая мастерская в мире. Женщины работницы, когда увидели все это, плакали от восторга.

Голос за кадром. В новом помещении начались показы. Вся гламурная тусовка Нью-Йорка в первых рядах. Грандиозный успех. Холстон был замечательный маркетолог. Холстон называет себя императором и сам начинает в это верить.

В 1980 году Холстон выезжает с показами в Китай. Он посещает фабрики по производству шелковой одежды. Холстон становится настоящим послом американской моды.

Сотрудники компании вспоминают, что Холстон именно в то время начал меняться. Он постоянно кричит на подчиненных, он требует, чтобы в офисе все носили только черное, он фактически использует людей как реквизит при показе одежды. Начинаются конфликты между Холстоном и Эльзой Перетти. Холстон стремится все делать сам.

Голос за кадром. Бизнес Холстона идет на спад. Он прошел свой апогей. Появляются новые имена в мире моды. И в 1982 году Холстон заключает необычную сделку. Это слияние его компании с сетью магазинов готовой одежды для среднего класса «Джей Си Пенни». Холстон говорит, что наступил третий этап его карьеры. Сначала он делал шляпы, потом одел богатых и знаменитых. Теперь он решил одеть всю Америку. Мир высокой моды возмущен. А в «Джей Си Пенни» другая культура. Компания загружает свои заводы на восемь месяцев вперед, а Холстон только над ярлыками для своей одежды может работать месяцами.

Холстон проводит показ коллекции «Холстон III» в 1983 году. Там было представлено 26 моделей. Публика была в восторге. Но магазин «Бергдорф» убирает со своих витрин все товары фирмы «Холстон». Холстон в интервью говорит, что «Бергдорф» это еще не вся Америка, но он расстроен. Многие магазины по всей стране снимают заказы на продукцию фирмы «Холстон».

Фэй Робсон. У меня из-за переживаний открылась язва, и я была вынуждена уйти, хотя всегда была предана Холстону.

Голос за кадром. Беда не приходит одна. Пришло время настоящей трагедии. Тогда страну захлестнула волна поглощений, компании поглощали друг друга. Дэвид Махони решил выкупить все акции своей компании, но его цену перебила компания «Эсмарк». Махони был вынужден уйти. «Эсмарк» занималась не совсем модой. И Холстону пришлось работать под началом Джоэла Смайлоу, одного из самых суровых боссов Америки.

Племянница Холстона Лесли Фроуик. В 1983 году дядя попросил меня работать у него. Ему, наверное, нужен был близкий человек, которому он мог бы доверять полностью. Я с радостью согласилась. И тогда пришел этот управляющий из «Эсмарка», Карл Эпстин.

Карл Эпстин. Вначале мне было очень интересно. Я – просто парень из Бруклина. Попадаю в Олимпик -тауэр. А там все на голливудский манер. Он меня целовал в лоб, говорил – ты король. Даже сам сделал и надел мне на голову корону.

Закадровый голос. Холстон верил, что Карл будет посредником между ним и крупной корпорацией.

Карл Эпстин. Он сшил для меня пиджак, вся моя семья там оделась. Он меня познакомил с Лайзой Миннелли. Я подумал: к черту дела! Вот как жить надо.

Управляющий «Эсмарка» Уолтер Бергман. Их финансовые дела были просто катастрофой. Карл не сделал того, для чего его туда направили.

Карл Эпстин. Я проверил траты. Боже мой, цветы! А еще огромные суммы на развлечения и на кухню. Холстону обед в его дом в Монтоке на частном самолете привозили. Такой обед обходился компании в 2000 долларов. А потом он предложил свозить сотрудников на свадьбу к своей знакомой. Я подсчитал – 125 тысяч долларов. И отказал ему. С тех пор я стал врагом.

Закадровый голос. В 1984 году Эпстин приглашает на работу младшего дизайнера Джона Риджа. Через месяц тот просит отпустить его, он не сработался с Холстоном. Но Эпстин говорит, что скоро все поменяется. Холстон приходит на работу все позже, он не хочет видеть людей из «Эсмарка». Он срывает заказ «Джей Си Пенни», он не хочет работать с ними. Тогда Ридж отправляет туда свой эскиз. Эпстин считает, что проблемы Холстона возникают из-за наркотиков.

Эпстин собирает сотрудников компании и говорит, что театр одного актера закрыт. Теперь дизайнером становится Ридж.

А в октябре Холстону указывают на дверь. Он обсуждает возможность работать самостоятельно, однако выясняется, что без крупной корпорации за плечами он не потянет своих привычных расходов.

Карл Эпстин. Все стало спокойно, можно было работать.

Закадровый голос. Эпстин распродал все образцы, некоторые по 20 – 30 долларов. Многие образцы пропали или были уничтожены. Эпстин приказала стереть с видеокассет показы коллекций Холстона и продать их пустыми. Компания стала шить одежду в Китае, отправляя туда выкройки.

В 1988 году Холстон признается племяннице, что у него СПИД. Он продает свой дом и уезжает в Калифорнию, чтобы прожить оставшееся время с семьей.

Сообщение по телевизору. Вчера умер великий дизайнер моды Холстон. Ему было 57 лет, он умер от СПИДа.

Через пять месяцев закрывается головной офис компании «Холстон».

Знаете ли вы, что

  • Фильм снимался в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Париже и Мериленде.
  • Впервые фильм был представлен публике 26 января 2019 года на кинофестивале «Сандэнс».
  • Оформить подписку