Назад

Программа Прожекторперисхилтон. Новый концерт смотреть онлайн

Смотреть позже
Поделиться
7,2
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Одно из главных комедийных событий года – концерт «Прожекторперисхилтон», который собрал на одной сцене лучших юмористов России. Гарик Мартиросян, Иван Ургант и Сергей Светлаков рассматривают самые интересные и актуальные события, происходившие в нашей стране и в мире в 2021 году. Они комментируют газетные статьи, делятся мнениями по поводу политики и светской жизни, обсуждают знаменитостей, и всё это – в формате полной импровизации.

Кажется, в России не найдётся человека, который бы никогда не слышал о популярной юмористической передаче «Прожекторперисхилтон». Гении импровизаций и мастера сарказма Гарик Мартиросян, Иван Ургант и Сергей Светлаков переносят своё шоу с экранов телевизоров на сцену. Ведущие в режиме реального времени, без монтажа и вырезанных сцен, искрометно шутят на самые злободневные темы. Во время концерта зрителей ждёт множество сюрпризов, а в конце – яркий музыкальный финал.

Приглашаем всех, кто хочет от души посмеяться и запомнить уходящий год на позитивной ноте, смотреть онлайн шоу-концерт «Прожекторперисхилтон».

Приглашаем посмотреть программа «Прожекторперисхилтон. Новый концерт» в нашем онлайн-кинотеатре совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

FullHD, HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Концерт состоялся в «Крокус-Сити» 24 октября 2021 года.

На сцену выходят ведущие шоу – Сергей Светлаков, Иван Ургант и Гарик Мартиросян. Они не виделись уже давно и рады снова встретиться. Этот концерт был назначен на 2020 год, но его перенесли из-за коронавируса. Шоумены интересуются у зрителей, кто из них вакцинировался, а кто нет. Следует ряд шуток по этому поводу.

Мартиросян говорит, что подготовленные к отмененному ранее концерту газеты устарели, и новости сейчас уже совсем другие. Ведущие, которые работают на разных телеканалах, обмениваются взаимными остротами по этому поводу. Мартиросян утверждает, что у Светлакова вместо мозгов – кусок малахита, поскольку он родом из Екатеринбурга. Тот парирует: а ты так и не сумел за все эти годы заработать на русский паспорт. Начинается импровизация на тему, каким должен быть русский (не российский) паспорт: когда его открываешь, звучит балалайка; обложка из бересты; с последней страницы в лицо дует ветер и раздается тихий голос «маменька приехала»; паспорт закрываешь – пирожок выпал. Мартиросян говорит, что на фото в таком документе он должен быть в армяке, перевязанным бечевкой, и бежать босиком по росе. Ургант: теперь мы тебя так и будем называть – армяк. Мартиросян: а разве ты меня не так называл? До меня доходили слухи, что ходит по Останкино такой носатый и твердит: хорошо, что этого армяка нет на «Первом», я один теперь здесь демиург юмора. Приходи ко мне всякая звезда мелкая, буду оскорблять.

Ургант снова переводит разговор на тему прививок. Мартиросян утверждает, что, поскольку он врач, то сам сварил себе вакцину. Ургант сообщает, что привился «Спутником Лайт». Светлаков считает, что это звучит, как название сигарет: а я дождусь, когда будут «Экстра Лайт», такие тонкие, с ментолом. Соведущие смеются: дамский «Спутник»? Светлаков: а потом еще будет «Спутник Насвай». Под язык кладешь – а там вкус куриного помета. Мартиросян: не снимайте это. Я правильно понимаю, что ты из тех людей, которые ищут ночью закладки «Спутников» в Парке Горького? Светлаков: нет, я их там раскладываю. Ургант: и не в Парке Горького, а в павильоне «Космос» на ВДНХ. А вот я привился специально, чтобы посещать светские мероприятия. Мартиросян: сейчас главное, чтобы у тебя был QR. Вот сейчас Галустян летел на съемки «Звезды в Африке» с Бузовой, и я придумал для него песенку. «Предъявите QR, чтобы полететь в ЮАР. Вот QR на балет, на ЮАР QR-а нет». Ну как, нормальная ведь песенка? Ургант тоже начинает напевать: «Ну ты, Виталик, дурак. Что ж ты не привьешься никак?» Видишь, я прямо на ходу придумываю. Мартиросян: «Осенний ПЦР после жаркого лета, ты, может быть, один так почувствуешь это. Но впереди вся осень, ты мне нужен очень, и я тебе нужна. Но вот тебе локдаун…» Ургант: представляешь сейчас концерт Олега Газманова? Он же теперь будет петь: «Господа с ПЦР-ом, тара-дам, что-то-там с мэром… Две ноздри подставляя, за Россию свою… А если в зале есть лица, кто привиться боится, те, кто, сжав ягодицы, все боится врачей. Я не буду здесь петь для таких сволочей!»

Светлаков: ну вот, пошел ПЦР-ный юмор. Ребята, наш концерт должен был быть реально два года назад, мы же к нему готовились. Ургант обращается к зрителям: мы эти деньги уже давно потратили. Поэтому, друзья, мы сегодня работаем от чистого сердца, от души. Представьте, что сейчас 2019 год. Ведущие начинают зачитывать заголовки в разложенных на столе газетах. Светлаков: «Сборная России готовится к Евро». После Чемпионата мира мы точно всех порвем. Ну как наша сборная может проиграть? Скорее, Дзюба покажет всем своего Антошу. Это же просто бред: взять и бросить своего Антуана в сеть. Не может быть такого! Мартиросян: я не понимаю шуток. Разве у Дзюбы есть друг по имени Антуан? Ургант: на счет дружбы не уверен, но приятель. И вообще, Дзюба роскошный футболист. Ургант пресекает попытки Светлакова и дальше развивать начатую им тему. Давайте дальше. «Выборы президента США», Трамп против Джо Байдена. И вот сейчас нельзя сказать, кто победит. Мартиросян: но ведь не дряхлый же старикашка Байден. Светлаков: да, безумного старика не могут выбрать.

Ургант: еще свежая новость двухлетней давности. Олимпийские игры в Токио, возможно, перенесут из-за коронавируса. Светлаков: это какая-то воспаленная фантазия, не может такого быть, ведь столько денег уже вбухано. Давайте уже вынырнем из старых новостей и вернемся в нашу действительность. Ургант: есть очень важная новость, на которой я хочу заострить внимание всех присутствующих. В России началась перепись населения. То есть будет человек, который зайдет к каждому в квартиру… Мартиросян: угу, очень логично в пандемию. Ургант: есть еще электронная регистрация. Мартиросян: ну да, ты регистрируешься, а к тебе все равно потом приезжают забирать этот код. В чем смысл? Кстати, впервые можно и нужно указать в этой анкете свою национальность, если ты не русский.

Идет серия острот на тему национальности. Мартиросян рассказывает придуманную им на ходу байку, как в Петербурге домой к Урганту пришли человек с винтовкой и моряк, они требуют, чтобы «недобитый буржуй» указал в анкете свою национальность. Ургант удачно отшучивается, обыгрывая тему своих еврейских корней, все покатываются со смеху. Затем он говорит, что они шутят не над теми вещами: надо быть аккуратнее, сейчас ситуация в мире такая, что люди, к сожаленью, в том числе, и из-за коронавируса, становятся невероятно восприимчивыми и ранимыми, во всем видят какую-то обиду, насмешку. Поэтому я предлагаю извиниться за все, что мы тут наговорили, вдруг кто-то уже оскорбился и обиделся. Сережа, мы сейчас с Гариком отойдем. Мартиросян: ты пока посиди, мы ведь будем исполнять Моцарта, а для тебя это всего лишь конфеты.

Ургант и Мартиросян исполняют вокальный номер, используя фрагмент оперы «Свадьба Фигаро». В комической форме они приносят свои извинения всем, кого могли случайно обидеть. По завершению этой «покаянной» арии, Светлаков становится на колени, кладет земной поклон и говорит: простите, Бога ради!

Шоумены переходят к следующей теме: новость про то, как президент Путин отправился вместе с министром обороны Сергеем Шойгу отдыхать в тайгу. Обсуждая снимки с этой прогулки, они делают вывод, что президенту очень идет весь этот российский антураж. Причем оружия у Путина при себе не было, значит, это была не охота, и звери не пострадали. Звучат шутки по поводу того, как была обеспечена безопасность пребывания в тайге первого лица государства. Затем Ургант и Мартиросян исполняют музыкальный номер на мотив песни «Прогулки по воде» (сл. Илья Кормильцев, муз. Вячеслав Бутусов). Его завершает соло Светлакова на флейте.

Ургант удивляется: Сережа, как ты сумел с первого раза это сыграть? Светлаков: знаешь, если песня про президента, то любому россиянину засунь флейту в рот – и он заиграет. Гендерная память! Ургант: может быть, ты хотел сказать – генетическая? Светлаков: хотел, но в последний момент передумал. Ургант и Мартиросян хохочут: Сереж, так недалеко и до трансгендерной памяти. Поаплодируйте, друзья, его премьере в качестве музыканта.

Ургант: следующая новость. Газовый кризис в Европе в связи с отказом Брюсселя от долгосрочных контрактов на поставки газа по стабильным ценам, в результате чего в европейских странах ощущается резкий дефицит энергосырья. То есть, у нас газ есть, у них – нет. Смотрите, какая сейчас ситуация будет. Предположим, Брюссель или Гаага. Мартиросян: ты уж определись, Брюссель или Гаага. Там восемьсот километров между ними. Ургант: я так хорошо карту Европы не учил, как ты, шпион. Так вот, замерзающая Гаага, чудовищно холодно, пронзительно, ветер гуляет по улице ледяной, темно, в домах холод, батареи не греют. Две скрюченные фигурки застывшими он холода руками пытаются ласкать друг друга – два мужчины, ведь это же Европа, там так все устроено. И вот они стоят, а вдалеке на горе – дом, теплые окна открыты, дымок идет, пахнет калачами, раздается тихонечко звук гитары семиструнной. Выбегает на крыльцо женщина – распаренная, разрумяненная – берет снег, обтирается, говорит: «Господи, как жарко!» Она забегает обратно, закрывает дверь, а на ней табличка «Посольство Российской Федерации». И так будет в каждой стране сейчас. Раньше, когда были открыты границы, к нам сюда приезжали иностранные туристы, валом шли. Покупаешь здесь шесть тысяч зажигалок, возвращаешься обратно в Бельгию, и все – чайник вскипел. А сейчас как поступить в этой ситуации? Как можно газ перевозить, ведрами? Светлаков: кстати, почему бы и нет? Можно еще в рот набрать, переплыть и в Литве полыхнуть. Мартиросян: Сережа думает, что Россию и Литву отделяет маленький водоем. Переплываешь реку – и ты в Литве. Ургант: Сережа много раз так на Урале нырял. А выныривал в Литве или на Востоке – по-разному. Так, еще новость, про вас, кавээнщики. КВН попросили признать наследием ЮНЕСКО. Вас будут охранять, как памятники. Мартиросян: представляешь, ты – Сергей Юрьевич Светлаков – будешь объектом национального достояния. Если тебя кто-то тронет, приедут силы ООН и скажут: не трогай Сережу, он в одном ряду с Китайской стеной. Ургант: на тебе будет табличка «Руками не трогать». Тебя будут тереть на счастье, твоего так называемого Антуана. Мартиросян: КВН достоин этого. Я предлагаю и другие программы признать объектом всемирного наследия космического уровня. Ургант: если уж мы говорим про КВН, я предлагаю позвать нашего первого гостя, человека, который придумал КВН. Причем до него КВН уже придумал Масляков, много раз. А этот человек придумал его точечно, в квартире Гарика Харламова. Мартиросян: и кто же этот человек? Ургант: ребята, у нас в гостях Гарик Харламов! Гарик, выходи сюда.

На сцене со стулом в руках появляется Харламов: я вообще не понял, зачем мне стул, у вас же есть еще один. Светлаков: а там сидеть нельзя. Харламов: понял, это стул памяти Цекало. Здравствуй, «Крокус»! Привет, друзья. Мартиросян ехидничает над неформальным внешним видом Харламова: я прошу отметить, насколько элегантно и со вкусом одеваются жители ближайшего Подмосковья. Ургант сравнивает наряды Мартиросяна и Харламова: вы мне напоминаете отца-депутата и сына-наркомана. Харламов: причем отец – я. Ребята, я просто рядом живу, здесь, через дорогу, в «Шоколаднице». Это моя повседневка.

Харламов усаживается за стол. Коллеги спрашивают, что произошло в его жизни за последние два года. Харламов: во-первых, я привит. Шоумены хохмят, что это уже должно стать актуальным приветствием. Мартиросян: слышал, у тебя открылась сеть фастфуда – сосисочные. У меня честный вопрос, как у Юры Дудя. Ты уже много заработал? Харламов: я еще не заработал, ребята, я только открылся. У меня три точки – в Парке Горького, на Пушкинской и в «Метрополисе». Мишленовских звезд у нас нет и никогда не будет. Мы открылись, немного поработали, а 27-го закрываемся. Над ним хохочут: роскошный старт, закрылись, не успев набрать высоту. Мартиросян: люди, которые открывают сосисочные, а через неделю закрываются, называются сосигархами. Харламов: не зря слово «сосиска» – от слова «соси». Ургант: почему из огромного количества мясных продуктов ты выбрал именно сосиску как символ своего будущего богатства и успеха? Харламов: бургеры были у Тимати, у Моргенштерна. Они у всех. Сколько можно? Сосиска и обычная булка! Кладешь сосиску в булку – это же секс. «Хот Дог Бульдог». И разлетаются. Самый дешевый стоит 150 рублей, а самый дорогой – 300 рублей, это так называемая «Двустволка». Светлаков: у меня во дворе у одной девочки кличка такая была. Харламов: да-да. Согласись, она была самая дорогая. Ургант: простите, но нас снимают. Сережа, ты дурак что ли? Светлаков озирается по сторонам: кто снимает? Ну-ка, вырубите свою Нокию!

Ургант: ладно, хорош рекламировать. Гарик, давай с тобой обсудим важнейшую новость. Юлия Пересильд вернулась из космоса вместе с Климом Шипенко. Мартиросян: почему это сделал не ты? Ведь шар – это идеальная форма, а в невесомости любая форма принимает форму шара. Ты и на Земле в такой форме. Почему взяли не тебя? Харламов: во-первых, я аэрофоб и ракетофоб соответственно. Мартиросян: «Аэрофоб» – это дочерняя компания «Аэрофлота»? Самолеты, на которых написано «Аэрофоб», не летят до Петербурга, а едут прямо по шоссе. Харламов: может быть, я сейчас навлеку на себя чей-то гнев, но я, честное слово, не понимаю, зачем надо было лететь в космос, чтобы снимать кино. «Интерстеллар» сняли на Земле. Давайте тогда будем снимать про Жанну Д'Арк и по-настоящему сожжем ее в кадре? Ургант относится к этой идее с энтузиазмом: давайте! И мы уже послали сценарий Милонову. Светлаков: он как оператор или как режиссер? Мартиросян: как креативный продюсер. Харламов: снимать в космосе – это же неудобно. Ладно, Юлия Пересильд прилетела. Потом там все пахло айкосом, она ведь не космонавт. Ургант: ребята, я был на Байконуре. Поверьте, это так интересно. Юлия Пересильд готовилась к полету не два года, как другие, а всего четыре месяца. Она сделала мощную рекламу, теперь все космические туристы, тоже так будут делать, и деньги в нашу страну потекут рекой, как от газа. Это же все экономика! Мартиросян: скоро в ракетах будет бизнес-класс, эконом-класс, стоячие места. Ургант: нужно чтоб туристы взлетали с Байконура, чтоб все взлетали с Байконура. Лишь бы не вспоминать про Восточный.

Мартиросян рассказывает байку о том, как однажды они с Харламовым после двух выпитых бутылок водки решили полетать на воздушном шаре. Шар был привязан четырьмя тросами к земле и должен был подняться совсем не высоко. Но из-за ветра тросы порвались, и корзину вместе с шаром начало относить в сторону Орехово-Зуево. Харламов: это было страшно. Я реально боюсь высоты, я даже если подпрыгиваю – меня слегка подташнивает. Светлаков: а за 20 миллионов долларов ты бы полетел в космос? Харламов: да. Ургант, Светлаков и Мартиросян хохочут, они прощаются с Харламовым, тот уходит.

Следующим гостем шоу становится журналистка, телеведущая и видеоблогер Ирина Шихман. В своем авторском канале на YouTube она брала интервью, в том числе, у Светлакова и Мартиросяна. Первым делом Ирина делится со зрителями своей огромной радостью: я сегодня погасила ипотеку! Мартиросян предлагает устроить банкет в ее новой квартире. Ирину подобная идея не вдохновляет, она говорит, что на ремонт в приобретенном жилье еще не заработала: у меня же нет большой армянской семьи. Мартиросян предлагает даме обзавестись ею, это вполне достижимая цель. Затем Ургант зачитывает самые гадкие комментарии к программам, где Ирина беседовала с Светлаковым и Мартиросяном. Те отшучиваются, говорят, что видят в них даже какой-то позитив. Урганта подначивают, предлагают тоже ответить на несколько вопросов Ирины, он соглашается это сделать прямо на глазах у зрителей.

Попрощавшись с Ириной, шоумены говорят, что они готовы выслушать вопросы находящихся сейчас в зале зрителей. Одна девушка спрашивает Ивана: чем бы вы посоветовали нам заняться на локдауне? Мартиросян уточняет: вам с Иваном? Девушка: нет, нам всем. Светлаков: а локдаун – это остров такой? Алло, ты где? А я на Локдауне. Ургант: я думаю, что нам всем надо больше гулять, выходить на улицу. Мартиросян: изумительная погода будет. Ургант: и я рекомендую смотреть телевизор по вечерам. Светлаков: если надоело гулять вдоль стенок – рваните по диагонали. Девушка: а что вы обычно смотрите по телевизору? Мартиросян: я смотрю исключительно одну программу. У меня на этом месте пульт сломался, поэтому я смотрю Первый канал в 23:00. Голос объявляет: встречайте, Ива-а-а-н Ургант! Я каждый вечер жду этого момента уже девять лет, никаких других программ не существует. Ургант: Гарик, прости, что я постоянно бужу тебя. Мартиросян: мне на самом деле нравится твое шоу. Светлаков: нет, но можно ведь и на СТС переключить.

Зритель, который представляется Игорем, говорит: у меня два вопроса. Первый: когда вернете Цекало? И второй: почему не позвали Бузову? Мартиросян: вы так говорите, будто мы отобрали Цекало у вас и должны теперь его вернуть. Светлаков: может, этот человек занимается прокатом Цекало. Мартиросян: я сейчас отвечу серьезно. Саша Цекало – крутой продюсер, он снимает для Netflix в США. Он проживает в Лос-Анджелесе, и дай бог, чтобы у него дела в этом бизнесе шли настолько хорошо, чтобы он производил эти сериалы так долго и удачно, чтобы его не было среди нас. А вот почему нет Бузовой… Светлаков: у нее должен был быть концерт 28-го числа. Но локдаун с 28-го, понимаете? Вывод можно сделать только один: Бог есть. Ургант: на самом деле мы звонили два дня назад Оле, приглашали ее, чтобы она спела одну песню из концерта, который отменился навсегда. Оля сказала: я боюсь Бога и не приду.

Следующий зритель: добрый вечер, меня зовут Илья. Сегодня по радио я слышал, что с вами четвертой вместо Цекало должна была быть Ксения Собчак. Почему ее нет? Где она? Ургант: а вы голосовали за нее на выборах? Светлаков: это еще раз доказывает – Бог есть. Мартиросян: мы бы с удовольствием поговорили с Ксенией. Но мы такие тупые! А вы нам дали хорошую идею. Надо было позвать Ксению Собчак. Светлаков: первая мысль, которая нам пришла, это пригласить Медведева. У него же куча свободного времени сейчас. Вот что он делает? Ну, вышел на балкон, поприветствовал крепостных: давайте отрепетируем танец на ближайшую встречу выпускников. Это час времени. Потом из желудей сделал какую-то поделку. Или чертика из капельницы. Еще час. А потом что? Затем пошел, воды набрал, хны накидал. Потом понял: блин, не то! Спустил воду. Ну, оленя покормил, камушки из гречки выковырял… Ургант: хочу предупредить вас, друзья, что все, находящееся справа от меня, не имеет к нам с Гариком никакого отношения. Ртом Сережи разговаривает дьявол, которого надо изгнать. Мартиросян: поверьте, мы с Иваном – вменяемые люди. Галлюцинации после курения айкоса к нам не имеют никакого отношения. Человек перекурил, без стика втягивал в себя морозный московский воздух. Ургант предлагает перейти к следующему вопросу.

Константин интересуется: на Первом канале, как известно, передача была – КВН, потом ее скопировали на ТНТ. Как вы считаете, Гарик, когда может появиться копия «Вечернего Урганта»? Ургант: вот спасибо! Это очень хороший вопрос. Я его переформулирую: когда ты украдешь мое шоу, Гарик? Я не Масляков, я хочу быть готов. Мартиросян: я вам отвечу, Константин, как профессиональный телевизионщик. КВН скопировали только по одной причине. В Древней Греции, например, копировали только прекрасные скульптуры. А то, что ничего из себя не представляет, копировать нет смысла никакого. Понимаете? Ургант: то, что ты в старом итальянском костюме, Гарик, еще не означает, что ты – древний римлянин. Мартиросян: ну вот, а я-то думал, что выгляжу, как Цезарь. Как салат, причем. Спасибо всем, друзья. Извините, если кто-то не успел задать свой вопрос.

Ургант берет гитару: ребята, нашей передаче в этом году исполнилось тринадцать лет. Я это помню, потому что именно в день съемок самого первого эпизода программы «Прожекторперисхилтон» у меня родилась дочка Нина. Мартиросян: это было 15 мая, в день рождения моей жены Жанны. Я помню, Ваня приходит бледный. Первый выпуск «Прожектора» снимают на Первом канале, мы выходим из-за стола, волнуемся, обсуждаем, как прошел этот эксперимент, а Ваня такой потерянный. Мы спрашиваем: что случилось? А он: не хотел вам говорить. Я просто сильно не выспался, я весь на нервах, у меня родилась дочь. Ургант: это было в Петербурге, после этого я сразу улетел на съемки. А у Сережи и у Саши Цекало в том же самом году тоже родились дочки. А твой Жасминке, Гарик, сколько тогда было? Мартиросян: уже четыре. Ургант: вот сейчас мы замечаем, что время-то идет, и мы, честно говоря, становимся сентиментальными людьми. И песенку, которой все это мы будем завершать, мы хотим спеть нашим дочкам. Потому что мы очень много уделяли времени себе и передаче, а им уделяли времени не так много, как нам хотелось бы. Но от этого мы любим их не меньше, чем передачу. Светлаков и Мартиросян с этим соглашаются. Они исполняют финальный номер на мотив песни Олега Митяева «Лето – это маленькая жизнь».

Посмотри, дочь, остались годы позади,

Ты теперь взрослее и понять меня должна.

Если я с тобой не часто время проводил,

Знай, что это Эрнста, а не папкина вина.

Дочка, мне так жаль, что не вернуть прошедших дней.

Помню, как тебе я куклу Барби покупал,

Но вместо того, чтобы играть с тобой и с ней,

Чаще я на сцене с Харламовым играл.

И понять друг друга вряд ли легко нам,

Мы с тобой, как пейджер с новым айфоном,

Но звучит все время будто бы фоном

И объединяет нас одно.

Дочка родилась – президентом был Путин,

Дочка пошла в школу – президентом был Путин,

Дочка в институт – президент Путин.

Путин – это маленькая жизнь.

Оформить подписку