Оформить подписку
Профиль

Рецензия на фильм В краю крови и меда от Libukr2

Оценка фильма
1 из 10

Почему сербы являются синонимом зла в фильме Анджелины Джоли

Патологическая история любви завершается тем, что Даниэль выстрелом в голову убивает Айлу, после чего падает на колени, и кричит: «Я - военный преступник!»
Признаюсь - я не являюсь кинокритиком, но я написал шесть книг об истории Балкан, и многие мои статьи опубликованы в «Интернэшнл геральд трибюне», «Уолл-стрит джорнале», «Вашингтон таймсе», а также многих сербских газетах.
После просмотра фильма «В стране крови и меда» я установил, что фильм кишит неправдой, в особенности ложными историческими фактами. Оставляю кинокритикам и экспертам рассуждать о художественной ценности фильма, ибо в этом они более сведущи, чем я.
В этом фильме секс, насилие и фабрикация событий особо подчеркнуты, чтобы все это в Голливуде выглядело более убедительно, а разные кинотрюки применены для того, чтобы развлечь нас и отвлечь наше внимание от реальности о боснийской гражданской войне. В начале съемки барышня Джоли точно знала какие эмоциональные травмы и ущерб понесут многие боснийские семьи, которые будут смотреть этот фильм, в особенности те из смешанных браков. Под предлогом, что это лишь один из тех «выдуманных» фильмов, базирующихся на действительных фактах, она делает противоположное от своей идеологии, что нужно быть ответственным, когда речь идет о нарушениях прав человека.
Она надменно отклоняет историю о действительных «боснийских Ромео и Джульетте», убитых снайпером 19 мая 1993 г. Его звали Бошко Марич и был он сербом из Боснии, а ее звали Адмира Исмич, и была она мусульманкой из Боснии. Они убиты при переходе через мост Врбаня в попытке убежать из мусульманской части Сараева, чтобы оказаться в безопасности в сербской части города. Их мертвые тела несколько дней оставались лежать на мосту, на ничейной полосе, в то время как СМИ, подобно стервятникам, манипулировали их гибелью для своих заглавных страниц.
У Анджелины Ромео - Даниэль, роль которого исполняет сербский актер Горан Костич, а Джульетта - Айла, роль которой исполняет боснийская актриса Жана Марьянович, творят иную историю, в которой задействованы секс, агрессия и убийство - историю, преследующую цель убедить публику в том, что насилие, рабство и изощренное издевательство могут стать частью романа в гражданской войне. При просмотре создается впечатление, что для успешности голливудского фильма правда не нужна, и - хоть и осознавая, что не предусматривалось делать его документальным - все-таки важно знать, что фильм в очередной раз использован для тиражирования пропаганды.

МОНОГАМИЧЕСКОЕ НАСИЛОВАНИЕ

В начале фильма Айла готовится к встрече с сербским полицейским. В следующей сцене они танцуют в сараевском ночном клубе, но взрывается бомба, прерывая спокойствие этого мультиэтнического города. Бомбу подбросили, конечно же, сербы. В следующей сцене мы видим женщин, которых ведут в автобус, и он куда-то отправляется. Спрашиваете куда? В сербский лагерь, где их насилуют! Сербский полицейский бросает одну из женщин на капот автомобиля, снимает с нее брюки и насилует ее. Полицейский хватает Айлу, чтобы ее также изнасиловать, но его останавливает Даниэль, «ее» серб, который спасает ее от насилования, угрожая всем, кто посмеет хоть тронуть ее. Айла выживает так, что остается взаперти в комнате, где с нею спит только Даниэль. Причина, по какой кто-то готов всю войну защищать женщину, с которой встретился лишь однажды, в данной истории остается без объяснения.
Анджелина преподносит нам это событие как начало фильма, игнорируя действительную причину развязывания боснийской гражданской войны, когда мусульманские террористы ворвались в православный храм во время обряда венчания в Сараеве, и запретили сербам носить сербское знамя (таков сербский обычай на свадьбе - прим. пер.) в Боснии, так как это теперь мусульманское государство. Потом они убили отца жениха и ранили православного священника, а также около десяти гостей.
Анджелина замалчивает факт приезда свыше 2 000 мусульманских террористов в Сараево из лагерей Бин Ладена в Афганистане, которые пытали и убивали сербских солдат, запекая их на вертеле как животных, и отрубая им головы, которые потом носили по Сараево как трофеи. У меня есть несколько ужасающих фотографий с подобными сценами.
Анджелина Джоли также не показывает факты увольнения тысяч сербов - моего друга, работавшего в сараевском телецентре более 25 лет, постигла та же участь. Мусульмане обыскивали жилые дома и выгоняли сербов, десятилетиями там живших, после чего их мебель и личные вещи выбрасывали из окон на улицу. Она не упоминает факт изгнания из Сараева свыше 250 000 сербов, которым запретили возвращаться, а также то, что на очередных выборах, так как этих сербов больше не было, Алия Изетбегович победил с разницей всего в 44 000 голосов. Какая-либо причина для сербской мести и ответного нападения в фильме не показана, либо осталась за кадром. Хорваты, которые с мусульманами четыре года воевали, в данном фильме даже не упомянуты. Боснийские мусульмане представлены как безвинные жертвы, над которыми сербская армия изощренно издевалась.
Пока я смотрел фильм, вспомнил превосходную книгу «Чистка путем СМИ: грязные репортажи - журналистика и трагедия в Югославии» Питера Брука. В этом фильме повторялся «факт» - как и в СМИ, следивших за этой гражданской войной - ложь о 300 000 убитых боснийских мусульман. Как и в случае Геббельса, во время Холокоста говорившего «Скажи ложь сто раз, и она станет правдой», и здесь семь лет твердили о 300 000 убитых и 60 000 изнасилованных, и весь мир, конечно же, в это поверил.
Благодаря отдельным организациям с лучшей репутацией, сегодня мы знаем, что общее число жертв, причем на всех сторонах данной гражданской войны, составило менее 97 000 жертв, и что это не делает их жертвами геноцида. Мы также знаем, что Анджелине известно о 800 000 убитых в Руанде, за два года до данной войны, но ей удалось проигнорировать это. Она зациклилась на пробоснийской пропаганде, более подходящей для ее мелодрамы, и которая к ней привлечет больше внимания. Ее фильм номинирован в категории иностранного фильма, хотя многие в Голливуде не очень надеются на успех ее режиссерского дебюта.
Диалоги в фильме вскольз затрагивают сербские жертвы Косовской битвы из 1389 года, важного исторического события, что подавляющее большинство зрителей даже не заметит. Также упоминаются хорватские усташеские нацистские подразделения из Второй мировой войны (ликвидировавшие 1,4 млн. сербов, 60 000 евреев, 78 000 цыган), и мимолетно слышим одно-два предложения о четниках - сербах, воевавших против нацистов. Но даже это не останется в памяти зрителей.

ЗАТЕРТАЯ ЛОЖЬ О НАСИЛОВАНИЯХ

В этом фильме прозвучали обвинения и в адрес Сербской православной церкви, причем не упомянуто, что сербский патриарх Павел возглавил свыше миллиона сербов, протестовавших против тогдашнего правительства. В интервью для «Швейцарского федерального парламента» 10 февраля 1992 г. патриарх заявил, что «800 сербских женщин изнасиловано в 20 мусульманских и хорватских лагерях». Югославская организация по военным преступлениям также 2 августа опубликовала его заявление, в тот же день когда американской прессой растиражированы истории про «лагеря смерти». В них точно указаны места в Сараеве, Тузле, Бугойне, Бихаче и Славонски-Броде, где сербских женщин связывали, насиловали, и где хорватские и мусульманские солдаты их убивали.
Любовная история Ромео и Джульетты заканчивается тем, что Даниэль убивает Айлу выстрелом в голову. Эта последняя сцена стала последним шансом Анджелины демонизировать сербов - когда Даниэль падает на колени перед представителями полиции Объединенных наций и заявляет, причем повторяя это несколько раз: «Я - военный преступник! Я - военный преступник!» Эти слова рассчитаны на то, чтобы глубоко врезаться в память зрителей, покидающих кинозал.
Этот фильм не трогает публику любовной историей, а ужасает их сценами насилования. Анджелина Джоли не гнушалась даже того, чтобы в конце фильма продемонстрировать статистику из данной войны, продолжая пропаганду про «50 000 боснийских жертв насилования», хотя эта цифра за последних лет двадцать уже много раз дискредитирована. Если этот фильм представлен как выдумка и фильм, не базирующийся на действительных событиях, то тогда в нем действительно нет места для таких лжеданных, включенных по политическим соображениям.
Эти выдуманные истории и пропаганду о боснийской гражданской войне всего лишь в нескольких предложениях обрисовал французский журналист Джером Бони, отправивший 4 февраля 1993 г. сообщение из Тузлы. Тогда Тузлу провозгласили боснийским городом, где больше всего изнасилованных мусульманок. Он сказал:
«Когда я отправлялся в Тузлу, мне предложили пойти в гимназию, где находится 4 000 изнасилованных мусульманок. На 20 километров от гимназии я услышал цыфру 400. На 10 километров она уже уменьшилась до 40. Когда же я пришел в гимназию, то застал там всего четыре женщины, которые захотели говорить об этом».
Фильм «В стране крови и меда» поощряет вульгарность, а не было того меда, чтобы подсластить страдания мультиэтнического насилия, в котором участвовали все три стороны, и все они несут ответственность за эту войну. Наряду с гаагским судилищем, фильм Анджелины продолжает процесс обвинений против сербского народа в целом, не давая ему равные права и равную справедливость, продолжая ампутации частей сербской территории, против воли сербского народа и противоположно Уставу ООН, учрежденной в т.ч. и Сербией, потом Женевской конвенции, Заключительному акту из Хельсинки и НАТО пакту, включая и резолюцию 1244, гарантирующую, что Косово является неотъемлемой частью сербской территории как часть мирного договора, созданного Ричардом Холбруком.
Не может же Анджелина Джоли быть настолько невежественной, не правда ли?
Актер Джон Войт - отец Анджелины – был учеником средней школы им. Степинаца в Нью-Йорке, построенной в 1950 г. и получившей название по хорватскому католическому священнику, обвиненному в военных преступлениях во Второй мировой войне, который провел в заключении 10 лет за преступления против сербов и евреев в Хорватии. Возможно, это и является ключем этой антисербской кампании Анджелины Джоли.
Данным фильмом она хотела поделиться своими впечатлениями о недавней гражданской войне, но ей не удалось даже собственным «величием» помочь многострадальному и разделенному народу в Боснии, и мотивировать их начать исцеление своих ран.
Как серб, я покинул кинозал, встревоженный тем, что слово «серб» в очередной раз употреблено как синоним зла. Фильм Анджелины Джоли по-моему кажется попыткой кинематографического геноцида.
Уильям Дорич является автором шести книг об истории Балкан, включая «Геноцид сербов в 1941-1945 гг.», и «Косово», опубликованной в 1992 г. Он получил Орден Святого Саввы от Синода Сербской православной церкви, потом приз Мерит за заслуги от Сербско-американской коллегии защитников, а также Награду за Свободу Международной сербской организации из Вашингтона.
Перевод с английского на сербский Звезданы Стоянович Скат
12

Все комментарии

  • Наталья 0
    Спасибо большое
Оформить подписку